Кого уничтожают на войне?

Кого уничтожают на войне?

Йожеф Дворжак

Источник: Дворжак Й. Земля, люди, катастрофы. Киев, 1989; избранные фрагменты.

Можно понять, когда люди уничтожают природу, чтобы спастись от голода, от нужды. Хотя и с этим мы не должны мириться. Но что же сказать о тех, которые уничтожают природу умышленно, по злой воле, чтобы навредить другим людям, погубить их?

В Писании написано: «И зажег (Самсон) факелы, и пустил их на жатву Филистимскую, и выжег и копны, и несжатый хлеб, и виноградные сады и масличные» (Суд. 15:5). Так боролись сыны Израилевы со своими противниками в XII веке до н.э.

Геродот (ок. 490-424 годов до н.э.) в свой «Истории» описывает отступление скифов перед армиями Дария Великого (ок. 524 года до н.э.): «Они засыпали источники и колодцы и опустошили всю землю, уничтожили все, что росло… земля была пуста и бесплодна…» Правда, делалось это на своей территории, чтобы тактикой «выжженной земли» сорвать наступление Дария.

Фукидид (ок. 460-399 годов до н.э.), историк Пелопонесской войны (431-404 годы до н.э.), пишет, что спартанцы всегда нападали на Афины перед самой жатвой, чтобы разорить поля и не дать собрать урожай. Эту тактику они повторяли и на четвертый, пятый, седьмой и девятнадцатый годы войны и в конце концов подорвали экономическое могущество Афин на длительное время.

В Третьей Пунической войне (149-146 годы до н.э.) римляне сломили отчаянное сопротивление защитников Карфагена, сражавшихся за каждый дом. Тех, кто уцелел, продали в рабство. Город был разрушен, и почва посыпана солью. Новый Карфаген возник на другом месте (сейчас там стоит город Тунис).

Чингисхан (Великий хан – титул Темуджина, объединителя монгольских племен 1155-1227) в 1211-1215 годах завоевал северный Китай, в 1218-1221 годах покорил Туркестан, Афганистан и дошел до реки Инд, в 1223 году нанес удар по Киевской Руси и половецким племенам. Планомерно истреблялось все – сжигался урожай, угонялся скот, чтобы уцелевшие после резни погибли от голода. Придя в Месопотамию, Чингисхан уничтожил оросительную систему, распределявшую воды реки Тигр. Каналы строили на протяжении тысяч лет, но разрушение было настолько основательным, что плодородная земля превратилась в пустыню, и уже никогда после земледелие в этих краях не возобновилось.

В Средние века солдаты многих армий грабили, уводили скот и разворовывали склады и закрома. Но делали они это или чтобы прокормиться, или чтобы разбогатеть. К жестокому способу ведения войны (на истребление), войны не только против вооруженного неприятеля, но и против беззащитных женщин, детей и стариков, вернулись уже американские колонисты. Они планомерно уничтожали урожаи кукурузы, фруктовые сады, запасы зерна, имущество индейцев.

Подвергнуть тяготам войны прежде всего гражданское население, женщин и детей – эту военную доктрину впервые публично и беззастенчиво провозгласил в 1864 году генерал Филипп Генри Шеридан: «Война – это нечто значительно большее, чем поединок противников, которые борются за жизнь. Те… которые остаются дома в мире и достатке, почти не видят ужасов такого поединка… они к ним даже индифферентны и… посылают в бой новых воинов. Совсем другое дело, если горе и лишение постигнут их самих. После этого все становится значительно серьезнее, поскольку потерю состояния большинство людей переживают очень тяжело, порой тяжелее, чем жертвы на поле боя. Принято считать, что смерть – самое страшное, что может случиться с человеком на войне, но это не так. Как свидетельствует опыт многих конфликтов, разорение вызовет просьбы о мире с гораздо большей вероятностью и значительно быстрее, чем потери жизней».

И американские войска систематически разоряли индейцев. В больших масштабах (и не без успеха) они применили эту доктрину тотальной войны в борьбе против племени навахо в 1860-1864 годах. «Гуманное ведение войны» — не более, чем фигура речи. Не все ли равно, погибнуть дети от меча и огня или от голода и болезней? И все же современной войне, как никакой другой, свойственна изощренная жестокость. Впервые она была возведена в систему именно в войне против индейцев США.

