Потери и приобретения Анри Дюнана

Потери и приобретения Анри Дюнана

Питер Мастерс

Источник: Мастерс П. Анри Дюнан – основатель Красного Креста… // Протестант, от 4 ноября, 2012 года.

Биография Жана Анри Дюнана (1828-1910) — это, без сомнения, одна из самых необычных историй, какие только можно найти. Это биография человека, который был самым большим неудачником и в то же время пользовался самым широким признанием в новейшей истории. Это биография человека, которому доводилось и обедать за королевскими столами, и питаться объедками с бродягами, кто был одним из самых упрямых и своекорыстных людей в мире, но в то же время больше, чем любой другой влиятельный человек, проявил жалости и сострадания к своим современникам.

Жизнь этого человека, полная неожиданных перемен и, на первый взгляд, противоречивая, охватывает период Европейской истории с 1828 по 1910 год, наполненной романтикой и кровопролитием. Дюнан провел свое детство в роскошной и богатой среде в Женеве, Швейцария. Его семья имела достаток и общественное положение, отец был городским советником по вопросам земельной собственности. Кроме того, родители Дюнана ревностно посещали церковь, и Дюнан, широкоплечий, рыжеволосый семнадцатилетний юноша, вскоре стал искать для себя ответы на духовные вопросы. Что значит быть христианином? Как может человек познать Бога? В чем смысл жизни?

В 1816 году на должность пастора в Женеве был назначен молодой энергичный евангельский проповедник, который сумел завоевать сердца горожан. Это был пастор Луи Госсен. Он проповедовал в большой церкви, которая была до отказа наполнена людьми. Здесь, теснясь среди прихожан, юный Анри Дюнан регулярно слушал проповеди, указывающие на необходимость личного обращения ко Христу, и эти проповеди произвели на него глубокое воздействие. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он стал благочестивым христианином и посвятил Христу свою жизнь и будущее.

Дюнан не терял времени в поисках возможностей для распространения своей новообретенной веры среди других. Каждое воскресенье в два часа дня он входил в мрачные железные ворота городской тюрьмы и посещал заключенных в камерах, рассказывая им о том, как он нашел Спасителя. Для друзей-студентов он организовал еженедельные прогулки по горам, где главной темой разговора была необходимость в искании Господа. В скором времени на эти прогулки стало собираться больше сотни молодых людей. Каждая прогулка заканчивалась собранием, которое Дюнан проводил у себя в доме, где в окружении белых колонн и отделанных темным деревом стен большого приемного зала его отца многие из его друзей нашли путь к Богу.

Эти собрания затем были преобразованы в первый Швейцарский Христианский союз молодежи (ИМКА), и впоследствии родители многих молодых людей, ездившие на работу или учебу в другие части Европы, стали проводить там для молодежи такие же собрания. Дюнан, работавший в то время разъездным банковским администратором, смог наладить контакты и установить взаимосвязь со всеми этими ответвлениями ИМКА.

Организовывая эти многочисленные молодежные собрания, он был столь полон энергии, что один из его сотрудников писал: «Моя задача была не из легких. Я должен был сдерживать Дюнана — у него было удивительное усердие и энергия. Он знал, как связать разорванные нити, как вернуть ушедших, как вдохновить ослабевших и ободрить малодушных.» Будучи еще молодым христианином, Дюнан, в сущности, стал основателем и главным руководителем Европейского ИМКА.

Организаторские и дипломатические способности Дюнана были замечены также и в банке, где он работал, и его повысили в должности, назначив своим представителем в Северной Африке. Здесь, став главой регионального филиала одного из крупнейших международных банков, Дюнан оказался в новой стране с богатыми перспективами, которая раньше управлялась фанатичными племенными вождями, но теперь находилась под властью Франции. Он поставил своей главной задачей построить и развивать шахты, заводы, домовладения и фермерские хозяйства на участке земли площадью в 20 000 гектар.

