Превращение гнева в благодать

Превращение гнева в благодать

Кеннет Бейли

Источник: Бейли К. Иисус глазами Ближнего Востока. С особого разрешения директора издательства «Смирна», Станислава Каспрова.

В Притче о великом пире (Лк. 14:15-24) богатый человек устраивает большой пир и приглашает на него много людей. Когда приходит время пира, он посылает своего слугу, чтобы тот пошел в дома гостей и сказал: «Придите, ибо все готово». Но один за другим гости отказываются прийти, приводя надуманные оправдания, в которых скрыто оскорбление, направленное на хозяина пира.

Представьте себе современную западную сцену, когда гости пришли и сидят в гостиной. Когда же еда оказывается готова, и хозяйка приглашает гостей занять свои места за столом, вдруг к потрясению всех, гости начинают извиняться и направляются к дверям. Один говорит: «Мне нужно покосить газон». Другой выдавливает из себя: «Мне нужно покормить кошку». А третий заявляет: «У меня на столе лежат счета, их нужно оплатить». И три человека выходят за дверь!

Не в силах больше терпеть, после трех таких публичных оскорблений, слуга возвращается домой. Хозяин, услышав о причинах отказа, разозлился! В тот момент хозяин пира стоит перед той же проблемой, что и хозяин виноградника: как он поступит со своим гневом? К удивлению читателя, он превращает свой гнев в благодать. Он отправляет своего слугу с новым поручением: пригласить на его пир всех отверженных!

Господин совершает нечто новое и небывалое. Он предпочитает перевести свой гнев в благодать. Подобную реакцию мы видим в притче о злых виноградарях (Лк. 20:9-18) – вместо того, чтобы мстить, выбор делается в пользу того, чтобы обратить энергию оскорбления в благодать. Хозяин виноградника мог бы собрать вооруженных людей и разгромить виноградник, чтобы расправиться с убийцами-арендаторами. Вместо этого он прибегает к драгоценной благодати.

Здесь господин использует энергию, сэкономленную на гневе от несправедливости, и приказывает своему слуге идти по улицам и переулкам города и привести нищих, увечных, хромых и слепых. Это именно те люди, которых Кумранская община решила исключить из мессианского пира. Иисус обращается к отверженным в Израиле, к «людям земли», к обычным людям, которые с радостью его слушали. Теперь этих людей тепло принимают на пире, несмотря на то, что они недостойны сидеть рядом с почтенным хозяином, а о возможности того, что они пригласят его на подобный ответный пир, не может быть и речи.

Проходит какое-то время. Слуга передает великодушное приглашение хозяина изгоям деревни. Когда они входят в банкетный зал, слуга видит, что еще остались пустые места. Сам процесс придает ему силы, и он снова докладывает хозяину: «Господин … еще есть место».

Только тогда хозяин приказывает слуге пойти за пределы деревни, по дорогам и изгородям и «убедить людей прийти» (в оригинале текста Лк. 14:23 использовано слово, одним из значений которого является «заставить», – прим. теол. ред.). Это последнее повеление представляет собой очень важный аспект культурной динамики истории. На протяжении многих столетий его неправильно понимали и использовали. На основании этого отрывка Августин Гиппонский пригласил латинские военные войска, чтобы те заставили донатинские группы верующих примкнуть к латинским церквам. Испанская инквизиция использовала этот отрывок, чтобы оправдать свою жестокость. Смысл в том, что господин знает, как отреагируют странники на дорогах.

Когда нуждающегося человека, у которого нет никакого социального статуса, приглашают на пир в дом достопочтенного человека, то ему очень трудно поверить, что в этом доме его действительно ждут. При первом соприкосновении в благодать трудно поверить. Человек, получивший приглашение, сразу же почувствует: На самом деле я им не нужен. Невероятно! Посмотрите, кто я?! Приглашая меня, они хотят подчеркнуть, какой господин достойный и произвести на меня впечатление. Но само приглашение несерьезно.

Посланнику, доносящему такое необычное приглашение, придется найти особый подход и убедить аутсайдеров, что их и в самом деле приглашают на пир и что их там ждут. Понимая это, хозяин предлагает: «Если они проявят мало интереса, хватай их за руку и если нужно, тяни их сюда. Я хочу, чтобы ты любыми средствами убедил их, что приглашение вполне серьезно и что я искренне жду их и хочу видеть на своем пире».
Ибн аль-Таиб пишет:

«»Заставь их прийти». Эти слова не означают принуждение или силу, или преследование; речь идет о силе слов, которая нужна, чтобы высказать важную настойчивую просьбу, потому что те, кто живут за пределами города, считают, что они недостойны войти в дома богатых и есть на пирах. Таким людям-изгоям нужен кто-то, чтобы подтвердить, что их на самом деле ждет там теплый прием».

В притче, которую мы рассматриваем (Лк. 20:9-18), хозяин виноградника должен дать ответ на тот же вопрос: «Что сделать с гневом, который был вызван несправедливостью виноградарей? Позволит ли он произойти тому, чтобы его враги навязывали ему определенный ответ? Он находится в положении власти. Возмездие/воздаяние возможно, и его ждут. Но неужели дальнейшая жестокость – это единственный ответ?»

Может ли хозяин виноградника последовать по тому же дорогостоящему пути, который избрал господин пира, когда обратил свой гнев в милостивое приглашение ко всем изгнанникам, которых отвергли в общине и за ее пределами? В середине 5 строфы мы чувствуем болезненную паузу, когда господин говорит:

«Что мне делать? (Хозяин переживает гнев, разочарование, боль, страдание, отвержение, желание воздать по справедливости и, наконец, дорогостоящий мир, на основании которого он решает действовать.) Я пошлю своего возлюбленного сына».

