На чем основано мое благополучие?

На чем основано мое благополучие?

Мартин Ауэр

Оригинальное название статьи: Открытое обращение представителя Европы

Перевод: Дмитрий Чурсинов

Источник: http://www.peaceculture.net/stories/22/22

Сейчас я, наконец, хочу сказать об этом совершенно откровенно. Именно сейчас, когда очень многие ходят вокруг да около, когда никто не говорит того, что он на самом деле думает, потому что это «не принято», потому что это противоречит традиции, потому что это наталкивает на воспоминания, которые лучше не будить. Именно поэтому необходимо, чтобы кто-то, наконец, открыто высказал то, что есть на самом деле.

Иностранцы, включая тех, что живут на юге и востоке, конечно, тоже люди. С этим согласны все. Естественно, у них такие же, как у нас, глаза, рот и нос, они так же, как мы, чувствуют любовь и страх, они так же, как мы, бывают одаренными или глупыми, и так далее и тому подобное. Разумеется, среди них, как и среди нас, есть порядочные и не очень, и, если они растут в нормальных условиях, то преступников среди них не больше, чем среди нас.

Но речь не об этом. Речь о том, что у нас есть что защищать. Мы должны защищать свою культуру, мы должны защищать свое благополучие, без него этой культуры не было бы вообще. Но действительность такова: мы живем в одной из самых богатых стран в мире. У нас есть благосостояние и социальная защищенность, о которых в Греции или Польше могут только мечтать. Эфиопы и колумбийцы даже не знают, что это такое.

Посмотрим в глаза действительности: из шести миллиардов жителей этой планеты, только один миллиард живет в «индустриально-развитых странах». К ним принадлежим и мы. Мы — богатая шестая часть человечества — владеем четырьмя пятыми богатства земли! Мы потребляем 70% энергии, 60% продуктов, 85% древесины всего мира. Что, если остальные приблизятся к этим показателям и увеличат свою долю? На сегодня насчитывается один-полтора миллиона бедняг, которые бегут к нам — от политического преследования, от войны, от голода. Прекрасно. Но ведь кроме этого, уже не миллионы, а миллиарды бедняг с завистью смотрят на наше благополучие!

Мы, богатая шестая часть населения, владеем в шестьдесят раз бóльшим, чем беднейшая шестая часть населения. Это необходимо когда-нибудь уяснить себе, отбросив ложную стыдливость. Один немец потребляет столько же нефти, сколько десять африканских негров. Немец выпускает в воздух столько же углекислого газа, сколько 65 африканцев. У нас приходится по автомобилю на каждых двух жителей, в Индии — на каждых 455 жителей. Если бы все остальные стали бы жить так же, как и мы, то мы загнали бы планету в угол, как ни крути! Столько нефти, сколько требуется, чтобы могли ездить на машинах все африканцы и китайцы, в мире просто не существует. Это факты!

Всем, кому нравится поговорить за чашечкой кофе о справедливости, не помешало бы задуматься, сколько они заплатили за этот кофе. Десять лет назад эти негры, что южнее нас, или латиноамериканские индейцы за 13 000 мешков кофе получили от нас взамен стоимость локомотива. Сегодня, если они захотят купить локомотив, им придется поставить нам 45 000 мешков. Никто же ведь не скажет, что это для нас плохо. От дешевого кофе никто из нас не откажется. Сколько из тех, кто любит поговорить о справедливости, добровольно покупает дорогой кофе из стран третьего мира?

Кто, покупая дешевую индийскую рубашку из хлопка или красивый шелковый платок, задает себе вопрос, а не потому ли только они такие дешевые, что созданы детским трудом? Нет, нам всем своя рубашка ближе к телу, мы все думаем прежде всего о собственном будущем, о собственной семье. И это вполне естественно. Индийцы или китайцы поступали бы точно так же, будь они ведущими народами мира.

Не будем себя обманывать: весь наш мировой порядок стоит на превосходстве белых. Где же находятся промышленно-развитые державы? В Северной Америке, в Европе, в Австралии, ЮАР, Японии, Россию уже нельзя к ним причислить. Практически все это белые, лишь за исключением японцев. И совершенно естественно, промышленные страны делают все, чтобы сохранить свое господствующее положение в мире. Сегодня в основном политическими и экономическими средствами.

И защищаем мы не только наши границы от беженцев из бедных стран, мы защищаем и наши рынки от их продукции. Мы, к примеру, уже давно не налагаем такие большие пошлины на хлопок, как на готовые текстильные товары. Мы разрешаем себе завозить от них какао, но не в коем случае не готовый шоколад. Мы же должны защитить от конкуренции свои текстильные и шоколадные фабрики. На самом деле мы вообще не заинтересованы в том, чтобы эти южные страны создавали свою промышленность, «развивались». В конце концов, мы же хотим и дальше дорого продавать им наши промышленные товары и покупать у них дешевое сырье.

Но всегда ли будет достаточно экономических и политических средств — как, например, объединение Европы, — чтобы сохранить свое превосходство в мире? Когда рухнула Красная империя, то некоторые какое-то время поступали так, будто теперь начнется вечный мир. Но дальновидные люди понимали, что в действительности проблемы приходят не столько с Востока, сколько с Юга. После войны в Персидском заливе все стало совершенно ясно: когда Саддам Хусейн попытался прибрать к своим рукам Кувейт, то получил от нас, богатой шестой части, по этим самым рукам так, что треск стоял. К счастью, тогда мы имели дело с настоящим диктатором и с настоящим нарушением прав человека, так что никто не может сказать, что мы были не правы.