Хотя Дюнан жил в зажиточной женевской семье, богатство не избаловало своих владельцев. Личные растраты были всегда ограниченными, а потакание своим желаниям и расточительность принципиально не одобрялись. Однако в покоренном Францией Алжире богатство означало роскошь, положение, власть и обладание огромной собственностью. В сердце Дюнана разразилась борьба, поскольку он мечтал о богатстве, но в то же время пытался чтить своего Господа и жить для Него. Он продолжал посещать в Европе собрания в своем ИМКА и жить более или менее соответственно стандартам верующего в Библию христианина, но стал допускать мысль, что не потерпит большого вреда, если чуть-чуть удовлетворит свои амбициозные желания добиться большего богатства.

Вразрез со своим служебным положением, Дюнан решил заняться собственным бизнесом, и с риском для себя стал покупать землю и продавать ее с наценкой. Затем он пошел дальше и получил от правительства право на аренду более 400 га земли с перспективой постройки плантаций, шахт и заводов. Такой «маленький шаг» стоил ему потери должности главного управляющего Женевской банковской компании, и он с головой окунулся в поиски счастья, как частный делец в Алжире. Постепенно им полностью завладело амбициозное желанием успеха и богатства, и его сердце охладело по отношению к Богу. Воспоминания юности ушли на задний план, и он посвятил все силы ума на созидание своего дела.

Еще работая в банке, Дюнан вращался в очень высоких кругах общества. Он был знаком со многими богатыми и влиятельными людьми, в том числе с таким могущественным человеком, как генерал Де Бофорт, начальник штаба Наполеона III. Благодаря этим многочисленным связям, он смог получить многие тысячи франков инвестиций для своих Алжирских поместий, за которые он должен был выплачивать 10% годового дохода. Он в спешном порядке построил новейшие мельницы, дома, насадил плантации, надеясь, что скоро получит также и столь необходимое разрешение на постройку водопровода. Однако ни дипломатические способности, ни сильные связи не смогли поторопить французские власти в Алжире дать ему право на пользование водой, в которой он столь отчаянно нуждался. Без воды он никак не мог пустить в дело свои поселения, а проценты инвесторам все равно надо было платить.

Прошел год разочарования и проволочек, и Дюнан был доведен до отчаянья. Он испытал практически все средства, чтобы обеспечить водоснабжение, и теперь ему оставался единственный путь: подать прошение императору Франции Наполеону III. На то время Наполеон решил оказать помощь Италии в возвращении территории, занятой Австрией. Франция в союзе с Италией впервые начали войну в «современном» виде, с использованием железной дороги и телеграфа Морзе. Кроме того, впервые корреспонденты наблюдали за ходом конфликта, и передавали редакциям своих газет драматические репортажи.

Военные действия начались на итальянской земле, где французы одержали быструю победу над австрийской армией. Дюнан решил добиться приема у Наполеона III в то время, когда он командовал своими войсками в Италии. Ожидать, пока император возвратиться домой, означало бы для него банкротство. Дюнан рассчитывал сначала завоевать благорасположение императора преподнесением подарка — написанной им самим книги об императоре, изобилующей лестью в адрес Наполеона по поводу его заслуг и планов в международном масштабе. Ну, а уже затем он воспользовался бы случаем объяснить, как его алжирские поселения пришли в упадок из-за проволочек местных властей, не торопящихся дать ему разрешение на постройку водопровода.

Дюнан пошел на передовую в поисках своего друга, генерала Де Бофорта, который показал ему, как найти штаб Наполеона. А в это время войска готовились к большой битве, которая намечалась возле Сольферино, в окрестностях Брескии, где Наполеон приготовил к бою 150000 солдат и 400 пушек. Войска австрийского императора Франца Йозефа, в составе 170000 солдат и 500 пушек, располагались в горах. Они занимали горные укрепления Сольферино. В общей сложности, более 300000 человек были выставлены друг против друга на протяжении десятикилометровой линии фронта.

