«От меча погибнут»

«От меча погибнут»

Гололоб Г.А.

Возможно кто-либо задумывался над вопросом: «Каким должно быть христианское отношение к справедливости и к любви, когда они не всегда совпадают друг с другом?» Действительно, часто делая одно нет никакой возможности сделать другое. Например, воздавая делающему нам зло злом, мы тем самым показываем, что не готовы простить ему его вину. И, напротив, простив другому причиненное нам зло, мы тем самым исключаем какую-либо необходимость в справедливом возмездии. Это значит, что христианство предлагает уникальное моральное учение, состоящее в отрицании возможности применении физического насилия в целях справедливого возмещения за причиненное зло.

Очевидно, что такой подход в глазах множества людей зачисляет христианство в разряд утопических учений, с чем сами христиане в принципе никогда не спорили, поскольку религия всегда считалась идеалистическим учением. Иное дело, когда возражают этому пониманию сами христиане, придерживающиеся противоположного мнения. При этом им приходится все время обращаться к ветхозаветной моральной практике, забывая то, что она не применима к условиям Нового Завета. Действительно, кто из нас сегодня может возложить на себя обязанности карающей руки Божьей без риска впасть в святотатство?

Тем не менее, те христиане, которым не невмоготу так высоко летать в небе, а хочется обосноваться хорошо на земле, разработали собственное богословие, пытающееся придать справедливости обязательно силовой, а не дидактический характер. При этом им приходится ссылаться на тот факт, что Бог, даруя прощение людям, не отменяет отрицательных последствий их грехов. Однако не делают этого и пацифисты, когда терпят на себе все последствия чужих грехов. Не добившись своего при помощи данного аргумента, их оппоненты бросают тень на основной пацифистский аргумент – кардинальное различие между Ветхим и Новым Заветами в области морального учения.

Об этом мы и попытаемся поговорить в данной статье, но особенным образом. Мы попробуем показать абсурдность идеи насильственного сопротивления злу вообще и применительно к современным условиям. Конечно, с этими проблемами сталкивались и ветхозаветные верующие, однако тогда Бог предоставил людям испытать безрезультатность послушания Его, следует признать, временному повелению воздавать друг другу «око за око». Поскольку же те времена от нас весьма далеки, нам легче убедиться в правоте Божьего перехода с ветхозаветных отношений на новозаветные на современном опыте. Итак, поговорим о том, к чему может привести сегодня ветхозаветный принцип о воздаянии злу силою.

Первое Божье предостережение
Первые сомнения в полезности закона «око за око» мы находим в следующем тексте Писания: «Я взыщу и вашу кровь, [в которой] жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его; кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт. 9:5-6). Это предостережение, данное Богом потомкам Ноя, а значит всему человечеству, люди очень быстро забыли. А смысл его состоял в том, что Бог возместит каждому человеку за сделанное им убийство (в то время своих кровных братьев) особым Своим наказанием, примененным очень странным образом: «рукою человека».

«Вот, вот, это как раз то, о чем мы и хотим вам сказать, – обрадуются наши христиане-«милитаристы». – Здесь видно, что Бог возложил на нас особую обязанность – воздавать злом за зло». Однако, подождите, наши дорогие друзья, откуда вам известно, что этой рукой должны быть вы, а не такие же злодеи, какие подлежат данному наказанию? Иными словами, этот текст может, и на наш взгляд, должен быть понят таким образом: Бог допускает злым людям пожать последствия своего зла от таких же самых людей, поскольку они непременно возьмутся за меч справедливости.

Действительно, ударь другого человека в лицо и ты тут же получишь сдачу, а не вопрос: «Почему ты меня ударил?» Впрочем, этот вопрос может и прозвучать, но только после длительной потасовки и силового выяснения отношений. Такая реакция свидетельствует о том, что естественным ответом на зло всегда является зло. И это полностью соответствует сказанному в нашем тексте: «того кровь прольется рукою человека». Заметьте, здесь срабатывает принцип «кровь за кровь», т.е. принцип соответствующего воздаяния, хотя возможно проявление и мести, осуществляющей «наказания» большей степени, чем заслуживает виновный.

