Уроки веры Уильяма Уилберфорса

Анатолий Чухаленок

Источник: http://anatolychukhalionok.blogspot.com/2013/08/blog-post_21.html

Я не ставлю своей целью пересказывать историю Уилберфорса. Она стоит того, чтобы ее прочитать. Можно посмотреть фильм, но это то же самое, что съесть порцию Роллтона вместо приготовления полноценного ужина. Я хочу лишь подчеркнуть интересные для меня факты и поделиться теми мыслями, которые мне навеяла его жизнь и деятельность. А смысл его жизни состоял в том, чтобы согласно Божьей заповеди возлюбить ближнего как самого себя, и согласно христианскому учению, которое говорит, что всякий человек, независимо от цвета кожи и национальной принадлежности, сотворен по Божьему образу и подобию, сделать все возможное для блага этого ближнего, этого человека. В конкретике это выразилось сначала в отмене работорговли, а потом и рабства как такового во всей Британской империи. Этому делу он отдал всю свою жизнь.

Его история – хороший пример того, как Бог может вести к себе человека постепенно, используя разных людей и разные обстоятельства. Уильям родился в богатой семье, был очень талантлив. Его ждали блестящее образование и карьера. Но в течение нескольких подростковых лет он жил у своих родственников, последователей методизма (это было еще при жизни его основателя Джона Уэсли). Эти люди относились к религии очень серьезно, и, в отличие от большей части английского общества, исполняли христианские заповеди в повседневной жизни. Когда семья заметила, что Уильям стал чересчур религиозный, его спасли от этого «дурного» влияния и погрузили в омут светской жизни. Для приличной семьи того времени узнать, что их ребенок стал методистом – это то же, что сегодня для православной или атеистической (одно не исключает другое, в Англии тогда было то же самое) семьи узнать, что их чадо связалось с баптистами.

Затем последовали годы разгульной и беззаботной жизни и ошеломительный взлет по политической карьерной лестнице. Но семя, посеянное в детстве, не было потеряно. К нему добавились новые. В итоге Уильям пережил глубокое покаяние и решительно посвятил свою жизнь служению Богу и ближним, в особенности обездоленным и беззащитным. Сколько детей и подростков прошло через воскресные школы евангельских церквей? В церкви остались единицы. Но я думаю, что это не повод для расстройства. Кто знает, что Бог совершит в их жизни через десять, двадцать, тридцать лет?

Став христианином, он был уверен, что должен уйти из политики. В те времена она была таким же грязным делом, как и сейчас. Например, Метаксас подробно описывает, что нужно было сделать кандидату в Палату общин, чтобы «расположить» к себе избирателей. За голоса нужно было щедро платить и это считалось нормой. К счастью, мудрые наставники убедили молодого христианина в том, что у него есть уникальная возможность прославить Бога через то положение, которое он занимает, и остаться в парламенте.

Признаться, я скептически отношусь к тому, как много может совершить христианин во власти. Но Уилберфорс несколько растопил мое сердце. Во-первых, он понимал, что законы не изменяют сердец людей, они лишь регулируют их поведение внешне. Это трезвая оценка возможностей политика! Во-вторых, он был смиренным человеком. Все что он делал, не было мотивировано жаждой славы или богатства. Его политическая деятельность была проявлением жертвенной любви, как к своему собственному народу, так и к тысячам африканцев, за жизнь и благополучие которых он боролся всю свою жизнь. Он не пользовался своей религиозностью как одной из фишек в политической игре.

Он пример человека, который посвятил себя одному великому делу – отмене работорговли, а в конечном итоге – и самого института рабовладения по всей империи. Не то чтобы параллельно он не занимался сотней других благородных дел. Просто эти дополнительные проекты никогда не отвлекали его от самой главной жизненной цели. Я все больше замечаю, как важно в жизни определиться, чего именно ты хочешь больше всего. Как важно посвятить себя Божьему делу в каком-то конкретном смысле. Только это обещает принести плод, увидим мы его при жизни или нет.

Вторая большая цель, которую он перед собой ставил – изменение закона, запрещавшего посылать в Индию миссионеров. Фактически, Англия на тот момент бессовестно эксплуатировала эту страну в экономическом отношении, при этом не желая делать ничего для изменения общественного и духовного уклада жизни индийцев. Ведь англичане «уважали местную культуру»! Это включало в себя кастовую систему, оставлявшую бедных в безнадежном положении, обычай сожжения вдовы вместе с покойным мужем, убийство нежеланных детей (в основном девочек), убийство немощных стариков и т.д. То, что беспокоило британцев, участвовавших в Ост-индской компании – это что если среди индийцев хоть как-то распространится христианское учение, это может угрожать законности детского сексуального рабства, процветавшего на тот момент. Многие англичане держали целый гарем несовершеннолетних девочек, предназначенных для упомянутой цели.

Так вот, Уилберфорс видел выход только в том, чтобы разрешить доступ в Индию христианским миссионерам. Больше всего его беспокоила вечная участь индийцев (это он подчеркнул даже выступая в парламенте), но даже не беря в рассмотрение этот религиозный мотив, единственный способ, как он считал, облегчить страдания миллионов индийцев в долгосрочной перспективе – это распространение христианского учения. Именно он и его политические соратники открыли дверь в Индию, в которую позднее вошли многие миссионеры девятнадцатого столетия. Он не был ни пастором, ни миссионером, но он верно исполнил то, что Бог ему поручил, на том месте, где он находился.