Дюнан прибыл на передний край поля битвы на рассвете 24 июня 1859 года. В 6.00 австрийская пехота начала наступление на передовую линию французов. Полчища солдат в белых мундирах двинулись вперед, неся огромные знамена с имперским орлом. Засигналили трубы, забили барабаны, и громоздкая линия французов также двинулась вперед, встречая рассвет солнца драгунскими и уланскими доспехами.

Для Дюнана все это казалось похожим на игру: белые дымки выстрелов, трескотня мушкетов, и тысячи разноцветных мундиров. Но неожиданно эта игра превратилась в жесточайшее кровопролитие. Солдаты кинулись врукопашную, со штыками наперевес, и начали колоть, кричать, резать и убивать друг друга. Люди падали сотнями, как в рукопашном бою, так и от шквального огня мушкетов и пушек, обрушившегося с горных укреплений. Когда пехота выдохлась, в бой выступила кавалерия, проносясь над распластанными, корчащимися телами, а за кавалерией последовала артиллерия на конных упряжках, которая давила и добивала бесчисленное множество раненных. Французы наступали атака за атакой, тщетно пытаясь взять штурмом горные укрепления, занятые австрийцами, но вдруг неожиданно разразилась страшная гроза, и только теперь, под прикрытием ливневого дождя, они прорвались через пушечный заслон и ворвались в Сольферино.

Таким образом, линия обороны австрийцев была прорвана, и они начали отступать. Даже Наполеон был ошеломлен и испуган ценой своей победы, восседая на своем белом жеребце после окончания битвы. Наблюдая за всем происходившим, Дюнан пережил сильнейший шок. Он писал: «Когда двадцать четвертого числа поднялось солнце, оно осветило самые жуткие картины, какие только можно себе представить. Тела людей и лошадей покрывали поле битвы; трупы валялись на дорогах, в окопах, в оврагах, зарослях и на открытых местах. Подступы к Сольферино были буквально устланы мертвецами. Понадобилось три дня и три ночи, чтобы похоронить трупы, валявшиеся на поле битвы… Тела складывали сотнями в огромные братские могилы.»

Раненные в бою, которых было, по меньшей мере, сорок тысяч, — в основном молодые люди, — лежали в грязных кровавых лужах, а вместе с ними лежали их разбитые мечты о славе и победе. Дюнан отправился в близлежащий Кастильон в поисках штаб-квартиры Наполеона. Но вместо этого он нашел сотни тяжело раненных солдат обеих армий, в огромном количестве лежавших в церквях и на тротуарах. Наполеон, между тем, уже ушел дальше. В оставленном им городе было достаточно пищи, воды и корпии002 , чтобы ухаживать за раненными, но крестьяне были в панике, и не было врачей, которые могли бы оказать им помощь.

В течение трех дней и ночей Дюнан жил среди этого кошмара, запомнившегося ему на всю жизнь, занимаясь организацией и руководством медицинской помощью среди мертвых и умирающих людей, пострадавших в битве при Сольферино. Он стал известен под именем «человек в белом», которого чтили чуть ли не как ангела. Имея помощниками всего несколько крестьян, он кормил людей и перевязывал их раны, пока, наконец, не прибыли несколько врачей для организации полевого госпиталя.

На четвертый день Дюнан нашел телегу и отправился искать императора. Он все еще желал спасти свой бизнес в Алжире, и для этого ему надо было встретиться с Наполеоном. Наполеона, однако, невозможно было нигде найти, да и его помощь оказалась впоследствии пустым звуком. И вдруг Дюнана охватила сильная тревога. Пережитое в Сольферино и три дня, проведенные с раненными, так сильно разволновали его, что он поневоле остановился, словно в оцепенении. Ничто — даже страх о судьбе бизнеса — не могло вытеснить из его мыслей Сольферино.