Оказывается, принцип «око за око» может действовать без особого Божьего благословения. Это – естественная реакция человека на зло, которая, разумеется, должна отличаться от сверхъестественной реакции на это зло со стороны самого христианина. Стало быть, необоснованным является также и обращение милитаристов за помощью к другому, подобному этому, тексту Писания: «Возврати меч твой в место его, ибо все, взявшие меч, от меча погибнут» (Мф. 26:52; перевод еп. Кассиана). Оно также вовсе не свидетельствует в пользу того, что Бог считает справедливость способом преодоления зла. В действительности, идея справедливого воздаяния предназначена для осуществления Божьего суда, а не установления на земле мирных отношений.

Как работает принцип «око за око»
Иосиф Бродский при вручении ему в 1987 году Нобелевской премии по литературе (к счастью, не мира) рискнул прокомментировать пассивное поведение Христа перед еврейским синедрионом сугубо по-еврейски: «А что ему оставалось делать?» Действительно, любой человек, оказавшийся в ситуации, которую он не в силах изменить, поступает пассивно. Мало того, он может много и долго говорить о пользе мира и призывать к миру своего врага. Однако Христос не заискивал перед Своими врагами, а просто молчал. Но молчать можно по разным причинам. Бродский предположил, что Он молчал, будучи вынужден отсрочить Свою месть. Так обычно поступают евреи: «Ничего. Придет мое время, я с тобой поквитаюсь». Таким ли чувством было мотивировано молчание Христа? Предположить это, значит отказать Христу в благородстве.

Кстати, Иисус все-таки ответил, но не первосвященнику, а Пилату: «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе» (Ин. 19:11). И снова-таки милитаристы хватаются за этот стих и говорят: «Вот видите, здесь говорится о том, что власть Пилата дана была ему Богом». А разве кому-либо не Бог дает власть? Он Сам поставляет на эту власть добрых в качестве награды и злых в качестве наказания людей.

Да, и разве не прошли перед нашими глазами судьбы тех людей, которые приписывали себе власть от Бога, как самые отвратительные и грешные? Нам возразят: «Не все были таковыми?» Но мы ответим: «В той или иной мере ими были абсолютно все. Любой христианин, ставший на путь использования даже справедливого воздаяния, тем самым непременно дискредитировал себя». Если бы Иисус Христос не отменил ветхозаветный принцип «око за око», без глаз остались бы на Земле абсолютно все люди. Исходя из новозаветной перспективы, мы понимаем, что Богу вовсе не было нужды вменять нам в обязанность воздавать другим то, что они заслужили. Для этого Ему было достаточно предоставить человечество самому себе. В этом нет никакой заслуги Бога. То, что действительно хотел Бог изначально, так это убедить людей в бесполезности их чувства справедливости, как, впрочем, и их стремления заслужить себе спасение собственными усилиями.

Итак, мы видим в Ветхом Завете два принципа: «кровь за кровь» и «око за око», которые нам, по крайней мере христианам Нового Завета, вовсе не свидетельствуют о необходимости ведения безуспешной борьбы за справедливость насильственными средствами. Бросая камни осуждения в других, мы видим их возвращение к себе в том или ином виде. Скорее они были оставлены Богом в Писании для того, чтобы свидетельствовать нам о том, что любое зло производит лишь такое же зло, не важно, когда это произойдет – в ближней или в дальней перспективе.

