Завоевание под личиной распространения христианства

Завоевание под личиной распространения христианства

Артур Карлович Лиелайс

Оригинальное название главы из книги Лиелайса А.А. «Золото инков»: Союз меча, золота и креста.

Источник: http://www.indiansworld.org/Nonmeso/inca_gold4.html#.VRzu8mUkiho

Оба капитана конкистадоров после этого путешествия уже не сомневались, что на юге лежат богатые страны. Они поклялись, что скорее умрут, чем откажутся от своего замысла завоевать их. Но как набрать солдат и организовать новую экспедицию? Денег не было — все запасы иссякли, наемники разбрелись.

Писарро остался в Чикаме, но Альмагро вернулся в столицу колонии и снова обратился за помощью к Педрариасу. Однако губернатор Золотой Кастилии заявил, что не вложит ни гроша в это сомнительное предприятие, во время которого погибло столько отличных солдат, а добыча оказалась ничтожной. Писарро придется держать ответ — он обманул людей своими фантастическими рассказами о каком-то Эльдорадо. А теперь они снова задумали набирать наемников, чтобы обречь и этих на верную смерть, в то время, как не хватает солдат для завоевания Никарагуа и других богатых областей.

Пришлось призвать на помощь патера Луке, сумевшего оценить перспективы будущей экспедиции, и пустить в ход неопровержимые аргументы: солидную взятку — тысячу песо де оро (в песо де оро содержа¬лось 4,6—4,7 грамма золота; в тысяче песо — свыше четырех килограммов золота) — и священное писание. Хитрый прелат убедил наместника, что нет такой овцы, с которой нельзя было бы взять хоть шерсти клок, и что лучше договориться с Писарро и Альмагро, чем пове¬сить столь предприимчивых людей и сорвать экспеди¬цию, которая является делом весьма богоугодным, так как способствует распространению христианства. Педрариас принял золото, но отказался от участия во всех дальнейших экспедициях, а также и от своей доли в них. Он не внес свою часть в организацию первой экспедиции — обещанные им пять тысяч песо — и после долгого торга добился погашения этого долга.

Овьедо, испанский историк, заметил, что наместник не обладал даром предвидения — ради ничтожной суммы, он, оказавшийся мелочным и скупым, отказался от неизмеримо большей добычи. Луке удалось заинтересовать новым предприятием нескольких богатых торговцев и чиновников, внесших необходимые средства — около двадцати тысяч песо (более восьмидесяти кило¬граммов золота).

Все три компаньона — Писарро, Альмагро и Луке — во имя святой троицы — бога отца, бога сына и бога духа святого, — а также во имя девы Марии 10 марта 1526 года заключили договор об открытии и завоевании «империи Перу». Вряд ли в мировой истории можно найти что-нибудь подобное этому знаменитому «договору трех конкистадоров». В соответствии с ним Луке обязался финансировать все предприятие. И только позже выяснилось, что действует он по поручению ученого мужа — лиценциата Гаспара де Эспиносы и является его доверенным лицом. Эспиноса тайно вложил средства и в организацию первой экспедиции. Он долгое время пробыл в колониях Тьерра-Фирме и в Панаме, где занимал различные должности, руководил судебной палатой, а также участвовал во многих походах против индейцев. Между прочим, он был председателем суда, который допрашивал и приговорил к смерти первооткрывателя Великого Южного моря Васко Нуньеса де Бальбоа.

Писарро и Альмагро обязывались завоевать упомяну¬тую в договоре южную «империю». Три человека раз¬делили между собой еще не завоеванную страну, хотя ни у одного из них не было ни малейшего представления о ее местонахождении, размерах и могуществе. Никого не интересовало, какие народы ее населяют, какие правители управляют ею. В соответствии с этим договором, каждому компаньону причиталась третья часть добычи — треть завоеванных земель и туземцев, которых обычно выделяли колонистам вместе с землей, третья часть добытого золота, серебра и драгоценных камней, треть доходов и даже привилегий, которые всегда раздавались вместе с землями. Договор предусматривал также, что все связанные с ним права и преимущества переходят к наследникам лиц, заключивших этот договор.

Вполне понятно, что кровавый, грабительский договор был заключен во имя Божье. В те времена под предлогом крещения язычников совершались самые гнусные вторжения в чужие земли. Над несчастными завоеванными странами конкистадоры всегда воздвигали огненный крест, путь для которого был расчищен окровавленным мечом. Однако некий буржуазный историк лицемерно писал, что крест всегда был символом христианской религии, единственным залогом спасения нынешних и будущих поколений от адского пламени; следовательно, завоеватели совершали благородный подвиг, принося божественную благодать языческим народам.

Золото, меч и крест благодаря этой сделке заключили тесный союз. Уникальный договор смог подписать только патер Луке, в то время как неумеющие писать Писарро и Альмагро поставили под текстом по три креста. Эту своеобразную подпись заверили нотариус Панамы и еще два дворянина.

Компаньоны, положив руку на священное писание, осеняя себя крестным знамением и призывая в свидетели Бога и святых апостолов, торжественно поклялись соблюдать договор, всеми силами способствовать его выполнению и поддерживать братскую дружбу. Патер Луке разломил на три части просфору, и все трое вкусили Святого Причастия, тем самым еще более подчеркнув важность договора. Торжественная церемония до слез растрогала всех присутствующих.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s