Война как величайшее несчастье человечества

Война как величайшее несчастье человечества

Питер ван ден Дунген

Источник: Постижение идеала: из истории миротворчества и интеллигенции. Сборник. Институт всеобщей истории РАН. 2005 / http://www.nekij.info/Links/Library/Sborniki/Books/Iz%20istorii%20mirotvorchestva/O%20Dzhone%20Bellerse.html

Оригинальное название статьи: О Джоне Беллерсе и его плане европейского мира (1710)

«Война — это величайшее несчастье, постигающее смертных» (Джон Беллерс)

Татьяна Александровна Павлова (1937-2002) была не только rara avis («редкой птицей») как представительница русских квакеров — она была также ведущим русским историком квакерства и исследовательницей этого движения. Пожалуй, не вызывает удивления, что в числе ее публикаций имеется и монографическое исследование о Джоне Беллерсе. вышедшее в свет в 1979 г.1

Джон Беллерс — английский квакер, общественный реформатор и филантроп — родился в 1654 г., 350 лет тому назад, и умер в 1725 г. Карл Маркс несколько раз упомянул о нем в «Капитале», где Беллерс заслуженно назван «поистине феноменом в истории политической экономии». Это объясняет, почему в течение почти всего XX века, во время существования Советского Союза и господствовавшей в нем коммунистической системы Беллерс был более известен именно там, а не на его родине2.

В первую очередь как раз прогрессивные и оригинальные мысли относительно нищенства, безработицы, болезненности людей и их преступности сделали Беллерса во многих аспектах предшественником как социализма, так и теории государства благосостояния, welfare state. Менее известно в целом, что он является также первопроходцем в области создания международных организаций и защиты мира. Впрочем обе эти сферы его деятельности хорошо суммированы в том титуле, под которым Эдуард Бернштейн в своей «Истории социализма» издал главу о Беллерсе. Этот титул таков: «Джон Беллерс: защишик бедноты и адепт лиги наций»2.

Т. А. Павлова в своем исследовании о Беллерсе предлагает краткое изложение тех идей, которыми Беллерс обосновывал свой подход к достижению мира во всем мире. В настоящей статье мы обратимся в основном к вопросам, касающимся труда Беллерса «Некоторые основания для создания Европейского государства» (1710). Это были первые планы так называемого «вечного мира», опубликованные в XVIII веке. На это столетие выпали как популяризация самого выражения «вечный мир», так и попытки выработки соответствующих планов.

Авторов было много, начиная от аббата Сен-Пьера в первые года века (1712) и до Иммануила Канта в конце столетия (1795). Но в отличие от планов его более знаменитых коллег, размышления Беллерса в течение почти двух столетии после их появления, вплоть до XX века, были по существу забыты и игнорировались в истории идей создания международных объединений и мира во всем мире. Ирония судьбы и подтверждение сказанного выше — что британский ученый, написавший в 1958 г. исследование о планах Беллерса, посчитал необходимым рассказать и об их авторе, «в остальном совершенно неизвестной фигуре»4.

Несомненно, Беллерс известен гораздо меньше, чем его современник и соратник среди квакеров Уильям Пенн. Тот был не только выдающимся квакером и плодовитым писателем, но и основателем и руководителем общины в Пенсильвании. В 1693 г. он опубликовал собственный план установления мира в Европе. Поскольку Беллерс и Пенн были близкими друзьями, а первый знал о планах второго, возможно, что именно эти планы вдохновили и Беллерса. «Пенн оказал сильное влияние на Беллерса, входившего в ту же секту», — пишет Зильбернер, хотя и не увязывает это утверждение непосредственно с мирным планом Пенна5.

С другой стороны следует отметить, что богатое воображением мышление и реформационные устремления самого Беллерса были, как и в случае с Сен-Пьером6, достаточны, чтобы привести его к размышлениям относительно отказа от войн в такой период, когда жили он сам, Пенн и Сен-Пьер, то есть во время долгой войны за испанское наследство. Действительно, согласно мнению одного из ведущих историков, Беллерс рассматривал свой план как результат союза против Людовика XIV, состоявший прежде всего из Англии, Нидерландов и Австрии7. Подобно Сен-Пьеру, Беллерс полагал, что «очередной общий мир», которым завершится текущая война, «может оказаться вечным» — такова первая фраза его плана 1710 г., а время, потраченное на «поиски столь полезного подхода, закрепляющего мир на вечные времена», было бы «временем весьма плодотворным».

Беллерс был «первопроходцем социальной реформы»8, он «принадлежит к числу тех универсальных реформаторов, которые стали особенно широко известными фигурами в XIX веке»9. С 1695 года до его смерти, наступившей тридцатью годами позднее, он опубликовал около двадцати работ, содержащих предложения по совершенствованию человеческого общества. Он сетовал не только на ущерб, наносимый войнами, но и на страдания от безработицы, от болезней, от невежества. Соответственно, он предлагал детальные и практически применимые схемы совершенствования жизни, в частности, создание «колледжей промышленных специалистов» — это была его любимая тема создания рабочих мест.

