Миротворческое наследие Альфреда Нобеля

Миротворческое наследие Альфреда Нобеля

Гололоб Г.А.

СОДЕРЖАНИЕ:
Введение
1.    Нобелевская премия мира
2.    Состав лауреатов премии мира
2.1. Недостойные и сомнительные лауреаты
2.2. Лауреаты, получившие премию заочно
2.3. Лауреаты, отказавшиеся от премии
2.4. Бывшие военные и лица, пришедшие к миротворчеству под влиянием ужасов войны
2.5. Непоследовательные и воинствующие пацифисты
2.6. Женщины в миротворческом движении
2.7. Вероятные кандидаты на получение премии мира
3.    Пацифистский анализ миротворческого движения
3.1. Неудачи миротворческого движения
3.2. Успехи миротворческого движения
Заключение

Введение
Конечно, миротворчество не возникло и не существует в мире лишь благодаря появлению такой престижной премии, как Нобелевская. Оно существовало и тогда, когда ее не было, и могло бы существовать без нее впредь. Никто из пацифистов не выступает против войны, чтобы таким путем заслужить себе этот высокий знак признания мирового сообщества. Тем не менее, Нобелевская премия мира представляет собой знак иного рода – выявить и содействовать тем людям, которые тем или иным образом проявили себя на поприще миротворчества.

Изобретатель динамита, незаурядный физик и химик Альфред Нобель (1833-1896), в своем завещании пожелал, чтобы после его смерти все принадлежавшее ему движимое и недвижимое имущество было продано, а вырученные средства составили фонд, из которого ежегодно бы выделялись денежные поощрения тем ученым и культурным деятелям, «кто принес наибольшую пользу человечеству». Родственники Альфреда Нобеля были в отчаянии, когда выяснилось, что все свое состояние тот оставил фонду. Они попытались даже оспорить завещание. Поэтому только в 1901 году — спустя пять лет после смерти Нобеля — состоялось первое присуждение премии, носящей его имя. Одной из этих премий была премия мира, которая должна вручаться «тому, кто внес наиболее существенный вклад в сплочение наций, роспуск или снижение численности существующих армий, а также содействие проведению мирных конгрессов».

Прошло уже более чем сто десять лет, как была учреждена эта премия. Более ста выдающихся и не очень личностей стали обладателями этой престижной премии. Можно было бы и подвести некоторые итоги всего этого грандиозного проекта оказания помощи делу миротворчества. Что сделали миротворцы, награжденные этой почетной премией, для воплощения пацифистского идеала в своей личной или общественной жизни. На что можно было бы взглянуть Альфреду Нобелю, если бы он мог встать с могилы? Напрасно или не напрасно учредил он эту премию, отказавшись разделить свое большое наследие среди родственников?

Конечно, нам известно о том, что немало лауреатов этой премии отдали присужденный им денежный приз на благотворительные дела. Например, Альберт Швейцер на деньги, полученные от Нобелевского комитета в 1952 году, построил лепрозорий недалеко от своей больницы в Ламбарене (Французская Экваториальная Африка, ныне Габон), а Мать Тереза, приняв эту награду в 1979 году, истратила полученные средства на строительство приютов для бедных. Многие другие миротворцы поступали также, считая, что эти средства должны и дальше служить делу мира. Правда, некоторые, как Лев Толстой предпочитали отказаться от премии, полагая, что доброе дело должно делаться бесплатно для того, чтобы быть действительно добрым.

Разумеется, нас не занимает вопрос о том, на какие цели были истрачены каждым лауреатом этой премии его полтора миллиарда долларов. Важно другое: этот знак отличия был маяком для всего миротворческого движения в мире, указывая ему дорогу. Видя тех, кому вручалась эта премия, люди видели перед собой образцы того поведения, которое они могли бы сделать собственным. Обращая внимание на этих героев веры, Нобелевский комитет стремился сделать дело миротворчества делом каждого человека, живущего на планете Земля. О достижениях и неудачах тех людей, которые стали обладателями этой премии, мы и хотим поговорить в этой небольшой статье, представляющей мнение христианских пацифистов. При этом мы будем пользоваться материалом из книги: Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия. В 2-х тт. М.: Прогресс, 1992.

1. Нобелевская премия мира
27 ноября 1895 года шведский ученый, изобретатель и промышленник Альфред Бернард Нобель завещал все имущество и капитал передать фонду для учреждения пяти ежегодных премий тем, кто в течение предшествующего года принес «наибольшую пользу человечеству». Через год он умер. За более чем 110 лет Нобелевской премией было отмечено свыше 800 интеллектуалов наивысшего международного уровня. Ею ежегодно почитаются выдающиеся деятели физики, химии, медицины, литературы, а также лица, достигшие выдающихся успехов в деле сохранения мира (позже к этим пяти номинациям была добавлена и экономика).

Чтобы понять смысл и необходимость данного проекта, нужно понять, кто был такой Альфред Нобель и почему он пришел к этой идее. Он был изобретателем нитроглицерина – взрывчатого вещества, лежащего у основания динамита. В 1864 году гибнет от неосторожного обращения с нитроглицерином, младший брат Альфреда, Эмиль, а его отец не мог пережить эту трагедию и, в результате кровоизлияния в мозг, слег в постель. Поскольку нитроглицерин (это жидкость) мог легко взорваться от малейшего сотрясения сосуда, в котором он хранился, за годы до изобретения более безопасного в производстве, хранении и транспортировке динамита, погибли по всему миру сотни людей. Лишь в 1866 году Альфред Нобель изобретает динамит, имеющий взрывной эффект в пять раз выше, чем порох.

Этот случай поразил изобретателя еще в одном отношении. По недоразумению одна французская газета представила жертвой этого взрыва не его брата, а самого Адольфа Нобеля. Хотя это было ошибкой журналиста, этот факт был воспринят изобретателем как предзнаменование. Он убедился в том, что изобретение им динамита содержало в себе скрытое обвинение в «торговле смертью». Вскоре это предчувствие получило еще большее оправдание: в 1870 году во время франко-прусской войны динамит был впервые использован в военных целях, поскольку прусская армия применила его в качестве начинки для бомб против французов.

С этого времени Нобель стал предлагать использовать свое изобретение лишь в мирных целях. «Мне бы хотелось изобрести вещество, или машину такой разрушительной силы, чтобы всякая война вообще стала невозможной», – говорил он. Правда, он был не только воодушевлен идеей создания международного суда, но и сторонником политики военного сдерживания агрессора общими усилиями всех миролюбивых стран, поэтому он не осудил производство динамита, а призвал человечество к его разумному использованию. Однако выпущенного из бутылки «джина» остановить уже было невозможным: производство динамита началось во многих странах мира и стало наращиваться в далеко не мирных целях. При этом доступность его была такой высокой, что динамит стал незаменимым при совершении любых террористических актов. Например, в 1881 году от гранаты, начиненной динамитом, был убит народниками русский царь Александр II.

В 1876 году Альфред знакомится с Бертой фон Зуттнер, которая тогда еще не была известна своей пацифистской деятельностью, правда, их деловые отношения были кратковременными. Однако в 1886 году Нобель возобновляет общение с Бертой, ставшей к тому времени уже знаменитым пацифистским писателем. Хотя Нобель часто делал щедрые пожертвования в различные общества мира, он не прекращал ломать себе голову над тем, что могло бы стать реальным способом пресечения войн и обеспечить мир между народами. Вот здесь Берта и подсказала ему мысль создать фонд премии мира. В 1892 году он принимает участие в работе международной мирной конференции в Берне, а в следующем году в письме Берте заявляет о своем принятии ее предложения. В 1895 году он делает последнее завещание об учреждении Нобелевского фонда с премией мира. Его мечта осуществилась лишь после его смерти – этот фонд был основан в 1900 году. В 1896 году он умер в Сан-Ремо, успев сделать самое важное дело своей жизни.

Показательно, что последнее завещание А. Нобеля имело совсем иной вид, чем завещание 1893 года. Сказалась повышенная обеспокоенность незримыми потенциальными последствиями войны мирового масштаба. Мир между народами был идеалом Альфреда Нобеля. Как это ни парадоксально, но Нобель – изобретатель и производитель динамита, призвал распустить регулярные армии, а его изобретение использовать только в мирных целях: в горнорудной и строительной сферах человеческой деятельности. Премия мира должна была присуждаться коллегией их пяти человек, избранных норвежским парламентом.

Такова вкратце история появления этой престижной премии. Теперь мы хотим посмотреть на общий состав лауреатов этой премии и попытаться их классифицировать, выделяя особо значимые фигуры, а затем рассмотреть недостатки и достоинства всего миротворческого движения в его отношении к данной премии как делу жизни самого Нобеля. Попутно мы будем излагать собственное видение по поводу прошлого и современного состояния дела миротворчества в мире, а также оценивать деятельность Нобелевского комитета в целях улучшения его работы.

2. Состав лауреатов премии мира
За время своего существования с 1901 до 2014 года премия мира была присуждена 96 раз, а её лауреатами стали 102 человека. Кроме этого, 25 раз премию получали организации, осуществившие весомый вклад в сохранение мира. В 1901 году первыми людьми, ее получившими, были швейцарец Анри Дюнан и француз Фредерик Пасси. Самым молодым лауреатом стала Малала Юсуфзай, которой на момент вручения премии в 2014 году исполнилось 17 лет. Самым старым — 87-летний Джозеф Ротблат, получивший премию в 1995 году.

Имеется только один лауреат Нобелевской премии мира, который получил кроме нее другую Нобелевскую премию – по химии (1954). Речь идет об американском ученом Лайнусе Полинге (1901-1994). Хотя он был пацифистом еще во время первой мировой войны, особенно предался он этой идее лишь с появлением угрозы со стороны атомной войны. На него сильно повлияло решение президента США Гарри Трумена бросить на Хиросиму и Нагасаки по одной атомной бомбе. Правительство США намеревалось использовать против Японии еще одну бомбу в середине августа, и ещё по три — в сентябре и октябре. Фактически применение атомного оружия против гражданского населения было равнозначно совершению «военного преступления», а готовность США добиться победы любой ценой сделало эту страну ярким представителем не просто милитаризма, а милитаризма, злоупотребляющего своей силой.

В 1950-х годах получила широкую известность история японской девочки из Хиросимы Садако Сасаки, умершей в 1955 году от последствий облучения (лейкемии). Уже находясь в больнице, Садако узнала о легенде, согласно которой человек, сложивший тысячу бумажных журавликов, может загадать желание, которое обязательно исполнится. Желая выздороветь, Садако стала складывать журавликов из любых попадавших в её руки кусочков бумаги. Согласно книге «Садако и тысяча бумажных журавликов» канадской детской писательницы Элеанор Коэр, Садако успела сложить только 644 журавлика, после чего, в октябре 1955 года, она умерла. По мотивам её истории было написано несколько книг.

С этого времени всю свою жизнь Полинг посвятил сохранению здоровья людям и необходимости исключить возможность войны в ядерный век. В 1946 г. Полинг стал одним из основателей Чрезвычайного комитета ученых-атомщиков, учрежденного Альбертом Эйнштейном и 7 другими прославленными учеными с тем, чтобы добиваться запрещения испытаний ядерного оружия в атмосфере. В 1955 г. Полинг и 52 других нобелевских лауреата подписали Майнаускую декларацию, призывавшую положить конец гонке вооружений.

Когда в 1957 г. Полинг составил проект воззвания, в котором содержалось требование прекратить ядерные испытания, его подписало более 11 тыс. ученых из 49 стран мира, и среди них свыше 2 тыс. американцев. В январе 1958 г. он представил этот документ Дагу Хаммаршёльду, который был тогда генеральным секретарем ООН. Предпринятые Полингом усилия внесли свой вклад в учреждение Пагуошского движения за научное сотрудничество и международную безопасность, первая конференция сторонников которого состоялась в 1957 г. в Пагуоше (провинция Новая Шотландия, Канада) и которому в конечном счете удалось способствовать подписанию договора о запрещении ядерных испытаний.

Активное противодействие Полинга ядерным испытаниям привело к политическому преследованию в своей стране, подобному, какое перенес в СССР Андрей Сахаров, однако он повлиял на обеспечение в 1963 году международного договора о запрещении ядерных испытаний в атмосфере. С присуждением в 1962 году Нобелевской премии, Полинг стал первым человеком, кто получил две персональные Нобелевские премии (Мария Кюри получила одну, а вторую разделила со своим мужем). Он также был награжден и Международной Ленинской премией «За укрепление мира между народами» (1970).

В 1963 г. Полинг был награжден Нобелевской премией мира 1962 г. В своей вступительной речи от имени Норвежского нобелевского комитета Гуннар Ян заявил, что Полинг «вел непрекращающуюся кампанию не только против испытаний ядерного оружия, не только против распространения этих видов вооружений, не только против самого их использования, но против любых военных действий как средства решения международных конфликтов». В своей Нобелевской лекции, названной «Наука и мир» («Science and Peace»), Полинг выразил надежду на то, что договор о запрещении ядерных испытаний положит «начало серии договоров, которые приведут к созданию нового мира, где возможность войны будет навсегда исключена».

Большое число лауреатов представлено членами Лиги Наций или ООН, однако эти организации не всегда справлялись со своими обязанностями должным образом. Трижды удостаивался этой чести Международный комитет Красного Креста (1917, 1944, 1963), хотя, как правило, эта премия не предоставляется даже дважды. В последнее время премии мира стали получать политики, дипломаты, писатели, медики, агрономы, правозащитники и даже экологи, а не настоящие миротворцы.

Тем не менее, есть среди них и действительно уважаемые люди, доказавшие свои миротворческие усилия на деле. Показательно, что большинство из них убежденные христиане разных христианских деноминаций, включая и те, где пацифизм не одобряется официально. Например, Джейн Аддамс (1860-1935) окончила Рокфордский миссионерский колледж со степенью бакалавра. В 1931 г. (после повторного представления) она стала первой американкой, удостоенной Нобелевской премии мира как «подлинный делегат всех миролюбивых женщин мира», разделив премию с Николасом Батлером.

Правда, ее соратница по пацифизму Эмили Грин Болч не была постоянной в своих убеждениях. После нападения Японии на Перл-Харбор 7 декабря 1941 г. она отошла от идей последовательного пацифизма и приветствовала вступление США в войну. Однако от имени Лиги она оказывала помощь американцам японского происхождения, интернированным в специальные лагеря. Болч осудила правительственную политику, нацеленную на безоговорочную капитуляцию Японии, полагая, что это затянет войну; в 1944 г. она представила президенту Франклину Д. Рузвельту предложения о послевоенном умиротворении. Тем не менее, в 1946 году Болч стала второй американкой, удостоенной Нобелевской премии мира.

Конечно, было бы странным не увидеть среди лауреатов Нобелевской премии убежденных христиан. Из лютеран первым этой премии удостоился в 1930 году архиепископ Упсалы Натан Сёдерблюм «В ознаменование заслуг в достижении мира через религиозное объединение». Дважды премия вручалась за миссионерскую деятельность: В 1946 году ее получил методист Джон Рэлей Мотт, основатель всемирного студенческого христианского движения (World Student Christian Federation), а в 1952 году – лютеранский богослов и философ Альберт Швейцер, который, правда, придерживался либеральных богословских убеждений, особенно во второй половине своей творческой деятельности.

