Просьба Летиции

Просьба Летиции

Источник: Лилиан Л. Прайс. Время мира. Издательство «Жезл и посох». Цит. по: Оружия воинствования нашего не плотские. Отношение христиан к войне. Подбор материала и оформление: Дэйл Буркхолдер. Ефрата (США): Благодать, б.г., с. 65-71.

Анна Райт вынула из печи последние буханки хлеба. Она смела золу с деревянной лопаты для хлеба перед тем, как поставить ее в угол. Яркое весеннее солнце щедро освещало кухню, кружки и блюда, стоящие на серванте, обогревало каменный темно-коричневого цвета пол. Во дворе весело щебетала малиновка, а длинная кисть распускающейся сирени заглядывала через открытую верхнюю дверь.

Вдруг послышался топот ног, наружная дверь быстро отворилась и появилась небольшая фигура в длинном синем пальто с капюшоном, который упав назад, открыл голову с кудрявыми волосами. В глазах Летиции  были удивление и ужас, и еще до того, как обеспокоенная женщина смогла что-то сказать по поводу ее неряшливого вида, она, задыхаясь, выпалила: «О, бабушка! Британцы проходят через долину, и мистер Паксон говорит, что сегодня вечером они здесь разобьют лагерь! Он говорит, что ты и дедушка должны побыстрее уйти отсюда. Тебе дадут двух его лошадей и вы пойдете вместе с ними к избушкам на склоне гор!»

«Сосед Паксон – добрый человек. Успокойся, Летиция… Когда ты отдышишься, дитя… Сбегай к мельнице и попроси дедушку прийти. Увы! Это – тревожное время, когда старики и дети бегут, увидев марширующих сильных мужчин!»

Печально и озабоченно Анна Райт поспешно начала готовиться, пока Летиция, натягивая капюшон на свои кудри, бежала по тропинке к мельнице. Она встретила своего дедушку, который, который спешил к дому. Он был старым, слабым и сгорбленным, одетым в грубую домотканую одежду.

«Летиция, – обратился он к идущей рядом девочке, – не беспокой твою бабушку сегодня всякими ужасами. Помоги, как старательная служанка, и не забывай, что все ко благу тем, кто любит Господа».

Летиция посмотрела ему в глаза: «Но разве английские солдаты не разграбят дом и не заберут вещи и мебель, а может даже сожгут наш любимый дом, дедушка? Ведь ты уже старенький, сыновей у тебя нет, и бабушке тоже уже много лет».

Она зашли во двор, заросший травой с цветущими фиалками, и нашли бабушку, которая все, что могла, прятала в разные потайные места, и паковала домашние сокровища, чтобы закопать их в лесу. Летиция помогала ей целый день, метаясь с одного места на другое. Ее молодые ноги и ее сметливость избавили двух стариков от многих переживаний и утомительной работы.

Бегая из комнаты в комнату, сверху вниз по старому дому, она чувствовала, как ее охватывает страх при мысли, что все это было в последний раз. При мысли о том, что грубые солдаты будут грабить и разорять дом, а ее дедушка с бабушкой будут бездомными и несчастными, наполнили ее добрые глаза слезами и заставили болезненно сжаться ее сердце.

Она поднялась наверх. Занятая поисками камлотового бабушкиного плаща, она вдруг увидела дедушкину чернильницу и птичье перо, лежащее на голубой бумаге. Чернила и бумага как будто звали ее. Она сбежала вниз с плащом и, узнав что она пока не нужна бабушке и дедушке, вернулась наверх и осторожно взяла письменные принадлежности.

Перо было новым и чернила хорошими. Медленно и продуманно маленькие пальчики водили гусиным пером вдоль едва земетных линий, сперва на одной странице, а затем – на другой.  Когда задуманное было сделано, Летиция с раскрасневшимся лицом с удовольствием и надеждой проверила то, что она написала. Вот что получилось:

«Армейским солдатам.
Я – Летиция Райт. Мне четырнадцать лет, и я проживаю в этом доме с моими дедушкой и бабушкой. Они старые и слабые, кроткие и мирные как с друзьями, так и с врагами. Я умоляю вас, дорогие солдаты английской армии, пощадите их дом, не сжигайте и не разрушайте его. Может быть у вас есть такая же девушка в Англии и такие же старые родители. Я уверена, что вы бы не сожгли крышу над их головами. Проявите такую же жалость и милосердие к нашему дому! Мы оставляем вам много еды, и оставили бы еще больше, если бы наши запасы были побольше.
Летиция Райт».

Она написала это в двух экземплярах, потом, положив их в карман, помчалась исполнять свои обязанности с легким сердцем. Последние приготовления были вскоре закончены, и они поспешили присоединиться к группе наездников, которые стояли в очереди, чтобы подняться вверх на Апельсиновую гору к избушкам из бревен, построенным там на случай такого нашествия.

«Ах! А мои гуси! – воскликнула Летиция, когда они, плача, оставили свой маленький белый домик. – Мои гуси все еще в загоне, бабушка! Разрешите мне вернуться и выпустить их».