Он предлагал и новую систему национального здравоохранения и улучшения школьного обучения, выступал за реформу тюрем и уголовного законодательства, он «считается первым, предложившим отмену смертной казни»10. Это предложение Беллерс выдвинул в 1699 г., за 65 лет до того, как была опубликована соответствующая работа Беккариа. Беллерс внес такое предложение в своем сочинении «Очерки о бедноте…», в разделе, озаглавленном «Некоторые возражения против казни преступников»11.

Беллерс предлагал также реформировать избирательную систему, чтобы обеспечить избрание наилучших политических руководителей. Правильно отмечено, что «его интересы отнюдь не ограничивались международной сферой. Он был одним из первых, кто оценил важность использования принципов сохранения мира в общественной жизни государств». Например, его схема создания «Колледжа промышленных специалистов» может расцениваться как предвидение появления почти через двести лет «некоторых современных нам движений за достижение мира в индустриальной сфере на основе организации сотрудничества»12.

У Беллерса можно найти те же соображения, что и у Сен-Пьера, относительно достижения счастья и благополучия всего человечества. Беллерс «толкует о всеобщем благе для человечества»13. Во введении к своему плану мира 1710 г. он говорит, что написать на эту тему его побудило стремление содействовать благополучию его родной страны и «благу всего человечества в целом». Действительно, если Сен-Пьер в третьем томе своего мирного плана исключил из организации мирного сообщества Турцию14, то Беллерс (как до него Пенн) выступает за ее включение в эту схему. Заключая свои предложения, он выразил несогласие со сделанным Генрихом IV исключением из мирных планов «московитов и оттоманов», оценивая такой подход, как «любезничание с Римской империей». Беллерс возражал: «Московиты суть христиане, а мусульмане — люди, имеющие те же свойства и побуждения, что и другие лица…, так что рубить им головы — большая ошибка, из-за которой Европа рискует в слишком большой мере оказаться под бременем войны; между тем, чем больше возможностей будет иметь Гражданский Союз, тем крепче будут мир на земле и добрая воля среди людей»15.

Произведения Беллерса «содержат большую долю практических рекомендаций, вдохновленных его воображением… и при поистине духовных воззрениях… Он полагал, что утопия может быть обращена в реальность»16. Совершенно независимо от его произведений и идеалов, Беллерс — как это сказано и о Сен-Пьере — был также «человеком добра». Он был известен своей набожностью и добросердечием, был человеком, внушавшим любовь окружающих17. С юных лет он участвовал в различных человеколюбивых начинаниях, включая усилия по поддержке его единоверцев-квакеров, преследовавшихся вплоть до акта веротерпимости 1689 г. (он и сам был несколько раз арестован).

Беллерс также способствовал спасению французских гугенотов, часть которых бежала за океан, спасаясь от жестоких преследований на родине. Еще до отмены Нантского эдикта 1685 г. многие жители бежали от жестокой политики «драгоннад»18. В письме, отправленном Уильямом Пенном в 1685 г. правящему совету своей колонии в Пенсильвании, он писал, что эти французы переезжают «за счет Джона Беллерса». Беллерс приобрел там землю, и теперь Пенн просил советников снизойти «до бед этих людей и разрешить им пребывание здесь и на будущее»19.

Действительно, именно отсутствие веротерпимости побудило Пенна начать «святой эксперимент» жизни в новом мире. Аналогичные соображения преобладали у Беллерса, когда он сочинял свой план мира, содержащий предложения по религиозной терпимости, о чем свидетельствуем уже полный заголовок этого плана: «Некоторые соображения для одного из европейских государств, предложенные державам Европы всеобщим поручителем и ежегодным конгрессом, сенатом или парламентом, чтобы организовать обсуждение касательно определения в последующем границ и положений правителей и государств. С присовокуплением общей схемы, составленной Генрихом Четвертым Французским по тому же предмету. А равно: Предложение Генеральному Совету или Собору всех различных религиозных вероисповеданий в рамках христианства (без спора об их различиях) выработать общие принципы согласия в таком деле: что необходимо, чтобы они стали добросердечными сторонами и соседями, пусть и при различных представлениях о путях к небесным сферам. Чтобы предотвратить ссоры и войны на родине по окончании войн за рубежом».

Это предложение содержит пятый из семи разделов, на которые Беллерс разделил свой план мира. (Шестой раздел резюмировал схему Генриха IV). Заголовок лишь подчеркивает, что если христиане сосредоточатся на главных принципах, общих для всех конфессий, а не вторичных моментах, которые их разделяют, то их страны будут процветать в мире, а не страдать от бедности и разрушений, преобладающих ныне. В обзоре плана Генриха IV20 Беллерс указывает, что этот король издал эдикт о протестантах, так что две ветви религии могут мирно сосуществовать.