Особым знаком является присутствие среди лауреатов Нобелевской премии африканских христиан. Так, лауреатом Нобелевской премии мира 1984 года стал англиканский архиепископ Кейптаунский (первый чернокожий епископ в ЮАР), активный борец с апартеидом Десмонд Туту. Правда, Туту опирался на достижения своего предшественника методистского священника, вождя знатного зулусского рода, Альберта Лутули, который первым в ЮАР предпринял стратегию ненасильственных действий, за что первым из африканцев получил Нобелевскую премию мира в 1960 году.

Среди известных католиков обладателями премии мира были монах-доминиканец Жорж Пир «за помощь беженцам» (1958 год) и Мать Тереза «как утверждающая мир в самой важной сфере, защищая неприкосновенное человеческое достоинство» (1979 год). В 1964 году премии мира удостоился баптистский пастор и богослов пацифистского направления Мартин Лютер Кинг «За деятельность в пользу равноправия чернокожих». В 1947 году премия мира была вручена не отдельному человеку, а целой христианской деноминации. Ее получило Религиозное общество друзей (квакеры) «В знак протеста квакеров против мировой войны».

Некоторые из этих лиц хорошо знакомы Читателю, некоторые нет, поэтому мы обратим свое внимание на биографии некоторых из малоизвестных христиан-пацифистов. Наверное, немногие знают о том, что аргентинский скульптор, писатель и правозащитник Адольфо Перес Эскивель (род. 1931) был католиком по своему вероисповеданию. Между тем, он был одним из видных представителей христианского учения о ненасилии в области политики, по своему достоинству равным Мартину Лютеру Кингу. Это его выгодно отличает от его единоверца Жоржа Пира, который после второй мировой войны был удостоен бельгийского Военного креста с пальмовыми ветвями, медали Сопротивления со скрещенными мечами, Военной медали и медали Национальной Признательности.

К концу 1960-х гг. происходившие в Аргентине стычки между различными политическими группировками привели к тому, что демократическая конституция в стране практически перестала существовать. В этих условиях Перес Эскивель не мог больше оставаться в стороне от социальных проблем. Питая недоверие к партийным организациям, он начал обсуждать с соотечественниками вопрос о том, каким образом рядовой католик должен реагировать на углубление социального кризиса. В 1968 г. он присутствовал на конференции аргентинских церковных, университетских и общественных организаций в Монтевидео (Уругвай), где рассматривались ненасильственные пути улучшения положения в Аргентине. В 1970 г. он провел почти двухмесячную голодовку протеста против террора левых и правых политических сил в стране.

Во время 2-й конференции в 1971 г. Перес Эскивель добился основания Службы мира и справедливости, которая должна была наладить сотрудничество между социально активными католическими священниками и мирянами в помощи бедным. В конце 1971 г. он присоединился к другой католической организации, основанной на гандистских принципах ненасилия. В городских кварталах он стал организовывать ремесленные мастерские, воплощая в жизнь заветы Ганди о самообеспечении бедных. В 1972 г. он основал ежемесячный журнал «Мир и справедливость» («Paz у lusticia»), ставший официальным органом Службы мира и справедливости. Два года спустя, когда штаб-квартира организации переместилась из Монтевидео в БуэносАйрес, Перес Эскивель стал ее главным координатором.

Перес Эскивель координировал деятельность Службы в Аргентине и совершал многочисленные поездки по всей Южной Америке, во время которых пропагандировал ненасильственные социальные изменения. Убежденный, что бедность – проблема всей Латинской Америки, он помогал индейцам Эквадора и Парагвая отстоять свою собственную землю от посягательств. В Бразилии (1975) и Эквадоре (1976) он подвергался арестам за критику правительств этих стран, неспособных облегчить жизнь трудящихся.

Когда в 1976 году правящая партия перонистов развязала в стране государственный террор, Перес Эскивель с риском для собственной жизни начал кампанию расследования загадочных исчезновений ее политических противников. В 1975 г. он был в числе организаторов постоянной Ассамблеи прав человека, следившей за деятельностью правительства. Перес Эскивель создал также Экуменическое движение за права человека; помощь узникам и их семьям, входившая в его задачу, основывалась на интерпретации Евангелия как призыва к действию. Тихая, но неуклонная оппозиция правительству вскоре сделала Переса Эскивеля мишенью для репрессий. Когда он находился за рубежом в 1976 г., штаб-квартира Службы мира и справедливости была разгромлена полицией. В апреле следующего года его арестовали в тот момент, когда он пытался продлить свой паспорт.

Перес Эскивель не только был арестован, но и более года находился в заключении без предъявления какого-либо обвинения и суда. Во время заключения его как узника совести защищала «Международная амнистия», а Мейрид Корриган и Бетти Уильямс выдвинули его кандидатуру на Нобелевскую премию. Совместные усилия (в т.ч. протест президента США Картера) вынудили аргентинское правительство освободить Перес Эскивель в мае 1978 г. Еще девять месяцев он содержался под домашним арестом, но затем смог возобновить свою деятельность: в 1980 г. правительство наконец объявило, что «угрозы слева» больше не существует. Тогда же Перес Эскивель призвал начать переговоры с Чили по территориальным разногласиям.

В 1980 г. Норвежский нобелевский комитет избрал Переса Эскивеля лауреатом из 57 кандидатур. В своей речи представитель комитета Саннес отозвался о нем как о «неустанном проводнике принципа ненасилия в борьбе за социально-политические свободы». «Он возжег свет во тьме, которому не дадут погаснуть». Среди тех, кто приветствовал выбор кандидатуры Перес Эскивель, был советский физик Андрей Сахаров. Находясь в ссылке в Горьком (ныне Нижний Новгород), он обратился с посланием к новому лауреату: «Вашу энергичную борьбу за справедливость и поддержку угнетенных высоко ценит народ, живущий за тысячи миль, в другом мире». Большую часть суммы, полученной от Нобелевского комитета, Перес Эскивель передал церкви и различным благотворительным организациям на помощь нуждающимся в Южной Америке.

Нобелевская премия привлекла к Пересу Эскивелю внимание всего мира, что было особенно важно для общественного и дипломатического давления в пользу «десапаресидос» – 10-20 тыс. людей (по подсчетам Переса Эскивеля), исчезнувших в конце 1970-х гг. Вновь рискуя свободой, Перес Эскивель принял участие в еженедельных демонстрациях женщин, которые стремились привлечь внимание общественности к судьбе своих исчезнувших родственников и друзей. Демонстрации продолжались до 1984 г., когда назначенная новым правительством комиссия установила, что незаконным репрессиям подверглись 9600 человек. Многие офицеры были отданы под суд за эти преступления.

Политическое насилие в Аргентине после 1984 г. значительно снизилось, но Перес Эскивель продолжал работу по улучшению условий жизни бедняков и угнетенных во всей Латинской Америке. В связи с этим он утверждал: «Нельзя говорить о правах человека только в связи с пытками, тюрьмами, казнями… Мы обязаны думать и о крестьянине, который лишен земли и умирает с голоду».

Примечательно, что убежденным квакером был известный английский пацифист и дипломат Филипп Ноэль-Бейкер (1889-1982). В соответствии с квакерским отношением к войне Ноэль-Бейкер во время первой мировой войны организовал и возглавил полевой госпиталь. Он находился в гуще военных действий во Франции, был награжден за храбрость. Позже он стал адъютантом в британской санитарной части на территории Италии и был удостоен итальянского Военного креста и британской серебряной медали «За воинскую доблесть».

В 1926 г. Ноэль-Бейкер опубликовал две книги «Лига Наций в действии» («The League of Nations at Work») и «Разоружение» («Disarmament»), которые принесли ему широкую известность в качестве специалиста по разоружению. В составе британской делегации он был приглашен на 10-ю Ассамблею Лиги Наций, а также являлся секретарем Артура Гендерсона, министра иностранных дел и председателя Всемирной конференции по разоружению, которая состоялась в Женеве в 1932 г.

Встревоженный растущей воинственностью Бенито Муссолини и Адольфа Гитлера в 30-е гг. Ноэль-Бейкер одобрил экономические санкции против Италии в ответ на агрессию в Эфиопии, критиковал собственное правительство за потворство Гитлеру, позже решительно поддержал Уинстона Черчилля, призвавшего к сопротивлению угрозе фашизма. Его книга «Гонка вооружений: программа всемирного разоружения» («The Arms Race: A Program for World Disarmament», 1958) содержала исчерпывающий анализ истории переговоров о разоружении, а также ряд практических предложений.

О Ноэле-Бейкере, удостоенном Нобелевской премии мира 1959 г., отзывались как о крупнейшем специалисте по разоружению, всей жизнью доказавшем свою приверженность делу мира, неутомимом деятеле Лиги Наций и ООН, столько сил посвятившем защите беженцев во всем мире. В Нобелевской лекции Ноэль-Бейкер коснулся темы об угрозе миру, исходящей от ядерного оружия и гонки вооружений, предостерег от пути, на котором «мы свыкаемся с мыслью об использовании оружия массового поражения». Решение проблемы не в частичных мерах, утверждал он, а во всеобъемлющей и полной программе разоружения под эгидой ООН. «Для каждого народа разоружение, – говорил он, – самая безопасная и наиболее практичная система обороны».

После награждения Ноэль-Бейкер продолжал работу во имя мира. Покинув палату общин в возрасте 80 лет, он заявил: «Пока здоровье и силы разрешают, я намерен делать все, чтобы нарушить сладкий сон тех, кто позволяет гонке вооружений продолжаться». Ноэль-Бейкер решительно выступал против войны во Вьетнаме. В 1977 г. он был удостоен пожизненного пэрства и получил титул барона Дерби.

Единственное, что огорчает каждого пацифиста, так это то, что в число лауреатов Нобелевской премии мира не попал ни один меннонит, даже такой выдающийся, как Джон Йодер. Связано это с тем, что меннониты до недавнего времени не распространяли свой пацифизм на политическую или даже просто общественную сферу и по этой причине могли отказаться от получения этой премии. Тем не менее, важно не само вручение наград, а само публичное выражение благодарности за миротворческие усилия. Поэтому никак не отметить ни одного представителя этой церкви или ее всю в целом – не к лицу комитету фонда Нобеля. Можно лишь пожелать ему в будущем восполнить это упущение.

2.1. Недостойные и сомнительные лауреаты
Начиная с 1905 года, комитет Фонда Альфреда Нобеля, большей частью ежегодно (большие перерывы были лишь во время мировых войн), определяет лауреатов Нобелевской премии мира, отмечая денежной премией выдающихся борцов за мир во всем мире. Просматривая списки уже награжденных этой премией лиц, нельзя не удивиться тому, как могли туда попасть некоторые из них. Например,  такие президенты США, как Теодор Рузвельт (1906 год), Томас Вильсон (1919 год) и Джимми Картер (2002 год), которые для разжигания войны или вражды между народами сделали не меньше, чем для отмеченного этой премией мира.

Например, Рузвельт проводил экспансионистскую политику (т.н. «большой дубинки») в Латинской Америке, осуществил оккупацию Кубы в 1906-1909 годах, захватил зону Панамского канала и т.д. Премию же ему предоставили лишь за заключение Портсмутского договора между Японией и Россией. Не отставал от него и Вильсон. По приказу Вильсона американские войска осуществили интервенцию в Никарагуа (1912-1933) и в Мексике (1914 и 1916-1917), оккупировали Гаити (1915) и Сан-Доминго (1916). Благодаря настоянию Вильсона США вошли в первую мировую войну. Вильсон удостоен этой чести за создание Лиги Наций, в которой он пытался наделить США функциями «всемирного полицейского». Даже христианские убеждения Вильсона не могли оправдать это его намерение. Неслучайно, на его могиле был высечен меч, рукоять которого оформлена в виде креста. Если положить все недостатки и заслуги этих лиц на весы совести, трудно сказать, что они справедливым образом удостоились этой премии.

Споры вокруг заслуженного присвоения Нобелевской премии мира часто выходят за рамки академического сообщества. Критика, которая была выдвинута против некоторых из награждений, опирается на следующие основания: они были политически мотивированными, преждевременными или руководствовались сомнительным определением того, чем является выдающейся деятельностью во имя мира. Наиболее часто выдвигались возражения, связанные с непоследовательностью в миротворческой деятельности конкретного лауреата. Иногда подвергалась сомнению непредубежденность решений самого Нобелевского комитета, как в случае с его упорным отказом номинировать на получение этого приза Махатму Ганди.

В той или иной мере сомнению в оправданности присвоения данной премии подвергались следующие личности и организации, получившие ее в различное время: Европейское содружество (ЕС) в 2012 году, поскольку ее миротворческие усилия «за последние шесть десятков лет» не были очевидными; китаец Лю Сяобо в 2010 году, поскольку он поддерживал американское участие в войнах в других странах; Альберт Гор в 2007 году, поскольку его научные достижения не были напрямую связаны с миротворческой деятельностью; экс-президент США Джимми Картер в 2004 году, поскольку он объявил регион Персидского залива зоной интересов США, ради защиты которых Соединенные Штаты готовы пойти на применение вооруженной силы; будущий президент ЮАР Нельсон Мандела в 1993 году, поскольку с конца 1950-х годов он изменил принципам ненасильственного сопротивления и стал сторонником ведения «партизанской войны»; потомок древнего народа майя Ригоберта Менчу в 1992 году, поскольку она принимала участие в вооруженном сопротивлении военной гватемальской хунте после убийства ее родителей; Далай Лама в 1989 году, поскольку он одобрял насильственные меры в целях самоопределения Тибета и другие.

Вызвали большие споры награждения в 1994 году премией мира лидера Организации освобождения Палестины (ООП) Ясира Арафата, поскольку он придерживался террористических убеждений. Известно, что с 1964 по 1994 год от рук палестинских террористов погибло 866 израильтян. Коре Кристиансен, Норвежский член Нобелевского комитета подал в отставку в знак протеста против присуждения Арафату премии мира, называя его «террористом». С другой стороны, Эдвард Саид критиковал за то же Переса и Рабина на заседании Нобелевского комитета в Осло.

В 1978 году за достижение мира на Ближнем Востоке были удостоены Нобелевской премии мира премьер-министр Израиля Менахем Бегин и президент Египта Анвар Садат. Тем не менее, оба воевали против британского правления своих стран, а последний был к тому же вовлечен в неудачный заговор с целью убийства канцлера Германии Конрада Аденауэра. Вскоре после присвоения этой награды Менахем Бегин перечеркнул все свои мирные инициативы и заявил в одном из интервью, что хотел бы войти в историю как «человек, утвердивший границы Израиля навечно». В середине июня 1982 года израильские войска осадили Бейрут и начали бомбардировку мирных жителей, добиваясь эвакуации Организации освобождения Палестины из столицы Ливана. Израильские войска контролировали этот регион до 1985 года.

