Христианин в борьбе с апартеидом

Христианин в борьбе с апартеидом

Десмонд Туту

Источник: http://www.krotov.info/libr_min/19_t/ut/u.htm

Биографическая справка

Источник: Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия: Пер. с англ.– М.: Прогресс, 1992. © The H.W. Wilson Company, 1987. © Перевод на русский язык с дополнениями, издательство «Прогресс», 1992.

Южно-африканский архиепископ Десмонд Мпило Туту родился в 1931 году в Клерксдорпе (провинция Трансвааль), в районе золотых приисков. Его отец, Захария Туту, происходивший из племени банту, преподавал в методической школе. Мать, Алетта, происходила из племени тсвана и была домашней служанкой. Крещенный в методической церкви, Туту затем вслед за родителями перешел в англиканскую церковь. После того как семья переехала в Йоханнесбург, он избрал себе наставником Тревора Хаддлстона, англиканского священника, выступавшего против апартеида.

Окончив среднюю школу в Йоханнесбурге, Туту получил диплом в колледже для банту в Претории, а затем степень бакалавра в Йоханнесбургском университете. С 1954 по 1957 гг. он преподавал в средней школе. В 1955 г. женился на Ли Номализо Шенксане, у них родились три дочери и сын.

В 1957 г., после того как правительство ввело дискриминационную систему образования для банту, Туту в знак протеста подал в отставку и решил стать священником. По примеру отца Хаддлстона он вступил в Общину искупления, предусматривавшую ежедневное причастие, регулярные молитвы, уединенное размышление. Опыт углубил его веру. В 1960 г. теологический колледж св. Петра присвоил Туту степень лиценциата теологии, а год спустя он был рукоположен в священники по англиканскому обряду.

Смена вероисповедания Туту совпала с серьезными политическими переменами в Южной Африке. В 1910 г. Южно-Африканский Союз был учрежден как конституционная монархия в составе британского Содружества наций. После второй мировой войны Национальная партия, в которой доминировали африканеры, внедрила в государстве систему расовой сегрегации, более известной под названием апартеида. В 50-х гг. дальнейшее ограничение свобод черного населения вызвало взрыв возмущения в стране и критику за рубежом. Под руководством Альберта Лутули Африканский национальный конгресс пытался найти мирное решение конфликта, но в 1960 г. был запрещен. В октябре белое меньшинство на референдуме высказалось за выход из британского Содружества и республиканскую форму правления. 31 мая 1961 г. Южно-Африканский Союз был переименован в Южно-Африканскую Республику.

Туту служил в церкви св. Альбана в Бенони (1960-1961), а затем в церкви св. Филиппа в Олбертоне (1961-1962). Четыре последующих года он учился за границей, получив степень бакалавра по богословию и степень магистра по теологии в Лондонском королевском колледже. Вернувшись в Южную Африку, Туту читал лекции в Федеральной теологической семинарии в 1967-1969 гг. и в Национальном университете Лесото в 1970-1971 гг.

Туту позже вспоминал, что опыт, полученный в Англии, помог ему «самоутвердиться», приобрести уверенность для спора с белыми. В 1972 г. Туту как заместитель директора Фонда теологического образования вновь посетил Англию, потом путешествовал по Африке и Азии. Вернувшись на родину в 1975 г. он был назначен настоятелем Йоханнесбургского собора, а через год – епископом Лесото.

Для Туту религия и политика не разделялись. «Бог выступает в Библии прежде всего как олицетворение политического опыта, средство освобождения рабов от ига», – указывал он. В 1976 г., когда молодежь Соуэто стала на путь насилия, Туту совместно с негритянским активистом Нхато Мотланой сумел направить ярость толпы в русло мирных демонстраций. Тем не менее жертвами июньских мятежей стали 600 цветных из Соуэто. О возможности вспышек насилия Туту предупреждал в письме премьер-министру Валтасару Форстеру, в результате правительство стало относиться к епископу с подозрением.

В 1978 г. Туту стал генеральным секретарем Южно-африканского совета церквей. Под его руководством организация из 13 млн. христиан, 80% которых были цветными, потребовала от правительства покончить с системой апартеида. Большая часть бюджета Южноафриканского совета шла на помощь цветным, находящимся в заключении, а также их семьям. В 1979 г. Туту открыто критиковал южно-африканское правительство за насильственное переселение цветных жителей из городов в племенные резервации. Находясь в Дании, Туту вызвал раздражение руководителей ЮАР своим выступлением по телевидению, во время которого призвал датское правительство не покупать южноафриканский уголь.

Хотя его паспорт дважды отбирали, что в ЮАР рассматривается как серьезное предупреждение, Туту продолжал призывать к экономическим санкциям против ЮАР. Он также предупреждал правительство о том, что нежелание изменить политику неизбежно приведет к кровопролитию. В ответ на это была создана комиссия Элоффа для изучения финансового положения Южно-африканского совета церквей. В отчете комиссии, опубликованном в феврале 1984 г., критиковалось управление финансами совета и поддержка запрещенного Африканского национального конгресса, комиссия предложила считать призывы к санкциям против ЮАР преступными.

