Учение о мире Силуана Афонского

УЧЕНИЕ О МИРЕ ПРЕПОДОБНОГО СИЛУАНА АФОНСКОГО

Т.А. Павлова

Источник: «Исторический вестник». М., Воронеж, 2000. № 1 (5), с. 69-79.

Православную Церковь никак нельзя назвать пацифистской. В отличие от баптистов, адвентистов, меннонитов, квакеров, «церкви братства» и некоторых других деноминаций, ведущих свое происхождение от позднего средневековья и раннего нового времени и усвоивших протестантскую традицию, Православная Церковь никогда не призывала полностью отказаться от применения оружия и брани. Она благословляла своих ратников на бой «за землю Русскую» и «за веру православную», молилась за воинов на поле брани — сражающихся и убиенных.

Но говорить о том, что Православная Церковь благословляла самое войну, было бы столь же нелепым, как упрекать ее в потворстве преступникам на том основании, что существует сугубая служба «О всех в темнице и заточении сущих», которая может совершаться за Божественной литургией (добавляются: специальная молитва на проскомидии, дополнительные прошения на мирной ектений и по Рцем ecu, тропарь, кондак, аллилуиарий, причастен, читаются учиненный Апостол и Евангелие), а в чине Божественной литургии, иже во святых отца нашего Василия Великого, есть слова молитвы о находящихся «на судище… и в заточении» — Ред.).

Наоборот, идеал мира и прямой призыв к миру с Богом, людьми и самим собой с самого начала содержались и в православном богослужении, и в житиях русских святых1, и в творениях православных богословов, и в практике православной жизни. Мир имел особое значение и в православной святоотеческой традиции. Это и неудивительно. Следование Христу — основа учения Православной Церкви — не может не быть миролюбивым. «Мир Мой даю вам, — сказал Христос своим ученикам. — Не так, как мiр2 дает, Я даю вам» (Ин. 14, 27).

История XX в., принесшего человечеству две мировые войны, массовые истребления людей в странах с господством тоталитарных режимов, изобретение и производство ядерного оружия, огромный рост преступности и насилия, по-новому ставит вопрос о создании и претворении в жизнь культуры мира — в возможно широком спектре действия. И здесь огромное значение приобретают творения одного из выдающихся и до сих пор недостаточно известных в России святых первой половины нашего столетия афонского старца преподобного Силуана, оставившего нам замечательные по глубине записи, содержание которых удивительным образом отвечает потребностям нашего времени.

Семен Антонов (так в мiру звали преподобного) родился в 1866 г. в селе Шовском Лебедянского уезда Тамбовской губерний (в настоящее время — территория Воронежско-Липецкой епархии. — Ред.) в семье крестьянина. Уже в раннем юношеском возрасте он хотел удалиться в монастырь и принять постриг в Киево-Печерской Лавре. Отец Семена, однако, настоял, чтобы сын сначала прошел воинскую службу. Во время службы стремление Семена к иноческой жизни укрепилось, и сразу после ее окончания, осенью 1892 г., он отправился на Афон и был принят послушником в Русский Пантелеймонов монастырь с именем Симеон. В 1896 г. он был пострижен в мантию с именем Силуан, в 1911 г. — в схиму с оставлением этого же имени.

В обители преподобный прожил 46 лет, и жизнь его была богата более внутренними, чем внешними событиями. Всей своей жизнью он повторял аскетический опыт известных подвижников благочестия. Помимо обычных монастырских послушаний (работа на мельнице, труд эконома, заведование мастерскими, торговой лавкой), он ведет титаническую внутреннюю борьбу с помыслами и искушениями, по очищению души. Всю жизнь, подобно другим подвижникам и более всего, пожалуй, преподобному Серафиму Саровскому, он продолжает подвиг бдения, поста и сердечной молитвы.

Избранный путь постепенно приносит плоды: в молитве подвижника начинает преобладать скорбь о мiре, не ведающем Бога. Именно в начале XX в. ему дается узнать, что люди ищут свободы, не понимая, что вне Бога, вне Истинного источника жизни ее не и быть не может»3. — Именно тогда, во время первой мировой войны и русской революции, он записывает свои мысли о достижении мира во всем мiре.

