Христианское движение против войны

Иер. Лев Жилле

nowar

В конце декабря 1914 года в Кембридже съехалась группа из 130 лиц, мужчин и женщин, разных религиозных толков. Их воодушевляло общее убеждение, что война есть зло, в котором нельзя участвовать. Но их отношение к войне было лишь одной из сторон нового жизненного мировоззрения, стремящегося осуществлять последовательно, при всяких обстоятельствах, начала любви и служения, раскрытые Иисусом. Они выражали свою веру в таких словах: «Любовь, как она раскрылась в жизни и смерти Иисуса Христа, заключает в себе более того, что мы видели в ней до сих пор; это единственная Сила, которой зло может быть побеждено, единственная достаточная основа общества… Чтобы построить общество на основе любви, нужно, чтобы те, кто верит в этот принцип, приняли его всецело, для себя самих и в отношениях к другим людям. Это означает, что они должны будут подвергаться риску, живя в мире, еще сопротивляющемся закону любви». Так было основано в самом разгаре мировой войны Fellowship of Reconciliation, Братство Примирении.

С 1914 то 1918 год деятельность Братства протекала в трех направлениях. С одной стороны, в странах обязательной воинской повинности Братство поддерживало, без пустой шумихи, но энергично, «протест совести» и старалось советовать и насколько возможно со¬действовать отказам от военной службы по религиозным убеждениям. С другой стороны, оно сотрудничало с квакерами в помощи жертвам войны — кровом, одеждой, пищей и трудом. Наконец, невзирая на большие трудности, оно установило связь между христианскими мень¬шинствами, которые в каждой из воюющих стран, в отличие от стольких знаменитых богословов, настойчиво провозглашали, среди ожесточения борьбы, заповеди непротивления и братства.

После заключения мира, границы открылись, и международная конференция Примирения могла собраться в Бильтхофене, в Голландии, в октябре 1919 года. Среди участников были немцы, англичане, французы, голландцы, американцы, датчане, норвежцы, одна финляндка, один швейцарец, один венгерец. В Бильтхофене Братство Примирения расширилось и преобразовалось в международное Движение Примирения. «Этот путь избрал Иисус, путь примирения, который приводит людей к их Отцу и делает их братьями общей семьи… Иисус есть истинный революционер, ибо Он есть истинный примиритель» (Бильтхофенский манифест). С тех пор несколько других международных съездом Примирения заседали в Зоннтагберге (Австрия), Ниборге (Дания), Бад-Болле, Обераммергау (Германия), Лионе (Фракция).

Но участники движения никогда не думали, что съезды являются самым главным содержанием их работы. Они придают большее значение практическому «служению». В 1920 году Движение послало отряд добровольцев, чтобы построить разрушенную деревню в районе Вердена; в 1928 году другой отряд работал по восстановлению Лихтенштейна, пострадавшего от наводнений. В 1921 году Движение устраивало в Англии австрийских детей, в 1923 году оно оказывало широкую помощь немецким детям, жертвам нищеты. Оно устраивало международные лагери для каникулярного отдыха молодежи в Обераммергау (1926), в Вомаркюсе (1927), в Сандвиче (1928).

В Швеции филиалом Движения является Лига христианской общественности (Fôrbundet fôr Kristet Samhallsliv), насчитывающая 685 членов; в Дании — «Датское Общество христиан-пацифистов». В Советской России участники Движения сливались с толстовцами внутри Московского Вегетарианского Общества, которое открывало народные столовые, детские колонии, кооперативы; но в 1929 году всякая деятельность общества была запрещена советской властью. Во Франции Движение издает свой орган «CahiersdelaRéconcilation»; германское Движение, DeutscherVersöhungsbund, издает свой «Nachrichtenblatt»; австрийское Движение — «DasMeer», В Англии Движение насчитывает 3.500 членов; в Соединенных Штатах число участников превысило 6.000. Китайская секция приняла характерное наименование Вей-Ай-Ше (Союз «Только любовь»). В Индии Движение поддерживает тесный контакт с Ганди. Может быть, лучшей удачей Движения было основание армянской колонии на земле одного мусульманского шейха из Алеппо в Сирии в 1924 году.

Международное Движение Примирения состоит из 24 национальных секций. Совет из 12 членов, собирающийся раз или два в год, и постоянный Исполнительный Комитет обеспечивают непрерывность и единство направления общих усилий. Секретариат, который сначала имел свое пребывание в Голландии, теперь перенесен в Вену. Среди самых активных вождей Движения назовем: Зигмунда Шульце (Германия), Оливера Драйера (Англия), Корпелиуса Беке (Голландия), Матильду Вреде (Финляндия), Леонарда Рагаца (Швейцария).