На некоторых спорных лауреатах мы остановимся и рассмотрим выдвинутые против них обвинения более детальным образом. Например, в 1973 году Нобелевскую премию мира получили северовьетнамский политический лидер Ле Дык Тхо и госсекретарь США Генри Киссинджер «в знак признания заслуг в связи с перемирием во Вьетнаме». Однако Тхо позже отказался от премии, мотивируя это тем, что решения Парижских мирных соглашений (1973) не были осуществлены в полном объеме и потому не смогли положить конец войне. Поэтому Северный Вьетнам вторгся в Южный Вьетнам в апреле 1975 года и объединил страну в то время, как Ле Дык Тхо по-прежнему находился в правительстве.

Не все благополучно было и с лауреатством Киссинджера, вступившего в тайные переговоры с Тхо. Киссинджер инициировал в 1969-1975 годах бомбардировки в Камбодже. Спецслужбы США приняли участие в операции «Кондор» – кампании середины 1970-х годов с похищением и убийством французских граждан, погибших якобы от рук чилийской хунты. Он также поддержал вторжение Турции на Кипр в 1974 году, в результате чего де-факто произошло разделение острова. По данным Ирвин Абрамс, присуждение этого приза было самым спорным к тому времени. Два норвежских члена Нобелевского комитета подали в отставку в знак протеста, ссылаясь на то, что на момент объявления награды военные действия во Вьетнаме все еще продолжались. Киссинджер не присутствовал на церемонии, но в Осло состоялись демонстрации протеста, когда американский посол прибыл для получения премии от его имени.

Получения приза в 1945 году был удостоен Корделл Халл, как «бывший Госсекретарь США и ведущий участник создания ООН». Халл был секретарем Франклина Делано Рузвельта, когда летом 1939 года из Гамбурга в США прибыло судно с 950-тью еврейскими беженцами, ищущими убежища от преследований нацистов в Европе. Первоначально президент США Франклин Д. Рузвельт показал некоторую готовность принять некоторых из находившихся на борту, но демократы выразили яростное сопротивление этому намерению, угрожая отказаться от поддержки Рузвельта в выборах 1940 года.  По настоянию Халла 4 июня 1939 года Рузвельт отказался принять корабль, который ждал в проливе между Флоридой и Кубой. Пассажиры начали переговоры с кубинским правительством, но оно им также отказало из-за американского влияния. Вынужденные вернуться в Европу, более четверти этих пассажиров впоследствии погибли в Холокосте.

Одним из самых спорных призов был присужден в 1936 году Карлу фон Осецкому, немецкому пацифисту, осужденному нацистами за государственную измену и шпионаж за разоблачение немецкого перевооружения. На беспрецедентный шаг пошел сам король Хокон VII Норвегии, не приняв участия в церемонии награждения, а два члена комитета подал в отставку в знак протеста против этого награждения. Даже норвежская консервативная пресса, в том числе ведущие ежедневных новостей Aftenposten, осудили вручение премии осужденному преступнику. Карл Осецкий, интернированный в Эстервеген и сильно больной чахоткой, принял награду в письме, но был не допущен нацистами выехать в Осло. Это награждение привело к тому, что Адольф Гитлер издал указ, запрещающий любому немцу получать какую-либо Нобелевскую премию в будущем.

Если приз Карлу Осецкому был все-таки присвоен, то другому не менее известному пацифисту в нем было сознательно отказано. Этим человеком был Мохандас Ганди, которого Альберт Эйнштейн назвал «образцом подражания для будущих поколений». Ганди так и не получил Нобелевской премии мира, хотя был номинирован на нее пять раз в период между 1937 и 1948 годами. Пятьдесят лет спустя Нобелевский комитет публично заявил о своем сожалении по поводу этого бездействия. Гейр Лундестад, секретарь норвежского Нобелевского комитета в 2006 году сказал: «Величайшим упущением в нашей стошестилетней истории несомненно было то, что Махатма Ганди так и не получил Нобелевской премии мира. Ганди смог обойтись без Нобелевской премии мира, но сможет ли Нобелевский комитет обойтись без Ганди – это вопрос».

Нобелевский комитет того времени, может быть, молчаливо признал свою ошибку, однако в 1948 году (в год смерти Ганди он так и не определил какого-либо лауреата, заявив, что «не было ни одного подходящего кандидата из числа живущих». Однако, тому же комитету ничто не помешало присудить эту премию посмертно шведскому дипломату Дагу Хаммаршельду в 1961 году, который умер после того, как она была ему присуждена. Очевидно, что члены Нобелевского комитета руководствуются далеко не твердыми критериями отбора кандидатов на эту награду. В 1974 году Фонд Нобеля ввел правило, согласно которому Нобелевская премия не присуждается посмертно.

Вызывает сомнение и справедливость награждения премией мира в 1990 году партийного и государственного деятеля бывшего СССР Михаила Горбачева, ведь при нем вспыхнули новые конфликтов (политические или этнические противостояния в Грузии, Нагорном Карабахе, Литве). Кроме того, в апреле 1986 года правительство Горбачёва попыталось покрыть молчанием масштабы бедствия, случившегося после взрыва ядерного реактора в Чернобыле. В январе 1990 г. Горбачёв ввёл военное положение в Баку (республика Азербайджан), что привело к убийству сотен людей из числа гражданского населения, выражавшего протест.

Правда, в 1989 году Горбачев вывел советские войска из Афганистана после длившегося десятилетие кровавого противостояния. Затем в том же году, ссылаясь на неотъемлемое право на самоопределение, он не предпринял никаких военных действий, когда члены восточноевропейского оборонного альянса, носившего название «Варшавский пакт»: Польша, Венгрия, Восточная Германия, Чехословакия, Болгария и Румыния – свергли коммунистические правительства и объявили о выходе из советской сферы влияния. Также Горбачёв активно способствовал воссоединению Западной и Восточной Германии.

Сегодня многие ученые и общественные деятели считают, что политики и государственные деятели совсем не должны номинироваться на Нобелевскую Премию мира, так как содействие взаимопониманию между народами, политические договоренности по ограничению гонки вооружений это прямой их долг, ведь они за это получают государственные зарплаты. Номинироваться на эту премию должны лишь люди доброй воли.

После того как в 2009 году Нобелевскую премию мира присудили Бараку Обаме, известная американская пацифистка Корриган Мейрид – также лауреат этой премии в 1976 году – заявила, что премия мира ему была присуждена «незаслуженно», поскольку он еще не доказал, «что остановит войну в Афганистане и решит другие конфликты на Ближнем Востоке». Обама стал третьим президентом США, после Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона, получившим Нобелевскую премию мира во время пребывания в этой должности (она была также присуждена экс-президенту Джимми Картеру). Впрочем, и по заявлению самого Обамы, он эту премию пока не заслужил.

По мнению многих экспертов, Обама получил премию во многом благодаря своему обещанию добиться сокращения ядерных арсеналов, данному в начале 2009 года. Большое удивление возникло еще и из-за того, что заявка на получение премии была подана 1 февраля 2009 года, лишь через 12 дней после того, как Барак Обама вступил в президенстскую должность. В отличие от других лауреатов, он получил премию мира не 10 декабря, как это делалось всегда, а 9-го. В любом случае, Обама премию не оправдал: именно при нём была интервенция в Ливию, усиление американского контингента в Афганистане и очень спорная война в Сирии. В 2014 году председатель Нобелевского комитета мира Торбьёрн Ягланд заявил, что президент Обама «должен рассмотреть» возможность немедленного возвращения медали Нобелевской премии мира и что, вручая ему эту премию, члены комитета «были, видимо, совершенно пьяны».

Очевидно, что миротворческие заслуги Обамы были явно фиктивными. Конечно, он заявил, что в первый день после своей инаугурации отдаст приказ завершить войну в Ираке, однако сразу после прихода к власти он пересмотрел свои взгляды на сроки завершения этой войны, сказав в феврале 2009 года, что боевые операции там будут закончены через 18 месяцев. В течение 2009 года Обама дважды усиливал американский контингент в Афганистане и довел его до 100 тыс. военнослужащих, что сравнимо с численностью советского контингента на пике войны СССР в Афганистане (около 109 тыс. человек).

Эскалация участия США в боевых действиях в Афганистане, а также стабилизация ситуации в Ираке привели к тому, что если в 2008 году американские потери в Афганистане были вдвое меньше потерь в Ираке, то в 2009 году ситуация изменилась зеркальным образом — за год в Афганистане погибло вдвое больше солдат, чем в Ираке. В целом 2009 год стал самым кровопролитным для американских сил в Афганистане с начала контртеррористической операции. За первые полтора года президентства Обамы в Афганистане погибло столько же американских солдат, сколько за оба президентских срока Джорджа Буша-младшего (с начала войны в 2001 году и до конца 2008 года). Тем не менее, потери США по-прежнему остаются гораздо ниже ежегодных потерь советского контингента в разгар войны 1979-1989 годов.

Получается, что премия мира зачастую присуждалась членами Нобелевского комитета, исходя из личных предпочтений и политических номенклатурных соображений, а не согласно завещанию самого ее основателя. Следовательно, этой премией обходили более достойных лиц. Примечательно, что это отмечали даже сами лауреаты этой премии. Иосиф Бродский назвал в числе несправедливо обойденных Иосифа Мандельштама, Марину Цветаеву, Роберта Фроса и Анну Ахматову. Имел место даже прямой отказ от премии из-за ошибочности ее назначения: например, так поступил в 1964 году французский писатель и общественно-политический деятель Ж-П. Сартр. Мотивом его отказа было то, что эта награда, как он заявил, не соответствовала его жизненной философии. Как же так могли просчитаться члены нобелевского комитета?

Когда смотришь на этих «миротворцев», которые с честью носили это имя – лауреат Нобелевское премии мира, не знаешь куда деться от угрызений совести и ощущения позора за них. Сколько соблазнов они посеяли среди людей, особенно жертв такого своего «миротворчества»! Неудивительно, что многим современным агрессорам было с кого брать плохой пример. И еще более печальным является то, что среди таких людей были также и так называемые «христиане».

Конечно, некоторые сомнения в необоснованности награждения некоторых лиц были беспочвенными. Например, в 1979 г. Нобелевская премия мира была присуждена Матери Терезе. Это решение вызвало критику со стороны тех, кто считал, что, помогая нуждающимся, Т. ничего не сделала для дела мира, которое призвана поощрять Нобелевская премия. В своей речи представитель Норвежского нобелевского комитета Саннесс, однако, сказал: «Мать Тереза во многом помогла перебросить мост от богатых стран к бедным… В каждом человеке она в состоянии заронить семена добра… Если бы это было не так, общество лишилось бы надежды, а мирные усилия утратили значение». В заключение Саннесс сослался на высказывание Роберта Макнамары, президента Всемирного банка: «Мать Тереза достойна Нобелевской премии, поскольку она утверждает мир в самой важной сфере, защищая неприкосновенность человеческого достоинства».

Высказывались возражения против присуждения этой премии даже Международному Комитету Красного Креста, причем трижды, поскольку он, мол, не является миротворческой организацией. Однако этот вердикт следует признать ошибочным, поскольку МККК выполняет работу по сохранению жизней не простых людей, а именно жертв военных акций, причем осуществляя ее прямо в эпицентре кровавых действий. В таких условиях миротворческими следует считать даже обычную пассивность, т.е. отказ от участия в войне на чьей-либо стороне.

2.2. Лауреаты, получившие премию заочно
Нобелевские премии традиционно вручаются 10 декабря каждого года, в день, когда скончался Альфред Нобель. В правилах присуждения Нобелевской премии нет требования непременно вручать ее каждый год: по решению Нобелевского комитета, если среди претендующих на высокую награду работ не найдется достойной, премия может не вручаться. В таком случае ее денежный эквивалент перечисляется в Фонд Нобеля целиком или частично — в последнем случае от трети до двух третей суммы может быть перечислено в спецфонд профильной секции.

В течение трех военных лет — в 1940, 1941 и 1942 годах — Нобелевские премии не присуждались вообще. С учетом этого пропуска чаще всего (18 раз) не присуждалась Нобелевская премия мира, премия по физиологии и медицине — девять раз, по химии — восемь раз, по литературе — семь раз, по физике — шесть раз, а в присуждении премии по экономике, введенной только в 1969 году, не было ни одного пропуска. Если быть более точным, то эта премия не присуждалась в 1914-1916, 1918, 1923, 1924, 1928, 1932 , 1939-1943, 1948, 1955, 1956, 1966, 1967 и 1972 годах.

В 1974 году Фонд Нобеля ввел правило, согласно которому Нобелевская премия не присуждается посмертно. До этого было всего два случая посмертного присуждения премии: в 1931 году — Эрику Карлфельдту (по литературе), и в 1961 году — Дагу Хаммаршельду (премия мира). После введения правила оно было нарушено лишь однажды, и то по трагическому стечению обстоятельств. В 2011 году премию по физиологии и медицине присудили Ральфу Стайнману, однако он скончался от рака за несколько часов до обнародования решения Нобелевского комитета.

Некоторые премии были вручены заочно, поскольку лауреаты находились в заключении, под домашним арестом или подвергались иным ограничениям на свободу передвижения:
— 1935 год. Карл фон Осецкий. «За борьбу с милитаризмом в Германии»;
— 1975 год. Андрей Дмитриевич Сахаров. «За бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между людьми и мужественную борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства»;
— 1983 год. Лех Валенса. «Как борец за права человека»;
— 1991 год. Аун Сан Су Чжи. «Как защитник прав человека»;
— 2010 год. Лю Сяобо. «За длительную ненасильственную борьбу за фундаментальные права человека в Китае».

2.3. Лауреаты, отказавшиеся от премии.
Некоторые лауреаты Нобелевской премии мира отказались от нее. Мы уже упоминали в связи с этим обстоятельством корейского дипломата Ле Дык Тхо. Хотя этот отказ мог быть мотивирован идеологическими соображениями (коммунисты не любили принимать Нобелевские премии), все же Ле Дык Тхо имел и моральные на то причины, поскольку у ходе его тайных переговоров с США было достигнуто лишь формальное окончание Вьетнамской войны.

Впрочем, некоторым номинантам на эту премию было отказано по той причине, что они сами заблаговременно предупредили Нобелевский комитет в том, что не примут ее в случае, если она им будет присуждена. Например, таким номинантом мог быть Лев Толстой, хотя его хотели номинировать на получение Нобелевской премии не мира, а по литературе. Впрочем, ему так и не присудили никакой премии не только из-за мотивации его отказа, и по причине приверженности анархическим взглядам.

Ему не приписала премии по литературу даже задним числом, например, в 2010 году, по печальному поводу 100-летия со дня его смерти. Как хорошо известно, Российская императорская академия наук еще в 1906 году предложила его в списки кандидатов на эту премию. Однако Толстой через знакомых попросил оповестить Шведскую академию, что в случае присуждения премии он вынужден будет от нее отказаться. И когда лауреатом стал поэт Д. Кардуччи, последовало более подробное объяснение Львом Николаевичем своего отказа, в котором важна ключевая фраза: «…всякие деньги, по моему убеждению, могут приносить только зло».