Наконец, он сел, взялся за перо и начал изливать свои воспоминания на бумагу. Из них получилась книга, которая потрясла мир и заставила задуматься даже глав государств. В этой книге под названием «Воспоминание о Сольферино», он подробно описал ужасы битвы вместе с ее последствиями, и обратился с призывом к благотворительным организациям, которые могли бы содействовать в оказании помощи раненным, оставаясь при этом нейтральными по отношению к конфликтующим сторонам. Немедленная практическая поддержка этой идее Дюнана пришла от группы влиятельных людей из его родного города Женевы. Примкнувшие к нему отставной генерал, выдающийся юрист и два врача образовали «Комитет пяти» для воплощения идеи в жизнь.

Они предложили главам правительств прислать представителей на конференцию. Дюнан между тем поехал на конференцию в Берлин, чтобы получить поддержку своим планам. В Берлине идея гарантии нейтралитета тем, кто оказывает помощь, была дополнена предложением признать нейтральными лицами также и раненных. Дюнан получил приглашение на аудиенцию с королем Саксонским, и завоевал почти всеобщую поддержку. Он посетил нескольких глав европейских государств, а затем председательствовал на первой международной конференции в Женеве по организации Красного Креста, где была составлена Женевская конвенция. Убежденность и дипломатические способности Дюнана привлекли внимание шестнадцати правительств, четырнадцать из которых прислали делегатов на конференцию.

Но в то время, как Дюнан путешествовал по Европе, содействуя распространению Красного Креста, его проблемы в Алжире стали принимать все более угрожающий характер. Дюнан решил еще раз всецело положиться на своего героя — Наполеона III. Он был уверен, что если удастся попасть к нему на аудиенцию, все трудности будут разрешены. Наполеон как раз собирался нанести официальный визит в Алжир, и Дюнан позаботился о том, чтобы добиться приема.

Наконец, наступил день, когда Дюнан, имевший столь легкий доступ к правителям Европы, предстал перед уклончивым императором Франции. Он рассказал ему о Красном Кресте, а затем — о своих трудностях с бизнесом из-за отсутствия в его поселениях воды. К неописуемой радости и удовольствию Дюнана, император пообещал ему помочь, и Дюнан вышел от императора, словно паря на крыльях. Полный оптимизма, он стал вкладывать новые инвестиции и развивать дело дальше. Однако Наполеон не сделал абсолютно ничего, чтобы помочь ему.

Но вот в Алжире началась чума, разразилась война, за ними последовали холера, саранча, землетрясения, засуха и самая суровая зима из известных в тех краях. Поселения Дюнана оказались на грани разрушения. Империя бизнеса, ради которой он оставил своего Бога, должна была скоро развалиться. Однако он закрыл на это глаза, утешаясь слепой надеждой, и решил с новыми силами заняться Красным Крестом, которому предстояло вскоре выдержать первое серьезное испытание на прочность, как организации.

В Пруссии печально известный Бисмарк бросил свою зловещую тень на международную арену. Преодолев возражения короля, он развязал жестокую и ненужную войну против Австрии, в которой столкнулись две армии численностью в четверть миллиона человек каждая. Прусские войска были вооружены винтовками нового образца с затворной частью, что позволило им быстро разгромить австрийскую армию, уничтожив 25 000 человек.

Во время этого кровопролития, воюющие армии впервые выполнили условия Женевской конвенции. Прусские бригады Красного Креста смогли безопасно унести всех своих раненых с поля битвы. У австрийцев не было отделения Красного Креста, и в результате их раненые лежали на открытом поле двое суток под проливным дождем, пока их не подобрали прусские спасатели. Это было торжеством Красного Креста, а заодно — и обвинением тем правительствам, которые не захотели организовать оказание помощи для своих раненых.

В то время, когда Дюнана чествовали на банкете, устроенном в Берлине королевскими особами, никто не знал, что его ожидал финансовый крах. Случилось то, что и должно было неизбежно случиться: банк потребовал от него погашения самого крупного превышенного кредита, в результате чего и остальные инвесторы стали требовать возвращения своих денег. Дюнан потерял все свое имущество, плантации, мельницы, дубовые рощи, свинцовые и золотые рудники, а также состояние своей семьи. В Женеве банкротство рассматривалось, как самый наибольший позор, и поэтому Дюнану пришлось жить в Париже, не смея возвращаться домой. Для своих сотрудников в руководстве Международного Красного Креста он стал столь одиозной фигурой, что они были вынуждены лишить его занимаемого поста.

