Братания между солдатами враждующих стран

Братания между солдатами враждующих стран.

По материалам Википедии и другим источникам Сети

Брата́ние — стихийное прекращение военных действий или заключение братского союза.
Известны ситуации, когда дружеские или доброжелательные отношения между некоторыми группами людей запрещались. К таким группам в разное время относились:
•    солдаты противоборствующих армий;
•    оккупанты и население оккупированных территорий;
•    солдаты, присланные усмирять народные волнения, и бунтующее население;
•    верующие разных религий;
•    охранники, вольнонаёмные и заключённые;
•    представители некоторых каст, социальных слоёв.
Тем не менее, в истории имели место несанкционированные прекращения вражды, несмотря на то, что они осуждались официальной моралью, а нередко и преследовались властями вплоть до обвинения в государственной измене.

Первые упоминания о проявлении братания на войне относятся к XIX веку.

Сострадание к неприятелю во время Отечественной войны 1812 года
Когда зимой 1812 года  войско Наполеона было вынуждено отступать, (особенно после Березины) оно оставляло множество измученных, полураздетых и замерзающих солдат. В это время отношение русских к отступающим французам резко изменилось — их перестали добивать и начали жалеть. И хотя в самой русской армии зачастую не хватало еды и одежды, солдаты по собственной инициативе помогали своим бывшим врагам. Офицеры допускали, а иные даже участвовали в этом деле сами. Как только весть о хорошем отношении к французам дошла до отступающих частей французской армии, пошла волна массовой сдачи неприятеля в плен. Все, кто совсем недавно лелеял надежду вернуться на свою Родину, бросили свои мушкеты и стали сдаваться русским. Как результат, тысячи осевших и ставших позже гувернерами для барских отпрысков.

Братания во время Французской революции
Наиболее известным из таких случаев было братание в Париже во время Февральской революции 1848 года. Солдаты правительственных войск отказывались стрелять в толпу, а нередко даже переходили на сторону восставших. Поэтому братания часто происходят в периоды революций и Гражданских войн, когда враждующие имеют возможность общения друг с другом для выяснения подлинных причин военных конфликтов. Поэтому демонстранты всегда имеют возможность изъясниться с представителями правительственных войск во время появления любого рода конфликтов между населением какой-то отдельно взятой страны и действующим правительством.

Братания во время Крымской войны
Во время Крымской компании (1853-1856) больше всего сблизились русские с французами, поскольку на французском разговаривала знать. Когда под конец осады Севастополя боеприпасов у русских солдат стало катастрофически не хватать, был издан приказ о денежных вознаграждениях за собранные пули. Самые отчаянные группками выходили на нейтральную территорию и собирали их там. Однажды этих собирателей заметили французские дозоры и даже сделали несколько выстрелов, но увидев, чем занимаются их враги, стрелять прекратили и наоборот стали аплодировать и кричать «Браво!»

Интересен и эпизод, приведенным Л. Толстым в его «Севастопольских рассказах»: после очередного неудачного штурма обе стороны объявили перемирие, чтобы похоронить своих умерших, как подобает. И, как ни странно, ни французы, ни русские, участвовавшие в похоронах, не проявляли какой-либо враждебности по отношению друг к другу, а вполне мирно разговаривали о погоде, обменивались сигаретами, торговали мелочью и хвалили друг друга за героизм. Конечно, это были, скорее всего, единичные случаи проявления человеколюбия к врагу, назвать которые братаниями довольно трудно. Тем не менее, французское командование заблаговременно поняло всю их опасность и на самых важных участках (например, штурм Малахова кургана) действовали не коренные французы, а зуавы из Алжира.

Братания во время Первой мировой войны
Во время Первой мировой войны (1914—1918) высшее командование, командиры дивизий, корпусов и армий, а также их персонал знали о не-агрессивном поведении своих войск, и в некоторых случаях анализировали статистику потерь для его выявления. В качестве контрмеры, патрулям часто отдавались приказы содействовать установлению «враждебных настроений» в войсках. Массовое распространение братание получило во второй половине 1916-го и в 1917-м годах. Братания происходили как на Западном, так и на Восточном фронтах Первой мировой войны. На Восточном же солдаты на некоторых участках фронта вообще отказывались идти в бой.