То значение, которое Беллерс придавал принципу свободы совести (или религиозной терпимости), чтобы сохранить мир внутри (а также, очевидно, и в международной сфере) видно по его комментариям к проекту Сен-Пьера. Эти комментарии вышли в свет в 1714 году, когда сочинение Сен-Пьера было опубликовано на английском языке. Суждения Беллерса и были реакцией на это издание. Очень вероятно, что это первые, а возможно, и единственные комментарии современников к мирному проекту Сен-Пьера, изданные на английском языке21. Беллерс приложил эти замечания к концу своего «Очерка по совершенствованию медицины», где он пишет: «Многие преимущества общеевропейского государства и сената замечательно обрисованы аббатом Сен-Пьером, членом французской Академии. Они недавно опубликованы на английском языке и озаглавлены «Проект установления вечного мира в Европе»22.

Очевидно, Беллерсу пришелся по вкусу этот новый план мира, поскольку изложение своего собственного плана он заключил сентенцией, что раньше не встречал по этому предмету никаких высказываний, кроме тех, что предложены епископом Родезским и Уильямом Пенном. «Если какому-либо джентльмену известны другие соображения, высказанные по этому вопросу, — писал он, — они должны быть опубликованы, чтобы придать дополнительный вес осуществления такой схемы и внести вклад в наступление счастливых дней Европы»23.

Продолжая, как и первоначально, свои позитивные комментарии к труду Сен-Пьера, Беллерс по-прежнему и критиковал его за недостаточные рекомендации по решению религиозных споров и игнорирование тою факта, что эти последние послужили поводом к крупнейшим войнам внутри христианского мира. Все аргументы в пользу всеобщего мира останутся напрасными, говорил Беллерс, пока не будут предотвращены религиозные преследования. Быть может, аббат не хотел затрагивать эту проблему, имея в виду те «надежды, которые священство Франции возлагало на предпочтения в церкви и на страстную привязанность к ним»24. Поэтому Беллерс побуждал читателей книги Сен-Пьера относить многое из содержания читаемых ими материалов не только к правителям и церкви своих стран, но и ко всей Европе. Он имел в виду такое положение римско-католической церкви в Великобритании и протестантов во Франции, Савойе и Германии, которое могло бы быть преодолено путем «дружественного и любезного соглашения между всеми вероисповеданиями внутри христианства». Во всяком случае слова о необходимости «всеобщей свободы совести» указывают на то, что Беллерс имел в виду схему, выходящую даже за пределы христианства (это подтверждает и его план всеобщего мира. см. выше).

В отличие от творчества Сен-Пьера, планы всеобщего мира как Пенна, так и Беллерса не стали предметом широкого обсуждения. Если план Пенна неоднократно переиздавался при его жизни25, то о работе Беллерса этого сказать нельзя26 века, о мирном плане Беллерса, видимо, не вспоминали вплоть до начала . Фактически Беллерс был быстро забыт, а когда почти через столетие после смерти о нем снова вспомнили, то речь шла не о его плане мира, а о его схемах экономической реформы. В XIX в. их высоко оценивали Рооерт Оуэн и Карл Маркс (последний, вероятно, узнал о них именно от Оуэна). Кажется, имя Беллерса не встречается в обширной литературе о достижении мира в рамках организованных движений за мир, возникших в начале XIX века. Несмотря на сильное влияние квакеров как в американских, так и в английских обществах мира в течение XIXXX столетия. Так, секретарь Лондонского общества мира и ведущий сторонник идеи международного арбитража В. Эванс Дарби не включил схему Беллерса в свою работу «Международные арбитражи» вплоть до ее 4-го издания (1904), где план Беллерса впервые предшествует плану Сен-Пьера27.

Если одни превозносили Сен-Пьера за подробное описание его мирного проекта28, то другие видели больше смысла и мудрости в краткости изложения, свойственной Беллерсу. Христиан Ланге и Август Шоу писали: «Беллерс не раскрывает свой проект в деталях… Он слишком хорошо понимает, что его дальнейшая разработка будет сопряжена с трудностями. Поскольку в Европе существуют различные формы правления, каждая страна способна сама оптимально оценить собственные формы; потребуется время и дискусии среди затронутых держав, чтобы очертить для себя такую схему, которая подойдет к характеру и обстановке, господствующих в каждой из них». И далее те же авторы пишут: «Хотелось бы пожелать, чтобы Сюлли и все его последователи, прежде всего современник Джона Беллерса аббат де Сен-Пьер, проявили бы такую же осторожность и степень мудрости»29.