До сих пор жизнь Дюнана была наполнена гениальными взлетами благодаря блестящим идеям, которые, в сочетании с исключительными организаторскими и дипломатическими способностями, обеспечивали ему признание в международном масштабе. Созданный им Красный Крест оставил в мировой истории неизгладимый след. Однако среди всех своих успехов и побед, он всегда балансировал на краю рокового обрыва, ведущего к разорению. Даже в моменты наивысших достижений и признания, его пронизывал страх от нависающей тени краха в сфере бизнеса. А после банкротства у него осталось совсем немного возможностей проявить блеск. Правда, он имел небольшой доход, позволявший ему оставаться респектабельным человеком, а когда время от времени происходили военные конфликты, требовалась его помощь в организации действий Красного Креста, что спасало его от забвения, но клеймо неудачника ограничивало даже и эти скромные возможности быть полезным для общества.

Во время крупной войны между Францией и Пруссией, когда Бисмарк обрек позорному преследованию Наполеона III, Дюнан предпринял рискованный тайный побег из осажденного Парижа, с целью начать дипломатические переговоры с немцами. Если не принимать в расчет подобные короткие моменты известности, Дюнан был отжившим свое человеком. Как-то однажды он приехал в Англию в поисках новой карьеры, но все двери оказались для него закрытыми, и он был рад предложению работать по продаже новоизобретенных органов, приводимых в действие газом.

Вернувшись в Париж, в возрасте всего лишь пятидесяти трех лет, он был вынужден пополнить ряды нищих. У него не было ни денег, ни друзей, и часто он был не в состоянии платить даже за самый простой ночлег. Он проводил долгие, тоскливые дни, бродя по холодным Парижским улицам, преследуемый воспоминаниями прошлого и своим бедственным финансовым положением. В конце концов, Жан Анри Дюнан опустился на самое дно человеческого общества. Он оставил Бога своей юности, и возложил свои надежды на богов этого мира. Он стал преданным и усердным слугой главных движущих сил материализма — богатства и положения. Он поверил в свою собственную гениальность и способности, и положился во всех своих мирских делах на императора. Но когда пришло время получить от этого суетного мира то, что он ему сулил, мир изменил ему и предал его забвению.

И тогда, отвергнутый миром и забытый друзьями, Дюнан, наконец, снова обратил свои надежды к тому Другу, Который однажды сказал: Не оставлю тебя, и не покину тебя. Уйдя от суеты земных успехов и неудач, он возвратился к своему Господу и Спасителю с мольбой о прощении и обновлении чувства духовной жизни и мира. Он возложил грехи своей своекорыстной жизни на крест Голгофы, и всем сердцем поверил, что Спаситель понес на Себе его вину и наказание.

Дюнан молился словами царя Давида, записанными в Псалме 24: «Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай; по милости Твоей вспомни меня Ты, ради благости Твоей, Господи!» И когда он заново отдал свою жизнь Христу, к нему вернулась радость хождения и общения с Ним. Блудный сын вернулся домой.

Дюнан был уже в преклонном возрасте, когда мир снова вспомнил о нем. Школьный директор из маленького городка в Швейцарских Альпах вдруг узнал, что этот милый почтенный старец с длинной белой бородой, проживающий в местном приюте — никто иной, как давно забытый основатель Красного Креста. Один из швейцарских журналистов заинтересовался этим делом, и вскоре история о Дюнане стала новостью номер один во всем мире.

Новость была подхвачена с шумным восторгом, и вскоре дело закончилось тем, что Дюнан стал первым лауреатом Нобелевской премии мира (1901). Несомненно, возвращение из забвения и Нобелевская премия значили для Дюнана многое, но все это было ничто в сравнении с тем, что он снова обрел Христа, и как награду — общение с Ним.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s