Братания на Западном фронте
В начале войны, конечно, никому и в голову прийти не могло, что она продлится так долго и будет такой мучительной. Многие даже с радостью шли в бой, желая прославиться и получить повышение по службе, в обычных условиях долго заслуживаемое. Однако с началом траншейных боёв, когда люди стали гибнуть не столько от личных встреч с противником и от непрекращающегося обстрела из снарядов, а от тифа, цинги, пневмонии и прочих последствий окопной жизни, будучи по щиколотку залиты водой, их отношение к войне резко изменилось.

Рождественские братания начались в 1914 г. после заключения британским и немецким командованиями двухдневного перемирия, заключенного для того, чтобы похоронить по-человечески умерших, валявшихся сотнями на ничейной земле: от огромного количества трупов уже тяжело было дышать. Ради такого события на время перестала бить даже артиллерия. Это было похоже на простое перемирие, которое носило официальный характер. «Мы теперь все устали от войны. Самая сокровенная наша мечта, о которой мы часто говорим, – это мир. Мирные переговоры для всех нас были бы избавлением от этого кошмара. Но куда ни посмотришь – нет выхода, нет надежды» (из дневника немецкого офицера).

Но вот печальный долг павшим был отдан, и полоса между траншеями очистилась. Но продолжать войну не хотелось, тем более вовсю приближалось Рождество. Поэтому вскоре по обе стороны окопов начались празднества с обильными возлияниями, украшение рождественских елок и зажигание елочных свечей. Настроение было рождественское, поскольку солдаты получили от своих родных праздничные посылки. Люди изголодались по человеческому общению и тянулись друг к другу. Рождество побудило солдат не только зачитываться письмами из дому, но и петь рождественские гимны.

Поскольку траншеи противника располагались близко, немцы и британцы прекрасно слышали друг друга. Первыми запели германцы, всегда славившиеся своими церковными песнопениями. Их рождественская песня «Тихая ночь» (Stille Nacht) так растрогала противника, что в британских траншеях вскоре стали аплодировать, вытирая слёзы от умиления. Атмосфера вражды расселась как ранний туман. Коль все равно воевать на Рождество нельзя, почему бы не воочию повидать певцов? Сначала на ту сторону перебрались самые храбрые, потом любопытные, затем общительные, затем… и вскоре на этой стороне никого не осталось.

Пили шнапс, делали фото на память, пели, курили и даже танцевали под гармонь. А потом кому-то пришла идея сразиться в футбол, ведь где англичане, там и футбол! Спорт, как известно, хороший заменитель войны. Поскольку мячей явно не хватало (да и где им вообще тут было взяться посреди суровой зимы!), играли не настоящими надувными мячами, а суррогатами, например, завернутой в тряпье гильзой от снаряда.

А праздник всё не угасал. В ту же рождественскую ночь британский летчик пролетел над французским городом Лиллем, занятым немцами, и сбросил изумленным неприятелям большую упаковку сливочного пудинга. А британский лейтенант Джон Рейт, который впоследствии основал Би-Би-Си, дал немецким офицерам званый обед во французском замке, с шампанским и при свечах.

Поскольку празднование Рождества никак не прекращалось, командование с обеих сторон забило тревогу. Местные командиры, придя в ужас от братаний, попытались унять вышедших из подчинения солдат. Так, например, все английские офицеры, начавшие футбольные матчи, через пару дней были расстреляны (есть версия, что из-за постоянных проигрышей). Подобные мероприятия происходили и в стане противника, да так успешно, так что вскоре удалось добиться прежней дисциплины, но дух воинственности уже угас.

Разумеется, братания не прошли бесследно. Основная масса хоть немного мыслящих людей все случившееся оставили в закромах своей памяти, чтобы, как только закончится война, выплеснуть всю злобу на тех, кто заставил их воевать против воли не только их самих, но и тех, кого они считали своими врагами. Не случайно сразу же после заключения мира по Европе прошли забастовки и революции, а также было написано большое число разоблачающих статей и гневных очерков. Люди бастовали, митинговали, устраивали акции протеста, пока всё это не преобразовалось в совсем другое явление, названое современниками «веселые двадцатые».