Ланге и Шоу обращают внимании на тот факт, что в юридическом аспекте план Беллерса «заходит очень далеко». Они пишут, что Беллерса «привлекает нечто большее, нежели конфедерация: он выдвигает в качестве необходимого условия настоящее федеративное государство». Действительно, в заголовке труда содержится понятие «Европейского государства», и это же понятие повторяется в дальнейшем, когда выражается желание, чтобы «все правительства и государства Европы слились в единую страну». Хинсли также утверждает, что согласно взглядам Беллерса, «все государства должны объединиться в страну под единым правительством»30. Еще один исследователь плана Беллерса заявляет,
однако, что Беллерс видел в перспективе конфедерацию или альянс, нечто близкое к лиге наций, а не общее сверхгосударство31. Таково же мнение Карла Зейпа, который является, видимо первым автором, посвятившим Беллерсу целую монографию32.

Два упомянутых норвежских ученых, Ланге и Шоу, полагают также, что Беллерс более глубоко, чем Пени, знал «Великий Проект» Сюлли, и не колебался с критической оценкой этого проекта. Сюлли исключал Россию и Турцию из предлагаемой федерации, но, как отмечено выше, Беллерс считал это большой ошибкой. Он даже заходит так далеко, что ставит вопрос об аутентичности «Великого Проекта». Он говорит, что познакомился с этим документом через епископа Родезского, который описал его в труде «Жизнь Генриха Четвертого». «Но я, — продолжает Беллерс, — не нашел там никаких сведений по этому предмету кроме того, что говорит сам автор, и что уже было написано выдающимся и ученейшим джентльменом Уильямом Пенном, эсквайром и губернатором Пенсильвании». Пенн же лишь мимоходом касается Великого Проекта. Беллерс был настроен достаточно критически, чтобы понять, что подобные упоминания не могут еще составлять достаточную основу для доказательства аутентичности проекта, который был фактически лишь схематичным наброском, результатом раздумий Сюлли.

Ланге и Шоу резонно подметили, что план Беллерса разработан не столь подробно, как план Пенна, и представляет собой скорее политическую рекомендацию, нежели «план создания международного объединения. Этот факт хорошо разобран в работе Теодора Рюиссена, который пишет, что план Беллерса состоит из серии обращений, направленных в адрес королевы Анны, членов британского парламента, нейтральных объединений и ряда представителеи церкви33. Действительно, первые пять из семи разделов плана начинаются с предлога «к…», за которым следует имя адресата.  Суть всего плана содержится в разделе, озаглавленном «Предложение» и составляющем часть третьего обращения, «К державам Европы». В целом это «Предложение» едва занимает три страницы, чуть более 100 строк.

Еще одну трактовку мирного плана Беллерса предложил Якоб тер Мойлен. Это толкование целиком (кроме заключения) основано на разделе «Предложение»34. Голландский исследователь дает оценку схеме Беллерса только в конце своего труда, где сравнивает многие планы международной организации, представленные читателю35. Хотя план Беллерса краток, в оценке тер Мойлена выделен ряд черт, делающих его достойным внимания в рамках истории идей о международном объединении и мирной Европе. Что касается очередности публикаций об этих идеях в различных книгах и брошюрах, посвященных исключительно этому предмету, то плану Беллерса предшествовали только планы, предложенные Уильямом Пенном, а гораздо ранее, в начале XVII века Эмериком Крюсе (1623).

План Беллерса является третьим (также после Крюсе и Пенна), содержащим предложение об учреждении постоянного международного суда для разрешения спорных вопросов, возникающих между государствами (причем такие юридические функции возлагались на ассамблею делегатов от всех представленных государств). Чтобы проводить в жизнь решения ассамблеи (если потребуют обстоятельства), многие авторы предлагали создать объединенные силы стран-членов. Другие пошли еще дальше и предложили сформировать единую международную армию. По мнению тер Мойлена, первым выразил такую идею Беллерс. Тер Мойлен подчеркивает уникальность предложения Беллерса о мерах по частичному разоружению национальных армий и флотов (прибавляя, что некоторые другие авторы классических мирных планов, хотя и придерживались аналогичных взглядов, но не затрагивали этого вопроса в своих опубликованных работах).

Еще один ключевой аспект предложений по международным организациям касается принципов представительства в них стран-членов. Понятие равенства государств — «одна страна — один голос» — многими авторами мирных планов отвергается. Например, Сюлли выступает за привилегированное положение папы, императора и нескольких королей, представленных в объединении большим числом делегатов, чем другие члены. Пенн — первый автор, видевший различия между государствами на основе объективных параметров, что использовалось для определения числа делегатов (то есть перевеса голосов при выборе решений) каждого государства в будущем международном объединении. Пенн предлагает концепцию, напоминающую определение валового национального продукта. Для Беллерса же решающим критерием для определения не только числа делегатов от каждого государства-члена, но и численности национального контингента международной армии и флота, являются размеры территории. Еще одним возможным критерием является численность населения36. Эти авторы были первыми, осмыслившими трудности, присущие созданию многонационального объединения государств, состав, функционирование и силовые институты которого должны учитывать различия, явно существующие между членами нового объединения37.