В конце того же года было объявлено о присуждении Туту Нобелевской премии мира. Представитель Норвежского нобелевского комитета Эгиль Орвик отметил: «Премию этого года следует рассматривать как признание мужества и героизма, проявленных черными южно-африканцами, которые мирными средствами борются против апартеида… Комитет хотел бы подчеркнуть, что премия мира есть знак поддержки не только Туту и возглавляемого им Южно-африканского совета церквей, но всех людей и групп Южной Африки, которые завоевали симпатии своей приверженностью к человеческому достоинству, братству и демократии».

В Нобелевской лекции Туту выразил уверенность в том, что «мира нет там, где нет справедливости». «Будем же миротворцами, – говорил он, – им дана благая доля Всевышним. Если мы хотим мира, станем трудиться во имя справедливости. Превратим же наши мечи в плуги».

В ноябре 1984 г. синод англиканских епископов назначил Туту первым черным епископом Йоханнесбурга, а два года спустя он стал архиепископом. Став епископом, Туту поселился в «черном» предместье Соуэто, вместо того чтобы жить в епископской резиденции, расположенной в белом квартале.

Хотя напряженность в ЮАР не уменьшилась с тех пор, как Туту получил Нобелевскую премию, он продолжал придерживаться умеренной позиции. Его проповедь мирных перемен все чаще попадала под огонь критики радикалов. «Мы боремся не для подавления кого бы то ни было, – терпеливо пояснял он, – но для всеобщего освобождения».

Туту совершал дальние поездки для расширения экономических санкций против ЮАР; в США он встречался с деловыми и политическими лидерами. В январе 1986 г. выступая в Атланте, Туту предупредил о возможной кампании гражданского неповиновения, если правительство ЮАР не откажется от политики расовой дискриминации. У себя на родине он призывал всех цветных к единству. По мере усиления конфронтации Туту было все труднее совмещать роли умеренного в черной общине и апостола мира в глазах белых.

Во время церемоний 1985 г. в соборе Девы Марии он призвал белое меньшинство Южной Африки отнестись с пониманием к цветным. «Дело в том, что мы обычные люди. Мы также любим находиться в обществе жен, мы радуемся, когда дети встречают нас вечером, после работы. Здесь нет ничего сверхъестественного, – говорил он, – это потребность любого человека. Мы хотим видеть новую Африку, где все мы, черные и белые, могли бы идти навстречу будущему, которое Господь для нас откроет».

Высказывания Десмонда Туту

Из кн.: Экуменическое движение. Антология ключевых текстов. Сост. М. Киннемон и Б. Коуп, М., «Библейско-Богословский Институт св. Апостола Андрея», 2002.
Пер: А. Шурбелев, А. Дорман, Т. Тамаева.

Десмонд Туту — до недавнего времени являвшийся англиканским архиепископом Кейптауна, а также бывший генеральный секретарь Южно-Африканского совета Церквей, бывший председатель Всеафриканской конференции Церквей и лауреат Нобелевской премии 1984 г. — представляет собой одну из самых значительных фигур в церковной жизни XX века. • On the Way to Fuller Koinonia: Official Report, Fifth World Conference on Faith and Order, eds. Thomas F. Best & GbntherGassmann, Geneva? WCC, 1994, PP. 96-97.

«Наш опыт, который, наверное, повторят где-нибудь еще, заключается в том, что проблему церковного единства, по существу, нельзя отделять от борьбы за справедливость, или, говоря напрямик, что эта борьба становится куда более опасной и трудной, а, быть может, даже невозможной, если Церковь разделена. Когда наша Церковь занялась обсуждением проблемы миссионерской деятельности, наши заокеанские партнеры категорически заявили, что «апартеид слишком силен для разделенной Церкви».

Некоторые из наиболее воодушевляющих моментов борьбы за справедливость, мир и свободу Южной Африки наблюдались тогда, когда Церкви были вовлечены в единое свидетельство против беззакония порочной системы апартеида. Я вспоминаю, как экуменическая группа, состоявшая примерно из пятидесяти духовных лиц, была арестована в Йоханнесбурге за то, что вышла на демонстрацию протеста против ареста своего коллеги. Сидя в камерах, расположенных под зданием суда и ожидая решения своего дела, мы совершали молитвенное служение.

Покойный Джозеф Уинг, генеральный секретарь Объединенной Конгрегационалистской Церкви, а также секретарь Комиссии по вопросам церковного единства (которого любовно называли «мистер Церковное Единство»), не выдержал и, разрыдавшись, сказал: «Много лет я тружусь во имя единства Церкви, но никогда не переживал его так, как переживаю сейчас». Мы даже провели сбор денежных пожертвований, потому что Лия, ослушавшаяся своего мужа и присоединившаяся к нашему маршу протеста, встретила молодую женщину, которой грозила тюрьма, если она не заплатит штраф. Это был редкий случай, когда церковный сбор привел к столь непосредственному и волнующему результату.