К полному удивлению читателя, в виноградник он посылает своего сына, совсем одного и безоружного. Для встречи с Иаковом Исав взял с собой четыреста вооруженных человек (Быт. 33:1). Но благочестивый хозяин виноградника решает послать своего возлюбленного сына, притом что в его памяти еще свежи воспоминания об унижении и страданиях, которые перенесли его слуги, когда возвратились к нему. Его сын идет без какого-либо сопровождения, чтобы встретиться со злыми людьми, которые напряженно ждут, как отреагирует его отец на их последнюю выходку. Неужели это безумная глупость со стороны хозяина – отправить своего сына в такое место одного?

В последние десятилетия прошлого столетия покойный Хусейн бен Талал был королем Иордании. Об этом короле по Среднему Востоку ходит множество незабываемых историй. Одну из этих историй я впервые услышал в Ливии, а двадцать лет спустя я смог услышать ее подтверждение из уст высокопоставленного американского офицера разведки, который служил в Иордании, когда произошли описанные ниже события. Вот как выглядит сама эта история:

«Однажды ночью, в начале 1980-х годов служба безопасности сообщила королю о том, что в тот самый момент в одной из недалеко расположенных казарм собралась группа, составляющая примерно семьдесят пять военных офицеров Иордании. Там разрабатывался заговор о том, как бы свергнуть его правление. Офицеры службы безопасности попросили разрешения окружить казарму и арестовать заговорщиков. После некоторой паузы король отказался, сказав: «Предоставьте мне небольшой вертолет». Вертолет обеспечили. Король взобрался в вертолет и с одним пилотом полетел к казарме, приземлившись на ее плоскую крышу. Король сказал пилоту: «Если ты услышишь выстрелы, сразу же улетай без меня».

Затем безоружный король прошел вниз два пролета лестницы и внезапно оказался в комнате, где собрались заговорщики, и спокойно сказал им: «Господа, до моего ведома дошло, что вы собрались здесь сегодня ночью, чтобы окончательно согласовать ваши планы по поводу того, как свергнуть правительство, захватить власть в стране и назначить военного диктатора. Если вы это сделаете, армия расколется, а страна будет вовлечена в гражданскую войну. Умрут десятки тысяч невинных людей. В этом нет никакой необходимости. Вот я! Убейте меня и продолжайте. Таким образом, умрет только один человек».

На мгновение воцарилась гробовая тишина, а затем мятежники как один кинулись целовать руки и ноги короля и клясться ему в своей верности на всю жизнь».

Король Хусейн предпочел полную незащищенность и уязвимость. Он поступал благородно и своими действиями он смог разжечь остатки дотлевающего чувства достоинства мятежников.

В отрывке, который мы рассматриваем, Иисус рассказывает автобиографическую историю о Себе Самом. Хозяин виноградника говорит буквально: «Я пошлю моего возлюбленного сына; может быть, увидев его, они постыдятся» (МБО, ст. 13).

Хозяин виноградника надеялся, что, подобно военным заговорщикам, стоявшим перед королем Хусейном, жестокие виноградари почувствуют невыразимое благородство хозяина, который после всех жестоких действий, которые они совершили по отношению к его слугам, послал в виноградник своего возлюбленного сына, послал его одного и без оружия. История подразумевает, что если арендаторы примут авторитет сына и заплатят арендную плату, это повлечет за собой помилование. Подобное предположение стояло за поступком короля Хусейна.

Обычно 13 стих на английский язык переводят так: «может быть, увидев его, постыдятся» (RSV). То, что в данный момент происходит в этой истории, намного глубже и основательнее, чем просто вопрос уважения. Действия хозяина виноградника продиктованы невыразимым благородством. Он глубоко надеется, что его решение стать полностью незащищенным разбудит в сердцах этих жестоких людей, которые ждут в винограднике, давно забытое чувство чести и достоинства. Он готов пойти на риск. Его слуг уже побили и изранили. Тем не менее, он готов отважиться на более серьезные потери.

За последние тысячу лет большинство арабских версий переводили эту ключевую фразу буквально yastahiyun minhu (они испытают стыд в его присутствии). Возмездие – не единственный путь. Дорогостоящий путь полной незащищенности тоже обладает силой. Он тоже может полностью обновить жизнь, как это было в случае с королем Хусейном. Выбор в пользу жестокости даст начало дальнейшей жестокости.

Хусейн отважился пойти на смерть и достиг воскресения. То же самое сделал Иисус, только несколько иначе, более дорогой ценой, и на другом уровне. Эти две истории заканчиваются по-разному, но в них обеих кульминация состоит в полной незащищенности, которая требует предложения милостивой любви, полностью отдающей себя другому. Воплощение (рожденное в яслях) никогда нельзя отделить от искупления («Свершилось» и «Он воскрес»). Центр притчи и есть центр притчи. Невероятное решение хозяина поистине очень важно, и оно заслуживает более глубоких размышлений, чем ему было оказано.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Превращение гнева в благодать»

  1. Обе притчи представляют особый интерес для каждого пацифиста, хотя в первой из них благодать достигает успеха не во всех людях, а во второй отсутствуют указания, чем закончился инцидент, но факт предостережения о грядущем наказании на лицо (конечно, данное наказание может быть исполнено и без человеческого посредства). Но даже если признать, что благодать Бога не достигнет успеха в жизни некоторых людей, вина — не в ней или ее недостатке, а в людях, ее отвергших. Шанс спасения им был предоставлен. Осуждение на погибель случилось не по причине их грехов, которые Бог готов был простить, но по причине отвержения этого прощения. Желаю всем друзьям обильных Божьих благословений!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s