В военном походе в Джорджию времен Гражданской войны (1861-1865) генерал Уильям Т. Шерман также методически разорял земли на площади в четыре миллиона гектаров (40 000 км2) между городами Атлантой и Саваннахом. В данном случае в его задачи не входило завоевание стратегически важной территории. Целью похода было причинить южанам как можно большие экономические убытки. Поэтому в ходе кампании все запасы продуктов, собранный урожай, сельскохозяйственные орудия были в этой области или уничтожены, или конфискованы, чтобы, как заявил сам Шерман, «стары и малые, богатые и бедные ощутили твердую руку войны с такой же силой, как и их регулярные войска».

И в нашем веке в обеих мировых войнах союзники пытались с помощью морской блокады вызвать у неприятеля голод. Во второй мировой войне было проведено несколько воздушных налетов с тем, чтобы уничтожить урожай на полях зажигательными бомбами.

Немцы действовали в этом направлении более последовательно. В 1944 году в Голландии они затопили соленой морской водой 200 000 гектаров урожайных полей. Таким образом, Голландия на многие годы лишилась 17 % своих земельных угодий.

В том же году немецкие оккупанты опустошили территорию в 1.2 миллиона гектаров на севере Норвегии. Они взорвали все дома, хозяйственные строения, школы, больницы, общественные сооружения, элекростанции, линии электропередачи, снегозащитные сооружения, береговые маяки, оставив лишь несколько церквей. Были приведены в негодность или увезены все транспортные средства, лодки, корабли, оборудование, продукты и прочие материальные ценности. В результате в упадок пришла 61 000 хозяйств, в которых выращивались 1 200 коней, 9 400 коров, 40 300 овец, 7 300 коз и 400 свиней. На всей этой территории истребили 40 000 оленей и в довершение заминировали ее более чем миллионом мин. Еще пятнадцать лет спустя после войны состояние животноводства там не достигло предвоенного уровня.

Примерно тем же занимались американцы в корейской войне 1950-1953 годов. Авиация США разбомбила большие плотины в Северной Корее. Откровенно заявлялось, что это сделано для того, чтобы лишить население средств к существованию. Тактика хозяйственной войны, отравление природы, окружающей среды, нацеленная прежде всего против гражданского населения, является основной доктриной американской армии.

Уничтожение природы может находиться как в прямой, так и в косвенной связи с войной. В XVIII веке британцы вовсю грабили леса в Северной Америке – им было необходимо дерево для строительства кораблей (в конце концов это стало одной из причин американской войны за независимость в 17775-1783 годах). Аналогично ливанские кедровые леса, не уничтоженные более чем двухтысячелетними вырубками, пошли на дрова для турецкой железной дороги во второй мировой войне; после такого удара они уже не оправились.

Во время первой мировой войны только во Франции при боевых акциях, артобстрелах, возведении оборонительных сооружений, коммуникаций и т.п. подверглись опустошению 100 000 гектаров сельско-хозяйственных угодий и 600 000 гектаров леса. Но больше всего французские леса пострадали от чрезмерных вырубок. В течение четырех военных лет можно было получить около 100 миллионов кубометров древесины. Но 18 млн. м3 были загублены в ходе военных операций. 12 млн. м3 вырубили для гражданских нужд, немецкие оккупанты забрали еще 22 млн. м3, и 11 млн. м3 пошли на военные нужды союзников.

Франция еще не залечила свои раны, как разразилась следующая война, принесшая новые потери. В годы второй мировой войны прямыми военными акциями уничтожено 400 000 гектаров лесов, еще 100 000 гектаров сгорели прежде всего во время партизанских действий. Для восстановления этого богатства понадобятся десятки лет.

Вершину целевого уничтожения природы представляла собой вьетнамская война (1961-1975). Еще никогда в истории умышленная дестабилизация среды обитания не была важной составляющей частью военной стратегии. Если в войне против Японии в конце 1944 года адмирал Уильям Леги не согласился уничтожить урожай противника, поскольку это «противоречило бы христианской этике и всем законам войны», то во Вьетнаме для американской армии этих моральных запретов уже не существовало.

