Миротворческая дипломатия Франциска

Корнелия Лейн

Источник: Бог действует через немощных / Лейн К. Мир мой даю Вам. Ньютон (Канзас, США): Вера и жизнь, 1993. с. 34-36.

Могущественная армия крестоносцев прибыла в Египет, чтобы сражаться с мусульманами. Очередной крестовый поход был организован, чтобы завоевать Святую Землю у турков. Во имя этой цели убивалось множество людей, люди голодали и умирали дети.

Один из христиан по имени Франциск, был крайне озабочен этой несправедливостью. Но что мог он сделать, чтобы остановить кровопролитие? Франциск решил отправиться к кардиналу Пелагию, который командовал этим крестовым походом.

— Прошу Вас, господин кардинал, – сказал он, – прекратить эту войну. Люди голодают. Люди погибают, даже не узнав о том, что Иисус Христос их любит. И они умирают из-за нас, христиан!
Но кардинал Пелагий перебил его:
— Мы убиваем этих людей во имя доброй цели. Мы должны победить, чтобы церковь стала более могущественной. А когда церковь будет сильной, она сможет полностью искоренить зло и грех.
— Господь Иисус Христос никого не призывал добиваться мирской власти, – ответил Франциск. – Бог действует через немощных, а не через сильных.
— Это смешно! – сердито воскликнул кардинал Пелагий и без дальнейших разговоров отправил бедного Франциска восвояси.

Поскольку командующий армией крестоносцев не захотел его слушать, Франциск решил отправиться к командующему вражеской армией, великому мусульманскому султану Аль-Камилю, чтобы призвать его к миру. Султан был жестоким человеком. Он поклялся, что ни один христианин не уйдет от него живым. Но Франциск не боялся его, поскольку знал, что смерть только приблизит его к Господу. Итак, поутру он отправился во вражеский лагерь.

Солдаты султана приняли его за нищего. Он выглядел таким тщедушным, оборванным и невзрачным, что они без каких-либо опасений пропустили его. Тогда Франциск улыбнулся и спросил их на ломанном их языке:
— Каир… Аль-Камиль… Солдан?
В ответ они рассмеялись и показали ему дорогу во дворец султана.

В тот момент, когда Франциск приближался к воротам дворца, скача галопом, показался султан со своей свитой.
— Солдан! Солдан! – закричал Франциск, чтобы привлечь его внимание.
Иностранное произношение слова «султан» обратило на себя внимание Аль-Камиля. Он резко осадил своего коня и устремил на Франциска свои пронзительные черные глаза.

— Ты пришел из лагеря христиан? – спросил Аль-Камиль по-латыни.
— Да, именно так, – ответил Франциск, улыбаясь.
— Я так и знал, – воскликнул султан. Он повернулся к своему конвою и сказал: – Этот человек – христианин!
Солдаты с кинжалами в руках сразу же набросились на Франциска.
— Стой! – приказал султан. – Не убивайте его пока. Доставьте его во дворец. Я хочу сначала узнать, что привело его сюда.

Вскоре Франциск стоял перед великим султаном.
— Так, так! – воскликнул султан. – Тебя послали, чтобы убить меня?
— О, нет – поспешил заверить его Франциск. – Никто не посылал меня. Я пришел сам просить тебя прекратить войну. Наш командующий прогнал меня и поэтому я пришел к тебе.

Султан не мог поверить своим ушам. Никогда раньше ничего подобного он не слышал.
— Как тебя зовут и откуда ты? – спросил он.
— Меня зовут Франциск и родом я из Ассизи в Италии, – ответил монах.
— Итак, Франциск из Ассизи, что ты хочешь, чтобы я сделал? – спросил с улыбкой султан. – Ты хочешь, чтобы я отдал Египет врагу и тем самым обрек мой народ на голодную смерть?
— Нет, не это – ответил Франциск серьезно. – Египет принадлежит вам. Но ты должен сделать нечто, чтобы положить конец войне.
— И что же? – недоумевал султан.
— Ты должен стать христианином, – сказал просто Франциск.