Поэтому «справедливым» войнам нет и не может быть никакого конца. Военная агрессия движется по замкнутому кругу: сегодняшний победитель завтра оказывается побежденным, а побежденное зло лишь временно прячется, чтобы проявить себя в более удачное время. Это значит, что очаг ненависти невозможно остудить при помощи даже самого справедливого возмездия, если оно использует в качестве средства борьбы со злом насилие. Ненависти можно реально противопоставить только любовь, и тем положить конец новым виткам проявления агрессивности между людьми. Иными словами, чтобы вывести современный мир из военной лихорадки, нам нужна любовь, настоящая любовь, т.е. любовь безусловная или любовь к нашим врагам.

Зло лишь порождает зло
Это верно, что иногда зло получает по своим заслугам, но большей частью оно лишь порождает себе подобное в виде ответной реакции. Мало того, именно побежденное зло чаще всего прибегает к самым отвратительным методам борьбы с «добром», не вкладывающимся в рамки ведения какой-либо справедливости. Именно проигравший противник прибегает к таким изощренным методам ведения войны, на которые оказывается не способен никто другой.

Начнем с «бумерангового эффекта» насилия. Как только с конца 1980-х годов ООН во главе с США перешла с использования действительно гуманных способов миротворчества на политику военного вмешательства, как сразу же сошли на нет все ее достижения в области разрядки международных отношений. С тех пор ООН фактически не примиряет враждующие между собой группировки или нации, а лишь использует международные конфликты в целях, преследуемых ведущими западными державами.

До недавнего времени на Западе сильно муссировалось мнение о том, что согласие правительства или любых других конфликтующих сторон не является обязательным для проведения миротворческих операций. По этой причине миротворческие силы всегда должны быть готовы на выполнение миротворческих миссий, включая и полную способность к ведению полномасштабных боевых действий. Реализация данного подхода к миротворчеству поставило под сомнение традиционно сложившиеся принципы обеспечения международной безопасности. Такой подход на сегодняшний день вылился в дискуссию о праве ООН на «законное вмешательство» во внутренние дела конкретных государств в целях урегулирования конфликтов.

Неудивительно, какой оказалась реакция мирового сообщества на такое нововведение. Если за первые несколько лет после окончания холодной войны число вооруженных конфликтов в мире сократилось более чем на треть, то уже к середине 1990-х годов оно опять существенным образом выросло. Например, лишь в 1995 году в 25 различных регионах мира произошло 30 крупных вооруженных столкновений, а в 1994 году по меньшей мере в 5 из 31 вооруженного конфликта государства-участники прибегли к использованию собственных вооруженных сил.

Разумеется, именно взаимное недоверие лежит у основания того, что вооружение во всем мире постоянно совершенствуется и расходы на милитаризацию стран растут. Ведущие страны мира стремятся достигнуть технического превосходства своей военной техники над вооружением других стран. Однако, рано или поздно все эти изобретения возвращаются к их производителям и причиняют им тот же вред, который эти страны-производители первоначально причиняли своим врагам. Невозможно даже перечислить всех исторических подтверждений существования данной закономерности. Целые империи сменялись другими, причем такими, которые раньше были повержены во прах, а теперь оказывались впереди. И в итоге всех этих разборок выигрывала всегда ненависть. По этой причине сегодня французы ненавидят немцев, а немцы французов, русские литовцев, а литовцы русских и т.д. и т.п. И эту карму справедливости может разорвать только любовь.

Оказывается, и в политике, как в личной жизни срабатывает принцип «сеяния и жатвы»: что посеешь, то и пожнешь. Это же можно сказать и о демонстративных видах зла, которые предпринимались в целях устрашения противника. Например, с этой целью подвергали изощренным пыткам и казнили военнопленных еще в античные времена. Но уже тогда люди порой задумывались о том, что жестокость породит ответную жестокость, но на этот раз уже к попавшим в плен своим. Также ставилась под сомнение ценность пыток для выбивания из пленников секретов противника. Поэтому древнеримский юрист Ульпиан утверждал, что по-настоящему стойкий промолчит и под пытками, а слабый скажет любую ложь, лишь бы избавиться от страданий.

