Странная война

Странная война

Мартин Ауэр

Перевод: Дмитрий Чурсинов

Источник: http://www.peaceculture.net/stories/22/13

Было как-то две страны, которые назывались Там и Сям. Были и другие страны, вроде Около и Далеко, но это — история о Там и Сям.

Однажды перед своими гражданами выступил Верховнейший главнокомандующий Тама. Он сказал, что страну Там притесняет Сям и что тамцы больше не могут спокойно смотреть на то, как Сям напирает и теснит своими границами Там.

«Они расположились так близко к нам, что нам теперь и чихнуть негде! — кричал он. — Нам и пальцем пошевелить нельзя. Они не хотят ни капли подвинуться, ни хоть чуточку посторониться, дать нам хоть кроху пространства. И уж коли они не хотят добровольно, то придется нам их заставить.

Мы не хотим войны. Что до нас, так пусть всегда будет мир. Но, к сожалению, от нас это не зависит. Если они против того, чтобы отодвинуть от нас свою границу, значит, они принуждают нас к войне. Но мы не позволим принудить себя к войне. Никогда! Мы не позволим, чтобы они вынудили нас принести в жертву своих лучших сынов, сделать вдовами наших женщин, осиротить наших детей! Для этого нам нужно сломить мощь Сяма прежде, чем они заставят нас начать войну. А потому, мои сограждане, чтобы сохранить наши жизни, чтобы защитить мир, чтобы спасти наших детей, я, здесь и сейчас, официально объявляю государству Сям войну!»

Ошарашенные тамцы посмотрели сначала друг на друга. Потом на Верховнейшего главнокомандующего. Потом они посмотрели на оцепившие площадь отряды специального назначения, сверкающие касками и ощетинившиеся лазерами, и встретили сообщение бурными овациями и возгласами: «Да здравствует Верховнейший главнокомандующий! Долой сямцев!»

И началась война.
Через несколько дней тамская армия перешла границу. Зрелище было впечатляющее. Бронемашины были похожи на гигантских рыб-драконов. Они подминали под гусеницы все, что встречалось им на пути. Пушки могли выстреливать гранаты, разорвавшие что угодно, и отравляющие газы, убивавшие все. Каждая оставляла позади себя стометровую полосу смерти.

Перед ними лежал цветущий лес, позади было ничто. Там, где пролетали самолеты, небо темнело, и стоявшие под ними бросались на землю, закрыв лицо руками, в ужасе от одного только грохота. А где падала их тень, туда же падали и их бомбы. Между гигантскими самолетами в небе и бронемашинами на земле жужжали тучи вертолетов, словно маленькие злобные комары. Солдаты же были похожи на боевых роботов, в своих защитных костюмах, делавших их неуязвимыми для пуль, газа, яда и вирусов. В руках они держали тяжелые боевые машины, рассеивавшие смертельные снаряды, или лазеры, грозившие расплавить все, что угодно.

Так продвигалась непобедимая тамская армия, готовая безжалостно уничтожить любого врага. Но странным образом, враг ей не встречался.

В первый день армия углубилась на десять километров во вражескую территорию, во второй — на двадцать. На третий день она форсировала широкую реку. Повсюду ей встречались лишь обезлюдевшие деревни, убранные поля, абсолютно голые заводы, пустые склады. «Они прячутся, и когда мы пройдем мимо, они нападут на нас из-за спины!» — рычал Верховнейший главнокомандующий. — Проверяйте каждый стог и каждую навозную кучу!»

Солдаты обыскивали навозные кучи, но находили только груды документов: удостоверения личности, справки о прививке, свидетельства о зачислении в вузы, справки о правах на льготы по оплате абонемента за пользование радио, справки об уплате налога на содержание собак и тысячи других бумаг. И изо всех удостоверений были выдраны фотографии. Что это должно было означать, не мог объяснить никто.

Большие затруднения вызывали дорожные указатели. Они или были скручены, или повернуты в противоположном направлении, или закрашены, но некоторые показывали верно, так что нельзя было с уверенностью полагаться на то, что все они были ошибочны. То и дело солдаты сбивались с пути, терялись целые роты, вводились в заблуждение дивизии, и какой-нибудь оказавшийся в одиночестве генерал то и дело посылал во все направления мотоциклистов, чтобы отыскать своих солдат. Верховнейший главнокомандующий тотчас вынужден был мобилизовать всех тамских топографов и учителей географии, чтобы правильно разметить захваченную местность.

На четвертый день своего похода тамская армия взяла первого пленного. Но это был не военный, а простой гражданский, которого нашли в лесу с корзиной для грибов. Верховнейший главнокомандующий приказал его лично привести к себе на допрос. Пленный сказал, что его зовут Иваном Кузнецовым и он по профессии собиратель грибов. Свой паспорт, дескать, он потерял, и где находится сямская армия, не знает.

В течении нескольких следующих дней тамцы захватили уже несколько тысяч гражданских лиц. Всех звали Иванами или Марьями Кузнецовыми, и ни у кого не было документов. Верховнейший главнокомандующий кипел от гнева.

Наконец, тамская армия взяла первый большой город. Кругом можно было видеть, как рисовали на стенах названия улиц. Но для этого пришлось прежде поручать разведке достать планы города. Естественно, в спешке совершалось множество ошибок, и некоторые улицы назывались по левую сторону не так, как по правую, а в конце — не так, как в начале. Роты постоянно блуждали в поисках чего-то по городу во главе с ругающимся сержантом, мявшим в руках план города. Вообще в городе не работало ничего. Не работали электростанции, горгаз, телефон.