Но не только Саддам смог убедиться, чтó значит военно-техническое превосходство. Информационная война показала всему миру, ктó здесь хозяева. Такую же услугу оказал нам и Милошевич, который, к счастью, тоже оказался несомненным диктатором и военным преступником, так что никто не осмелится указывать мне на нас пальцем и обвинять нас в том, что мы  не меньше других виноваты в этой войне из-за своих ультиматумов и других дипломатических действий.  В конце концов, эти войны были для нас необходимы.

Не будем себя обманывать! Не будем обманываться по поводу того, как на нас смотрят другие: каждый из нас может в самый разгар зимы купить гвоздику из Колумбии за полторы марки. Ну и, кому какое дело? Каждый день летят через полсвета самолеты, чтобы всего лишь привезти нам с другого полушария свежие цветы! Подобную роскошь не могли бы себе позволить даже императоры Древнего Рима. Разве мы не мировая аристократия? Было бы наивным пытаться себя убедить в том, что остальные пять шестых нас любят.

Конечно, не все мы в равной степени получаем выгоду от нашего господствующего положения в мире. Некоторые бывают постоянно обделены, ничего не поделаешь. Мы теперь стали обществом достижений, а в нем, как в лыжных гонках: если кто-то на две сотых секунды пришел позже другого, он из-за этого не становится плохим лыжником. Но завоевать медали могут только трое, таковы правила, и остальным не достается ничего.

Мы, конечно, не только общество достижений, но и общество всеобщего благосостояния, и наши самые бедные граждане, получающие социальное пособие, живут все же лучше, чем большинство мозамбикцев. Но дело не в этом. Есть ведь и такие, которые знают, что они не получат медаль никогда, которые знают, что они никогда не будут причислены к удачникам и знаменитостям. Вот кому досадно. Тут уж ничего не поделаешь.

Было бы наверное хорошо, если бы мы могли поставить во главу угла другие ценности — дружелюбие, обходительность, чувство юмора или способность радоваться и наслаждаться жизнью. Но тогда мы бы не стали такими богатыми, как сейчас, это нужно себе четко уяснить. Своим благополучием мы не в последнюю очередь обязаны нашей системе ценностей, которая ставит на первое место успех.

И эти обделенные, они чувствуют себя лишними и ненужными, они чувствуют себя униженными и скрипят от злости зубами. Разве они не такие же белые, европейцы, немцы, представители промышленно-развитой страны? Разве они не принадлежат к той группе, которая претендует на роль соли земли? Так почему же не они?

Естественно, эти в основном молодые люди не могут понять, почему мы, с одной стороны, в своей внешнеэкономической деятельности лишь в крайне ограниченной степени руководствуемся гуманитарными соображениями, а с другой стороны, предоставляем определенной категории людей — в сущности, ничтожно малой — гуманитарную помощь. Они рассуждают — упрощенно, конечно, — так: если мы ведем себя в политической и экономической сферах по отношению к другим народам как господа, почему нам нельзя делать то же по отношению к отдельным представителям чужих народов, тем более в своей собственной стране?

Они, однако, не учитывают того, что определенный минимум гуманности необходим для нашего авторитета в глазах мирового сообщества и поэтому несомненно вносит свою лепту в наше экономическое преуспевание. Еще они не учитывают того, что цена этой гуманности (которую мы, конечно, так любим подчеркивать) на самом деле не так уж и высока. Одни только немецкие банки зарабатывают на процентах, которые выплачивают им за кредиты развивающиеся страны, четыре или пять раз по столько, сколько правительство выделяет на беженцев и ищущих политическое убежище. Все равно у нас на 1000 жителей приходится 3 беженца, в то время, как, скажем, такой стране, как Малави, приходится справляться со 105 беженцами на 1000 жителей. Все равно 85% беженцев, к счастью, остается в странах третьего мира. Тем не менее, необходимо проявить понимание к этим возможно чересчур рьяным и радикализированным молодым людям и не охаивать их огульно как правых экстремистов и неонацистов.

Нехорошо, конечно, поджигать дома беженцев или «громить чурок». Это примитивно и жестоко. В конце концов, подобные экстремистские акции наносят ущерб нашим международным отношениям, а следовательно, напрямую и нашему экспорту. Но за этими глупыми и, повторяю, абсолютно неприемлемыми перехлестами, скрывается предположение, совершенно рациональная мысль: необходимо создать заслон против нашествия с Юга.

Несомненно бесчинства нужно пресекать. Порядок необходимо поддерживать. С другой стороны, мы должны признать, что позиция, находящая выражение в этих бесчинствах, совершенно нормальна и абсолютно логично следует из нашего положения в мире как политической и экономической сверхдержавы. И возможно, в высшей степени вероятно, что однажды эта принципиальная позиция нам понадобится в гораздо бóльшей мере, чем сейчас: кто может с уверенностью сказать, что нам не придется когда-нибудь отстаивать наши завоевания и положение в мире также и военными средствами?

Если однажды дело дойдет до худшего, если когда-нибудь потребуется прибегнуть к крайним мерам, дабы защитить нашу культуру, наши ценности и, не в последнюю очередь, наше благополучие и главенствующее положение в мире, тогда вполне реально, что решительное «Германия прежде всего», «Австрия прежде всего» или «Европа прежде всего» станет основополагающим культурным принципом в головах и сердцах людей. В этом мы должны отдавать себе полный отчет и не идти на поводу у сентиментальных предрассудков!

Представитель Европы

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s