Старец Силуан окончил свой земной путь11/24 сентября 1938 г., накануне новой жесточайшей войны. Он был причислен к лику святых спустя 50 лет, в год празднования Тысячелетия Крещения Руси. Творения преподобного, изданные стараниями его ученика иеромонаха Софрония (Сахарова) (впоследствии архимандрита. — Ред.), переведены на многие языки и получили большую известность.

Исследуя учение преподобного Силуана о мире, прежде всего следует отметить удивительным образом отвечающее миропониманию конца XX в. сознание единства, «холистичности» всего мiра — материального и духовного, внешнего и внутреннего, душевного и телесного, — единства, распространяющегося на все народы и страны планеты, на всю тварь. Бессловесных животных, говорил старец, «Господь предал закону тления, потому что не должно было оставаться ей свободною от этого закона, когда человек, ради которого она сотворена, через грех свой стал рабом тления… И это не есть закон справедливости, а закон любви».

Что же касается людей, то, по слову старца, любовь Христова, как Божественная сила, как дар Духа Святого, Единого, действующего во всех, онтологически связует воедино… Любящий Бога включается в жизнь Божества; любящий брата включает в свое ипостасное бытие жизнь брата; любящий весь мip духом объемлет весь мiр4. Именно это сознание дает преподобному Силуану силы и ответственность для великой молитвы за мир — не только внутренний, душевный мир верующих христиан, но и за мир всечеловеческий, планетарный.

Другой, не менее современной и актуальной для нашего времени мыслью старца явилась мысль о том, что «каждый человек есть непреходящая вечная ценность, большая, чем весь прочий мip», и потому сознающий это человек «никогда даже внутренне не помыслит убийства, не позволит себе вредить ближнему или хотя бы оскорбить его»5.

Не менее важным является понимание мира — как внутреннего, так и внешнего, как мира душевного, так и мира во всем мipe — в качестве высшей ценности, которой должен добиваться человек в течение всей своей жизни. Мира Христова «надо просить у Бога, и Господь даст просящему; и когда получим его, то надо свято блюсти его и умножать…»6.

В этих основополагающих доктринах заключена сущность учения преподобного Силуана о мире. Сам Бог мыслился и ощущался им как высшее выражение мира и радости. Для старца Силуана наибольшее значение в духовной жизни имел мир с Богом. Еще в молодые годы своего монашества на Афоне он пережил личный духовный опыт явления Христа во время богослужения. Эта непосредственная встреча оказала огромное влияние на всю его жизнь. «После он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа», — пишет архимандрит Софроний7.

Человеку, несмотря на аскетическую жизнь и духовные подвиги, не дано постоянно сохранять мир с Богом. Эта «потеря благодати» ощущается как самое страшное событие в жизни8. Стремясь восстановить утерянную благодать мира с Богом, преподобный Силуан обратился к практике непрестанной духовной брани, и это скоро привело к восстановлению мира души и чистой молитве9.

Итак, Сам Бог во всех Своих трех Ипостасях — это мир. Любое прикосновение души к Богу приводит к тому, что «душа… бывает исполнена глубокого мира и сладостной любви Божией»10. По свидетельству старца Силуана, Господь призывает людей: «Не медлите, идите ко Мне, Я желанно жду вас, как дорогих детей, и дам вам Мой мир…»11. Молитвой о мире как драгоценнейшем даре Божием пронизана была вся жизнь преподобного. «О, милостивый Господи, — писал он, — даруй нам мир Твой, как дал Ты мир святым апостолам… Господи, дай и нам насладиться миром Твоим. Святые апостолы получили мир Твой, и на весь мир излили его, и, спасая народ, не теряли мира, и он в них не умалился»12.

Другим важнейшим аспектом духовного и душевного мира является мир с самим собой — «внутренний глубокий мир, мир Христов, превосходящий всякий человеческий ум»13. Без мира с самим собой ни мир с Богом, ни мир с другими людьми невозможен. «Когда мир Христов придет в душу, то она рада сидеть, как Иов, на гноище, а других видеть в славе»14. Чтобы обрести этот мир, «надо жалеть всякую душу, всю тварь и все создание Божие, и самому во всем иметь чистую совесть, и тогда в душе и уме будет большой мир»15.

