Развитие идеи пацифизма в Ветхом Завете

Гололоб Г.А.

Росток растения

Как известно, Ветхий Завет был прообразом Нового Завета и по этой причине ключ к пониманию его следует искать в последнем. Хотя между ними имеется большое число аналогий, очевидно что первый из них имел сугубо материальный характер, а второй – духовный. Моисей, взошедший на гору Синай, увидел духовные образ скинии, которому было суждено на время принять материальный облик. Через полторы тысячи лет другому ясновидцу Иоанну было открыто то же самое, но к тому времени материальный храм как место пребывания Бога уже завершил свою воспитательную миссию.

Действительно, закон был лишь «детоводителем» к Христу, самим же учителем, знающим в отличие от этого «детоводителя» совершенно все, был Христос (Ин. 1:17). Поэтому само Писание называет Ветхий Завет «несовершенным», «преходящим», «немощным» и «бесполезным» (напр. Евр. 7:11, 18, 24; 10:1). Ветхий Завет никогда не был безоговорочным авторитетом ни в доктринальных, ни в практических вопросах для христиан. Хотя его ограниченность не означала ложности, все же иногда неполнота освещения какого-либо вопроса порождала ереси или заблуждения. Милитаризм является одним из них, поскольку не учитывает общее направление развития Божественного Откровения. Выяснить это мы и попытаемся в данном исследовании.

Исследователи отмечают многие параллели, существующие между отдельными образами Ветхого и Нового заветов. Например, в видении Иоанна о последних событиях отражены ветхозаветные образы, входящие в устройство скинии. Святое святых Моисея было изготовлено из золота и имело кубическую форму, что соответствует Небесному граду Иерусалиму из Откровения Иоанна. Основание будущего города было изготовлено из двенадцати драгоценных камней, и столько же их было на судном наперснике первосвященника. Двенадцать имен колен Израилевых было начертано как на воротах нового Иерусалима, так и на камнях наперсника и нарамника первосвященнического ефода. Служение курением фимиама отождествляется с молитвами святых, а семь золотых светильников Агнца напоминают семисвечник Моисея, освещавший скинию. Наконец, древо жизни посреди рая, приносящее плоды двенадцать раз в год, явно уподобляется двенадцати хлебам предложения, которыми питались священники.

Какое значение этот факт имеет для нашей темы? Первостепенное: несмотря на наличие в ветхозаветном законе явно милитаристских повелений, мы не можем сказать, что они сохранили свой буквальный смысл и для новозаветного времени. Очевидно, что они одухотворились и стали образами духовной битвы, которую несут сегодня христиане не с людьми, а с заблуждениями, не при помощи плотских орудий, а при помощи слова правды.

Есть ли у нас какие-либо подтверждения существования такой аналогии или даже пророчества? Да, например, в книге Откровения идет речь о том, что Агнец вооружен следующим образом: «Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы» (Откр. 19:15). А апостол Павел пишет о том же следующим образом: «И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес. 2:8). Однако пророк Исаия пишет то же самое об убийстве Мессией Его врагов словом Своих уст: «Он… жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого» (Ис. 11:4). Теперь нам понятно, почему Божьи люди в Новом Завете побеждают не при помощи плотской силы, а словом свидетельства своего: «11 Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти» (Откр. 12:11). Здесь важно обратить внимание, что победил не только «Лев из колена Иудина», но и Агнец, «как бы закланный». Первое выражение, очевидно, является ветхозаветным прообразом второго.

Теперь нам становится понятным смысл системы жертвоприношений животных в Ветхом Завете, вызывающей наибольшее возмущение у людей «доброй воли». Все эти воистину невинные жертвы указывали на самую главную Жертву, принесенную ради спасения всех людей, почему она и отменила (не будем бояться этого слова) необходимость принесения всех остальных. Голгофский крест не только открыл людям смысл невинного страдания животного в ветхозаветное время, но и указал нам путь невинных страданий и необычной победы, осуществляемой не при помощи плотской силы, а при помощи «заклания» или сознательного принесения себя в жертву во имя спасения других людей.