Братания на Восточном фронте
Первое братание имело место в декабре 1914 г. на Северо-Западном фронте среди солдат 249-го пехотного Дунайского и 235-го пехотного Белебеевского полков. Инициатором его выступили солдаты германской армии. Случай рождественского братания в декабре 1914 г. на этом фронте оказался не единственным. Так, 20 солдат, 4 унтер-офицера и 1 ефрейтор 301-го пехотного Бобруйского полка 76-й пехотной дивизии «отлучились по легкомыслию» в расположение немцев. Командованию стало известно и о других «печальных инцидентах» братания в декабре 1914 г.

Имели место случаи братаний и на Пасху 1915 г. Православные солдаты-крестьяне русской армии начали поздравлять с Пасхой православную (славянскую) часть автровенгерской армии. Они заключались в выходе из окопов, свидании с противником («германцем»), «христосованием», взаимным угощением папиросами, сигарами. Одно из братаний, в котором участвовали и офицеры, закончилось соревнованием хоров с обеих сторон и общими плясками под немецкую гитару.

Братание в октябре 1915 года также носило единичный характер и не представляло угрозы боеспособности Русской армии. Массовое распространение братание получило лишь в конце 1916 года и, особенно, в 1917 году.

Братание после Февральской революции в России
Борясь с братанием в период июньского наступления 1917 г., командование русской армии перешло к репрессиям. В июле 1917 г. Временное правительство издало приказ о расстреле представителей армий противника, явившихся для братания и предании суду военно-полевых судов чинов Русской армии, принимающих участие в братаниях. Было заявлено о том, что неприятель использует братание в разведывательных и разлагающих русскую армию целях.

Действительно, после Февральской революции в России руководство Германии и Австро-Венгрии предписало своим вооруженным силам не предпринимать боевых действий на востоке, а начать там широкую пропаганду через братания. Оберегая свою армию от разложения, австро-германское командование в секретных приказах весной 1917 г. предписывало «вступать в разговоры с представителями противника только уполномоченным на это офицерам разведки». Документы германской и австро-венгерской разведок полны многочисленных сведений об использовании ими братания. Так, по подсчетам М.С. Френкина, за май 1917 года австро-венгерская разведка только двух армий осуществила через братание 285 разведывательных контактов.

Когда же все мероприятия по «мирной пропаганде» были выполнены, в результате чего был собран обильный разведывательный материал, братания с австро-германской стороны с середины июня временно прекратились. И с самолетов противника над окопами противника стали разбрасываться листовки, в которых сообщалось, что ввиду начавшегося русского наступления солдаты, пытающиеся выходить на братание, будут расстреливаться…

Со времени Пасхи 1917 г. восточный фронт уже представлял собой весьма странную картину: российские солдаты общались с немцами и австрийцами, вместе удили рыбу, ходили в гости, а также митинговали как вместе, так и порознь против собственных правительств. Вся эта неразбериха закончилась лишь 3 марта 1918 г., когда новоявленное Советское правительство заключило с Четверным союзом Брестский мир. Вместе с ним были погребены и Габсбурги, и их противники (в том числе Николай Романов), развязавшие эту бойню. Их жизнеспособность была подорвана такими народными движениями, как братание, показавшими, что народ — отнюдь не пушечное мясо, не умеющее думать самостоятельно.

Усиление влияния большевиков на фронте во второй половине 1917 года привело к массовому и организованному братанию. Некоторому успеху большевиков содействовало то, что к тому времени русская армия состояла в основном из крестьян, которые видели в собственном правительстве не меньшее опасного «врага», чем Германия. Братания после прихода большевиков к власти (в декабре 1917 — феврале 1918 годов) приняли характер государственной политики — большевистское правительство надеялось с их помощью приблизить германскую революцию или хотя бы оттянуть или ослабить предстоящее немецкое наступление.

Братания во время Гражданской войны в России
Во время Гражданской войны имели место братания советских войск с частями Антанты. Так, в конце декабря 1918 года на Северном фронте началось братание солдат 6-й армии с англо-французами (Какурин Н. Е. Гражданская война. 1918-1921 / Н. Е. Какурин, И. И. Вацетис; Под ред. А. С. Бубнова и др. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2002). Мотивом такого братания было желание большевиков поскорее закончить войну с иностранными интервентами.

Братания во время Второй мировой войны
Во Второй мировой войне тактику братания применяли немцы в целях развращения армии французов. Когда Франция объявила войну Германии, французы пошили в наступление, заняли несколько деревень, не зная, зачем они это сделали. Затем Франция перешла к обороне: французы сидели в окопах, смотрели на немцев, и не понимали, зачем нужна эта война. В это время немцы и начали брататься с французами, чтобы прекратить войну на западном фронте. Затем Франция все же оказалась оккупированной немцами, что свидетельствовало о фиктивности их предыдущего братания с французами.