Непременным условием мира с самим собой является смирение — понятие, в русском языке в самом корне своем содержащее значение «мир». «Смиренные старцы, — по словам преподобного, — стяжали мир, и, подобно райскому древу жизни, многих насыщают от плодов своих, т.е. плодами этого мира»16. В смиренную душу благодать Божия «легко входит и дает ей мир и покой в Боге». «В смирении Христовом и любовь есть, и мир, и кротость, и воздержание, и послушание, и долготерпение, и все добродетели заключены в нем». И наконец: «Нет лучше, как жить в смирении и любви, тогда в душе будет великий мир, и не будет превозношения над братом»17.

Помимо смирения необходима полная преданность Божией воле — только она способна избавить человека от страха, гнева, беспокойства, зависти — всего того, что разрушает внутренний мир. «Душа, которая предалась воле Божией, ничего не боится: ни грозы, ни разбойников, ничего. Но что ни случится, она говорит: «Так Богу угодно…» И так сохраняется мир в душе и теле»18. «Апостолы имели великую преданность воле Божией; этим хранится мир».

Нарушить этот внутренний мир могут только процессы, происходящие внутри души. В главе «О мире» преподобный Силуан приводит рассказ о преподобном Паисии Великом, который был раздражителен и просил Бога избавить его от этого порока. «Явился ему Господь и говорит: «Паисие, если хочешь не раздражаться, то ничего не пожелай, никого не осуди и не возненавидь, и не будешь раздражаться». «Так всякий человек, — добавляет святой Силуан, — если отсекает свою волю перед Богом и людьми, всегда будет мирен в душе, а кто любит творить волю свою, тот никогда не будет мирен»19.

Характерен совет, даваемый старцем человеку, которого постигла неудача. «Ты думай, — пишет он, — Господь видит сердце мое, и если ему угодно, то будет хорошо и мне, и другим, и так душа твоя всегда будет в мире. А если кто будет роптать: это не так, а это нехорошо, то никогда не будет мира в душе, хотя бы он и пост держал, и много молился»20.

Главным врагом душевного мира является грех. «Душа грешная, плененная страстями, не может иметь мира и радоваться о Господе, хотя бы владела всеми богатствами Земли, хотя бы царствовала над всем мiром…21 Мир теряется, если душа потщеславится, или вознесется пред братом, или осудит кого-либо»; даже «если будем много кушать, или будем вяло молиться, — за все сие теряется мир»22. Кроме того, «гордые и самочинные не дают в себе жить благодати, и потому никогда не имеют мира душевного»23.

Любовь к земным благам и наслаждениям тоже опустошает душу, и она «дичает» и теряет внутренний мир. «Кто имеет страсть любостяжания, тот не может любить Бога и ближнего… и душа его не может знать сладость мира Христова»24. То же касается и блудных помыслов, и своеволия, и «заботы о себе самом». «Посмотрите на того, кто любит свою волю. Он никогда не имеет мира в душе и всегда недоволен: то не так, это не хорошо»25. Монахам же для сохранения душевного мира старец советует еще и «послушание и воздержание», а также неустанное внимание к своим помыслам. «Невозможно сохранить мир душевный, если не будем следить за умом, т.е. если не будем отгонять мысли, не угодные Богу, и наоборот, держаться мыслей, угодных Богу. Надо умом смотреть в сердце, что там делается: мирно или нет. Если нет, то рассмотри, в чем ты согрешил»26. «Послушливую душу любит Господь и дает ей Свой мир, и тогда все хорошо, и ко всем она чувствует любовь»27.

Средствами к достижению душевного мира являются «поучение Закону Божиему день и ночь»; молитва, покаяние28 и непременно — любовь к другим людям, в том числе и к врагам; мир с ними, молитва за них. Тема мира с ближними, со всеми людьми — третья в учении преподобного о мире. Здесь главную роль играет любовь — основа христианского вероучения. Цитируя старца Силуана, архимандрит Софроний пишет: «Что нужно для того, чтобы иметь мир в душе и теле? Для этого надо всех любить, как самого себя, и каждый час быть готовым к смерти»29. «Знай, — писал сам старец, — что если ты чувствуешь в себе мир Божий и любовь ко всем, то душа твоя похожа на Господа»30. Любить надо всех — даже тех, кто «досаждает тебе», надо стараться любить — и тогда обретешь мир и с ним, и с собою, и с Богом.