Примечательно, что еще раньше Лев Толстой номинировался на самую первую Нобелевскую премию в 1901 году. И нам неизвестно, что и тогда он выразил желание снять свою кандидатуру. Однако в тот раз великому писателю было отказано в премии по соображениям, так сказать, чисто идеологическим. По мнению тогдашнего секретаря Шведской академии К. Вирсена, Толстой «осудил все формы цивилизации и настаивал взамен них принять примитивный образ жизни, оторванный от всех установлений высокой культуры… Никто не станет солидаризироваться с такими взглядами». Разумеется, что с таким подходом при определении номинантов ему было бы отказано даже в том случае, если бы он и не снял свою кандидатуру. Кстати, по моральным соображениям отказался от Нобелевской премии по литературе и известный, к сожалению, лишь за рубежом русский писатель Георгий Гребенщиков, находившийся под влиянием Толстого.

То, что благодаря антимилитаристским и даже пацифистским произведениям Толстого многие страны мира (например, Индия и Япония) стали выступать против войн, судьями из Осло и Стокгольма было забыто. Вместо этого нередко премию мира получали лица, не имевшие прямого отношения к миротворчеству. Так, начиная с 50-х годов премии мира стали вручаться не только за миротворческие достижения, но и за борьбу за права человека. Впрочем, нельзя отрицать тот факт, что миротворцами были и некоторые правозащитники, например, известный российский диссидент и ученый-физик Андрей Дмитриевич Сахаров.

Неслучайно в последнее время стали раздавать голоса с критикой объективности присуждения этой премии. Например, по мнению норвежского юриста Фредрика Хеффермеля, выбор лауреатов премии не соответствуют духу завещания основателя премии Альфреда Нобеля. Впервые свои сомнения в справедливости присуждения премии он высказал еще в 2007 году, когда эти награды были вручены бывшему вице-президенту США Альберту Гору и Межправительственной группе экспертов по изменению климата. Позже, в 2008 году, он опубликовал книгу «Нобелевская премия мира: чего на самом деле хотел Нобель» (The Nobel Peace Prize: What Nobel really wanted), в которой подробно изложил свои претензии.

Критика Хеффермеля базировалась на убеждении, что премию мира стали присуждать совсем не за те достижения, которые были указаны в завещании Альфреда Нобеля. Согласно содержанию этого документа, награда должна вручаться «тому, кто внес наиболее существенный вклад в сплочение наций, роспуск или снижение численности существующих армий, а также содействие проведению мирных конгрессов». Между тем, указывал юрист, этому критерию не соответствовали множество лауреатов, начиная с 1945 года. Вместо этого, указывал он, премия как правило вручалась кому угодно — правозащитникам, экологам, сотрудникам гуманитарных миссий, но только не тем, кто реально способствовал сокращению вооружений и армий и распространению мира. Написанием книги активист решил не ограничиваться и стал регулярно подавать жалобы в Норвежский Нобелевский комитет. Однако его доводам не вняли даже тогда, когда в 2012 году  Хеффермель решил попытать счастья на родине Нобеля — в Швеции.

Конечно, если в этих премиях будет заведомо отказано таким миротворцам, как Лев Толстой и Махатма Ганди, ее скоро вообще перестанут назначать. Лучше уж назначить тех лауреатов, которые откажутся от них, чем тех, которые их вообще не достойны. Мы уже упоминали, что одним из самых ярких примеров предвзятого присуждения этой премии стало награждение в 2010 году китайского правозащитника и диссидента Лю Сяобо. Неоднозначность решения комитета был вынужден признать даже сам его глава Турбьер Ягланд. И дело даже не в том, что премия мира ушла к человеку, по закону своей страны отбывающему срок за попытку насильственного свержения государственного строя – этот узник был явно не похож на Карла фон Осецкого. Само решение Нобелевского комитета привело в бешенство Пекин, который, сочтя его оскорбительным, разорвал отношения с Осло.

Другими примерами такого «миротворчества» были: начальник штаба армии США Джордж Маршалл, который в 1945 году порекомендовал президенту Гарри С. Трумэну применить атомное оружие против японских городов Хиросимы и Нагасаки; государственный деятель Генри Киссинджер, который выступил за продолжение бомбардировок Северного Вьетнама и воздушных рейдов в Камбодже; президент США Барак Обама, на момент вручения этой премии так и не отменивший пытки в тюрьме Гуантанамо и ряд других лиц, получивших премию мира фактически за его нарушение, о которых мы уже говорили выше. Примечательно, что Джордж Маршалл стал первым профессиональным военным среди лауреатов премии мира.

Известно, что против войны выступал выдающий учений Альберт Эйнштейн, однако его нельзя считать незаслуженно обойденным этой премией. Да, Эйнштейн действительно примыкал к пацифистам во время Первой мировой войны и после нее. Ему, как и многим другим интеллектуалам, были очевидны бессмысленность и преступность кровавой бойни, устроенной на полях Европы ее своекорыстными правителями. Однако когда пришло время еще более кровавой Второй мировой войны, бывший пацифист и величайший ученый планеты написал президенту США Франклину Рузвельту письмо с настоятельной рекомендацией как можно скорее развернуть производство атомной бомбы, способной мгновенно убить сотни тысяч людей. Этот шаг дался ученому не без труда, но он видел, какого масштаба зло поднялось против человечества в фашистской Германии, и понимал, что пацифизм был бы на руку этому злу. Прошло еще  немного времени и выяснилось, что в атомной войне не может быть победителей, так что в конечном счете Эйнштейн стал просто ядерным пацифистом.

2.4. Бывшие военные и лица, пришедшие к миротворчеству под влиянием ужасов войны.
Особую группу лауреатов Нобелевской премии составляют бывшие военные, изменившие свои взгляды на пацифистские. Например, датский писатель и политический деятель Фредрик Байер (1837-1922), родившийся в Вестер-Эгеде в семье священника Альфреда Бейера, пожелал стать военным. В 1854 г. он поступил в Национальный кадетский корпус в Копенгагене, два года спустя ему был присвоен чин лейтенанта кавалерии. С 1856 по 1864 г. он служил в датской армии, где повысил свою квалификацию в другой военной школе. Во время войны 1864 г., в которую перерос спор за герцогства Шлезвиг и Гольштейн, превосходящие прусские силы сломили сопротивление датской армии. Храбро сражавшийся Байер был повышен в чине, но личное знакомство с ужасами войны заставило его отказаться от романтического взгляда на профессию военного и пробудило интерес к пацифизму. С этого времени и до конца своей жизни он сохранил верность своим пацифистским убеждениям, за что и получил Нобелевскую премию мира в 1908 году.

Под острым впечатлением от ужасов Крымской войны, стал пацифистом французский политэконом Фредерик Пасси (1822-1912). С рассказами о наполеоновских войнах, в которых принимали участие его родственники, ему пришлось столкнуться еще с детских лет. Тем не менее, эти войны изображались исключительно в геройском своем виде, так что ему никогда не приходило на ум, что они могут быть сильно кровопролитными. Настоящей цены войн, а значит и необходимости достижения мира, он не знал.

Хотя Пасси имел некоторое представление о движении за мир, возникшем в Европе, он не интересовался им до конца Крымской войны (1853-1856), в которой Франция сражалась на стороне Англии и Турции против России. Неисчислимые жертвы с обеих сторон напугали Пасси, а во время наводнения на Луаре он был удивлен, что публика, ужасавшаяся числу жертв стихии, была почти безразличной к бесчисленным жертвам войны. Он пришел к выводу, что стихийных бедствий избежать нельзя, тогда как предотвратить войну можно и нужно. После этого часть времени, до сих пор уходившую на политэкономию, Пасси стал посвящать делу мира.

Такое решение было для Пасси вполне логичным, поскольку он считал войну не только аморальной, но и непродуктивной, влекущей «огромные финансовые неудобства, гибель собственности и торговли, угрозу жизни и свободе индивидуума». Будучи специалистом в области экономики, Пасси полагал, что, если люди и народы осознают «связывающую их материальную и моральную солидарность, они осудят войну и постараются обеспечить свои естественные интересы путем международных соглашений и пограничной торговли».

Некоторые свои взгляды он изложил в «Проблемах экономики» («Melanges economiques») – сборнике эссе, опубликованном в 1857 г., и в лекциях, которые он читал в течение нескольких лет. При этом Пасси сознательно избегал государственной службы, т. к. в этом случае ему пришлось бы принести присягу императору Наполеону III, против чего восставало его сознание. По той же причине он отклонил награждение орденом Почетного легиона и ряд других назначений.

Возросшие трения между Францией и германскими государствами в 60-х гг. XIX в. встревожили Пасси и других французских либералов. Когда Наполеон III пытался установить контроль над Люксембургом, война стала казаться неизбежной. Тогда Пасси и двое его влиятельных коллег написали письмо в парижскую газету «Время» («Le Temps»), призывая к мирному решению конфликта и созданию Французского общества мира. Неожиданно широкая поддержка письма вдохновила Пасси и нескольких его друзей создать в том же году Международную лигу за постоянный мир.

Несмотря на все усилия Пасси, в 1870 г. между Францией и Пруссией началась война. Для Франции она оказалась катастрофической: армия была разгромлена, Наполеон был взят в плен и Париж осажден. В начале следующего года правительство запросило мира. Одной из жертв войны стала Лига, однако на ее основе было создано Французское общество друзей мира. Пасси опубликовал манифест «Месть или возрождение», где призывал к «мирному урегулированию между Францией и Германией на основе арбитража»; там же предлагался нейтральный статус Эльзаса и Лотарингии.

С основанием Третьей республики в 1871 г. Пасси смог наконец поступить на службу и вскоре начал преподавать в парижских школах. В 1881 г. он был избран в палату депутатов, где поддерживал свободу торговли, рабочее законодательство и резолюции о международном арбитраже. Когда Франция агрессивно расширяла свою колониальную империю в Северной Африке и Юго-Восточной Азии, Пасси решительно осудил попытки «господствовать, порабощать, эксплуатировать другие народы… которые ощущают свою национальность так же, как мы, и которые не меньше нашего привержены своей независимости и родной земле».

В это время Пасси все больше увлекался движением за арбитраж – альтернативой международным вооруженным конфликтам. В 1887 г. Уильям Кример начал готовить соглашение между Великобританией и США об арбитраже во всех спорных случаях, не поддающихся решению обычными дипломатическими средствами. Теплый прием, оказанный Кримеру в США, и поддержка его идеи в британском парламенте вдохновили Пасси на аналогичную инициативу. Совместно с Кримером в 1888 г. он организовал встречу французских и английских парламентариев для обсуждения перспектив арбитража между их странами и США. Встречу было решено повторить через год. В 1889 г. представители 10 европейских стран и США встретились в Париже во время Всемирной выставки и основали Межпарламентский союз для разработки предложений об арбитраже и разоружении.

За многолетние миротворческие усилия Пасси был удостоен Нобелевской премии мира 1901 г., эту честь он разделил с Анри Дюнаном. Таким образом оба эти человека стали первыми обладателями Нобелевской премии мира, поскольку она вручалась в этом году впервые. Правда в то время презентация лауреатов не состоялась, и Нобелевские лекции не были представлены.

Признанный лидер европейского движения за мир, Пасси продолжал работу и после награждения. Он обратился к королеве Виктории с призывом не начинать войну с бурами в Южной Африке, убеждал Россию и Японию решить территориальный спор путем арбитража, что и было сделано в 1906 г. при помощи Теодора Рузвельта. До конца жизни Пасси был уверен, что «будущее принадлежит не войне, отчуждению и ненависти. Оно принадлежит миру, работе – и арбитражу».

Очевидцем военных действий, которые привели его в ужас, был и английский государственный деятель Роберт Сесил (1864-1958). Сесилу исполнилось 50 лет, когда Великобритания в 1914 г. объявила войну Германии. Не подлежащий призыву, он начал работу в отделе раненых и пропавших без вести Международного комитета Красного Креста в Париже, Болонье и Лондоне. Вскоре он был назначен заместителем секретаря по иностранным делам, а в 1916 г. – министром.

Столкновение с ужасами войны во время работы в Красном Кресте побудило Сесила выступить с мирными планами. В сентябре 1916 г. он разослал членам британского кабинета меморандум с предложением изучить возможность создания после войны трибунала, где споры между государствами могли бы решаться мирным путем. Несмотря на противодействие министерства иностранных дел, предложение Сесила было одобрено кабинетом и легло в основу британского проекта создания Лиги Наций.

На Парижской мирной конференции 1919 г. Сесил рекомендовал принять Германию и ее союзниц в Лигу Наций. Неудача этого предприятия, писал он позже, «обернулась величайшим бедствием для Лиги. Вследствие этого создалось впечатление, что в Лиге заправляют Франция и Англия и сама она является не чем иным, как продолжением военного союза». Потерпев поражение с планами относительно Германии, Сесил при содействии Фритьофа Нансена сумел убедить нейтральные страны вступить в Лигу Наций.

Практически с самого начала деятельность Лиги развернулась в обстановке растущего милитаризма. В 1923 г. Б. Муссолини направил военные корабли для захвата греческого острова Корфу в ответ на убийство итальянского гражданина на греческой территории. С. и Нансен пытались убедить Совет Лиги выступить посредником, пока вопрос не будет рассмотрен международным судом, однако безуспешно, и спор был решен без участия Лиги.

Другая неудача ожидала Сесила в следующем году, когда британское правительство отвергло Женевский протокол, в котором оговаривалась юрисдикция международного суда на основе принципов международного права. В протоколе содержался также призыв к соглашению по коллективной безопасности, конференциям по разоружению. В 1927 г. С. представлял Великобританию на Женевской конференции по морскому разоружению, где участвовали Япония и США. Однако британское правительство своим отказом от паритета с США сорвало переговоры.

В 1932 г. президент США Герберт Гувер воплотил многие идеи Сесила в плане разоружения, который получил предварительное одобрение Италии, Германии, Советского Союза и некоторых других государств. Но и этот план был торпедирован усилиями Великобритании, что серьезно повредило авторитету и влиянию Лиги Наций. Непоколебленный Сесил организовал неофициальный плебисцит; проведенный в 1934…1935 гг., он показал, что более 11 млн. англичан выступают за разоружение и мирные инициативы. Более 90% опрошенных выразили поддержку Лиги, а 80% высказались против военно-воздушных сил.

Очередной кризис Лиги последовал в 1935 г., когда итальянские войска вторглись в Эфиопию. Общественное мнение Великобритании единодушно требовало санкций против Италии, но, к разочарованию С., правительство бездействовало. В 1936 г. усилиями Сесила была создана международная кампания мира, общественная организация в поддержку разоружения и формирования механизма решения конфликтов силами Лиги Наций. Серия этих неудач удивила Сесила, когда ему в 1937 году присудили Нобелевскую премию мира.

Конечно, знаменитый немецкий антифашист Карл фон Осецкий (1889-1938), был пацифистом и до начала первой мировой войны, однако, попав на фронт, еще больше утвердился в правоте своих убеждений. Когда в 1916 г. он был призван в армию и направлен в окопы Восточной Франции, военный опыт лишь укрепил его пацифистские убеждения. «Я узнал войну как она есть не по книгам, а наяву, – писал он позже. – То, что я видел, подтвердило правильность моего мнения о войне и оружии. Следует повторить снова и снова, что в войне нет ничего героического, она несет человечеству лишь ужас и несчастье».