Беллерс ссылается на связанный с территорией метод расчета, предлагая его как «одну из идей», которые он хотел бы использовать для реализации «этого Большого Проекта». Имеется в виду следующее: «Европа должна быть разделена на 100 равных кантонов или провинций, или на такое их число, чтобы каждый суверенный правитель и каждое суверенное государство могли бы направить минимум по одному члену в Сенат. И чтобы каждый кантон обязывался выделять по тысяче человек или определенную сумму денег, или эскадру кораблей на ту же сумму, или понести соответствующие расходы в связи с той или иной потребностью сообщества… И за каждую тысячу душ и т. д., которые предоставляет данное королевство или государство, такое королевство или государство получает право делегировать соответствующее число членов в упомянутый Европейский Сенат»38.

Может быть, следует полагать, что предложенное условие разделения является не более чем арифметическим упражнением, которое никак не влияет на статус-кво и относительную мощь суверенных государств? Или, как считают некоторые политики, эти расчеты свидетельствуют о крупных изменениях в территориальном составе и соотношении сил в Европе? Беллерс не разрабатывает эти проблемы детально, но одно из замечаний показывает, что правильна следующая интерпретация: «Количество членов в Сенате должно быть пропорционально силе страны, которую они представляют». Это утверждение подкрепляется и тем, что мы знаем вообще о прагматическом и реалистическом подходе Беллерса к рассматриваемым вопросам.

Представляется, что и Якоб тер Мойлен придерживается такой точки зрения: «Каждое государство могло бы посылать столько делегатов, сколько имеется провинций в его составе»39. Тер Мойлен пишет о «новом разделении Европы», но не останавливается на нем подробнее. Питер Брок замечает, что Пенн, стремясь сохранить статус-кво Европы, отличался в этом отношении от своего предшественника Сюлли «и его последователя — единоверца-квакера Беллерса»40. Этот последний, как он пишет, «желал провести довольно любопытное различие в территориальной конфигурации существующих европейских государств»41.

Еще один квакер того времени полагает в данном случае, что план Беллерса «меньше учитывает международные реалии, чем это заметно в плане Пена»42. Дерек Хитер комментирует: «Беллерс вводит совсем новый иемет в свою перспективу образования кантонов и передачи им права на представительство. Эта идея заслуживает достаточно подробного цитирования»43. К сожалению, он не предлагает никаких интерпретаций идей Беллерса. Несколькими страницами далее он пишет, что Беллерс «дает мало поводов для раздумий о центральной проблеме суверенитета, которую Пенн хотя бы пытается разрешить. «Быть может, Беллерс подошел ближе к сути проблемы в своим идеализированном предложении о передаче власти кантонам»44.

Хитер, как кажется, толкует это в умеренной ключе — в соответствии с его комментариями и по другим вопросам. Касаясь вопроса о границах государств, которые составят «различного рода конфедерации» (в рассматриваемых им планах мира в Европе), он замечает, что эти границы в большинстве случаев останутся неизменными: «Сен-Пьер был со всех сторон раскритикован в связи с принятием такой политики. Но квакеры рекомендуют также «заморозить» существующие границы. Беллерс добавил рафинированные процессы (подчеркнуто им) разделения на кантоны и определения их границ в целях решения вопроса об их представительстве и о призыве рекрутов на военную службу».

Видимо, Рюиссен — в отличие от других авторов, о которых сказано выше, — усматривает в этой идее далеко идущие последствия. Он пишет, что Беллерс «опасаясь вспышки амбиций крупных государств, а также предчувствуя будущую утопию Прудона, предлагает разделение этих государств на малые кантоны»45.

Два ведущих итальянских исследователя классических планов мира замечают, что идея Беллерса может толковаться в двух различных аспектах: Новые кантоны могли бы стать либо простыми частицами существующих государств, либо результатом радикальных перемен, и тогда, например, малые страны, бывшие ранее независимыми, оказались бы включенными в новые реалии46. Эти авторы не касаются того, какую из двух альтернатив предвидел Беллерс.

Хотя Ланге и Шоу цитируют эту упомянутую «одну мысль» Беллерса, они не предлагают никаких комментариев, ограничиваясь замечанием, что он, выдвигая свое предложение, резонно отказывался от уточнения деталей47. Но хотелось бы, чтобы Беллерс был менее деликатен в разъяснении подробностей этой «одной мысли». Действительно, он даже отказывается разъяснить основы, «по которым Европу следует разделить на 100 равных (подчеркнуто издателями) кантонов или провинций». Если имелось в виду, что «равенство» касается территориального размера (как было предположено выше), то понятно, что кантонам со скудным населением или не обладающим значительными богатствами придется столкнуться с трудностями при выделении тысячи душ или денег, или кораблей, для единых оборонительных сил (как это требуется от каждого кантона).

Имеется в виду, что кантоны будут в этом смысле равными, но остается без ответа вопрос об их равенстве или неравенстве по территории, населении, экономике. В схеме Пенна последний фактор является определенным и единственно решающим для определения числа делегатов или голосов в предложенном им Европейском парламенте. Беллерс пишет, что «число членов в Сенате должно быть пропорционально мощи страны, которую они представляют»48, но не указывает, каким образом эта мощь должна измеряться.