Об этом подражании искупительному самопожертвованию Христа говорит очень ясно апостол Петр: «Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его. Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному» (1 Пет. 2:20-23). Поэтому верующие Нового Завета призваны подражать Своему Богу и Спасителю Иисусу Христу в Его заступническом страдании. И пусть наши усилия в этом отношении не способны дать людям спасительную благодать, однако они являются подтверждением нашего косвенного соучастия в спасительной работе Бога.

Кроме различия материального и духовного наполнения оба эти заветы отличает отношение к национальному вопросу. Поскольку учение Христа распространилось не только на один народ, но и на все, надобность во многих установлениях ветхого завета совершенно отпала. К числу этих установлений мы должны отнести и проявления ветхозаветного милитаризма. Кого теперь мы должны считать «врагами», если весь мир стал званным на Божий пир? Кого мы теперь должны защищать, если нашими врагами стали мы сами, а вернее наша греховная плоть? Кем мы вправе сегодня жертвовать и ради чего, когда мы призваны Богом не губить, а спасать людей, причем не во имя спасения их смертных тел, а во имя спасения их бессмертных душ?

Если в Ветхом Завете Божья любовь подчинялась требованиям Его справедливости, то в Новом случилось все наоборот (Иак. 2:13). Настало время преподать человечеству более высокий урок – урок любви – после усвоения им урока справедливости. Этот переход с ветхозаветного и детского сознания на новозаветный и зрелый был запечатлен Христом радикальным повышением моральных требований к верующим, выраженным при помощи фразы: «А я говорю вам…» В число этих измененных заповедей, оставивших позади все их несовершенные формы, и была заповедь непротивления, присутствующая в Ветхом Завете лишь в зачаточном виде (Плач. 3:30). Евреи до сих пор считают, что подставлять вторую щеку насильнику можно лишь в безвыходных ситуациях, т.е. в знак протеста. Однако Христос имел в виду нечто большее: подлинную любовь к врагам. В Ветхом Завете убийство запрещалось под угрозой смертной казни (Быт. 9:6), однако на большее закон  не был способен. Христос же запретил даже проявление гнева, причем явно справедливого. Поэтому мы можем усматривать в апостольской фразе «воздерживаться от крови» (Деян. 15:20, 29) именно пацифистский смысл.

Важно отметить, что Христос «упразднил» или «истребил» не просто ритуальный закон, но и моральный закон Ветхого Завета (Еф. 2:15; Кол. 2:14), особенно в тех его частях, которые противоречили Его принципу безусловной любви. Об этом ясно свидетельствует Его отказ от справедливого ветхозаветного принципа «око за око». Апостол Павел признал неспособность спасти не только ритуальный или моральный закон Ветхого Завета, но и новозаветный «закон Христа», который тем более был лишь способен лишь осудить виновного, но не помочь ему исправиться. Иными словами, вопрос спасения потому выходил из сферы справедливости, что Бог предложил людям спасение даром, уплатив Своей справедливости достойную цену. Во свете этой Жертвы юридическое применение к людям принципа справедливости стало противоречить Божественной благодати.

Вопрос о разводе показал, что Бог временно допускал такое поведение, которое не входило в Его первоначальные планы (ср. Плач. 3:33). Если же Бог допускал противный Ему развод «по жестокосердию» человеческому, то убийство следует считать не менее тяжким грехом, что и развод. Подобным же образом христианская любовь противоречила ветхозаветному принципу об униженном положении женщин и рабов. Поэтому сегодня христианам нельзя заниматься ростовщичеством среди иностранцев, многоженством и убийством, что допускалось в Ветхом Завете в качестве временного средства защиты от еще большего зла. И эти запреты следует отличать от употребления только кошерной пищи и вступления в брак лишь с лицами других национальностей. Иными словами, между ветхозаветными и новозаветными моральными заповедями лежит такое же различие, как и между принципами справедливости и любви.

