ЛУКАВЫЙ МИЛИТАРИЗМ

ЛУКАВЫЙ МИЛИТАРИЗМ

Яков Кротов

Источник: http://krotov.info/yakov/essai/nasilie/2_1_voyna_1_milit.htm#podolshe

Основы европейской цивилизации — евангельские, но именно поэтому эта цивилизация противоречит своим основам. Афинская демократия спокойно вела самые разнообразные войны, иногда чистосердечно объясняя их жаждой славы и завоеваний, иногда — самообороной. Но никогда афинская демократия не вела войн ради распространения свободы среди других народов. Современная демократия считает возможным говорить о таких войнах.

Война с Гитлером велась ради самосохранения, но объяснялась как война за освобождение немцев, а то и всего мира, от ужасного тоталитаризма. «Освобождение» Германии привело к порабощению коммунизмом многих других стран Европы. (Единственное, чем могли бы похвастаться «импортёры свободы» — Япония; однако, Япония и не была тоталитарной даже в такой степени, в какой тоталитарной была франкистская Испания, а уж цена «освобождения» — Хиросима и Нагасаки — заставляет скорбно молчать).

Такой же парадокс заключался в войне с Ираком в 2003-2005 гг.: сперва она велась под предлогом самообороны от «исламского терроризма», от угрозы «создания оружия массового поражения», но постепенно верх взяла риторика, связанная с «освобождением иракцев» от диктатора.

Иррационализм, противоречие собственным основам тут не только в том, что из множества диктаторских режимов был выбран не самый опасный, не самый диктаторский, не самый слабый, а — самый важный для коммерческих интересов части американской номенклатуры. Главный же парадокс в том, что именно та свобода, которую исповедуют политики Запада, не может быть навязана насильно. Такое «освобождение» так же противоречит свободе, как принудительное крещение — святости.

Так что милитаризм европейских демократий несовместим не только с евангельским пацифизмом — он несовместим с европейской демократией. Он должен быть неприемлем не только для христиан (которых так мало в мире, что статистически они величина ничтожная и в расчёт могут не приниматься), он должен быть неприемлем для демократов, если только эти демократы видят свободу не как Перикл, а как Эразм.

Американский ответ на 11 сентября нарушил ветхозаветный принцип «око за око». Во-первых, в Ираке погибло намного больше иракцев, чем погибло 11 сентября американцев. Во-вторых, «око за око» предусматривает вырывание ока у того, кто лишил глаза тебя, а иракцы, как многократно отмечалось, к 11 сентября не имеют никакого отношения. США действительно повели себя эгоистически, ради безопасности своих граждан убивая тех, кого считают нужным. Это нормальное животное поведение. Но требовать, чтобы такое поведение считали еще и проявлением скорби, заботы о ближних и демократии — это проявление уже сугубо человеческой греховности, извращающей логику.

Американцы требовали сочувствия и сострадания к «себе». Сочувствовать родственникам погибших — да, конечно. Но сочувствовать солдатам, выполняющим преступные указания политиков, сочувствовать этим политикам — конечно, нет. Указывают на то, что преступления сталинизма не должны мешать сочувствовать страданиям «советских людей во время войны». Конечно, должны мешать. Во-первых, во время войны страдали не фиктивные «советские люди», а люди сотен национальностей и страдали очень по-разному.

Материально сходны страдания эсэсовца или гепеушника, которым на фронте взрывом снаряда оторвало ногу. Физиологически одни эмоции испытывает мать погибшего эсесовца и погибшего от пули эсесовца ребёнка. Сочувствовать русскому энкаведешнику, который сжёг беременную латышку за то, что в её доме жили фашисты? Можно. Сочувствовать матери этой латышки? Можно. Но сочувствовать им одинаково? Психологически — невозможно, нравственно — недопустимо.

Русские, которые в 1990-е годы истребляли чеченцев, рассчитывали именно на то, что живой более имеет прав на сочувствие. Тысячи убитых чеченцев уже не могут просить о сочувствии. О сочувствии просят тысячи «ветеранов», увешанных орденами за истребление чеченцев: у кого протез сносился, кому положенную прибавку за «командировку» в Чечню не дают. О сочувствии могут просить и девяностолетние немцы, служившие в Освенциме палачами. О сочувствии могут просить и те «солдаты», которые измывались над иракцами, оказавшимися в их полной власти, — ведь они оказались в таких тяжёлых психологических условиях. Тяжело быть тюремщиком! Человек для этого не создан!! Пожалейте тюремщика!!!

Логика, по которой американцы «отстаивают» своё право на счастье, безопасную жизнь и так далее — та же логика агрессии, по которой строилась Римская империя, посылая свои армии всё дальше и дальше, вплоть до того же самого Вавилона-Багдада. Эта и логика тех самых арабов, которые напали на США, «отстаивая» своё право жить спокойно и своё право понимать «спокойствие» так, как им хочется.

Джимми Картер (1924), среди американских президентов отличавшийся не показной, а глубокой набожностью, выступил с критикой Буша, критикой тем более досадной Бушу, что она исходит не от какого-то секулярного интеллигента из Нью-Йорка, а от человека, в религиозном отношении более традиционного, чем Буш: «Меня крайне беспокоит сдвиг многих религиозных структур и государственных властей в сторону фундаментализма, все большее сращивание церкви и государства, достигшее беспрецедентного уровня» («Los Angeles Times», 14.11.2005).

Конечно, для Картера «прецедентными» являются последние полвека (он сам был президентом от демократов в 1972-1980 гг.). Хотя война с Ираком количественно меньше войны с Вьетнамом, на фоне именно роста авторитета свободы, в условиях глобализации политика США стала – по контрасту – восприниматься как более империалистическая, милитаристская, эгоистическая, лицемерная. Картер критиковал Буша и ранее.