Иногда любовь к людям рассматривается старцем в конкретном житейском плане; и здесь советы его практичны и действенны. Так, «как может сохранить мир начальник, если у него люди непослушливые?» — Он должен помнить, что Господь их любит, и усердно за них молиться; и если делать это постоянно, «то в душе у тебя будет великий мир и любовь». А «как может сохранить мир душевный подчиненный, если у него начальник раздражительный и злой человек.» — Надо понимать, что «раздражительный человек сам несет большое страдание от злого духа», и жалеть его, и молиться за него — ибо великое дело пред Богом молиться за тех, кто обижает и оскорбляет нас»31.

В главе «О духовной войне» преподобный Силуан Афонский писал о той внутренней брани, которая совершается в душе у каждого сознательно идущего вослед Христу верующего. Сражение это происходит ежедневно и ежечасно. «Если брата укорил, или осудил, или опечалил, то свой мир потерял. Если потщеславился или превознесся над братом, то потерял благодать… Если брата своего возненавидел, то значит, отпал ты от Бога, и злой дух овладел тобою. Если же брату сделаешь добро, то обретешь покой совести. Если волю свою отсечешь, то прогонишь врагов и получишь мир в душе своей».

И еще: «Мы, если не будем любить брата, то не сможем иметь мира». «Если брат твой нанесет тебе оскорбление, и ты в эту минуту примешь на него гневный помысл, или осудишь его, или возненавидишь, то почувствуешь, что благодать ушла и мир пропал. Для мира душевного — нужно душу свою приучить, чтобы она любила оскорбившего и сразу молилась за него. Не может душа иметь мира, если не будет всеми силами просить у Господа дара — любить всех людей. Господь сказал: «любите врагов ваших» (Лк. 6, 27-35), и мы, если не будем любить врагов, то и мира в душе нашей не будет»32.

Особое значение преподобный Силуан придавал любви к врагам — одной из труднейших Христовых заповедей. Ее он считал непременным условием стяжания душевного мира, даже более значительным, чем молитва и пост33. «Если будем любить врагов, — писал он, — то в душе не будет места для гордости, ибо в любви Христовой нет превозношения»34. А для сохранения мира в душе необходимо молиться за всех, кто обижает тебя и причиняет тебе зло. «А кто не любит врагов, тот не может иметь мира, хотя бы его и в рай посадить»35.

По свидетельству архимандрита Софрония, старец Силуан делил людей не на врагов и друзей, а на познавших Бога и не познавших Его. И много раз говорил о любви к сочеловеку вообще, «то есть ко всем людям, и благотворящим и злотворящим». «Как же их (врагов. — Т.П.) любить, — писал преподобный, — когда они делают зло? Или как любить тех, кто гонит Церковь Святую? Когда Господь шел в Иерусалим, и самаряне не приняли Его, то святые апостолы Иоанн Богослов и Иаков готовы были свести огонь с неба и истребить их за это; но Господь им милостиво сказал: «Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9, 54-56). Так и мы должны иметь одну мысль: чтобы все спаслись. Душа жалеет врагов и молится о них, что они заблуждались от истины и идут во ад. Это есть любовь к врагам»36.

Убедительно звучит следующее рассуждение старца, позволяющее приблизиться к пониманию заповеди любви к врагам. «Есть люди, — пишет он, — которые желают своим врагам или врагам Церкви погибели и мук в адском огне… Ты говоришь, что он злодей и пусть горит в адском огне. Но спрошу тебя: если Бог даст тебе хорошее место в раю, но ты будешь видеть в огне того, кому ты желал огня мучений, неужели и тогда тебе не будет жалко его, кто бы он ни был, хотя бы враг Церкви? Или у тебя сердце железное? Но в раю железо не нужно…»37. И опять, по-житейски рассудительно и здраво, преподобный Силуан наставляет: «Если ты не имеешь любви, то хотя бы не поноси и не кляни их; и это уже лучше будет… Поймите. Это так просто. Жалко тех людей, которые не знают Бога или идут против Бога…»38.

Забота о мире в душе каждого христианина и о мире и любви между всеми людьми, даже между врагами, перерастает в учении старца в заботу о мире между народами, мире политическом и социальном. Это то, что отличает его учение как молитвенника именно XX в.