Прагматический подход Беллерса, необычный для его времени, явно продемонстрирован в его попытке подсчитать расходы на войну. Здесь он определенно не стеснялся обсуждать детали, за что его ценили. В начале своего обращения к европейским державам Беллерс противопоставляет «многие и долгие» молитвы о мире во благо правителя и его народа «нищенству и разрушениям», от которых они страдают в результате угнетения и войн. Он определяет, словно в отчете о торговой деятельности, «при удивительном современной методике использования статистики»49, затраты на ведущиеся Францией войны, начиная с 1666 г., и выдвигая далее предположение, что для французской короны эти затраты составляли по 12 миллионов фунтов стерлингов в год. За двадцатилетний период, с учетом процентов это составляло до 440 миллионов фунтов.

Он учитывает далее и второй компонент баланса, а именно стоимость жизни убитых солдат. На основе предположения, что годовые потери составляют в год не менее 30 000 солдат (или 600 000 за весь расчетный период), а каждая жизнь составляет для королевства сумму в 10 фунтов на человека (он приводит детальный расчет этой ежегодной суммы, которая за весь рассматриваемый период составит 200 фунтов на человека), следует добавить еще 120 миллионов фунтов.

Далее следует обсуждение того, что теперь именуется «непредвиденными» или «разными расходами». И поскольку Франция понесла от войны столь крупные потери, это же касается «и других королевств, и других стран Европы в соответствии с долей людских и финансовых ресурсов, которые придется затратить»50. Как отметил Рюиссен, несмотря на религиозные мотивы Беллерса, фактором, отличающим его план, является «внимание автора к учету конкретных фактов, особенно его аргументы, опирающиеся на экономику»51.

Приведенный материал затрагивает лишь некоторые аспекты плана Беллерса. В сравнении с тем, что сделано его другом и единоверцем-квакером Уильямом Пенном, ясно, что последний анализирует и представляет результаты своих размышлений более логично и проникает более глубоко в суть политических проблем», как справедливо отметил Хитер52. Действительно, в целом работа Пена в отношении ее структуры и содержания, а также по общей аргументации и детальной разработке предмета — гораздо более элегантное и удовлетворяющее запросы читателя произведение.

Это не уменьшает значения фигуры Беллерса. Как отметил он сам, лишь немногие современные ему авторы обращались к вопросу о прекращении войн, и уже тот факт, что Беллерс составляет в этом смысле одно из исключений, делает его заметной фигурой. Не «одна мысль», которая, как уже сказано выше, приводила в недоумение читателей последующих эпох, определяет его заслуги, а многие другие его черты, которые лишь отчасти отражены в настоящей работе.

План Беллерса по обузданию войн был лишь одним из многих планов совершенствования благосостояния человечества. Эти планы создания всяческих практически полезных институций выросли из глубокой веры в братство всех представителей человеческого рода, в возможность его потенциального совершенства и добра — признание этих моментов лежит в основе квакерства. Как очень верно отметил Джордж Кларк, «Ни один другой квакер, ни один общественный реформатор его времени не писали так остро и в то же время без тени злобы в отношении обделенных судьбой. Именно его голосом прошлое говорит с настоящим в общественном, этическом и в конечном счете духовном смысле»53.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1 Павлова, Т. А. Джон Беллерс и английская социально-экономическая мысль второй половины XVII в. М., 1979.

2 Интересно отметить, что в то время как о Беллерсе не упоминается в изданиях Британской. Американской энциклопедий. Collier’s и других справочниках, имеется заметка о нем в «Большой Советской энциклопедии». Короткая справка, написанная Г. К. Головко, освещает предварительную теорию Беллерса о прибавочной стоимости. План Беллерса no установлению мира не упоминается вообще. О Беллерсе говорится также в статье энциклопедии «Трудовая школа», где указано на его предложение создать «индустриальные колледжи». Автор статьи — А. И. Пискунов, она помещена в томе 26, стр. 96-97.

3 Bernstein. E. Geschichte des Sozialismus in Einzeldarstellungen. Stuttgart, 1895. T. 2, S. 694-718 (John Bellers, der Advokat der Armen und des Völkerbundes).

4 Cliftord-Vaughan. F. Some British Writers’ Notions on Peace (16th — 18th Centuries) // Recueils de la Societe Jean Bodin pour l’Histoire Comparative des Institutions. La Paix — Peace. Paris, Dessain & Tolia, 1984 reprint, Vol. 2. P. 386. Note 3.