Верховнейший главнокомандующий немедленно приказал объявить всем, что бастовать запрещалось и каждый должен выйти на работу. Люди действительно пошли на заводы и в учреждения, но все равно ничего не работало. Когда подходили солдаты и спрашивали, почему никто не работает, им отвечали, что, мол, нет инженера, или нет мастера, или нет директорши. Но как было найти директоршу, если всех звали Марьями Кузнецовыми?

Верховнейший главнокомандующий приказал оповестить, что все, кто не называет своего настоящего имени и звания, будут расстреляны. Сямцы сменили свои фамилии Кузнецовых на другие, но толку от того было не много.

Чем дальше внедрялась армия вглубь страны, тем больше трудностей возникало. Солдаты уже не могли себе нигде раздобыть свежей еды, приходилось все завозить из Тама. Железная дорога не работала, железнодорожники то околачивались без дела, то бессмысленно катали туда-сюда локомотивы. Проводники все никак не могли поделить между собой вагоны, а что-то смыслившие в этом начальники, естественно, куда-то исчезли. Никто не мог их найти.

Солдат никто не трогал. Поэтому вскоре они стали неосмотрительны, разъезжали в открытых защитных касках и болтали с местными жителями. А сямцы, укрывавшие съестное от продразверсточных отрядов, делились своими крохами с отдельными солдатами или меняли свежий салат и домашние пироги на осточертевшие военным консервы, которых у тех было предостаточно.

Узнав об этом, Верховнейший главнокомандующий впал в бешенство и запретил всем солдатам покидать свои места расположения за исключением тех случаев, когда они группами патрулировали улицы. Солдатам это не понравилось.

Наконец, армия захватила сямскую столицу. Но и здесь все было так же, как и везде. Не было ни табличек с названиями улиц, ни номеров домов, ни фамилий хозяев на дверях, ни директоров, ни инженеров, ни мастеров, ни полиции, ни чиновников. В министерствах было хоть шаром кати, все указы пропали. Где правительство, не знал никто.

Тогда Верховнейший главнокомандующий решил принять жесткие меры. Он приказал объявить, чтобы все взрослое население отправлялось на заводы и предприятия. Кто останется дома, того ждет расстрел.

Потом он сам отправился на электростанцию и приказал пойти туда всем солдатам и офицерам, имевшим на родине дело с электричеством. Офицеры руководили, солдаты следили, а работники электростанции бегали туда-сюда и точно исполняли все, что говорили им офицеры. В результате было много суеты и никакого электричества.

Тогда Верховнейший главнокомандующий отозвал своих офицеров и сказал работникам электростанции: «Если через полчаса не будет тока, вас всех расстреляют!» И, глядь, через полчаса и в самом деле дали ток. И Верховнейший главнокомандующий сказал: «Вот видите, разбойники, вам только пинка не хватает для скорости!» и отправился со своими солдатами на газовый завод, чтобы проделать там то же самое.

Но на следующий день электричества не было снова, и когда Верховнейший главнокомандующий пришел с ротой специально обученных карателей расправляться с электриками, электростанция была пуста, а ее работники и служащие затесались среди людей на заводах и в учреждениях.

Тогда Верховнейший главнокомандующий отдал своим солдатам приказ собрать с улицы тысячу первых попавшихся людей и расстрелять их. Но благодаря коварному лукавству сямцев, всегда хорошо относившихся к солдатам, дух войск настолько ослаб, что никто не пожелал просто так расстрелять тысячу ни в чем не повинных жителей, которые не сделали ничего плохого. Тогда Верховнейший отдал приказ карателям. Но офицеры дали ему понять, что простые солдаты и так уже были недовольны и что расстрел тысячи людей может даже вызвать мятеж.

Кроме того, Верховнейший начал получать от сильных тамского мира письма, в которых они ему писали: «Верховнейший из главнокомандующих! Вы доказали свой полководческий талант и военных гений, и мы восхищаемся Вашими бесчисленными блестящими победами. Однако мы смеем Вас просить вернуться на родину и предоставить безумных сямцев самим себе. Они слишком дорого нам обходятся. Если к каждому работнику нужно приставлять солдата с автоматом, чтобы тот грозил ему расстрелом, и инженера, чтобы тот говорил ему, чтó нужно делать, то все завоевание перестает оправдывать себя. Пожалуйста, возвращайтесь домой, ибо и без того уже наша любезная отчизна слишком долго была лишена Вашего славного присутствия».

Верховнейший главнокомандующий снарядил в поход свою армию, приказал вывезти, если возможно, дорогую технику и другие ценности и, ругаясь, поехал на родину.

«Но мы все-таки показали им, — ворчал он. — Трусы! Что они теперь делать будут, ослы! Как они теперь определят, кто из них инженер, кто врач, а кто столяр? Это без свидетельств-то да дипломов! Как они решать будут, кому из них жить на вилле, а кому снимать квартиру, когда никто не может доказать, чтó ему принадлежит? Как они разберутся, без удостоверений на владение собственностью, без судебных картотек и водительских прав, без звания и формы? Ну и кавардак же у них будет! А все лишь затем, чтобы не воевать с нами, трусы».

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s