Примечательно, что противник Буша на выборах был тоже более верующим человеком — католиком, только не афишировал это, так что многие избиратели о вере кандидата от демократов даже не подозревали. Водораздел проходит не по конфессиям, а по тому, насколько человек манипулирует религией в своих целях.

Картер — настоящий миротворец, миротворец не для карьеры и не для денег. Пока он был действующим политиком, в нём миротворчество соединялось с хитростью, он умел и одобрять борьбу с расизмом, и располагать к себе расистов. Тем не менее, войну во Вьетнаме он закончил. Вьетнам остался коммунистической страной, но ведь и Россия осталась коммунистической — по духу — страной. Солженицын упрекал Картера за нежелание поднять меч против коммунизма, и вот Солженицын — вместе с Бушем, вместе с коммунистами и пост-коммунистами — за истребление чеченцев и всех, кто неугоден, а Картер — за мир. При этом только Картер, не только верующий по-настоящему, но и военный по-настоящему — командир подводной лодки. И вот военный Картер — против войны, а плейбой Буш, актер Рейган, не ходивший в атаки Солженицын — за войну. «Лирики» наперебой доказывают, что лучший путь к миру — война, а капитан Картер — что «война может привести лишь к дальнейшей войне» (из его речи при получении нобелевской премии мира в 2002 г.).

«Русский» Солженицын демонстрирует разрушительную для любой национальности смесь эгоизма с коллективизмом. Картер защищает «американский» персонализм: «Даже не располагая государственной властью — а часто и действуя против нее — люди могут активно и эффективно защищать права человека и бороться за мир». Но ссылается Картер на «Войну и мир» Толстого. Эта книга учила его, что «простые человеческие качества — доброта и честность — могут одолеть большую силу». Милитаризм сперва убивает личность милитариста, веру человека в свои силы, а затем уже убитый милитаризмом убивает ближних и дальних…

В США против войны в Ираке изначально выступили лидеры Римо-Католической Церкви (особенно еп. Томас Гамблтон, викарий в Детройте, создатель пацифистской организации «Пакс Кристи», http://www.paxchristiusa.org). Идею нападения на Ирак осудили лидеры Объединённой Методистской Церкви, Пресвитеринской Церкви, Объединённой Церкви Христа, Конференция католических епископов США, Епископальная Церковь, Евангелическая Лютеранская Церковь. Однако, прихожане не послушали призывов. Что ж, ничего удивительного: призывы не прелюбодействовать звучат веками и тоже не очень действуют. Даже теоретически мало кто соглашается с тем, что можно не изменять супругу.

Статья Дейва Линдорфа (http://www.commondreams.org/views06/1203-20.htm) против войны в Ираке. Линдорф вместе с Барбарой Ольшански издал в 2006 г. книгу о юридических аргументах в пользу импичмента Бушу (изд-во во имя св. Мартина)… Позиция Линдорфа проста: война в Ираке обернулась военными преступлениями (символом стала бойня в Фаллудже с применением запрещённых белого фосфора и напалма). После того, как народ проголосовал за демократов, участники войны в Ираке чувствуют себя уже не героями, а либо неудачниками («лузерами»), либо в лучшем случае — жертвами. Отсюда и их агрессия. Их военный опыт говорит, что человек с ружьём устанавливает правила игры, а их родная страна говорит им нечто совсем другое.

Война есть война. Воровство сопутствует её как белизна – снегу. Это не означает, что главные интересы войны финансовые, тем более, что войны организуют казнокрады и мародёры. Это означает, что если закон нарушен в большом, он будет нарушен и в малом. Профессор философии университета Фэйрфилда Джой Гордон критикует войну в Ираке именно как разгул воровства – воровства американцев (Приложение к «Новой газете» «Le Monde Diplomatique», апрель 2007). Дошло до того, что по 111 контрактам американских компаний ревизия не обнаружила ни одного документа, подтверждающего работы. Завышение цен – это казнокрадство мирного времени, а вот простая кража – привилегия войны.

Александр Григорьев (washprofile.org) напоминает: кроме успешного опыта демократизации Германии и Японии у США были опыты неудачные: ничего не улучшилось за время правления США в Никарагуа (в течение 18 лет), Панаме (34 года), на Филиппинах (44 года), Кубе (11 лет), Гаити (20 лет).

Саддам Хусейн, в очередной раз подтверждено, не был связан с Бен Ладеном и не имел отношения к 11 сентября. 11 сентября погибло 3 тысячи человек. За четыре года войны в Ираке погибли: 96 тысяч мирных жителей, 55 тысяч партизан, 8 тысяч иракских военных, 4 тысячи американских солдат. В стране 160 тысяч оккупантов и 25 тысяч партизан. 2,5 миллиона иракцев бежали из страны…

Британский премьер Блэр заявил 28 сентября 2005 г.: «Вывод [британских] войск не помешает убийствам невинных людей и оставит их в руках религиозных фанатиков и приспешников Саддама Хусейна». Мусульмане-де «ведут средневековую религиозную войну». Такая риторика показывает, что война США и Британии против Ирака тоже является религиозной, направлена ли она против религиозного фанатизма вообще или только против исламского фанатизма. По мере того, как первоначальная рациональная аргументация — предотвращение терактов, предотвращение создания оружия массового поражения — оказывается ложной, обнажаются скрытые дотоле предпосылки: месть, причём слепая, и уверенность в том, что свое видение вечности лучше, что своя вера — не фанатичная, мирная. Это и есть та средневековая религиозность, с которой Англия и США пытаются бороться вполне средневековыми способами.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s