Этот человек потерпел за свои убеждения больше, чем какой-либо иной пацифист его времени. Ему выпало жить в стране, исполненной недовольства и ненависти, считающей себя несправедливо обиженной и потому рвущейся к реваншу. За свои антивоенные публикации Осецкий много раз сидел в тюрьме по обвинению в государственной измене и в разглашении военных секретов, хотя он требовал только сокращения вооружения.

Когда в 1931 г. суд приговорил Осецкого и Крайзера к 18 месяцам тюремного заключения, либеральные круги организовали митинги протеста. Среди тех, кто выступил в защиту Осецкого, были Эрнст Толлер, Лион Фейхтвангер, Арнольд Цвейг, Альберт Эйнштейн. В ожидании ответа на апелляцию Осецкий и Крайзер сохранили свои паспорта, что давало им возможность покинуть Германию; Крайзер выехал в Париж, но Осецкий, несмотря на просьбы друзей, отказался уехать. «Эффективно бороться с гнилью можно лишь изнутри, – заявил он, – и я не уеду». В мае следующего года Осецкий сам пришел в Тегельскую тюрьму, причем ему пришлось пройти через толпу почитателей, которые пытались отговорить его от этого решения. Проведя в тюрьме семь месяцев, Осецкий был освобожден по рождественской амнистии.

В январе 1933 г. Гитлер стал канцлером Германии. Вскоре после этого нацистами был организован поджог рейхстага. Обвинив в этом своих политических противников, Гитлер начал атаку на демократические учреждения и «врагов государства». Первым из причисленных к ним оказался Осецкий, который попал в заключение в Берлине, а затем был переведен в концентрационный лагерь. Здоровье Осецкого, ослабленное в результате болезни сердца и туберкулеза, быстро ухудшалось из-за принудительного труда и плохих условий содержания (под видом лекарств Осецкому была введена бацилла туберкулеза).

Впервые Осецкий был выдвинут на Нобелевскую премию в 1934 г. В числе прочих петиции по этому поводу подали Альберт Эйнштейн, Томас Манн, Джейн Аддамс и Бертран Рассел. Манн писал, что присуждение премии Осецкому было бы символическим актом восстановления справедливости. В 1935 г. премия не вручалась. Присужденная Осецкому в следующем году премия «почти парализовала германское правительство». Германский посол в Норвегии выразил в этой связи возмущение, однако министр иностранных дел ответил, что Нобелевский комитет независим и правительству не подчиняется.

Извещение о награждении Осецкий получил в тюремной больнице, куда был переведен из концлагеря в связи с резким ухудшением здоровья. С учетом последнего обстоятельства германская пропаганда утверждала, что Осецкий волен поехать в Осло в любой момент. Однако паспорт ему выдан не был, а позже началась его травля как предателя. Нацистское правительство заявило, что ни один немец не станет получать Нобелевской премии, и учредило систему государственных премий.

Представитель Норвежского нобелевского комитета Фредрик Станг в своей речи отметил, что Осецкий не принадлежит ни к одной политической партии и не руководствуется партийными предрассудками. По мнению Станга, действия Осецкого характеризуются «горячей любовью к свободе мысли, верой в необходимость свободного соревнования во всех областях духовной жизни, широким мировоззрением, уважением к ценностям других народов и доминирующей над всем этим идеей мира». Станг подчеркнул также, что Осецкий не просто «символ борьбы за мир», но скорее «защитник мира». Осецкий скончался в берлинской больнице 4 мая 1938 г. После второй мировой войны одна из улиц Берлина была названа его именем.

Французский юрист Рене Самюэль Кассен (1887-1976) началом первой мировой войны был призван в армию и стал пехотным офицером. В 1916 г. он был тяжело ранен в живот, но благодаря тому, что его мать, служившая в госпитале, настояла на немедленной операции, Кассен выжил. Однако боли в кишечнике мучили его всю жизнь. По окончании войны Кассен преподавал международное право в Лилле, а затем в Париже. Позже он представлял Францию в Лиге Наций и на нескольких женевских конференциях по разоружению в 1924-1938 гг. Собственный фронтовой опыт заставил его задуматься об участи инвалидов, вдов и сирот. Кассен создал и возглавил Федеральный союз ассоциаций инвалидов и престарелых ветеранов войны, он стал также вице-президентом Национального совета по опеке. В 1921 г. Кассен организовал конференции ветеранов войны в Италии, Германии, Чехословакии, Польше и Австрии. Через Международную организацию труда он безуспешно пытался объединить ветеранов разных стран в поддержке конференции 1932 г. по разоружению.

Некоторые будущие лауреаты стали пацифистами под влиянием ужасов двух мировых войн, в числе жертв которых стали их родственники. Например, на фронтах первой мировой потерял своего старшего сына британский политик Артур Гендерсон (1863-1935). Это событие превратило его в убежденного пацифиста, ставшего лауреатом Нобелевской премии мира за 1934 год. Некоторые были остановлены в своей террористической деятельности тем, что ужаснулись готовностью других идти к своей цели любыми средствами. Таким человеком был, например, ирландский террорист Шон Макбрайд, позже получивший эту премию в 1974 году. О нем нам хотелось бы рассказать более подробно.

Ирландский юрист и политический деятель Шон Макбрайд (1904-1988) родился в Париже. Его отец, Джон Макбрайд, был ирландским националистом, он выступил против британского господства и создал ирландскую бригаду, сражавшуюся в Южной Африке против Англии во время бурской войны. Мать Шона, Мод Гоин, также занимала видное положение в среде ирландских националистов. В 1905 г. Макбрайд-старший был вынужден оставить свою семью в Париже и отправиться в Дублин. Приняв участие в антианглийском восстании 1916 г., он был захвачен англичанами и казнен.

Макбрайд с матерью отправились в Дублин, где она несколько раз подвергалась аресту за политическую деятельность. Дважды Макбрайд помогал ей выйти из тюрьмы, два раза англичане арестовывали его самого. В 1917 г. он вступил в Ирландскую республиканскую армию (ИРА) и, несмотря на молодость, в качестве офицера участвовал в войне 1919-1921 гг. против Англии. В 1929 г. Макбрайд ненадолго посетил США, где пытался организовать поддержку ИРА, а в 1936 г. он стал командующим организации, однако год спустя вышел из нее в знак протеста против планируемой террористической кампании в Англии и Северной Ирландии. С этого времени он стал отдаляться от своих прежних убеждений, признав их тупиковыми.

Находясь в подполье, Макбрайд сумел получить юридическое образование в Дублине и в 1937 г. начал самостоятельную практику. Вскоре он завоевал репутацию лучшего адвоката Дублина и стал старшим советником за семь лет вместо обычных пятнадцати. В начале второй мировой войны ирландское правительство, которое возглавил Де Валера, объявило о нейтралитете. Когда члены ИРА отказались соблюдать нейтралитет и объявили о том, что поддерживают Гитлера в борьбе против Англии, ирландское правительство произвело многочисленные аресты без соблюдений формальностей. Несмотря на то что Макбрайд порвал с ИРА, он взялся защищать нескольких террористов, приговоренных к смерти, и добился отмены приговора в Верховном суде.

После второй мировой войны Макбрайд основал республиканскую партию, выступавшую за экономические реформы. Новая партия пришла к власти в Ирландии в 1948 году, сделав Мабрайда министром иностранных дел. Он оставался министром иностранных дел до 1951 г. и переизбирался в ирландский парламент в 1951, 1954 и 1955 гг. В Совете Европы он сыграл важную роль в принятии Европейской конвенции по правам человека, первого международного соглашения по этому вопросу, подписанного в ноябре 1950 г. С этого времени Макбрайд посвящает свою энергию делу прав человека. В 1961 г. он стал председателем международного совета организации «Международная амнистия», сохранив за собой этот пост до 1974 г. Путешествуя по странам, обвиняемым в политических преследованиях, он укрепил престиж организации как нейтрального голоса в защиту пострадавших.

Шон Макбрайд, включившийся в работу правозащитной организации «Международная амнистия», отправился в Прагу с ходатайством об освобождении Берана. Макбрайд – единственный, кто удостоился и Нобелевской премии мира, и Ленинской премии, – добился встречи с министром иностранных дел Чехословакии; 18 месяцев спустя Беран и четыре других епископа были освобождены. В этом и в других случаях «Международная амнистия» не стремилась к огласке, т.к. правительства стараются скрыть факты преследования за убеждения и любой шум осложняет деятельность правозащитников.

Успехи этой организации следовали один за другим. В 1962 г., после визита Блом-Купера в Гану, было освобождено 152 политзаключенных. В следующем году получил свободу западногерманский профсоюзный лидер, похищенный властями ГДР. В 1964 г. организация добилась освобождения 38 узников в Ирландии, как и тысяч других в Бирме, Греции, Египте и Румынии. Макбрайд приписывал эти победы потоку писем об узниках. «Поскольку проблема достигла правительственного уровня, – объяснял он, – в определенных кругах задумались над тем, есть ли смысл удерживать этих людей в заключении. Чаще всего делался вывод, что смысла нет».

Много внимания «Международная амнистия» уделяла узникам совести, людям, осужденным за национальность, язык и религию. 1977 год организация объявила Годом узников совести. В том же году ей была присуждена Нобелевская премия мира. В своей речи представитель Норвежского нобелевского комитета Осе Лионес обрисовала картину прогресса в деле защиты прав человека с момента создания организации. «Принимая решение в пользу «Международной амнистии», – заявила она, – нобелевский комитет исходил из убеждения, что защита человеческого достоинства от пыток, насилия и распада составляет весьма важный вклад в дело мира».

Принимая награду от имени организации, М. Сёзал (Турция) произнес ответную речь. «Мир не определяется отсутствием войны, – сказал он, – но возводится на фундаменте справедливости. Там, где справедливости нет, прорастают семена конфликта. Поругание прав человека порождает угрозу миру». Отметив некоторые успехи в защите прав человека, Сёзал с горечью подчеркнул «тревожащий рост числа похищений и случаев внесудебной расправы». Он воспользовался случаем и объявил о программе, «нацеленной на полное всеобщее запрещение смертной казни».

Совместно с Эйсаку Сато Макбрайд был удостоен Нобелевской премии мира 1974 года за создание международных механизмов наблюдения за состоянием прав человека. «Макбрайд придерживается мнения, что ни одно государство в мире не может претендовать на суверенитет, который попирал бы международно признанные права человека», – заявила в своей речи представитель Норвежского нобелевского комитета Осе Лионес. Она отметила также идею Макбрайда о создании Международного суда прав человека, наделенного широкими полномочиями, напомнила о работе лауреата в «Международной амнистии», Международной комиссии юристов, Международном бюро мира.

В ответной речи лауреат выразил отчаяние по поводу наступления ядерного оружия и правительственного безразличия к человеческой жизни. «Из обзора современной ситуации ясно, – заявил он, – что именно власти часто подают дурной пример. Если те, кто облечен властью и могуществом, прибегают к пыткам и убийствам, что остается жертвам, кроме ответных действий?» Он высказался за новый мировой порядок, основанный на разоружении, и мировое правительство, за новую Женевскую конвенцию, запрещающую ядерное оружие. «Почему разрывная пуля запрещена, а атомная бомба – нет?» – спрашивал своих слушателей Макбрайд. Конечно, к голосу бывшего террориста с двадцатилетним стажем стоило бы прислушаться.

Однако самой большой опасностью для мира во всем мире была и остается угроза ядерной войны. И эта угроза повернула к миролюбию ученых-физиков, которые были самым непосредственным образом к ней причастны. Например, с 1948 года в течение двадцати лет работал над созданием советского термоядерного оружия, в частности, проектировал первую водородную бомбу Андрей Дмитриевич Сахаров (1921-1989). За это он был удостоен большого числа наград, включая три звезды Героя Социалистического Труда, орден Ленина, одну Сталинскую и одну Ленинскую премии.

Однако в 1960-х годах с Сахаровым происходит то, что ранее уже произошло со многими физиками-атомщиками как в СССР, так и в США, — он приходит к выводу, что его деятельность аморальна и антигуманна, и решает посвятить себя борьбе за мир, разоружение и справедливое мироустройство. В 1958 г., накануне прекращения моратория на ядерные испытания в атмосфере, Сахаров предложил Никите Хрущеву прекратить все испытания ядерного оружия. Повлиял ли на Хрущева этот меморандум, неизвестно, но мораторий продолжался еще три года. По окончании моратория Сахаров возобновил попытки добиться запрещения испытаний, но безуспешно. «Я не мог ничего поделать с тем, что считал неправильным и ненужным,– вспоминал С. позже.– У меня было ужасное чувство бессилия. После этого я стал другим человеком».

Когда в январе 1977 года в московском метро был устроен теракт, за свершение которого никто не взял на себя ответственности, Сахаров заявил: «Я не могу избавиться от ощущения, что взрыв в московском метро и трагическая гибель людей — это новая и самая опасная за последние годы провокация репрессивных органов. Именно это ощущение и связанные с ним опасения, что эта провокация может привести к изменениям всего внутреннего климата страны, явились побудительной причиной для написания этой статьи. Я был бы очень рад, если мои мысли оказались неверными…»

К 1975 году Андрей Сахаров из секретного учёного-атомщика превратился в известного всему миру пацифистского деятеля, которого различные общественные группы на Западе стали выдвигать на Нобелевскую премию мира. Поскольку заграницу самого Сахарова для получении премии не пустили, награду за Сахарова получила его жена, зачитав в Осло текст его «Нобелевской лекции». В этой речи Сахаров сказал следующие слова:
«Стремясь к защите прав людей, мы должны выступать, по моему убеждению, в первую очередь как защитники невинных жертв существующих в разных странах режимов, без требования сокрушения и тотального осуждения этих режимов. Нужны реформы, а не революции. Нужно гибкое, плюралистическое и терпимое общество, воплощающее в себе дух поиска, обсуждения и свободного, недогматического использования достижений всех социальных систем».

Сахаров продолжал свою миротворческую деятельность и после получения премии мира. В 1980 году к нему были применены жесткие меры, после того как он открыто выступил против введения советских войск в Афганистан. Выслать же его из страны, как Солженицына или Ростроповича, было невозможно, поскольку он знал многие секреты в области разработки атомного (водородного) оружия. Поэтому его без какого-либо суда лишили звания Героя Социалистического Труда, орденов и других регалий и отправили в ссылку в Горький, где Сахаров пробыл почти до конца 1986 года.

2.5. Непоследовательные и воинствующие пацифисты
Некоторое число лауреатов премии мира на самом деле было представлено сторонниками установления мира во всем мире не мирными, а военными средствами. Например, Леон Буржуа хотел по этому образцу, предложенному еще самим Альфредом Нобелем, устроить Лигу Наций. Используя многие идеи Буржуа, французские миротворцы выдвинули проект создания Лиги Наций, как организации, единственной функцией которой было бы сохранение мира. Вступающая в свои полномочия лишь в момент кризиса, такая организация должна была осуществлять обязательный арбитраж, иметь международные вооруженные силы для применения санкций.

Как делегат Парижской мирной конференции 1919 г. Буржуа защищал идею использования международных вооруженных сил для поддержания мира, проведения проверок соблюдения соглашений о разоружении. «Без военной страховки… – говорил он американскому президенту Вудро Вильсона, – наша Лига и документы не будут иметь значения, торжественный договор превратится в затейливое литературное произведение».
Но его проект был отвергнут союзными державами.