Уже в самом начале своих писаний преподобный обращается к Богу с молитвой: «Дай, Господи, всем народам Твоим разуметь Любовь Твою и сладость Духа Святого, да забудут люди горе земли, и да оставят все плохое и прилепятся к Тебе любовью, и да будут жить в мире, творя волю Твою во Славу Твою». Он желает, чтобы люди жили на земле в мире и любви — «да не будет ни злобы, ни войн, ни врагов, но одна любовь да царствует». Тогда «не нужны будут ни армии, ни тюрьмы»39. Он неустанно молился «за весь мip, чтобы пришел мир на землю». «Молю Тебя, милостивый Господи, дай всему народу от Адама до конца веков познать Тебя… да насладятся все народы Миром Твоим и да видят все Свет лица Твоего»40.

Преподобный Силуан указывает на причины войн и раздоров, коренящиеся в стремлении людей к материальным благам, богатству, славе и почестям. «Люди прилепились душою к земным стяжаниям, — пишет он, — и потеряли любовь Божию, и потому нет мира на земле»41. Отпадение от духовной жизни, первородный грех гордыни и отказ исполнять заповеди приводят к бедствиям целые страны и народы. «Если бы люди Духом Святым познали — какой наш Господь, то все бы изменились: богатые презрели бы свои богатства, ученые — свои науки, а правители — свою славу и власть, и все бы смирились, и жили бы в великом мире и любви, и на земле была бы великая радость»42.

Здесь мы видим, что старец ведет речь уже не только о мире между народами, но и о мире внутри страны, мире политическом и социальном. «Если бы начальники хранили заповеди Господни, а народ и подчиненные слушались их во смирении, то на земле был бы великий мир и веселие, но ради властолюбия и непослушания гордых страдает вся вселенная»43.

Однако для того чтобы достичь этой великой радости, всему народу, потерявшему ее, как и отдельной душе, нужно покаяться. И еще одна актуальная для нашего века мысль: «Если какой народ или государство страдает, то надо всем покаяться, и тогда все исправится от Бога»44. Не к тому ли сейчас призывается русский народ, прошедший за последнее столетие через многие смуты, жестокости, насилия, неправды, отпадение от веры?

Очевидно также, что наряду с покаянием необходимо и примирение, которому старец также придавал большое значение. Он, по свидетельству архимандрита Софрония, так толковал евангельские слова о миротворцах из Заповедей блаженства: «Здесь Господь говорит, что проповедующие мир Божий уподобятся Ему, Единородному Сыну Божию; и уподобятся во всем, т.е. не только в Славе и Воскресении Его, но и в уничижении и в смерти. Об этом много говорится в Писании и потому проповедующие истинно Мир Христов пусть никогда не забывают о Голгофе»45.

Старец сознавал, насколько глубоко мiр отравлен грехом, и провидел неосуществимость своей мечты о всеобщем мире. В эмпирическом бытии человека, как справедливо отметил архимандрит Софроний, абсолютное добро недостижимо: во всяком человеческом начинании имеется некоторая доля несовершенства. Путь ко спасению идет через терпение, т.е. через жертву. Церковь Христова неизбежно разделяет с Ним Его жертвенный выбор: об этом говорил еще апостол Павел46. То же и с проповедью мира. Призыв любить врагов «не вмещается мiром, и потому мiр во все века гнал и будет гнать истинную Церковь, убивал и будет убивать ее служителей»47.

В этом мире, где человеку предоставлена свобода выбирать не только добро, но и зло, никто и ничто не может остановить проявлений зла. Архимандрит Софроний приводит услышанную им беседу двух афонских монахов, которые любили с плачем молиться за мир:
— Не могу понять, почему Господь не дает мир мiру, если Его умоляет в том хотя бы один человек?
Другой на это ответил:
— И как возможен полный мир на земле, если останется хотя бы только один человек со злой волей?48

Подобным же образом и старец Силуан многие годы неустанно молился за мир; «и неведомым для нас образом благодать Божия извещала его, что доколе в мiре есть такая любовь и молитва, мир будет храним Богом, а когда совсем исчезнет с лица земли любовь к врагам, тогда мiр погибнет в огне всеобщего раздора»49.

Зло в мире проявляется физически, и, борясь с ним, люди часто прибегают к физической силе. В Западной Церкви физическая борьба со злом получила в средние века догматическое оправдание, которое, как свидетельствует архимандрит Софроний, не отвергнуто ею и доныне. Отдельные иерархи и церковные группы Православной Церкви, как древней, так и новой, склонялись к идее физической борьбы со злом, но это были лишь отдельные срывы. Сама Церковь «не только не освятила и не догматизировала этих средств, но всегда выходила на путь следования Христу распятому, взявшему на себя тяготу мiра»50, т.е. на путь самопожертвования.