Получив разрешение, она побежала через ручей по грубо обтесанному бревну к загону. Там жили ее белоснежные гуси во славе с серым гусем. Она гордилась ими и заботилась о них, и они ее хорошо знали. Она нагнулась, чтобы только погладить одну гладкую спинку, потом открыла калитку и выгнала их, кричащих и шипящих в лесок.

«Я сделаю все очень быстро», – подумала она и побежала к дому. Достав из кармана бумаги, она быстро подсунула одну под двери на кухне, а другую прикрепила к дверному звонку-молотку. Затем она поспешно вернулась и вскоре, усевшись на коня за дедушкиной спиной, они двинулись небольшим караваном, который, стараясь укрыться в безопасном месте, медленно шел вдоль горной дороги к хижинам.

Солнце уже садилось, когда британские войска вошли в село и стали занимать все пригодные для жилья жилища. Тихая и уютная усадьба Райтов огласилась непристойным смехом, громкими криками и топотом тяжелых сапог.

Один из офицеров вскоре нашел и прочитал записку Летиции, прикрепленную под дверным звонком, а другой, дюжий и добродушный парень, прочитал записку, которая была на кухне. Полковник Росс долго и задумчиво смотрел на детские буквы, затем его суровое лицо смягчилось: «Ты – смелая маленькая девчонка, и верная, – пробормотал он со вздохом. – Ты посчитаешь нас за извергов, если мы разрушим твой дом после такой записки».

Он мельком взглянул на скромный деревенский домик, о котором так отчаянно просили, а затем его взгляд перенесся к горам, где таяли едва заметные весенние сумерки, а на небе сияла бледная луна. Его мысли перенеслись в его собственный дом в комнате его маленькой Цесилии, его собственной маленькой девочки! Под его красной формой билось доброе сердце.

Идя на кухню, он увидел, что группа солдат обсуждает другое письмо. Тогда прямо там он приказал ничего не трогать во всем селе, не наносить имуществу и мебели, и брать только необходимую пищу и корм для скота.

Как раз в тот момент, когда голодные и усталые солдаты были заняты поиском продовольствия на вечер, через ручеек по направлению к ним к своему загону шли гуси. Их встретили радостными криками, и вскоре все гуси были съедены, за исключением серого гуся. Один молодой солдат уже было достал нож, чтобы зарезать кричащую птицу, как вдруг неожиданно остановился:

«Хозяюшка Летиция! Так как эта птица может быть твоей, я пощажу ее, – сказал он, бросая старого гуся в открытый загон. – Он тебе пригодится на жаркое, когда придется заполнять пустую кладовую». Вот так была спасена жизнь серого гуся.

На следующий день, когда солнце уже садилось, прозвучал сигнал трубы, возвещая о марше, и звук, дважды отразившись, пронесся эхом по безмолвной долине. Звук этот был услышан даже в тайных хижинах в лесу, где жители с волнением ожидали костров горящих домов и столбов темного дыма уничтоженного урожая. Но ночь прошла и ушла без этих признаков бедствия.

Рано утром на следующий день небольшая группа людей возвратилась в деревню. Вместо плача и слез, из каждого дома доносились крики радости и благодарности. Всюду были грязь и беспорядок, но не было ни одного сломанного стула и ни одной разбитой тарелки. Через день-два все можно было восстановить, за исключением значительно уменьшенного количества кур и нескольких свиней. Хлебные поля не были потоптаны, и цветы во дворах не были сорваны.

Сердце Летиции билось с особой благодарностью, но она никому ничего не сказала. Слезая с лошади возле своей двери, она увидела единственного гуся, который, как добровольный охранник, важно шагал по зеленой траве.

«Увы, это все, что осталось от всей стаи! – сказала Анна Райт. – А что это у птицы на шее? Такого ошейника на гусе я раньше не видела».

Летиция бросилась вперед и, став на колени, сняла с птицы небольшой мешочек, а в нем листок бумаги. В мешочке зазвенели монеты, а когда она прочитала записку, улыбка осветила ее лицо с милыми ямочками на щеках, которое до этого было очень напряженным.

«Послушайте, бабушка и дорогой дедушка!» – крикнула она радостно. Очевидно солдат с добрым сердцем написал ей такую записку:

«Милая девушка Райт!
Уже пришло время нам, солдатам, выступить в поход. Мы решили заплатить тебе за твоих гусей – по центу за каждого. Деньги посылаем с гусем. Хотя мы м солдаты английской армии, ты увидишь, что мы знаем, как относиться к просьбе. Мы постарались сохранить твой дом в приличном состоянии, правда, по-солдатски грубовато.
Желаем тебе спокойной ночи!»

Подписано было полковником и многими солдатами. Затем, отвечая на вопрос дедушки и бабушки, она застенчиво рассказала им о своем письменном обращении к солдатам, которое оставила у дверей.

Когда все стало известно, все горячо призывали благословение на ее кудрявую голову. Но Летиция только смеялась и старалась не привлекать внимания к себе. «Это, как ты сказал, дедушка, – объявила она, бросая немного кукурузы единственному гусю, – Господня рука остановила руку врага, и, наверное, у солдат английской армии также есть сердце».

«Да, и послушные дочери, во имя которых они делают добро, – добавила Анна Райт, нежно целуя внучку. – Да будет благословен Господь за то, что Он послал нам тебя».

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s