Султан громко расхохотался.
— Стать христианином! – смеялся он. – Неужели ты не знаешь, что я пытаю христиан? Ты не боишься страданий?
— Наш Господь страдал за нас. Почему бы и мне не пострадать за Него? – ответил Франциск.
— Ваш Господь страдал? – удивился султан.
— Да, Он страдал больше, чем мы можем понять. Он отдал за нас жизнь. Вот почему я Его так люблю.
— Это справедливо для тебя, – сказал султан. – Но почему я должен любить Его, ведь Он ничего не сделал для меня?
— Он сделал это и для тебя, – воскликнул Франциск. – Он любит тебя и Он знает тебя. Ты – Его любимой дитя.

Франциск говорил с таким убеждением, что султан задумался.
— Что Ваш Бог требует от вас? – спросил он.
— Ничего, кроме любви, – ответил Франциск. – Он хочет, чтобы мы любили всех людей и делились всем, что у нас есть с ними.
— Ах, да – сказал султан. – Давным давно в нашей среде был учитель, который говорил о вашей так, как и ты. Но мы никогда не встречали таких христиан. Напротив, мы убеждены в том, что христиане лживые и жестокие люди. Они убивают друг друга как дикие звери. Поэтому в рассказах о твоей вере нет правды.
— К сожалению, ты прав. Среди нас есть и злые христиане – сказал Франциск. – Натура человека слаба, но Божьему прощению нет предела. Через Него даже самые свирепые и грешные люди могут стать святыми. Такое возможно только в христианстве.

Султан вдохнул.
— Ты можешь уходить – сказал он. – Я не убью тебя. Наоборот, я даже вознагражу тебя за эту интересную беседу. Возьми столько золота, сколько можешь унести.
— Золото? – воскликнул Франциск в панике. – Мне не надо золота.
— Ну и ну, – сказал султан. – Впервые встречаю христианина, которому не надо золота! Чего же ты хочешь?
— Я бы очень хотел посетить Святую Землю, месте, где жил наш Господь, когда Он был на земле – сказал Франциск. – Ты разрешишь мне это сделать?

Глаза султана хитро сощурились.
— Хорошо, – сказал он. – Я даже пошлю с тобой раба, чтобы он служил тебе в пределах наших границ. Помни, однако, раб принадлежит мне и ты должен отослать его обратно.
Султан повернулся к своей охране:
— Пусть сюда доставят одного из христианских рабов. Он будет сопровождать этого человека до границы.
— Но раб сбежит, – с открытым от изумления ртом сказал страж.
— Делай, как я велю! – закричал султан. А сам про себя подумал:
— Мы посмотрим, можно ли верить этому христианину. Посмотрим, отправит ли он раба обратно».
Франциск вместе с рабом покинули дворец султана.

По истечении многих дней великий султан Аль-Камиль с тоской в глазах спросил у своего придворного:
— Раб, которого я отправил сопровождать христианина Франциска из Ассизи, уже вернулся?
— О, великий повелитель, пока еще нет, – последовал ответ.
Султан глядел в окно.
— Мне показалось, что этот человек не похож на других. Я думал, что он истинный христианин. Но я был неправ. Они все одинаковы, все фальшивы, все лживы, как один. Такого человека, как истинный христианин, просто не существует.
И тут вошел, низко кланяясь, страж:
— О, великий повелитель! Я хочу доложить тебе, что раб вернулся.
— Хорошо, – сказал султан. – Значит, Франциск из Ассизи сдержал свое слово. Хорошо. Можешь идти.

Спустя некоторое время христианская армия потерпела поражение. Командующий, кардинал Пелагий, который надеялся сделать церковь могущественной, теперь стоял в сильном унижении перед султаном Аль-Камилем и молил:
— Позволь нам вернуться домой, всем двенадцати тысячам человек.
— Послушай меня – сказал султан. – Я поклялся, что не оставлю в живых ни одного христианина. Я бы убил и вас всех до одного. Ни одно твое слово не может изменить мое решение. Но я высоко ценю одного человека по имени Франциск из Ассизи. Он был у меня некоторое время тому назад…
Кардинал Пелагий, вздрогнув, взглянул на него, смутно припоминая этого странного нищего монаха.
— Он единственный, кто своими словами и действиями показал, что слова о вашей вере истинны, – продолжал султан. – Ради него, и только ради него одного, запомни это, я сохраню вам жизнь. Вы можете все идти – ты и все мои христианские рабы. Я хочу, чтобы Франциск Ассизи запомнил меня с хорошей стороны.