Как же странно видеть, когда сторонники гуманизации войны применяют свои мирные инициативы лишь к своим противникам, но не к самим себе. Например, по окончании Второй мировой войны несколько японских военных были повешены как военные преступники по приговору американского военного трибунала за применение пытки водой в отношении американских военнопленных. Однако это не помешало сотрудникам ЦРУ в 2002−2003 годах использовать пытку водой при допросах трех подозреваемых в связях с «Аль-Каидой», находящихся в печально знаменитой тюрьме на базе Гуантанамо. Очевидно, никто не будет следовать столь односторонним рекомендациям. Этих принципов следует придерживаться либо всем, либо никому. И снова мы видим, что на зло откликаются лишь злом.

Зло не только порождает подобное себе зло, но зачастую во много раз увеличивается в своем обратном виде. Например, во времена Вьетнамской войны — американские военные использовали в качестве средства пыток военнопленных индукторы (электрогенераторы) от полевых телефонов. Вьетнамцы, узнав об этом, решили не отставать и даже придумали более изощренную казнь, которая не причиняла боль, а оказывала разрушающее воздействие на психику: американского военнопленного привязывали к стулу в пустом помещении и оставляли в таком положении несколько дней. Лишенный возможности двигаться, пить, есть, спать (ему специально мешали), отправлять нормальным способом естественные надобности человек постепенно сходил с ума.

Наиболее ярким примером того, что зло порождает зло в большей мере, является развитие событий в связи изобретением противопехотных мин. На настоящий момент, мины стали самым страшным оружием в близком бою. Если от холодного оружия солдат может отбиться саблей, штыком,  а от пуль, снарядов, бомб укроет окоп, блиндаж, убежище, и даже от газов его спасет противогаз, то от мины нет никакой защиты. Минный страх лишает мужества любого солдата — и новичка, и ветерана, но сильнее он воздействует на тех воинов, которые уже видели смерти своих товарищей от мин.

Поначалу никто не обращал внимания на это свойство мин, пока оно не стало средством защиты слабого противника от более сильного. Так, в ходе Корейской войны 1950-1954 годов выяснилось, что северокорейцы, не имея много самолетов, танков и артиллерии, оказались способными нанести большие потери противнику минами, часто самыми примитивными. Когда после войны стали подбивать итоги, оказалось, что мины дали порядка 38% потерь в личном составе американских военных подразделений!

Во Вьетнамской же войне 1965-1975 годов противопехотные мины стали основным средством ведения боевых действий против армии США. Оказалось, что этими простыми в изготовлении средствами можно было легко нейтрализовать превосходство в любом ином вооружении. Мины дали от 60 до 70% потерь в личном составе армии США, в основном ранеными и искалеченными. Не в лучшем положении оказалась и Советская Армия в афганской войне 1979−1989 годов. А о количестве погибших советских солдат от финских мин во время войны между СССР и Финляндией мы уже и не говорим.

Анализ войн, прошедших после окончания второй мировой войны, привел военных специалистов разных стран к следующему выводу: «Противопехотные мины, как и противотанковые, являются оружием слабейшей стороны. Они легко производятся и могут изготавливаться массово, поскольку не требуют сложного высокоточного промышленного оборудования. Вместе с тем мины в состоянии нейтрализовать результаты применения любых других видов вооружения. С их помощью слабая сторона может не пустить в страну войска сильной стороны». Оказалось, что слабо вооруженная страна была способна оказать мощное сопротивление своему более сильному противнику лишь путем использования противопехотных мин, выводящих из строя любое его вооружение и поражающее его личный состав, поскольку это не требовало использования больших затрат с ее стороны.