Наконец, предсказанное пророками мирное царствование Мессии (напр. Ис. 32:17-18; 33:20; 54:13; 55:12) осуществилось лишь в Иисусе Христе, заявившем в Нагорной проповеди: «Любите врагов ваших». «Князь мира» (Ис. 9:6-7) въехал в Иерусалим не на воинственном коне, а не простом осле, «сыне подъяремной». Он направился не царский дворец, ни в резиденцию римского проконсула, а в Божий храм, который превратился в «вертеп разбойников». Да, Он изгнал из него всех продающих и меняющих, но бич из веревок все же, следует полагать, использовал лишь для скота. Он запретил Петру употреблять меч для Собственной защиты, объявив, что даже самое справедливое насилие порождает такое же насилие, а, поскольку все виноваты, нельзя допустить того, чтобы все остались без очей, рук, ног и т.п. по закону «око за око». Апостол Павел по той же причине уравнял евреев с язычниками, что «все согрешили», а значит проблему греха и зла невозможно решить путем справедливого насилия. Осуществить последнее у нас, смертных, никак не получается. Зато нам вверено служение примирения, начатое Христом (2 Кор. 5:18-21), но предсказанное еще Исаией, отождествляющего с Ним персидского царя Кира.

Одним словом, прошло много времени, пока евреи поняли смысл пророческих слов: «Твердого духом Ты хранишь в совершенном мире, ибо на Тебя уповает он» (Ис. 26:3).

«Господи! Ты даруешь нам мир; ибо и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис. 26:12).

«О, если бы ты внимал заповедям Моим! тогда мир твой был бы как река, и правда твоя — как волны морские» (Ис. 48:18).

«Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: «воцарился Бог твой!»» (Ис. 52:7).

«Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53:5).

«Я исполню слово: мир, мир дальнему и ближнему, говорит Господь, и исцелю его»
(Ис. 57:19).

«И поставлю правителем твоим мир и надзирателями твоими — правду. Не слышно будет более насилия в земле твоей, опустошения и разорения — в пределах твоих; и будешь называть стены твои спасением и ворота твои – славою» (Ис. 60:17-18).

Разумеется, евреи приписывали этот мир только себе, но не другим народам, однако в Божьей воле было то, чтобы они первоначально сами познали, что значит иметь Божий мир, а потом предложили его другим народам. Поэтому постепенно Бог стал открывать Своему народу, что настоящим храмом для Него является смиренное сердце человека (Ис. 66:2; Деян. 7:48-50; 17:24-25), причем любой национальности (Деян. 10:28, 35). Итак, для принятия благодатного мира был приготовлен Богом нерукотворный храм человеческого духа, как строение состоящее из «живых камней» (1 Пет. 2:5).

Если сущность Ветхого Завета была духовной, а не материальной, тогда, несмотря на свой скрытый характер, она все же должна быть выражена, хотя бы в самых общих чертах или в зачатках. Мы скажем больше: идея новозаветного пацифизма не только проходит от самого начала Ветхого Завета и до его конца, но и развивается из менее совершенного в более совершенное состояние. Действительно, вначале мы видим несопротивляющегося насилию Авеля, потом уступчивого (пусть и непоследовательным образом) Авраама и кротчайшего из всех людей Моисея, затем не мстящих за себя Давида, Елисея, Иова, Аввакума и других пророков.

В общих чертах история израильского народа есть история его последовательного смирения, прекращающего уповать на собственные силы: триумфальность Исхода и справедливый милитаризм ханаанского завоевания вскоре сменяется вначале ассирийским, а затем и вавилонским пленением и разрушением Иерусалима с его величественным храмом. И даже после возвращения в Палестину евреи так и не смогли достичь полной независимости, тем более на пути использования физической силы (при Маккавеях). То же, к чему приходит в конечном счете Ветхий Завет по данному вопросу, известно нам как антимилитаризм ессеев.

Как бы там ни было, но никакой идеи военного превосходства в истории Израиля мы не находим, но, напротив, мы видим возросшее упование на Божье руководство во всех вопросах жизни, включая и военный. Действительно, если первоначальные войны велись под непосредственным руководством Самого Бога, то со временем ситуация стала изменяться к худшему. С появлением царей все большее значение придавалось политическим авантюрам и заключению союзов, мотивированных не духовными, а плотскими интересами (3 Цар. 15:18-20; 4 Цар. 16:8 и след.; Ис. 30:1-5; Иер. 27:1-8), что принесло Израилю большое количество бед. Бог этим самым показывал евреям необходимость отказа от силового осуществления самой идеи построения справедливого царства, отнеся его к будущему царству Мессии.