Старец Силуан был глубоко убежден в том, что зло побеждается только добром; «что борьба силою приводит лишь к замене одного насилия другим». Он не раз приводил в своих беседах и писаниях евангельский эпизод о том, как самаряне не приняли Христа и ученики Его предлагали низвести огонь с неба, чтобы покарать нечестивых. Христос запретил им и сказал: «Не знаете, какого вы духа…» (Лк. 9, 55). И сам преподобный неустанно молился о спасении всех, о даровании мира всему мipy — не только благочестивым и преданным, но и грешным, смятенным, невежественным людям.

Учение преподобного Силуана Афонского о мире вобрало в себя, таким образом, всю глубину евангельской истины, а также традицию православного старчества, сохранившего свой дух и свои идеалы до сего дня. Учение это продолжает влиять на пастырей, на верующих христиан и на людей, пока еще далеких от Церкви.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1 См.: Ягодовский А. П. Идеал мира в литургической практике Русской Православной Церкви // Долгий путь Российского пацифизма. Идеал международного и внутреннего мира в религиозно-философской и общественной мысли России. М., 1997. С. 42-54; Малахова Н. П. Идеи мира в русской агиографической литературе.

2 Мы считаем целесообразным употреблять здесь старорусское написание слова мiр (мироздание, творение, земля с ее обитателями, человеческое общество) с архаическим i, дабы отличать его от слова мир в значении покой, лад, согласие. См.: Ягодовский А. П. Указ. соч. С. 44.

3 Софроний, иером. Старец Силуан. Фессалоники, Греция, 1994. С. 14.

4 См.: Старец Силуан / Изд. подг. архим. Софроний (Сахаров). Эссекс, Великобритания, 1990. С. 53.

5 Там же. С. 44.

6 Там же. С 177.

7 Там же. С. 4.

8 См.: Там же. С. 16.

9 См.: Там же. С. 22.

10 Там же. С. 45, 76, 115.

11 Там же. С. 121.

12 Там же. С. 132. См. также с. 143, 177, 187.

13 Там же. С. 104.

14 Там же. С. 129.

15 Там же. С. 134.

16 Там же. С. 122.

17 Там же. С. 131, 138, 181. См. также с. 176.

18 Там же. С. 141.

19 Там же. С. 132.

20 Там же.

21 Там же. С. 133.

22 Там же. Ср. С. 171: «Для мира душевного надо быть воздержным, потому что и от нашего тела теряется мир».

23 Там же. С. 174.

24 Там же. С. 134.

25 Там же. С. 141, 142.

26 Там же. С. 171.

27 Там же. С. 174.

28 «Если кто потерял мир и страдает, то пусть покается, и Господь даст ему свой мир». (Там же. С. 177.)

29 Там же. С. 51-52.

30 Там же. С. 121. См. также с. 154.

31 Там же. С. 134. См. также с. 154.

32 Там же. С. 133, 171, 176, 177.

33 «Если кто много молится и постится, но любви к врагам не имеет, то не может иметь он мира дневного». (Там же. С. 133.)

34 Там же. С. 133. См. также с. 156.

35 Там же. С. 175. См. также с. 149.

36 Там же. С. 50, 157.

37 Там же. С. 119.

38 Там же. С. 157. Замечательный духовный мыслитель XX в. К.С. Льюис подробно разрабатывает тему любви к врагам, и мысли его во многом перекликаются с мыслями преподобного Силуана. См.: Льюис К. С. Сущность христианства. 2-е изд. 1985. С. 144-150.

39 Старец Силуан… С. 119.

40 Там же. С. 122, 134.

41 Там же. С. 124.

42 Там же. С. 131.

43 Там же, С. 134.

44 Там же. С. 177.

45 Там же. С. 51.

46 «Все, хотящие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3, 12).

47 Старец Силуан… С. 51.

48 Там же. С. 87-88.

49 Там же. С. 99.

50 Там же.

За материалы, подобранные к этой статье, автор сердечно благодарит сотрудника Ассоциации преподобного Силуана Афонского Александра Гуревича.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s