5 Silberner, E. La guerre dans la pensee economique du XVIe au XVIIIe siecle Paris, Sirey, 1939. P. 141.

6 Ruyssen, T. Les sources doctrinales de l’internationalisme. Vol. 2. Paris PUF,1958. P. 581-582.

7 Brock, P. The Quaker Peace Testimony 1660 to 1914. York, Sessions. 1990. P. 82.

8 John Bellers 1654-1725. L., 1935. P. V. Издательница и редактор этой книги А. Рут Фрай (A. Ruth Fry). Беллерсу уделено достаточное место с отдельной статьей (как и Джереми Бентаму, но в отличие от Пенна и Сен-Пьера) и в издании Bliss D. P. (ed.). The Encyclopedia of Social Reforms. New York, 1897. P. 151. Интересное упоминание о Бе i персе в недавно изданной Encyclopedia of Enlightment. Ed. by A. Ch. Kora. Oxford etc., 2003. Vol. 2, P. 220-222. В статье «Hospitals» Гюнтер Рисс пишет: «С точки зрения коммерсанта и квакера Джона Беллерса, больницы являлись большими яслями, способными «воспитывать масть наилучших терапевтов и хирургов, поскольку они за год ведут здесь наблюдение за столькими больными, сколько в других местах встречаются только за семь лет»» (Р. 222).

9 Brock, P. op. cit. P. 81.

10 Fry A. R. Op. cit. P. 23.

11 Эти работы заново перепечатаны в издании Clarke. G. (ed.). John Bellers. His Life. Times and Writings. London, 1987. P. 83-112 (особенно Р. 102-103).

12 Knowles, G. W. Friends. Some Quaker Peace Documents 1654-1920. London, 1987 (Peace Classics, Vol. 4, 1939, P. 5).

13 Fry A. R. Op. cit. P. 19.

14 Drouet. J. L’abbe de Saint-Pierre. Paris, 1912. P. 128, note 1; Goumy, E. Etude sur la vie et Ies Ecrits de l’Abbe de Saint-Pierre. Paris, 1859. P. 81, note 1; Hinsley, F. H. Power and the Pursuit of Peace. Cambridge, 1963. P. 34.

15 Clarke, G. Op. cit. P. 153. На саммите Европейского Союза в Хельсинки в декабре 1999 г. вопрос о европейском будущем Турции был, наконец, решен в принципе позитивно. Медленный прогресс, проходящий с тех пор, характеризуется тем фактом, что пятью годами позднее, на саммите, предстоящем в декабре 2004 г., будет принято решение, когда следует (и следует ли вообще) начинать переговоры с Турцией.

16 Fry A. R. Op. cit. P. 21.

17 Ibid., P. 20.

18 Имеется в виду система расквартирования войск (драгун) в гугенотских домах, дающая право военным вести себя так, чтобы это «побудило» к переходу в католичество. См.: Heater, D. The Idea of European Unity. Leicester, 1992. P. 42, 50.

19 Clarke, G. Op. cit. P. 5.

20 Беллерс замечает, что уже читал о таком плане в «Мемуарах герцога де Сюлли», опубликованных епископом Родезским (некогда наставником короля Людовика XIV) в сочинении «Жизнь Генриха IV». См.: Clarke. G. Op. cit. P. 150.

21 Как утверждает Мэй Уоллис (May Wallace), «перевод 1714 года никогда не перепечатывался и, видимо, не имел успеха у читателей». См. ее статью: Sur la fortune de l’abbe de Saint-Pierre en Angleterre au XVIIIe siecle // Revue de literature compare. Vol. 20. 1940. P. 209-216, здесь Р. 213.

22 Clarke, G. Op. at. P. 174-220 (P. 212).

23 Ibid. P. 153.

24 Ibid. P. 212. См. также замечание в работе: Carrive, P. Un grand reformiste. Le quaker John Bellers (1654-1725) // Dix-Huitieme siecle. N 15. 1983. Р. 265-283, здесь Р. 280.

25 Подробности см. в соч.: Van de Dungen, P. Introduction // Penn, W. An Essay towards the Present ans Future Peace of Europe. Hildesheim, 1982 (UN Library. Geneva, Series F — Sources on the History of International Organization. N 1). P. VII-XXXVII. Это факсимиле оригинального издания 1693 г.

26 Оригинальные экземпляры издания 1710 г. весьма редки. Их нет в Национальном каталоге США, в большой коллекции исторической литературы о мире в норвежском Нобелевском институте (Осло) и во Дворце мира (Гаага). Известно пять сохранившихся акземпляров, четыре из которых находятся в Лондоне — два в Британской Библиотеке и по одному в библиотеке «Дома Друзей» и в библиотеке Голдсмита по экономической литературе (при Лондонском университете). Пятый экземпляр — в библиотеке Фонда Карнеги в Вашингтоне.

27 Darby, E. W. International Tribunals. London, 1904. P. 64-69. Поэтому не вполне корректно говорить, что его предложение было забыто по меньшей мере до межвоенного периода нашего столегия» (Heater, D. Op. cit. P. 60). План Беллерса воспроизводился в виде выдержек в работе Fry A. R. Op. cit. и полностью приведен у Clarke, G. Op. cit. Но эта последняя перепечатка не всегда безупречна и провоцирует на ошибки.