Когда южно-африканское правительство наложило запрет на деятельность самых популярных политических организаций, оно не предполагало, что Церкви предпримут что-нибудь особо значимое, и, наверное, было потрясено, когда целая фаланга церковных руководителей, являвшая собой самый широкий спектр представителей Церкви, прибыла в Кейптаун и была арестована сразу после того, как, покинув англиканский собор св. Георга, маршем направилась к парламенту, расположенному совсем неподалеку.

В самый разгар репрессий, когда их инициаторы, наверное, думали, что наш народ утратит силу духа, их, вероятно, глубоко изумила широкая кампания неповиновения всем законам апартеида, проводившаяся под эгидой массового демократического движения. Церкви принимали участие во всем этом, проводя свою кампанию, организованную Южно-Африканским советом Церквей и проходившую под лозунгом «Отстаивая истину». Церковных руководителей, особенно в Кейптауне, пытались арестовать, хотя не всегда это удавалось одинаково хорошо. Это были тяжелые дни. Правительство Южной Африки поняло, что гонения могут настолько усилиться, что международное сообщество выразит свой протест.

Единое церковное свидетельство и бодрый настрой всего народа в какой-то мере, должно быть, убедили де Клерка предпринять удивительные и довольно опасные инициативы, включая освобождение Нельсона Манделы и его соратников, а затем 2 февраля 1990 г. объявить парламенту о легализации некоторых политических групп (ANC, РАС, SACPи т. д.). Таким образом, последовавшие вслед за этим волнующие события, в какой-то мере обязаны свидетельству Церквей, которое было мощным, поскольку было относительно единым. Можно сказать, что в Южной Африке не было бы никакого апартеида, если бы некоторые Церкви не пытались дать богословское оправдание этой безнравственной и порочной системе.

Итак, наш опыт показывает, что единая Церковь может гораздо более эффективно бороться за справедливость и мир против угнетения и несправедливости, — и в этом нет никакого сомнения. Быть может, мы сумеем постичь всю глубину нашего единства по мере того, как вместе будем бороться за справедливость и мир. Представьте, что произошло бы в Северной Ирландии и других странах, если бы Церкви на самом деле говорили и действовали, как единое целое — религиозные различия лишь обостряют различия политические, социальные и экономические».

Десмонд Туту, из официального отчета Пятой всемирной конференции по вере и церковному устройству «На пути к более полной койнонии». Desmond Tutu, in On the Way to Fuller Koinonia: Official Report, Fifth World Conference on Faith and Order, eds Thomas F. Best & Gimther Ga Geneva, WCC, 1994, P. 100.

«Когда ты не в ладах со своим правительством, и оно преследует тебя за то, что ты стараешься быть послушным своему Господу и Владыке, в этом есть свои положительные стороны, и самая чудесная из них — это возможность открыть для себя головокружительную реальность того, что ты являешься членом Божьей Церкви. Тогда экклезиология становится живой. Начинаешь понимать, что обещание, данное Господом нашим Петру и всем прочим, оставившим все, чтобы следовать за Ним, обещание, что у них будет братьев и сестер без числа — не легкомысленное обещание.

Это правда — у тебя есть семья, члены которой разбросаны по всему миру, и большинство из них ты никогда не встретишь по эту сторону жизни и смерти, и они любят тебя, и молятся за тебя, и поддерживают тебя. Это почти физическое ощущение, и ты вспоминаешь видение Захарии, когда Яхве обещает ему, что в восстановленном Иерусалиме будет столько народу, что обычные городские стены не вместят его, но Сам Яхве станет как бы стеной огня вокруг Иерусалима. Мы испытали на себе нечто подобное этой «стене огня» в любви, молитвах и заботе, проявленных нашими сестрами и братьями по всему миру. Это — глубочайший уровень нашей «койнонии», нашего совместного участия в жизни Святого Духа на личном, даже сокровенном уровне. Поэтому одно из самых важных порождений ВСЦ — это экуменический круг молитв.

Когда я был генеральным секретарем Южноафриканского совета Церквей (это было в один из мрачнейших периодов наступления апартеида), — мне прислали церковный бюллетень одного лютеранского прихода, не более и не менее как с Аляски. За нас там молились, наши имена были напечатаны в бюллетене! За нас поименно молились — на Аляске! Да разве мы могли не победить? Как-то раз я попросил одну отшельницу рассказать о своей молитвенной жизни. Она жила тогда в лесах Калифорнии. Она начинала день в два часа ночи и молилась за меня. Вот так: где я, а где за меня молятся — в Калифорнии, в два часа ночи! И мне подумалось — да какие же против нас шансы у правительства Южной Африки!?

Сантьяго-де-Компостела 1993: Пятая всемирная конференция «Вера и церковное устройство». Десмонд Туту, Обращение (IV и X).

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s