Начать любую войну во имя мира не был прочь и другой лауреат премии мира – президент США Т. Рузвельт. Посетив Осло в 1910 г. как частное лицо и 5 мая выступив с Нобелевской лекцией, он сказал. «Обычно мир хорош сам по себе, но высшей ценностью он становится тогда, когда служит справедливости… Было бы правильным, если бы великие державы образовали Лигу мира и соблюдали мир не только сами, но и препятствовали его нарушению, в случае надобности – даже силой».

Самым парадоксальным выступлением при вручении Нобелевской премии была речь американского ее лауреата Элиу Рут в 1912 году. В своей Нобелевской лекции Рут выступил сторонником мнения Гоббса о варварской сути человеческой природы и соответствующих ей причинах войн. Благодушные призывы к миру со стороны идеалистов бесполезны, заявил он, поскольку они «апеллируют к цивилизованному началу в человеке, тогда как война есть порождение зверского и низменного. Чтобы добраться до истинных причин войны, следует признать, что цивилизация есть частичное, неполное и во многом искусственное преобразование варварства… Война – это естественная реакция человеческой природы в обществе дикарей, тогда как мир основывается на приобретенных характеристиках».

Таким образом Рут ставил под сомнение способность международных организаций предупреждать войны, т. к. независимые государства, по его мнению, не согласятся оставить принципы, ради которых они воюют. Больше того, Рут считал, что «огромное большинство человечества одобрит войну, если она ведется за свободу и справедливость». Однако история неопровержимо доказала, что даже самая справедливая война или война во имя мира не может установить на земле мир, поскольку дискредитируется самим принципом насилия. При помощи насилия, даже справедливого, невозможно добиться какого-либо доверия между людьми или народами.

Поэтому за такую речь (т.е. за его убеждения) ее номинанта следовало бы лишить этой награды, а не предоставлять ее, потому что она фактически отвергла саму идею миротворчества как идеалистическую утопию. Примером, бесполезности насильственных способов решения конфликтов является Шестидневная война 1967 г., когда Израиль, прикрываясь «священными» целями возвращения своих границ в пределах древнего царства Соломона, захватил сектор Газа и Синайский полуостров. С этого времени сектор Газа стал для него постоянной головной болью.

Среди лауреатов Нобелевской премии мира, правда, имеются и такие лица, которые после ее получения переставали быть пацифистами. Такими лицами были, например, итальянец Эрнесто Теодоро Монета и американец Николас Батлер. В 1907 году Монета вместе с Луи Рено был удостоен Нобелевской премии мира. Но в последние годы своей жизни он, предпочтя националистические убеждение пацифистским, приветствовал Итало-турецкую войну в 1912 году и вступление Италии в Первую мировую войну в 1915 году. Подобно ему подвергался критике за контакты с германским кайзером Вильгельмом II, а также итальянским диктатором Муссолини некогда активный пацифист Николас Батлер. А с началом второй мировой войны в Европе Батлер стал одним из самых твердых сторонников вступления Америки в войну против держав оси.

Впрочем, некоторые лауреаты Нобелевской премии были полупацифистами и до ее вручения, например, аргентинец Сааведра Ламас и китаец Эйсаку Сато. Сааведра Ламас имел тесные связи с диктатором Хусто, и кроме того, в 1935 г. принял Железный крест от гитлеровского правительства. Непоследовательность пацифизма Эйсаку Сато выразилась в том, что он одобрил американские бомбардировки Северного Вьетнама в 1968 г. Выше мы видели это же и в отношении к другим лауреатам.

Присвоение Нобелевской премии мира полупацифистам равнозначно одобрению следующих слов такого антимилитариста, как Эрнст Хемингуэй: «Я считаю, что все, кто наживается на войне и кто способствует ее разжиганию, должны быть расстреляны в первый же день военных действий гражданами своей страны…» Очевидно, что здесь выражена позиция скорее не пацифиста, а сторонника «справедливой» войны. А ведь почти каждая война номинирует себя как «справедливая» или вынужденная, всегда прикрываясь защитой национальных интересов.

Мало того, любая война оборачивается угрозой утверждения даже в самой демократической стране авторитарного режима, как справедливо отмечал французский дипломат Поль Де Констан Д’эстурнелль, «война превращает республику в диктатуру». В реальности, самая «справедливая» война очень быстро превращается в несправедливую, поскольку стремление уничтожить внешних врагов часто оборачивается на поиск предателей и расправу врагов внутренних. В таких условиях национализм бывает трудно отличить от шовинизма.

Нельзя также назвать настоящим пацифизмом и правовое миротворчество, суть которого Вудро Вильсон выразил такими словами: «Право еще более ценно, чем мир». Иными словами, «мы во имя мира свернем шею любому». Если мы ставим миротворчеству такие условия, то никогда не сможем оценить его эффективность. Такое миротворчество мало чем отличается от обыкновенного, «справедливого» милитаризма, пытающегося (фактически безуспешно) использовать гуманные средства в борьбе со злом.

Нигде это не видно столь ясно, как в условиях Версальского договора, который свел на нет все пацифистские усилия и потому не смог оправдать надежд на мирное устройство послевоенной Европы. Разорительными репарациями, принудительным признанием вины и односторонним разоружением этот договор породил новую волну милитаризма, которая постепенно привела к новой мировой войне в 1939 году. По проекту Вильсона, предусматривавшего «моральное лидерство США» на мировой арене, после окончания этой войны была создана Организация Объединенных наций (ООН). Роль «мирового полицейского», пусть и с самыми благими намерениями, никогда не содействовала проявлению доверия других наций к США.

Поведение США как во время первой мировой войны, так и после ее окончания также косвенно усугубило положение Германии. Как известно, с подписанием Версальского договора союзники-победители возложили ответственность за войну на Германию, обязав ее выплатить огромную сумму (20 млрд. марок) в виде репараций. Истощенная войной германская экономика не могла покрыть этот долг: когда Германия в 1923 году объявила о своей несостоятельности, французские и бельгийские войска оккупировали долину Рура. Нуждались в германских репарациях также и французы и англичане для выплаты собственных военных долгов Америке. Однако при окончании любых войн ни о каком «справедливом» возмещении убытков никогда не шла речь, кроме как о военных трофеях. США же пожелало воспользоваться бедственным положением воющих стран в корыстных целях.

Конечно, блестящий план Чарльза Дауэса помог Германии стать на ноги, за что в 1925 году сам Дауэс вместе с британским премьером Джозефом Чемберленом получили Нобелевскую премию мира. Отвечая на критику плана, якобы чрезмерно усиливающего Германию, Дауэс говорил: «Ясно, что каждую программу подстерегают неожиданные опасности. Единственное, из чего мы должны исходить, – это то, что хорошо защищенный мир, а не война есть нормальное состояние человека». После того как в сентябре 1924 года план обрел силу, германское денежное обращение было восстановлено, но репарации не были отменены, а лишь растянуты в сроках выплаты. Поэтому этим планом не удалось добиться самого главного – доверия немцев к «миролюбивым» инициативам стран-победителей. Окрепнув после экономического развала, Германия стала на путь милитаризации. Миротворческие усилия, таким образом, оказались недостаточными и несвоевременными.

2.6. Женщины в миротворческом движении
Конечно, жены призванных на фронт испытывают не меньшее отвращение к войне, как и сами принуждаемые к войне присягой их мужья. История знает множество подвигов, совершенных представителями «слабого пола», в том числе и на поприще миротворчества Например, можно вспомнить об итальянские женщинах, которые в 1911 году ложились на рельсы, чтобы помешать отправке их мужей на Триполитанский фронт. Для того, чтобы выступить против государственной милитаристской машины, нужно огромное мужество и сила воли. Неудивительно, что самое большое число женщин-лауреатов — среди обладательниц Нобелевской премии мира (15 человек), среди лауреатов следующей по очереди премии по литературе 11 человек. О самых значительных достижениях этих лауреатов мы и хотим рассказать в этом разделе нашей книги.

Первой женщиной-лауреатом премии мира — была австрийка Берта фон Зутнер в 1905 году, а второй — американка Джейн Адамс в 1931 году, третьей — американка Эмили Грин Болч в 1946 году, четвертой — англичанка Корриган Мейрид в 1976 году, пятой — албанка Мать Тереза в 1979 году, шестой — шведка Альва Мюрдаль в 1982 году, седьмой — бирмянка Сан Су Чжи в 1991 году, восьмой — гватемалка Ригоберта Менчу в 1992 году, девятой — американка Джоди Уильямс в 1997 году, десятой – иранка Ширин Эбади в 2003 году, одиннадцатой — кенийка (первая из африканского континента) Вангари Маатаи в 2004 году, двенадцатой, тринадцатой и четырнадцатой стали две либерийки и одна йеменка в 2011 году, о которых мы расскажем ниже и пакистанка, и, наконец, Малала Юсуфзай в 2014 году.

О первой из них следует сказать особо. Берта фон Зутнер, урожденная Берта София Феличита Кински,  родилась в Праге (входившей тогда в Австро-венгерскую империю), в семье потомственных военных – австрийского фельдмаршала графа Франса Йозефа Кински фон Шиник унд Теттау, который скончался незадолго до рождения дочери, и его жены Софии Вильгемины (урожденной фон Кернер), дочери кавалерийского офицера. С юных лет ей пришлось не раз слышать о войне. Но ей никогда не пришлось оправдывать какую-либо войну.

После того, как в 1876 году она вышла замуж за Артура фон Зутнер, следующие девять лет молодые проводят в России, на Кавказе, где у Берты были друзья. Здесь они начинают интересоваться современной европейской культурой и политикой и приходят к убеждению, что прогресс человечества без здравого смысла и образования невозможен. Когда между Россией и Турцией в 1877 г. началась война, Артур фон Зутнер стал писать репортажи с театра военных действий в венские периодические издания. Популярность статей мужа вдохновила взяться за перо и Берту. Она публикует рассказы, эссе, статьи, в соавторстве с Артуром – четыре романа, написанных в натуралистическом ключе под влиянием Эмиля Золя.

Когда в 1886 году Зутнеры переехали в Париж, их поразили милитаристские настроения парижан, которые мечтали о реванше за поражение Франции во франко-прусской войне 1870-1871 гг. В это время Зутнеры проявляют живой интерес к деятельности Ассоциации мира и международного арбитража, основанной в Лондоне для мобилизации общественной поддержки международному суду, созданному для мирного разрешения международных конфликтов. «Эта информация совершенно потрясла меня», – вспоминала впоследствии Берта. Решив откликнуться на новые идеи, она пишет свою новую книгу под названием «Эпоху машин» (1889), где выступает с критикой национализма и милитаризма.

В 1889 г. выходит книга «Долой оружие!», рассказывающая о жизни молодой женщины, судьба которой была искалечена европейскими войнами 60-х гг. XIX в. В романе содержатся не только пацифистские рассуждения, но и «запоминающиеся сцены ужасных побоищ». По мнению критика Ирвина Абрамса, высказанному в 1962 г. в «Journal of Central European Affairs», батальные сцены романа Зутнер «не уступают аналогичным эпизодам из книг более позднего времени». Роман «Долой оружие!» заставил говорить о писательнице как о ведущем борце за мир. Эту книгу цитировали в австрийском правительстве, перепечатывали в газетах и переводили на многие языки; «Долой оружие!» высоко ценил Лев Толстой. Для многих сторонников мира роман стал символом политической бескомпромиссности. Современные критики сравнивают его влияние с воздействием знаменитой книги Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома».

Во времена, когда женщины почти не принимали участия в общественной жизни, Зутнер, активный борец за мир, снискала всеобщее уважение, в т.ч. и Альфреда Нобеля, с которым она переписывалась, информируя его о деятельности пацифистских организаций и агитируя жертвовать средства на миротворческую деятельность. В 1893 г. Нобель написал ей о своих планах «выделить часть состояния для премии… которая будет присуждаться тем, чьи усилия могут способствовать достижению мира в Европе». «Обязательно сделайте это, прошу Вас», – ответила она.

В 1905 г., когда Зутнер получила Нобелевскую премию мира, она вместе с Фредериком Пасси возглавляла движение сторонников мира европейских стран. В своей Нобелевской лекции она говорила о варварстве любой войны, неизбежности моральной деградации, а также о необходимости создания международного третейского суда и международного арбитража для сохранения мира на земле: «Вопрос о том, что должно преобладать в отношениях между государствами: грубая сила или закон, становится наиболее животрепещущим в наше богатое событиями время. Решение этой проблемы зависит от того, какой мы хотим видеть Европу: в грудах развалин или же, если удастся избежать конфронтации, мирной и цветущей». Очевидно, что эта женщина сделала для пацифистского движения достаточно много, чтобы оказаться в числе лауреатов этой премии.

Второй после Зутнер известной пацифистской стала американка Джейн Адамс, которая приняла участие в движении пацифистов в началом первой мировой войны. В январе 1915 г. она была избрана председателем вновь созданной Женской партии мира. Несколько месяцев спустя она вместе с Эмили Грин Болч участвовала в работе Международного конгресса женщин в Гааге. К этому же времени относится безуспешная попытка с помощью нейтральных стран добиться перемирия между воюющими государствами.

Когда США в 1917 г. вступили в войну, Адамс не изменила своим пацифистским взглядам. Она протестовала против мобилизации, в разгар военной истерии организовала кампанию защиты немецких иммигрантов, сотрудничала с Американской администрацией помощи (АРА), руководимой Г. Гувером, с целью оказания продовольственной помощи детям и женщинам Германии. В 1919 г. Адамс была избрана президентом Международной женской лиги за мир и свободу, обязанной своим появлением Гаагскому конгрессу 1915 г. В 1920 г. она была в числе основателей Американского союза гражданских свобод. В 1931 г. (после повторною представления) Адамс стала первой американкой, удостоенной Нобелевской премии мира как «подлинный делегат всех миролюбивых женщин мира».

В целом женское антивоенное движение было достаточно влиятельным, особенно в США и Англии. Некоторые историки считают, что основу пацифистского движения в США составляли женщины. Один из американских пацифистских лидеров, Ф.Либби, отмечал, что «женщины составляют «остяк движения мира в Америке». Когда президент США Рузвельт объявил в 1935 г. закон о нейтралитете, один из политиков, Ф. Сиссон, предупреждал Белый дом, что тысячи и тысячи голосов женщин теперь потеряны.
Не рискуя впасть в драматическое преувеличение роли женских организаций в США, отметим, что американская секция Международной женской Лиги за мир и свободу была действительно достаточно влиятельной. К 1937 г. у нее имелось 120 местных отделений, объединявших до 13 тыс. членов, ее лидеры были причастны к деятельности конгресса.

Другие женщины-пацифистки также были вполне достойны этой чести. «Я никогда не пойду на митинг против войны, но обязательно пойду на митинг за мир», — известные слова Матери Терезы Калькуттской. Тем не менее, именно ужасы войны многих из них сделали пацифистами. Например, знакомство Мейрид Корриган с Бетти Уияльмс совершилось при трагических обстоятельствах, подтолкнувших обеих этих женщин к более решительным действиям в борьбе за мир.