Перечисляя различные виды деятельности Движения, мы рискуем потерять из виду его основные цели. Самой непосредственной из них является борьба против войны. Участники Движения сходятся с Толстым в буквальном и радикальном истолкование Нагорной проповеди; они отвергают всякое насилие, всякое сопротивление злу злом. Несколько сот членов Движения в различных странах подвергались тюремному заключению за отказ от военной службы. Но Примирение не ограничивается одной областью международных отношений; оно работает и внутри каждой нации между расами и социальными классами: в этом состоит другая цель Движения.

Сторонники Движения чув¬ствуют себя далекими и от эксплуататорского капитализма и от марксизма и всякой формы социализма, проповедующего классовую борьбу. Они считают, что добровольная бедность, простота жизни, сочувствие слабым являются долгом каждого. Наконец, высшая цель Дви¬жения есть цель религиозная, и в самом начале Движения основатели его спрашивали себя, не должно ли оно стать церковью. Этот вопрос был решен отрицательно. Но Движение остается прежде всего внутренней установкой перед Богом и жизнью. Оно не является конфессиональным: если оно насчитывает более 900 пасторов протестантских церквей, то среди его членов имеются католические и православные священники. Оно открывает к себе доступ и для нехристиан. Однако, допуская, что Царство Божие шире эмпирического христианства, оно не допускает, что это Царство может быть шире Иисуса Христа.

Несколько строк Л. Рагаца позволяют уяснить религиозную установку Движения по отношению к Христу: «Те, кто присоединится к нам вне этого основания, не чувствуя еще потребности в нем, пройдут мимо того, что есть самого глубокого в жизни… Чрез Христа, чрез Отца, которого я познаю сквозь Христа, всякая личность без исключения становится братом для меня. Но, если бы Христа не было, моя братская любовь побледнела бы и охладела, как мое физическое суще¬ство побледнело бы и охладело, если бы погасло солнце… Все эти вещи возможны лишь на основании веры в Бога Живого, Бога земной жизни Иисуса Христа, Сына Божия и Сына Человеческого, которая кончается крестом и воскресением».

Может быть, эти краткие заметки позволят усмотреть то, что является характерным для Движения Примирения среди стольких других идеалистических усилий современности. Движение работает в глубине; оно не гонится за числом; оно воздерживается от рекламы; оно настаивает на внутренней жизни; оно призывает к личной жертвенности; его пропаганда скорее индивидуальна, чем коллективна. Что отличает его отчетливо от многих форм христианского пацифизма и христианского социализма, так это ударение, полагаемое им на личности Христа, вместо поисков смутных «духовных ценностей». Но оно не сливается также ни с Христианской Студенческой Федерацией или с Христианским Союзом Молодых Людей (ИМКА), ни со «Всемирным Союзом (Alliance Universelle) международной дружбы через посредство церквей»: оно отличается от этих организаций своей непримиримостью в вопросе непротивления, своей радикальной и абсолютной интерпретацией слов Христа.

Такая непримиримость, говорят нам, является утопией, наивным непониманием условий реальной жизни. Все снова повторяют классическое возражение: «Допустите ли вы, с вашим непротивлением, убить невинного? Позволите ли вы задушить слабого на ваших глазах, оставив его без защиты?». Сторонники движения могли бы ответить, что это возражение содержит тонкую логическую ошибку: тому, кто вступает в трансцендентный, сверх эмпирический план (отказ от самозащиты по религиозным мотивам), нельзя, не рискуя смешением планов, ответить указанием на возможность (убийство слабого в результате отказа), которая относится к чисто человеческому и эмпирическому порядку: ставя себя своим отказом выше естественного порядка, непротивленец ожидает свыше сверхъестественного ответа, божественного вмешательства, которое взорвет узкие рамки человеческих возможностей.

Этот непротивленец имеет свою собственную логику, и было бы злоупотреблением соскальзывать с этой логики в логику эмпирическую. Вот то, что надлежит помнить, встречаясь с категорическими утверждениями деятелей Примирения. Их точка зрения хорошо выражена в следующих сло¬вах Бильтхофенского манифеста: «Мы верим, что сила, мудрость и любовь Божия бесконечно превышают то, что мы видели до сих пор, и что Бог ожидает лишь случая вмешаться в жизнь людей по новым путям». 1)

Более подробно об этом Движении см.: L. Stevenson, Réconcialiation, une international chrétienne. Préface de L. Ragaz, Editions de «La Réconciliation», 38, avenue Jean-Jaurès, Pantin (Seine).

Источник: Жилле Л. Христианское движение против войны // Новый град, № 3, 1932, С. 72-75.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s