Поэтому перед западными политиками встала проблема — как лишить слабые в военном и экономическом отношении страны возможности противостоять армиям стран с развитым вооружением. Результатом их усилий стало то, что 3 декабря 1997 года в Оттаве была подписана Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении. 131 страна подписала и ратифицировала конвенцию, а еще 25 присоединились к ней позднее. Отказались 37 стран. Однако три ведущих державы мира – США, Россия и Китай – отказались подписать это соглашение. Сам факт этого отказа свидетельствовал против их миролюбивых заверений, превращавшихся в демагогию.

Разумеется, христианин не рад любому использованию силы даже в благих целях защиты человечества от агрессоров. Он не может одобрить обращение слабой воюющей страны к использованию противопехотных мин, чтобы образумить таким образом своего сильного противника. Ни сильный, ни слабый не может полагаться на насилие, каким бы выгодным оно ни было кому-либо. Этот пример мы привели лишь с той целью, чтобы показать, что применение насилия не может остаться без тяжелых отрицательных последствий в близкой или дальней перспективе. Печально, что войны сегодня прекращаются лишь после того, как оба противника набьют себе достаточное количество шишек.

Сегодня много ведется разговоров об оправданных и неоправданных средствах ведения войны. Тем не менее, можно лишь ухмыляться словосочетанию «негуманное оружие». Неужели кто-либо из враждующих друг с другом людей, не верящих в возможность примирения, по доброй воле откажется от использования наиболее эффективного оружия? Разве для того ведется война, чтобы в ней придерживались каких-то правил? На войне, как известно, все средства хороши. Поэтому попытка христианских милитаристов сделать войну более гуманной утопична не менее, чем вера пацифистов в возможность установления мира во всем мире. Не сдерживать нужно зло, а уничтожать, т.е. превращать врагов в своих друзей. А эту цель можно достигнуть только путем развития взаимного доверия.

К основным запретным видам вооружений сегодня относятся следующие: экспансивные пули (пули, которые раскрываются и поэтому не могут пройти навылет в человеческом теле), шрапнельные снаряды, противопехотные мины, кассетные бомбы, самонаводящиеся боеголовки, химические отравляющие вещества, бактериологическое заражение, ядерное оружие, управление климатом. При этом выяснилось, что самые массовые средства поражения совершенно неразборчивы в своем действии и поражают всех подряд, так что вероятность остаться в живых у победителей почти такая же, как и у побежденных. Очевидно, что при настоящем вооружении идея «справедливой» войны, призванной действовать только избирательно, оборачивается очередной милитаристской утопией.

Отсюда мы делаем следующий вывод: ряд запрещенных вооружений представляет собой настолько страшную силу, что легче довериться партнерам по соглашению, чем столкнуться с такой опасностью лицом к лицу. Получается, риск от доверия значительно уступает по своим размерам риску от конфронтации. Тогда кого же из нас следует считать утопистом – милитаризм или пацифизм?

Молчал ли Бог в Ветхом Завете?
Сейчас мне хотелось бы разобрать вопрос: «Молчал ли Бог в Ветхом Завете относительно миролюбия?» Все пацифисты признают и временный, и частичный характер Ветхозаветного Откровения. Действительно, ветхозаветные требования морали весьма уступают новозаветным. Это говорит в пользу того, что Бог не сразу открывал людям Свою волю, а значит и не требовал от людей полноты послушания ей. Иными словами, Он ограничивал Свои требования по ряду вопросов, откладывая до пришествия Христа введение окончательного и высшего проявления Своих моральных требований.

Однако принцип постепенности Откровения не равнозначен молчанию Бога о новозаветной полноте Его требований к людям, поэтому даже в Ветхом Завете мы можем то тут, то там обнаружить зародыши новозаветного миротворчества. Обратим внимание лишь на некоторые из них, чтобы не повторяться.