Всем нам хорошо известна заповедь «Не убий» (Исх. 20:13; Втор. 5:17), однако противники христианского пацифизма утверждают, что она прекрасно сосуществовала с законным наказанием. Из этого они делают вывод о том, что заповедь «не убий» относилась лишь к незаконному или несправедливому убийству. Спору нет, так оно и было тогда, однако в Ветхом Завете справедливость возмездия в виде смертной казни за совершенное преступление осуществлялось под непосредственным Божьим контролем, но кто сегодня возьмет на себя такие функции? По крайней мере, начало войны и ее объект в Ветхом Завете определял непосредственно Бог. Иное дело, когда евреи не слушали Его пророков, как например, Иеремию, требовавшего не защиты Иерусалима, а его сдачи «врагу».

К тому же, в Ветхом Завете Бог Самолично осуществлял Свой суд не только над «врагами» Израиля, но и над Собственным народом (вспомните Ахана, Корея и многих других отступников), но сегодня никто не в праве взять на себя Его исключительные прерогативы. И коль Он Сам этого сейчас не делает, мы должны знать, почему это имеет место. Хотя действительно ветхозаветный закон позволял убийство на войне против врагов Израиля, «справедливым» такое убийство вряд ли можно было назвать, тем более в войнах, которые инициировал сам Израиль, а не Бог. Никто из нас сегодня не обладает той боговдохновенностью, которой руководствовались в Ветхом Завете пророки, судьи и цари.

На войне не может быть различия между правыми и неправыми людьми, поскольку многие из воюющих делают это принудительно, т.е. повинуясь приказам своих правителей. Только по этой одной причине любая война не может быть справедливой. Поэтому, скорее всего, Бог допускал ведение войн в Ветхом Завете в том же самом смысле, как и разводы, т.е. в качестве временной уступки. По крайней мере, отдельные лица из страны «врагов» могли войти в израильское общество, приняв иудаистскую веру. Стало быть, само понятие «враг» не имело отношения к определенной нации, но скорее относилось к отношению каждого человека к Богу.

Как же относились древние евреи к смертной казни? Она применялась в основном в случае умышленного убийства (хотя и не только), но закон «око за око» часто заменялся денежным эквивалентом. Примечательно, что данное обстоятельство в других культурах древности распространялось и на виновных в «противозаконном» убийстве. «В некоторых сводах законов древнего Ближнего Востока убийство не рассматривается, тогда как в других в качестве наказания предусматривается только денежная компенсация» (Джон Х. Уолтон и др. Библейский культурно-исторический комментарий, Часть 1. Ветхий Завет. СПб.: Мирт, 2003, с. 97).

Примечательно, что на иврите имеется два глагола для описания понятия «убивать», которые в русском языке не различаются друг от друга. Возьмем, например, две «противоречивые» цитаты: в тексте Исх. 20:13 стоит слово «рацах», а в ему противоположном по смыслу (Исх. 32:27) использовано «хараг». В чем же разница? В том, что то слово, которое употреблено в тексте Исх. 20:13, означает лишь незаконное убийство, тогда как в противоположном тексте Писания речь идет о справедливом наказании. Поэтому Бог и оправдывал неумышленное убийство: «Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти; но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убежать убийце; а если кто с намерением умертвит ближнего коварно, то и от жертвенника Моего бери его на смерть» (Исх. 21:12-14).

Однако, мы вынуждены признать это отличие маловажным с перспективы Нового Завета: оно уже лишилось какого-либо смысла, поскольку заповедь непротивления Христа запрещает даже справедливый гнев, а не просто справедливое возмездие. По этой причине в христианской среде полностью перестало употребляться даже само понятие «враг», которое автоматически превратилось в «ближнего». В любом случае, данное различие нельзя отождествить с различием, существующим между бытовым или личным убийством и убийством общественным, осуществляемым на войне, как это почему-то сегодня пытаются приписать всем «пацифистским» утверждениям Иисуса Христа. Поскольку Христос приравнивает к убийству простой гнев, нам не приходится сомневаться в пацифистском содержании таких новозаветных текстов, как Откр. 21:8 и 22:15.