10 августа 1976 г. британские солдаты во время погони застрелили члена Ирландской республиканской армии (ИРА) за рулем его автомобиля, который, потеряв управление, сбил сестру Мейрид Корриган, Энн Мэгир, трое ее детей, находившихся с ней, погибли. Одной из свидетельниц данного происшествия оказалась Бетти Уильямс, которая сразу же начала сбор подписей под мирной петицией. Через три дня, сразу же после похорон, Корриган выступила по телевидению и, несмотря на риск, осудила деятельность ИРА. Уильямс, которая также приняла участие в передаче, огласила текст петиции и объявила о намеченном на следующий день мирном марше. 10 тыс. протестантов и женщин-католичек вышли на улицу, творя молитвы и распевая религиозные гимны. Ободренные таким откликом, Корриган и Уильямс совместно с журналистом С. Маккеоном решили учредить Сообщество мирных людей.

В 1976 г. Сообщество устроило ряд демонстраций. В августе 35 тыс. демонстрантов перешли из Фоллз-Роуд в протестантский район Шэнкилл, где их тепло приветствовали жители. Демонстрации состоялись в Дублине, Глазго, Лондоне и других городах; в декабре на международный съезд в Дроэде (Ирландская Республика) прибыли делегации Канады, Швеции, Норвегии, США. На мосту мира через р. Бойн состоялась демонстрация; именно в этом месте войска протестантского короля Вильгельма III нанесли поражение армии католического монарха Иакова II (память о событии до сих пор живет в преданиях североирландских протестантов).

Высокие духовные качества Корриган привлекали все больше сторонников Движения мирных людей. Невысокая, зеленоглазая и доброжелательная женщина была любимицей прессы и слушателей в любой аудитории. В октябре 1976 г. вместе с Уильямс она совершила поездку в США, чтобы убедить американцев ирландского происхождения не поддерживать ИРА денежными средствами. Многие сторонники Корриган и Уильямс были разочарованы, когда узнали: деятельность обеих женщин развернулась слишком поздно, чтобы быть отмеченной Нобелевской премией этого года. Усилия активисток завоевали столь широкую популярность, что несколько инициативных групп в Норвегии собрали 340 тыс. долларов и передали их Корриган и Уильямс в качестве «Народной премии мира».

Тем не менее в следующем году Корриган и Уильямс были удостоены и Нобелевской премии мира 1976 г., которая не вручалась из-за отсутствия достойных кандидатов. Эгиль Орвик от имени Норвежского нобелевского комитета заявил во вступительной речи, что премией отмечается «бесстрашное стремление к миру и согласию». Нобелевскую лекцию прочитала Бетти Уильямс. «Мы глубоко, всей душой преданы идее ненасилия, – сказала она. – Тем, кто считает нас наивными утопичными социалистами, мы отвечаем: только мы являемся реалистами, те же, кто поддерживает милитаризм, подталкивают к тотальному самоуничтожению рода человеческого».

Еще одной женщиной-пацифисткой была шведский общественный деятель Альва Мюрдаль (1902-1986). Когда в 1961 г., Мюрдаль стала специальным помощником министра иностранных дел Швеции по вопросам разоружения, ей пришлось глубоко изучить эту проблему. Избранная в 1962 г. в шведской парламент, она возглавила шведскую делегацию на Женевской конференции ООН по разоружению. В качестве министра без портфеля она оставалась в правительстве с 1966 по 1973 г.

Сохраняя верность антивоенным взглядам, в 1977 г. Мюрдаль опубликовала важное сочинение: «Игра в разоружение: как Соединенные Штаты и Россия раздувают гонку вооружений» («The Game of Disarmament: How the United States and Russia run the arms races»), где резко критиковала обе сверхдержавы за трату огромных средств, которые могли бы пойти на здравоохранение, жилищное строительство и образование. Награжденная премией Мира имени Альберта Эйнштейна в 1980 г. она выразила озабоченность по поводу климата отчаяния, который «оказывает разрушительное действие на молодежь повседневной угрозой войны». Однако, отметила Мюрдаль, она никогда не уступала своему желанию оставить миротворчески обязанности.

В 1982 г. «за заслуги в деле разоружения» Мюрдаль была удостоена Нобелевской премии мира 1982 г., которую разделила с Альфонсо Гарсия Роблесом. «Однако еще больше предстоит сделать», – отметила она в Нобелевской лекции. Констатировав быстрый рост ядерных арсеналов в США и СССР, Мюрдаль заявила: «Война – это убийство. И те военные приготовления, которые сейчас ведутся, направлены на коллективное убийство. В ядерный век жертвы будут исчисляться миллионами». В заключение своей речи она напомнила слушателям, что за последние 100 лет мирные конгрессы не проводились – с тех пор как завещанием Альфреда Нобеля были учреждены премии мира. Поэтому она призвала провести такую конференцию в будущем.

Сторонница реформ в духе традиции европейского демократического социализма, Мюрдаль начала свой путь к движению за мир на внутринациональном уровне. После вступления Швеции в ООН ее забота о равенстве и социальной справедливости поднялась на новый уровень. Наибольшую тревогу у нее вызывала гонка вооружений. Хотя Мюрдаль очень гордилась отказом Швеции от ядерного оружия в 1968 г., она не раз выражала разочарование тем, что, несмотря на многолетние переговоры, гонка вооружений ускоряется и «милитаризация экономики и национальной жизни почти всех стран усиливается».

Кенийский государственный деятель Вангари Маатаи (1940-2011) получила этот приз в 2004 году «за вклад в устойчивое развитие демократии и мира». Большой ажиотаж вызвало ее заявление, данное корреспонденту Радио Свободная Европа, о том, что ВИЧ / СПИД был первоначально разработан западными учеными в целях искусственного сокращения населения Африки. Позже (вероятно под давлением) она опровергла эти претензии, хотя кенийская газета «Стандарт» сохранила ее отчет без изменений. В любом случае, в своем интервью журналу «Тайм», Маатаи настаивала на неприродном происхождении ВИЧ инфекции, намекнув, что есть люди, которые точно знают, откуда она появилась, но она никак «не произошла от обезьян». Далеко неслучайно Маатаи подвергалась нападениям трижды. Последнее случилось в 1999 году, когда вместе с соратниками она сажала деревья на территории, вырубленной под застройку.

Маатаи стала первой в Восточной Африке женщиной – доктором наук в области ветеринарии. Она была инициатором создания и главным вдохновителем основанного в 1977 году общественного движения «Зеленый пояс». Организация занимается восстановлением уничтоженных лесов в Африке. Благодаря её деятельности удалось приостановить превращение африканских лесов в пустыню. Участниками движения «Зелёный пояс» за 25 лет своего существования было посажено более 30 миллионов деревьев на всём африканском континенте.

С 2003 по 2005 год Маатаи была заместителем министра окружающей среды и природных ресурсов Кении, избиралась в парламент. 14 декабря 2009 года Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назначил Вангари Маатаи посланцем мира ООН. Ей поручено заниматься вопросами изменения климата. При вручении премии Маатаи, Данбольт Мьес, возглавлявший тогда норвежский нобелевский комитет, заявил, что она находилась «на переднем крае борьбы за экологически ориентированное социальное, экономическое и культурное развитие в Кении и Африке в целом».

В 2011 году премию мира разделили между собой три женщины: президент Либерии Эллен Джонсон-Серлиф, активистка либерийского женского движения за мир Лейма Гбови и активистка из Йемена Тавакуль Карман. Все трое награждены за ненасильственную борьбу за безопасность женщин и за право женщин на полноценное участие в миротворческой работе. Каждая из лауреатов на 115 годовщину смерти Нобеля, получит золотую медаль, диплом и треть от общей суммы примерно в $1,5 млн. С 2012 года размер премии мира уменьшен до 1,1 млн. долларов в целях экономии средств.

Последней и самой молодой женщиной из лауреатов Нобелевской премии мира стала в 2014 году 17-летняя пакистанка Малала Юсуфзай. О ней нужно сказать несколько слов. Это была юная пакистанская правозащитница, выступающая за доступность образования для женщин. В 2009 году в возрасте 11 лет Юсуфзай вела блог для Би-би-си, в котором рассказывала о своей жизни в Пакистане и о том, как талибы запрещают девочкам учиться. В 2012 году талибами была предпринята попытка убийства девочки в школьном автобусе. Талиб дважды выстрелил в девочку, попав в голову и шею. Одна пуля прошла на вылет, вторую хирургу удалось извлечь из мозга после 3-х часовой операции. В начале октября  представитель «Талибана» Шахиддула Шахид сделал заявление газете The Daily Nation: «Если у нас появится еще один шанс, мы обязательно убьем ее. Ислам запрещает убийство женщин, но можно сделать исключение для тех, кто поддерживает неверных в войне против нашей религии».

2.7. Вероятные кандидаты на получение премии мира
Номинантов на получение этой премии было много, но большей частью им отказывали в принятии заявки справедливым образом, хотя и были казусные случаи. Например, в качестве кандидатов на ее получение выступали В. Ленин, И. Сталин, А. Гитлер и Б. Муссолини, но отказано было Льву Толстому, Э.М. Ремарку и Махатме Ганди, хотя последний был номинирован на нее в общей сложности двенадцать раз. Некоторые лица были номинированы долгое время, пока их заслуги не были взяты во внимание комиссией. Например, лауреат Нобелевской премии мира 1931 г. американский социолог и философ, президент Международной женской лиги за мир и свободу Джейн Аддамс была номинирована на получение премии 91 раз. А другим удалось сделать это с первой попытки: Э.Г. Болч, Ф. Нансен и Т. Рузвельт были удостоены премии в год их первой номинации.

В 1917 году рабочая партия Норвегии выступила с инициативой присуждения Нобелевской премии мира Ленину за изданный Советской Россией «Декрет о мире», выводивший её в сепаратном порядке из Первой мировой войны. Нобелевский комитет заявку не принял, объяснив свое решение опозданием подачи документов. При этом, им было указано, что премия может быть присуждена в дальнейшем, при условии установления мира в России правительством Ленина. Однако из-за Гражданской войны премия не была присуждена.

Но как в числе номинантов этой премии мог оказаться Гитлер – это просто невероятно.
Фюрер Третьего рейха Адольф Гитлер оказался в списке номинантов премии 1939 года — за разделение Чехословакии после Мюнхенского сговора. Парадоксально, но в то время это решение было горячо одобрено европейскими политиками. Тем не менее, уже в мае 1939 года Гитлера из списка номинантов вычеркнули, а премию 1939 года так никому и не вручили. Это стало одним из ярчайших примеров «политизации» самой процедуры награждении данной премией.

Но это еще не все сюрпризы, поскольку в списке номинантов на Нобелевскую премию мира также фигурировал Бенито Муссолини, кандидатуру которого предложил в 1935 году Будапештский университет. Возможно, он даже и получил бы её, если бы в том же году не напал на Эфиопию. Премия же ушла немецкому писателю и пацифисту Карлу фон Осецкому, что, впрочем, привело к скандалу. Осецкий, публично критиковавший Гитлера и его политику, стал жертвой гестапо и три года провёл в концлагерях. Когда он получил это известие, он был болен туберкулёзом и лежал в тюремном госпитале. Гестапо попросило его отказаться от премии, но писатель все же решил ехать. Гитлера это возмутило, и он запретил ему выезд из страны.

Тогда же Гитлер опубликовал приказ, запрещающий немцам получать какую-либо Нобелевскую премию. Когда фашистская армия вторглась в Копенгаген, были арестованы все члены Нобелевского комитета. Премия мира не вручалась вплоть до 1944 года. В результате этого инцидента без премий остались в 1938 и 1939 годах химики Рихард Кун и Адольф Бутенандт, а также Герхард Домагк — лауреат Нобелевской премии 1939 года по медицине. После окончания Второй мировой войны они смогли получить лишь дипломы и медали, не включая финансовую часть премии.

Еще один страшный претендент на эту награду – Генеральный секретарь СССР, Иосиф Сталин. Конечно, он был человеком, сделавшим многое для мира во всём мире, однако проводившим также и жесточайшие политические репрессии в своей стране. Его кандидатура на получение Нобелевской премии мира выдвигалась дважды: в 1945 и 1948 годах — «за усилия, предпринятые им для окончания Второй мировой войны». Вместе со Сталиным премию мира предлагалось дать также Рузвельту и Черчиллю — как людям, спасшим мир от фашизма, однако в 1945 году премию получил (очевидно, на сомнительных основаниях) Корделл Халл, а в 1948 премию не вручили никому.

Интересно, что судьи комитета Нобеля не обошли вниманием и легендарного революционера, председателя Совета министров Кубы, Фиделя Кастро, который был номинирован на Нобелевскую премию мира в 2001 году за поддержку развивающихся стран. Когда его кандидатуру предложил член норвежского парламента, Халгер Лангеланд, это предложение немедленно раскритиковали из-за того, что Кастро даже и не скрывал, что проводил в своей стране политические репрессии и размещал на Кубе советские ракеты. По этой причине премию Кастро не получил — её отдали Генеральному секретарю ООН Кофи Аннану.

Эта же судьба постигла и президента Венесуэлы, Уго Чавеса, который был номинирован на Нобелевскую премию мира в 2005 году «за вклад в защиту прав человека». Несмотря на формирование культа собственной личности, он ввел ограничение свободы слова в стране и применял репрессии против своих политических противников. Поэтому премию он не получил — она ушла египетскому дипломату и гендиректору Международного агентства по ядерной энергии Мохаммеду Аль-Барадеи.

Среди номинантов на Нобелевскую премию мира есть только одна личность, которая была приговорена к смертной казни. Это был Стенли Уильямс — один из основателей известной своей жестокостью банды «Crips», носивший кличку «Туки». Туки был арестован в 1981 году и был приговорен к смертной казни. Однако во время нахождения в тюрьме в ожидании приговора, продлившееся более двух десятилетий, Стэнли Уильямс сумел стать всемирной знаменитостью. Раскаявшись в своих преступлениях, он стал писать детские книги, главной темой которых стала борьба с уличным насилием. Все стали бестселлерами.

Его яркая и убедительная проза, направленная на ненасилие, привлекла к писателю огромное количество поклонников. Уильямс девять раз становился номинантом Нобелевской премии, пять из которых — за мир, четыре — по литературе. Кроме того, писатель был награждён премией президента США. Примечательно, что Стэнли Уильямс не получил Нобелевскую премию мира, но вошел в историю и как единственный номинант Нобелевской премии, приговоренный к смертной казни. Это его жизнь легла в основу фильма режиссера Вонди Куртис-Холла «Искупление» в 2004 году.

Все годы, что Уильямс провел в тюрьме, его адвокаты делали попытки оспорить смертный приговор и заменить его на любой срок. Однако, на это не хватило даже 24 лет заключения. Популярность Туки у его поклонников со временем приобрела огромный размах — так, сторонники таланта писателя не удовлетворились заявками в Нобелевский комитет, и потребовали от губернатора отмены смертного приговора. Сам Уильямс подал прошение о помиловании. На его защиту встали такие известные персоны, как правозащитник Джесси Джексон, рэпер Снуп Догг, актер Джейми Фокс, сыгравший Уильямса в посвященном ему байопике, и многие другие.