Как я уже сказал, мотивом его политической деятельности было не желание славы или богатства, не достижение абстрактных идеалов, а помощь конкретным людям – сотням тысяч африканцев, погибавшим по вине порочной системы работорговли. Каждый раз, когда его инициатива в парламенте терпела очередное поражение, то о чем он думал больше всего – это огромное количество живых людей, которых продолжат безнаказанно отлавливать как животных, сажать в кандалах в переполненные, зловонные отсеки кораблей и отправлять на другой конец света на сахарные плантации. Треть из них так и не доплывет до берега. Большая часть оставшихся умрет от болезней, непосильных работ или насилия со стороны рабовладельцев. Поэтому принятие (или отказ от принятия) тех или иных решений в правительстве он расценивал как моральный выбор, моральный успех или моральное поражение своей нации.

Он был одним из лучших английских ораторов своего времени, обладал исключительным остроумием, но, став христианином, никогда уже не использовал это орудие для унижения своих политических оппонентов. Например, хотя у него было достаточно свидетельств того, что определенные члены Палаты общин были причастны к тем темным делам, которые творились на рынке работорговли, он говорил об этом как об общегосударственной проблеме, за которую ответственность несут все, кто облечен властью. При этом он не переходил на личности.

Он много читал, при том что с детства обладал слабым зрением. Он был знаменит тем, что карманы его одежды всегда были набиты книгами, к которым он обращался в свободную минуту. Также он заимел привычку носить с собой пузырек с чернилами и бумагу, чтобы записывать свои мысли. Это оставило темно-синий след на многих предметах его гардероба. Вот откуда красноречие! Вот откуда способность без подготовки выступать три часа так, чтобы слушателям хотелось продолжения! Но… не будем забывать об исключительности его таланта. Не будем проводить эксперимент с тремя часами… Но читать побольше стоит. Это факт.

Он обладал очень слабым здоровьем. Его хроническим заболеванием был неспецифический язвенный колит (ulcerative colitis). Однажды, когда он слег, доктора пророчили ему скорую кончину, но он, тем не менее, прожил еще несколько десятков лет (благодаря опиуму), женился, стал отцом шестерых детей и при жизни стал свидетелем триумфа того дела, которому себя посвятил. Но фактически, человек большую часть взрослой жизни прожил «на таблетках». Среди великих христиан люди с хорошим здоровьем – редкое исключение.

Он обратил к вере многих своих друзей и разрушил негативный стереотип о религиозных людях у многих недоброжелателей. Он не соответствовал стереотипу религиозного человека того времени, потому что всегда был радостным и улыбчивым. Он был крайне серьезен в вопросах веры, при этом не будучи скучным и самоправедным моралистом. Он поддерживал отношения с самыми разными людьми, обсуждал с ними самые разные темы, но при этом всегда искал возможности поговорить о самом главном.

Он в своем деле был не один. Ничего в истории не происходит благодаря одной личности. И хотя в исторический иконостас попадает лишь одно лицо, на самом деле, это лицо представляет целую группу единомышленников, целое движение. Это на сто процентов справедливо в отношении Уилберфорса. Он был тем, кто возглавлял полки аболиционистов, высоко держал их знамя и первым принимал на себя ярость вражеского огня.

Всякое доброе дело в этом мире встречает противостояние (2 Тим. 3:12-13). Когда христиане своими действиями задевают чьи-то интересы, они вступают в духовную битву, победа в которой достается только стойким и мужественным. У Уилберфорса ушло 20 лет на то, чтобы добиться отмены работорговли, при том что ее аморальность и бесчеловечность была убедительно доказана с самого начала. Эта победа стоила ему денег, здоровья, безопасности, репутации и отношений с некоторыми друзьями и родными. Задумайтесь: 20 лет борьбы!!!

Каждый раз, когда ему из-за возраста и по состоянию здоровья приходилось снимать с себя определенные обязанности в правительстве, он чувствовал угрызения совести. Он понимал, что не использовал все возможности, которые были ему предоставлены. Это меня утешает, потому что в жизни столько приходится принимать правильных решений, от которых совесть все равно неспокойна…

Все великие имели свои недостатки. Слабостью Уилберфорса было то, что он обладал очень подвижным умом, не мог долго сосредотачиваться на одном, страдал отсутствием самодисциплины. Он боролся с этим всю жизнь, но его успехи на этом фронте были не столь велики как на политической арене. Состояние его дома (а он включал в себя жену, детей и прислугу) несколько раз в книге описано выражением «домашний хаос» (domestic chaos). Это не означает, что его можно канонизировать как святого покровителя разгильдяев. Нет. Это говорит о величии Божьей благодати в жизни человека, который всем сердцем хотел Ему угодить. Пусть даже его жизнь не была идеалом во всем.

Последнее, что я упомяну, особенно затронуло мое сердце. А также это повеселит тех, у кого хватило терпения дочитать до этого пункта. Уилберфорс не умел выступать и писать кратко. В книге есть пример, что однажды он начал писать письмо одному человеку по какой-то важной теме. Но постепенно письмо доросло до размера… книги (здесь я голосую за канонизацию и готов возглавить орден уилберфорситов!). О дальнейшей судьбе письма автор умалчивает. Это и не важно. Прекрасен прецедент!