В самом законе Моисея мы можем обнаружить гуманное отношение к рабам (Втор. 15:12-15; 23:15-17), большинство которых в те времена состояло из военнопленных иностранцев. Поскольку эти лица все равно считались врагами Израиля, гуманное к ним обращение было гуманным обращением к врагам. Конечно, исключение должны были составить представители шести (кстати, цифра шесть символизирует в Библии неполноту) народов, которых Бог повелел истребить за их грехи (Быт. 15:16). Вероятно, т.н. «псалмы проклятия» (напр. Пс. 34; 51; 58; 68; 108) относились лишь к потомкам этих людей, которые подлежали «херему» или «заклятию». Конечно, здесь следует сразу оговориться, что данному наказанию подлежали не только эти народы, но и отступившие от Бога израильтяне (Втор. 13:12-17; Суд. 21:11).

Здесь следует напомнить следующие слова Господа: «Не за праведность твою и не за правоту сердца твоего идешь ты наследовать землю их, но за нечестие народов сих Господь, Бог твой, изгоняет их от лица твоего, и дабы исполнить слово, которым клялся Господь отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову; посему знай, что не за праведность твою Господь, Бог твой, дает тебе овладеть сею доброю землею, ибо ты народ жестоковыйный. Помни, не забудь, сколько ты раздражал Господа, Бога твоего, в пустыне: с самого того дня, как вышел ты из земли Египетской, и до самого прихода вашего на место сие вы противились Господу» (Втор. 9:5-7). К сожалению, евреи (даже нашего времени) забыли об этом предостережении Писания и начали превозноситься над другими народами, причем не своей святостью, а остроумием и способностью обобрать их до нитки.

Очень интересен один апокрифический текст, говорящий о милосердии Божьем даже к этим нечестивым народам: «Но и их, как людей, Ты щадил, послав предтечами воинства Твоего шершней, дабы они мало-помалу истребляли их. Хотя не невозможно было Тебе войною покорить нечестивых праведным, или истребить их страшными зверями, или грозным словом в один раз; но Ты, мало-помалу наказывая их, давал место покаянию, зная, однако, что племя их негодное и зло их врожденное, и помышление их не изменится вовеки» (Прем. Сол. 12:8-10). Здесь проявляется та же безусловная милость Божья к недостойным, как и в Новом Завете. Хотя эти люди не обратятся к Нему, Бог щадил их и призывал к покаяния, чтобы никто не мог обличить Его в том, что Он любил только один Израиль.

Кроме того, даже личных врагов евреи должны были если не любить, то, по крайней мере, терпеть. Например, им нельзя было мстить (Лев. 19:17-18), нужно было оказывать помощь в нужде (Исх. 23:4-8), не отплачивать злом за зло (Притч. 20:22), проявлять сострадание, а не радость, когда он попадет в беду (Притч. 24:17-18) и даже «покрывать все грехи» при раздоре (Притч. 10:12). Где же здесь можно усматривать действие принципа «око за око»? Мы видим, что, по крайней мере, в случае с личным врагом-земляком, он не срабытывает. Фактически, именно на эту ситуацию Бог распространяет действие Своей заповеди «Не убий». Далее мы наблюдаем развитие идеи миротворчества в служении Давида и пророка Елисея, где это видно особенно ярко.

Неудивительно, что наивысшей своей точки ветхозаветный призыв к миролюбию достигает в книгах пророков. «Ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне — из Иерусалима. И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис. 2:3-4). «Ибо всякая обувь воина во время брани и одежда, обагренная кровью, будут отданы на сожжение, в пищу огню. Ибо младенец родился нам — Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Ис. 9:5-6). «Перекуйте орала ваши на мечи и серпы ваши на копья; слабый пусть говорит: «я силен»» (Иоил. 3:10). «И будет Он судить многие народы, и обличит многие племена в отдаленных странах; и перекуют они мечи свои на орала и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать. Но каждый будет сидеть под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их, ибо уста Господа Саваофа изрекли это» (Мих. 4:3-4).