Война фашистской Германии с Советским Союзом, имеющим коммунистическую идеологию, в силу противоположности идейных предпосылок этих держав не благоприятствовала братанию на ее фронтах. По крайней мере, фашизм к тому времени выкорчевал из сознания немцев какое-либо представление о допустимости такого братания даже на пролетарской почве.

Коммунисты учли уроки Первой Мировой, так что во время Великой Отечественной войны случаев братания практически не было, по причине работы снайперов. Их основной задачей было отстреливать своих, пытающихся перейти линию фронта. А начиная с лета 1942-го эту функцию стали выполнять заградотряды, потом СМЕРШ… Лишь в конце войны советское правительство попыталось защитить немецкое мирное население от произвола, разграничив немца и фашиста.

Впрочем, имеются свидетельства о попытках избежать ненужных боевых действий там, где это было возможно, и на советском фронте. Например, можно сослаться на свидетельство Андрея Вишневского, который утверждает: «Мне дед рассказывал, стояли напротив друг друга иногда неделями, но команды на штурм ни те, ни другие не давали, что-то в штабах соображали. Так народ и едой и пластинками обменивались, и в футбол играли…. единственное, не пили вместе. А через пару дней… в атаку шли и убивали, как солдаты!»

Когда был открыт второй фронт, американское командование запретило братание даже с гражданским населением оккупированных территорий. В 1945 г. генерал Эйзенхауэр заявил: не должно быть «никакого братания» между американскими войсками и немецким населением. Тем не менее, благодаря давлению от государственного департамента и отдельных американских конгрессменов эта политика была постепенно ослаблена. В июне 1945 г. запрещение разговоров с немецкими детьми было сделано менее строгим. В июле стало возможно говорить с немецкими взрослыми при определенных обстоятельствах. В сентябре политика запрета общения была отменена и в Австрии, и Германии.

На ранних этапах оккупации американским солдатам не разрешали оплачивать содержание немецкого ребенка, что рассматривалось как «помощь врагу». Браки между белыми американскими солдатами и австрийскими женщинами не разрешались до января 1946, и с немецкими женщинами до декабря 1946 г.. Интересно, что ни в СССР, ни в Германии подобных запретов фактически не было: например, за два с половиной месяца немецкой оккупации Калуги 52 местные девушки официально венчались с немецкими солдатами в церквах.

Отдельные эпизоды братания между советскими и американскими солдатами происходили во время так называемой «встречи на Эльбе», несмотря на то, что существовала инструкция по Советской армии: не проявлять никакого панибратства с союзными войсками, поскольку отношения между бывшими союзниками начались портиться.

Условия братания.
Конечно, такие вещи, как братание, просто так не происходят. Среди прямых и косвенных причин братаний следует упомянуть следующие:

— Ломка стереотипов о враге. До начала Первой мировой войны (как и всегда) правительствами воющих стран повсеместно насаждалось представление о враге как некоем чудовище, дикаре или варваре. Достаточно сравнить заголовки русских и немецких газетных статей того времени: «Невероятное зверство германцев» и «Казачьи козни», «Христиане ли немцы?» и «Мародерство русских при Эйдткунене», «Германские неистовства» и «Люди или звери». Однако буквально с первых же дней боевых действий, во время встреч с местным населением или при общении с пленным противником, у многих воевавших начало теряться «официальное» мнение о противнике. И теперь немец уже не казался французам и русским тем кровожадным монстром, каким его показывали дома, а австриец с удивлением осознавал, что пьяный русский, скачущий на медведе, весьма отличаются от пропагандируемого «сверху» противника.

— Бесчеловечная муштра. Основной контингент войск, состоявший из обыкновенных мирных крестьян и рабочих, подчас только-только окончивших школу, при прохождении первичной армейской подготовки тут же оказывался в руках настоящих извергов – своих земляков. Длиннющие марш-броски по пересечённой местности, шагистика и прочие радости военного быта вызывали скрытую ненависть против своих же командиров. Стоить отметить ужасающую практику немецких офицеров по созданию такого солдата, который не должен был чувствовать к противнику никакой жалости. Для этого только что призванных на службу юнитов методически упражняли в жестокости к противнику, заставляя их истязать и замучивать до смерти пленных. Мотивировалось это тем, что хорошо сражаются только озверелые солдаты. Естественно, после таких упражнений солдаты или сходили с ума, превращаясь в послушную машину для убийств, или становились убежденными пацифистами (пусть даже только до первого боя).