Конечно, в Ветхом Завете Бог вел евреев на многие войны, но кто сегодня осмелится взять на себя выполнение этой функции? Мало того, Бог часто поражал противников без какого-либо участия со стороны Своего народа (Исх. 14:13-14; 23:22, 27-28; Нав. 6:6:1-4; 10:11; Суд. 7:19-22; 4 Цар. 6:18-23; 7:5-7; 19:32-35; 2 Пар. 20:20-24). Это означает, что если бы народ Божий и в наши дни полностью и постоянно доверял Богу, то ему не было бы нужды обращаться к использованию оружия. С другой стороны, Бог в Новом Завете объявил всеобщую амнистию для грешников, которых верующие в Него люди уже не имеют права убивать, почему мы и не наблюдаем такого же ветхозаветного поведения Бога в наше время. Конечно, Бог продолжает вершить Свой суд над нациями, но уже руками самих безбожников. Церковь же стала нести только служение примирения, которое в Ветхом Завете несли священники (1 Пет. 2:5, 9).

Кроме того, для священников даже Ветхий Завет запрещал участие в войнах. Да, они участвовали в битвах, но никогда с оружием в руках. Убийство человека на войне, которая велась по воле Бога, оскверняло культовую чистоту даже рядового иудея: «И пробудьте вне стана семь дней; всякий, убивший человека и прикоснувшийся к убитому, очиститесь в третий день и в седьмой день, вы и пленные ваши» (Числ. 31:19). Не случайно, Бог запретил Давиду строить Себе храм по причине его чрезмерной воинственности: «И стал Давид царь на ноги свои и сказал: послушайте меня, братья мои и народ мой! было у меня на сердце построить дом покоя для ковчега завета Господня и в подножие ногам Бога нашего, и потребное для строения я приготовил. Но Бог сказал мне: не строй дома имени Моему, потому что ты человек воинственный и проливал кровь» (1 Пар. 28:2,3). Давид назван человеком по сердцу Бога, тем не менее, Бог не позволил ему строить храм именно по причине его воинственности и пролития крови.

Пацифистов обвиняют в том, что они отказываются использовать посылаемые Богом возможности, однако это не так, если эти возможности действительно Божьи и служат для избавления от опасности смерти без применения насилия. Не означает пацифизм и полной пассивности, ведь апостол Павел искал и использовал возможности избежать незаслуженного наказания, но находясь на законной почве. К тому же нам вменено в обязанность обличать власть имущих от имени Бога, разумеется, с целью их не унижения, а исправления.

Нам нужно понять, что в современных условиях осуществления идеи справедливости является невозможным на практике. По большому счету, мы все виновны по справедливости, включая и целые нации. Сегодня сам Бог определяет «справедливость» или «несправедливость» конкретной войны, однако нам смертным это не дано знать, а потому и осуществлять Божьи планы по устройству мира. Это означает, что нам трудно понять, когда именно само понятие защиты Родины может быть преступлением, поскольку мы в нашем враге можем не заметить «Божий бич» наказания. Как же при таком положении вещей можно заявлять, что война США в Ираке была волей Божьей?

Наконец, сегодня нет никакой возможности доказать справедливость той или иной войны, даже если последняя и является защитной. Представим себе ситуацию: Финляндия захочет вернуть себе свой Выборг. Как быть?!  «Защищать свою Родину» — скажут одни. Но если вспомнить историю: со стороны Финляндии это будет защита своей Родины, возвращение назад своей территории. Разве нет?! Действительно, во время советско-финской войны (1939—1940) СССР отвоевал у Финляндии территорию от реки Сестра до Выборга. Одним словом, перекроить карту мира по закону справедливости нам никогда не удастся. Без прощения и миротворчества достигнуть мира на земле невозможно.

Итак, из сказанного выше мы можем заключить, что Ветхий Завет был лишь колыбелью для новозаветного пацифизма. Бог постепенным образом приучал Свой народ к осознанию первостепенной важности любви, а не справедливости. Иными словами, любовь подчинила себе принцип справедливости, со времени принесения Жертвы Христа прекративший выполнять ряд своих полномочий. С этого времени принцип справедливости был ограничен в своих правах, будучи сведен к моральной оценке происходящего, но не к вынесению приговора на деле. Поэтому нам дано право лишь озвучить этот приговор, но не осуществлять на практике суд, который Бог сохранил лишь в Собственном ведении.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо, Статьи с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s