28 См., например, введение Smith. M. C. (ed.) Kant I., Perpetual Peace. London 1903 P. 34: «Ни один из многих позднейших планов вечного мира не был столь совершенен в деталях». См. также: Collinet, P. Introduction // Selections from the Second Edition of the Abrege du Projet de Paix Perpetuele by C. l. Castel de Saint-Pierre. London. 1927. P. 7: «Его труд был широко задуман, прочно связан с окружением, более точен в деталях, чем любой другой из появившихся ранее, а впрочем, и трудов Бентама и Канта, которым еще предстояло выйти в свет».

29 Lange, Ch., Schou. A. Histoire de l’Intemationalisme. Oslo, 1954. vol. 2, P. 105.

30 Hinsley. Op. cit. P. 43. Описывая труды Сен-Пьера, Пенна и Беллерса, Хинсли замечает: «Их фундаментальной целью было искоренение зла суверенного сепаратизма… живя ближе к средневековью, они, быть может, заслуживают оправдания в большей мере, чем их преемники за суждения о том, что было бы практичнее уничтожить раздельные сувернитеты» (P. 44-45).

31 Brock, P. Op. cit. P. 82.

32 Seipp, K. John Bellers. Ein Vertreter des frühen Quakertums. Nürnberg, 1983. P. 83. См. особенно раздел, озаглавленный «Проповедники идей союза народов» (S. 59-67). Как ни странно, это оригинальное исследование, не включено в библиографию Clarke, хотя он ссылается на лекцию Зейпа с таким же титулом.

33 Ruyssen Th. Op. cit. P. 95. К сожалению, Рюиссен ошибочно называет план Беллерса «Некоторые основания для установления мира в Европе», то есть исключает из этого заголовка то понятие, которое, по мнению Ланге и Шоу, выражает жизненно важную и выдающуюся сущность сочинения.

34 Ter-Meulen, J. Der Gedanke der internationalen Organisation in seiner Entwicklung 1300-1800. Den Haag, 1917. S. 177-179. Он ошибается, когда пишет, что план Беллерса был напечатан без имени автора (S. 177 N. 2). Хотя имени автора нет на титульном листе, оно несколько раз упомянуто в конце первого, второго и седьмого разделов этой брошюры. Тер Мойлен пользовался оригинальным экземпляром в библиотеке Британского Музея, так что должен был это заметить.

35 Тег Meulen, J. Op. cit. P. 343-355.

36 Тер Мойлен пишет (Ter Meulen, J. Op. cit. P. 354), что это предпочтение у Сен-Пьера, хотя последний предлагал по одному голосу для каждой страны.

37 Во время написания настоящей статьи именно эта проблема разделяет Европейский Союз — накануне значительного расширения за счет новых членов. Рекомендуется отменить принятие общей конституции. В современных дискуссиях о параметрах представительства государств например, на различных совещаниях ООН, многие выступают за принятие не столько единою критерия, сколько за сочетание таковых, что принимало бы в расчет целый ряд упомянутых критериев. В возрастающей мере используются или предлагаются в международных организациях и системы типа «двойного большинства при голосовании». Обсуждаются такие меры и для использования в расширившемся Европейском союзе. В этом случае решение о принятии закона должно быть поддержано большинством из 25 государств-членов, а также государствами, представляющими, к примеру, 60% населения стран Союза.

38 Clarke, Op. cit., P. 140.

39 Ibid., P. 176.

40 Brock, Op. cit. P. 77.

41 Ibid., P. 83.

42 Bailay, S. D. Peace is a Process. Swarthmore Lecture 1993. London, 1993. P. 74.

43 Heater, D. Op. cit., P. 58.

44 Ibid., P. 60.

45 Ruyssen,Th. Op. cit. P. 95.

46 Archibugi, D., Voltaggio, F. (eds.). Filosofi per la pace. Roma, 1991. P. XXXVIII-XXXIX.

47 Lange, Schou. Op. cit. P. 105.

48 Clarke, Op. cit. P. 141.

49 Hirst, M. E. The Quakers in Peace and War. London, 1923. P. 67.

50 Clarke, Op. cit. P. 139.

51 Ruyssen, Th. Op. cit. P. 95. Впрочем, сам этот французский автор такой точности не выказывает. Он пишет, что расходы на войну «для всех участвующих в ней стран в сумме» составляют до 440 миллионов фунтов. Как поясняет Беллерс, его детальный расчет имеет в виду только одну страну. Также Ланге и Шоу, называющие «огромную сумму в 500 миллионов фунтов» (Lange, Ch., Schou, Ch. Op. cit. P. 104), видимо, забывают об этом факте. В отличие от Hirst, M. E. Op. cit., P. 167 или Brock, P. Pacifism in Europe to 1914. Princeton, 1972. P. 276.

52 Heater. Op. cit. P. 59-60.

53 Clarke, G. Assesing John Bellers // The Friend. 15.03.1985. P. 343.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s