— Понимание того, кто твой подлинный враг. Простому солдату было трудно понять, за что он должен погибать и помогать умирать другим. Разве рядовые солдаты виноваты в войне, по какую бы сторону они в ней не находились? В мозгу солдат возникали следующие: противник, оказывается, такой же, как и я, человек, страдающий от прихотей собственных правительств. Это было видно из того, что даже паёк офицерам выдавали больше, чем обычным солдатам. Так кому же нужна эта война? Очевидно, не простому солдату. Однако те, кто развязывают войны, сами не воюют. Стало быть правительства загребают жар руками и ценою огромных жертв собственного народа.

— Общая вера. Конечно, добрая половина войн в истории Европы велась по религиозным мотивам, однако та же христианская вера запрещает убийство, по крайней мере, по недостаточно обоснованным причинам. И здесь солдаты противоборствующих сторон, не вдаваясь в хитрости военно-религиозной пропаганды, внезапно обнаруживали, что все они в общем-то единоверцы.

— Чрезмерная жестокость современных войн. Новые виды вооружений такие, как пулеметы, дальнобойная артиллерия, бомбы, газы (позже — химическое, биологическое и атомное вооружение) уже не различали гражданское насилие от военного. Это, помимо депрессии, порождало закономерное желание остановить весь этот ужас любыми способами. Одним из этих способов и стало братание.

Принцип «живи сам и дай возможность жить другим»
Живи и давай жить другим (англ. Live and let live) — неагрессивное сотрудничество, спонтанно возникшее во время Первой мировой войны, в частности, во время продолжительных периодов позиционной войны на западном фронте. Этот процесс можно описать как добровольное уклонение от применения насилия во время войны. Оно может принимать форму нескрываемого перемирия или пактов, установленных солдатами локально. В других случаях оно принимает форму негласного отказа от использования оружия или выстрелов, производимых по определенному ритуалу или шаблону, что свидетельствует о мирных намерениях.

Подобное поведение обнаруживалось на низких уровнях воинской иерархии, там, где ответственными были младшие чины — рядовые и сержанты. Примеры можно найти как среди часовых, отказывающихся стрелять в обнаруженных солдат неприятеля, так и среди снайперов, пулемётных расчётов и даже артиллеристских батарей. Тони Эшворт (Tony Ashworth) в своей книге «Позиционная война 1914—1918: Система „живи и давай жить другим“» (Trench Warfare 1914—1918: The Live and Let Live System) исследовал эту тему, основываясь на дневниках, письмах и свидетельствах ветеранов войны. Он обнаружил, что система «живи и давай жить другим» была широко известна в то время и была обычной в определённые периоды и в определённых местах. Системе часто следовали в случае, если подразделение выходило из боя и отправлялось на спокойные участки.

Тема братания в искусстве
•    Фильм «О! Что за чудесная война» — трагикомедия, очень ироничный, красочный фильм. Состоит из множества сцен: набор рекрутов, первые месяцы войны, рождественские братания. Кроме прочего в фильме много солдатских песен, очень рекомендуется к просмотру при должном знании английского.
•    Фильм «Счастливого Рождества» — про рождественские братания в 2014 году.
•    Рассказ Ремарка «Враг» исполнен сострадания к потерянному поколению.
•    Фантастический роман Барри Лонгиера и позднее культовый фильм Вольфганга Петерсена «Враг мой», где во время космической войны человек и элиен уединяются на необитаемой планете и братаются. Кстати, у фильма был тэглайн: «Враги, потому что научены быть ими. Союзники, потому что пришлось стать ими. Братья, потому что осмелились быть ими».
•    Х/ф «Щорс» (1939 г.) показывает братание красноармейцев с немцами.
•    «Похождение бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека является лучшим антимилитаристским романом! Взгляд на всю несуразность войны глазами простого бюргера. Роман неоднократно экранизирован в различных странах мира.
•    «Мирослав воюет» Матэ Залка — рассказ о многонациональной компании дезертиров, решивших отдохнуть от происходящего у местного населения.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s