Соединенные Штаты впервые в истории употребили во Вьетнаме методы планомерной деструкции среды обитания и провоцирования экологической катастрофы. Американцы обрушили на вьетнамскую землю 14 млн. очень мощных бомб и артиллерийских снарядов. Это в два раза больше, чем взорвано в течение второй мировой войны на всех фронтах – от Европы до Тихоокеанского региона (тогда было израсходовано 3.1. млн.

США распылили над Вьетнамом 57 000 тонн гербицидов «эйджмент оранж» и около 23 тысяч тонн других дефолиантов, при этом растения всех видов либо уничтожались полностью, либо лишались листьев и получали тяжелые повреждения. С самолетов также было сброшено по меньшей мере 170 килограммов диоксина, ядовитого соединения, которое даже в минимальном количестве вызывает у людей нарушения в генетическом аппарате, что впоследствии ведет к рождению детей с различными уродствами – микроцефалией, волчьей пастью, деформациями конечностей. Часть лесов систематически перепахивалась огромными бульдозерами, которые сравнивали деревья с землей и перерывали почву так, что на поверхности оказывались нижние, неплодородные слои.

Главные удары приходились на Южный Вьетнам. Токсические вещества и механическое уничтожение лесов применялись практически только в зоне боев в окрестностях Сайгона (сегодня Хошимин). 71 % взрывчатых веществ был также выброшен в этом районе (16 % пришлось на Лаос, 8 % на Северный Вьетнам и 5 % на Кампучию).

В целом было уничтожено 17 млн. гектаров растительности (это третья часть территории Украины, не учитывая Крым). Из них 5.9 млн. гектаров составлял взрослый лес с бесценными запасами строительной древесины. Подсчитано, что при бомбардировках и обстрелах лес был полностью  истреблен на площади 104 000 гектаров. На 4.9 млн. гектаров он получил сильное повреждение (в основном осколками) и в результате оказался пораженный грибками и гнилью, что означало неизбежную гибель в течение двух лет.

Химикалиями вытравлено 202 000 гектаров леса, из них 151 000 гектаров мангрового леса, который очень чувствительный к токсичным веществам. В ряде районов уничтожено от 85 до 100 % деревьев. Было испорчено 19.6 млн. м3 древесины. Ущерб на территории в 1.11 млн. гектаров, подвергшейся химическому нападению, может быть возмещен только через 40 лет. Через десять лет после окончания войны в лесах Южного Вьетнама все еще встречались только 10-15 % видом млекопитающих и около 15 % видов птиц в сравнении с довоенным состоянием. В прибрежных мангровых заводях полностью исчезли креветки и рыбы, глубоко нарушены экологические связи. Хотя жизнь и возвращается в пострадавшие места, но до сих пор существует опасность попадания в организм с пищей диоксина со всеми вытекающими последствиями. В целом положение нормализуется, вероятно, не раньше, чем через сто лет. Систематически уничтожались и каучуковые плантации. Из 135 000 гектаров в Южном Вьетнаме осталось не более 85 000, а производство сырого каучука упало на 60 %.

Регулярные «битвы с урожаем» проводились армией США как обычные военные операции. Американские солдаты с удовольствием выполняли подобные приказы, поскольку все делалось легко, быстро и без большого риска. Гражданское население не могло оказать серьезного отпора. По сей день отсутствует официальная информация о размерах причиненных убытков. Военные действия начались в 1961 году и постепенно расширялись. По некоторым оценкам вьетнамцы ежегодно не досчитывались такого количества пищи, которого хватило бы на 1.6 млн. человек, то есть для десятой части населения Вьетнама.

Группа научных советников верховного главнокомандования американских вооруженных сил подсчитала, что в 1967 году на неприятельской (т.е. на незанятой армией США) территории Южного Вьетнама пропало 80 % урожая. В их сообщении подчеркивалось, что «уничтожение урожая является весьма важной и эффективной составной частью военных действий во Вьетнаме».

Нет сомнений, что основными жертвами американской военщины были старики, дети, беременные женщины и их нерожденные дети, кормящие матери и больные. Опыты на эмбрионах и животных позволяют заключить, что нехватка продовольствия, страдания, эмоциональные стрессы проявятся и в следующем поколении в виде повышенной утомляемости, низкой сопротивляемости болезням и вообще пониженной способности к адаптации. Последствия экономической войны, которую США вели против безоружного гражданского населения Вьетнама, будут, таким образом, ощущаться вплоть до следующего тысячелетия.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s