Очень интересно, что некоторые исследователи пытаются преуменьшить моральные требования Христа тем, что находят якобы очевидные параллели Его учения с учением ветхозаветных праведников. Например, они приводят свидетельства о том, что еще до Него прощению врагам учили некоторые выдающиеся евреи. Так, в Сир. 28:33-29:7 они указывают на следующие слова: «Злоба и гнев — тоже мерзости, и муж грешный будет обладаем ими. Мстительный получит отмщение от Господа, Который не забудет грехов его. Прости ближнему твоему обиду, и тогда по молитве твоей отпустятся грехи твои. Человек питает гнев к человеку, а у Господа просит прощения; к подобному себе человеку не имеет милосердия, и молится о грехах своих; сам, будучи плотию, питает злобу: кто очистит грехи его? Помни последнее и перестань враждовать; помни истление и смерть и соблюдай заповеди; помни заповеди и не злобствуй на ближнего» (Сир. 28:33-29:1-7).

На первый взгляд здесь повторяется то же, что говорил Христос в Нагорной проповеди, однако выражение «прости ближнему твоему обиду» все же не означает «прости врагу твоему обиду», поскольку под врагом уже легче увидеть не просто личного врага, а национального, т.е. любого. Таким образом разницу между утверждениями сына Сирахова и Христа следует признать значительной, что все равно возвышает моральные требования Христа, относящиеся ко всем народам, над еврейской моралью, относящейся лишь к собственному. Новый Завет характеризует людей, живущих по требованиям Ветхого Завета как узников закона (Гал. 3:23), а Павел даже называет ветхозаветный закон смертоносным (Рим. 7:10-13), поскольку одними его требованиями спасти никого из людей невозможно. Является он несостоятельным не только в области спасения, но и освящения, куда входит также борьба с личным и социальным видами греха.

Полагать свои души за братьев
Конечно, полнота Божественного Откровения могла прийти на землю лишь с приходом Иисуса Христа. При этом вместо постоянных разборок, придирок и подозрительности, Иисус Христос призывает людей к достижению взаимного доверия. Конечно, за него придется платить определенную цену, однако далеко не такую огромную, как это предполагает война, или военный конфликт. Поэтому мне хотелось бы сегодня задать христианским милитаристам вопрос: «Как долго они собираются месить воду в ступе, продолжая отказываться от буквального и универсального смысла простого призыва Христа любить своих врагов?» Действительно, если пацифизм работает в личном плане, почему бы его не использовать также и в общественном?

Здесь мне хотелось бы вспомнить следующий текст Писания: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). Христианские милитаристы понимают его таким образом, что их любовь к своим братьям должна проявляться в защите последних от их врагов. Однако разве не о самопожертвовании в действительности говорит здесь Христос? Ниже Он указывает на то, почему мир ненавидит Его учеников, но ни слова не произносит о ветхозаветной обязанности мстить за эту ненависть. Единственная Его реакция на зло людей – это: «Да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели Меня напрасно» (Ин. 15:25).

Та же мысль звучит и в параллельном тексте из Первого послания Иоанна: «Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев» (1 Ин. 3:16). Очевидно, что мы должны «полагать за своих братьев» собственные души, а не души их врагов. Об этом свидетельствует и предшествующий контекст данных слов: «Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас. Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти. Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1 Ин. 3:13-15). Одним словом, мы должны любить своих ближних, полагая за них собственную, а не чужую жизнь.

Заключение
Христианские милитаристы называют пацифистов пустыми мечтателями. Однако наше исследование показало обратное: пустыми мечтателями, думающими, что они могут решить проблему зла при помощи использования насилия, являются как раз милитаристы. Зло не может быть уничтожено злом. То, что все время делают милитаристы – это утопия высшей степени и хитрая ложь врага душ человеческих. Ни одна армия на свете не способна сделать другом другую армию. Поэтому на пути использования насилия может быть только один результат «от меча и погибнет». Поэтому если человечество не пожелает жить по закону любви, ему просто придется жить по закону мести. Бог сказал Свое слово, выбор – за нами.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s