Однако, несмотря ни на просьбы, ни на протесты общественности, губернатор штата Калифорния Арнольд Шварценеггер не удовлетворил прошение о помиловании убийцы. «Изучив все доказательства и историю этого дела, послушав доводы и приняв во внимание все возможные последствия, я не смог найти оснований для помилования» — прокомментировал Шварценеггер свой отказ. В свою очередь Стэнли Уильямс спокойно отнесся к исходу борьбы за собственную жизнь. «Я боюсь только Бога», — сказал он в одном из интервью.

13 декабря 2005 года Стэнли Уильямс был казнён введением смертельной инъекции. За приведением приговора в исполнение наблюдали около 50 человек. За воротами тюрьмы несколько сотен сторонников Уильямса скандировали: «Штат Калифорния только что убил невиновного человека». Казнь Стэнли Уильямса стала третьей смертной казнью за время правления (к тому моменту) губернатора Арнольда Шварценеггера. Тот факт, что Стэнли Уильямс был афроамериканцем, вызвал серию протестов и среди чернокожего населения, убежденного, что писатель поплатился в том числе и за свой цвет кожи.

Действующим условием основателя премии А. Нобеля является право предавать гласности документы с решениями Нобелевского комитета не ранее, чем через 50 лет. Теперь мы уже можем узнать, кто рассматривался в качестве кандидатов на получение этой премии из россиян и украинцев. На состояние 1969 года, стало известно, что кандидатом на получение премии мира был выдвинут еще в 1901 году Николай II, за инициативу созыва Гаагской конференции 1899 года о законах и обычаях войны, однако предпочтение тогда получили Анри Дюнан и Фредерик Пасси.

Кроме Николая II номинантами на получение Нобелевской премии мира (на состояние 1963 года) были еще десять россиян: Ф.Ф. Мартенс (восемь номинаций за период 1901–1908 годов), Л.Н. Толстой (1909), С.Ю. Витте (две номинации 1911 и 1912), М.М. Ковалевский (1912), Н.К. Рерих (1929, 1933), М.М. Литвинов (1945), И.В. Сталин (1945, 1948), В.М. Молотов (1948), А.М. Коллонтай (1946, 1947), Б.А. Гуревич (пять номинаций за период 1958-1962 годов).

Очевидно, что большинству этих номинантов было отказано в данной премии вполне справедливо. Действительно этой награды заслуживало лишь трое: Мартенс, Витте и Ковалевский, но, прежде всего, первый из них. Фёдор Фёдорович Мартенс (1845-1909), выдающийся российский юрист-международник, в конце XIX – начале XX века считался одним из крупнейших специалистов по международному праву. Он был делегатом русского правительства на Гаагской мирной конференции 1899 года, состоял членом Гаагского арбитражного суда и избирался даже третейским судьёй в некоторых международных конфликтах.

За период с 1901 по 1955 годы документально подтвержденным номинантом на Нобелевскую премию мира был лишь один украинец – киевский дипломат, историк и публицист Михаил Станиславович Тышкевич (1857-1930). Он выдвигался на мировую награду трижды: в 1910, 1911 и 1927 годах – как основатель и президент Киевского общества сторонников мира (1907) и известный филантроп. 22 августа 1919 г. он был главой Украинской миссии на Парижской мирной конференции при Григории Сидоренко. Авторитет его в международном значении был достаточно высок.

3. Пацифистский анализ миротворческого движения
3.1. Неудачи миротворческого движения
Немногие из нас сегодня понимают, что будь услышаны в свое время голоса некоторых пацифистов, и мир возможно бы не сотрясли те бедствия, которые он пережил за последние сто с лишним лет. Сегодня можно услышать вопрос: «А что мог сделать этот пацифизм против диктатуры Гитлера или Сталина?». Конечно, болезнь легче предупредить, чем вылечить. Поэтому избежать прихода Гитлера к власти в Германии вполне можно было, если бы победители первой мировой не унизили бы своего злейшего «врага» больше допустимой меры. Например, это неоднократно утверждал известный английский пацифист Норманн Энджелл, который еще в своей знаменитой и переведенной на двадцать пять языков мира книге «Великая иллюзия» (1909) ясно и недвусмысленно заявил, что репарационные платежи лишь сеют семена будущих конфликтов. Он верил, что предотвратить войну может лишь система коллективной безопасности, открытая для всех стран, включая и фашистскую Германию.

Об этой же опасности предупреждал лидеров европейских держав премьер министр Франции Аристид Бриан и многие другие пацифисты различных стран. Во время прохождения Парижской мирной конференции 1919 году Бриан ясно выразил свою неудовлетворенность Версальским договором, считая его непосильным для Германии и потому неспособным принести устойчивого мира. Роль Бриана в заключении Локарнского пакта и в создании дружественных отношений между Францией и Германией после многих лет недоверия была отмечена Нобелевской премией мира 1926 г., которую он разделил со своим германским партнером по Локарно Густавом Штреземаном. Последний, кстати, первым предложил французскому правительству подписать совместный договор о ненападении между Великобританией, Францией и Германией, гарантирующий неприкосновенность франко-германской границы.

Однако отрицательные последствия кабальных условий Версальского договора превзошли и свели на нет все эти мирные инициативы. Немецкая нация была настолько задета данным оскорблением, что предпочла выйти из своего униженного положения и поднять свое достоинство любой ценой, включая и сознательное покорение нацистскому режиму. Поэтому, несмотря на политический капитал, который принесли Бриану локарнские соглашения и пакт Келлога-Бриана, его влияние к концу 1920-х гг. стало уменьшаться. Меморандум 1930 г. о Соединенных штатах Европы, написанный им и направленный 26 государствам, всерьез никем не рассматривался ни в Лиге Наций, ни правительствами.

Активная милитаризация Германии привела к безрезультатности всех пацифистских усилий, осуществляемых в рамках компетенции Лиги Наций. В 1899 году была созвана Гаагская мирная конференция, которая собрала 100 делегатов из 26 стран. На ней обсуждались вопросы сокращения вооружений, мирного разрешения конфликтов и требование вести войну гуманными средствами. Во 2-й Гаагской конференции, созванной по предложению Теодора Рузвельта в 1907 году, участвовало 256 делегатов из 44 стран. Но, как и на прошлой конференции, Германия выступила против договора об арбитраже.

Между 1920 и 1946 годами в общей сложности 63 страны стали членами Лиги Наций. Пакт Лиги Наций был включён в состав Версальского договора и вступил в силу 10 января 1920 года. США, Хиджаз и Эквадор, подписавшие Устав (Пакт) Лиги Наций, не успели ратифицировать его к этой дате. В итоге, США и Хиджаз так и не вступили в организацию (Хиджаз в 1925 году был присоединён к Неджду), а Эквадор сумел вступить в Лигу Наций лишь в 1934 году. Лига Наций была ликвидирована 20 апреля 1946 года, когда её активы и обязательства были переданы в ООН.

Члены Лиги придерживались различных взглядов на разоружение. Французы отказывались уменьшать свои вооружения без гарантии военной помощи, если они подвергнутся нападению, Польша и Чехословакия чувствовали себя уязвимыми к нападению с запада. Страх перед нападением увеличился, поскольку Германия восстановила силы после Первой мировой войны, особенно после того, как Адольф Гитлер получил власть и стал канцлером в 1933 году. На фоне всеобщего разоружения последнему легко было создать мощное милитаристское государство.

Но основной причиной падения влияния Лиги Наций было то, что в ней самой началась борьба за господство между Великобританией и Францией. Вместо того, чтобы принимать решения большинством голосов, в Лиге Наций выделились лидеры, желавшие диктовать другим свое мнение и таким образом подминавшие под себя всех остальных. Смотря на все это беззаконие, некоторые бывшие члены Лиги Наций решили действовать самостоятельно, но теми же методами. Это означало, что Лига наций фактически сама дискредитировало свое лицо, тем самым спровоцировав выход из нее тех стран-членов, которые были не согласны с лидерством в ней Франции и Англии. Эти причины еще до сих пор не получили должной своей оценки.

Началом кризиса в деятельности Лиги Нации стала агрессия Японии (государства-учредителя Лиги) против Китая, захватившей в 1931 году Маньчжурию, где в 1932 году было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го, которому Лига смогла противопоставить лишь «бумажное заключение» своей спецкомиссии. Япония откровенно проигнорировала это заключение, а в марте 1933 года вышла из Лиги. Следом в октябре того же года вышла Германия, занимавшая место постоянного члена Совета Лиги с 1926 года.

Это позволило британскому политику Артуру Гендерсону заявить в 1934 году о том, что «страны, организовавшие конференцию по разоружению, ответственны за новую гонку вооружений». Затем произошел захват Италией (также страной-учредительницей Лиги) государства-члена Лиги Эфиопии в 1935-1936 годах, которому Лига Наций также не смогла воспрепятствовать даже экономическими санкциями. Вслед за Японией и Германией в декабре 1937 года вышла из Лиги Наций Италия.

Но почему первой выступила из Лиги Наций Япония?  Дело в том, что итоговая концепция Лиги наций отразила полное преобладание интере¬сов европейских держав и их нежелание отказаться от имперской стратегии. Во многом концепция Лиги наций стала отражением популярного на рубеже XIX-XX вв. представления о «цивилизаторской миссии белого человека», что выбрасывало Японию за борт подлинных творцов переговоров. По этой причине даже предложение японской делегации о включении в устав организации статьи о равенстве рас было отклонено. Это обстоятельство не могло не отразиться на общем настроении правительства Японии, решившегося отказаться от роли марионетки в чьих-то руках. Та же участь ждала и Германию с Италией.

Далее ситуация развивалась лавинообразно: нарушение в 1936 году Германией Версальского и Локарнского договоров (ввод войск в Рейнскую демилитаризованную зону), агрессия Германии и Италии против республиканской Испании в том же 1936 году, новая агрессия Японии против Китая в 1937 году, аншлюс Австрии в 1938 году, расчленение и захват Чехословакии в 1938-1939 годах. Все эти страны вскоре создали милитаристский союз против остальных государств, придерживавшихся мирных путей урегулирования международных конфликтов. Разумеется, это был вызов всему миру, но возглавляла его обиженная и жаждущая реванша Германия.

В конце ноября 1939 года Советский Союз вступил в войну с Финляндией. Война стоила СССР около 150 тысяч жизней и показала большие недостатки Красной армии. Из-за этой войны СССР также лишился членства в Лиге Наций, где находился с 1934 года. За исключение СССР проголосовали лишь 7 из 15 членов Совета, что, впрочем, не помешало это решение исполнить. При этом вопрос о нападении Германии на Польшу вообще не обсуждался, поскольку немецкое пра¬вительство через свое посольство в Женеве очень недвусмысленно дало понять, что не будет считать себя ограниченным суверенитетом Швейцарии в случае, если «Англия и Франция используют Совет и Ассамблею против Германии в целях пропаганды». Все это настроило против Лиги Нации и СССР, хотя он действительно оказался агрессором, нарушив решения Тартуского мирного договора 1920 года и Договора о ненападении с Финляндией 1932 года. Таким образом Лига Наций спасовала перед Германией еще в 1939 году.

Стране Советов не нашлось места среди коалиции нацистских государств, хотя интриги плелись. Так, 23 августа 1939 года СССР и Германия заключили тайный договор о ненападении, который в действительности лишь разделял между ними сферы влияния. Теперь уже остановить рост распоясавшегося милитаризма только мирными средствами было невозможно. Началась Вторая мировая война, приведшая к гибели огромного числа людей и отбросившая развитие Европы на десятилетия назад. Таким образом, в 1930-х гг. Лига Наций стала заложником политики умиротворения, проводимой ведущими западными странами. В первые месяцы после начала мировой войны ни Совет, ни Ассамблея Лиги наций не обсудили сложившуюся ситуацию.

Деятельность Лиги Наций достигла определенных результатов лишь в период с 1919 по 1929 годы. За это время ею было рассмотрено более тридцати международных конфликтов, большинство которых она смогла решить мирным путем. Среди очевидных успехов Лиги Наций можно упомянуть борьбу с международной торговлей опиумом и сексуальным рабством, а также работу над облегчением положения беженцев, особенно в Турции в период до 1926 года. Одним из его нововведений в последней области было введение паспорта Нансена — первым всемирно признанным удостоверением личности для не имеющих гражданства беженцев.

В целом же Лига Наций могла сделать значительно больше, чем сделала. В послевоенные годы известный немецкий пацифист Альфред Фрид (1964-1921) часто говорил, что первая мировая война подтвердила значение интернационализма и справедливость пацифистского анализа мировой политики. Хотя Фрид и был сторонником Лиги Наций, он все же отрицал целесообразность применения международных полицейских сил. Важнейшая задача Лиги, писал Фрид в «Нойе Цюрихер цайтунг» должна заключаться в том, чтобы «обрести моральный авторитет, который придаст вес ее решениям и будет отличать их от анархических предприятий тех или иных правительств». Авторитет Лиге могла принести, по мнению Фрида, лишь направленность усилий на «построение системы надгосударственного права и справедливости». «Война является не столько условием, – писал он, – сколько симптомом условия – международной анархии. Если мы хотим вытеснить войну справедливым решением споров, мы должны заменить анархию международным порядком».

Разумеется, от христианских пацифистов ожидают услышать собственный вариант решения проблемы обуздания агрессора. Мы тысячи раз слышали в свой адрес примерно такое: «Что мог сделать Ваш пацифизм против Гитлера?» Да, христианские пацифисты провалили этот экзамен, поскольку Лютеранская церковь Германии считала любую светскую власть слишком священной для критики. Однако христианский пацифизм извлек из этого поражения серьезный урок. Если бы Лютеранская церковь Германии отказалась бы от своего учения о церкви и государстве как о «двух руках Бога», но взяла бы на вооружение принцип пассивного гражданского сопротивления, исход такого противостояния нацизму был бы другим.

Поэтому наш рецепт решения данной проблемы – очень простой и доступный даже пацифистам нехристианских убеждений и даже миротворцам-атеистам: «Нужно просто сдаться агрессору, а потом применить к нему всеми миром все средства гражданского неповиновения». И если он сам не поддастся этому воздействию, его принудят сделать это сами его поданные. Сама идея пассивного сопротивления состоит в том, что приставить к каждому рабочему по одному солдату все равно будет невозможно.

Фактически, произойдет то, что всегда происходит с милитаризмом, только с наименьшим числом жертв. Милитаризм думает, что победил своих врагов, а они никак не исчезают и вредят ему всеми своими возможностями (например, посредством организации актов терроризма). Так было всегда и в этом никто не сомневаются. В случае же гражданского сопротивления люди отказывают победителю в праве распоряжаться их жизнью и рассчитывать на их повиновение. Последующий эффект не столь сильный, но не столь кровавый, как в первом случае. Разумеется, эффективность пацифистской модели можно ожидать лишь при соблюдении определенных условий, например, всеобщая солидарность, но это уже другой разговор, в котором сторонники пассивного сопротивления открыты для любых встречных предложений.

3.2. Успехи миротворческого движения.
Наличие некоторых недостатков миротворческого движения все же не способно отменить очевидных его достижений. Первым плодом пацифизма является отмена рабства в передовых странах Европы и всего мира. Первенство здесь принадлежит квакерам. В 1671 г., посетив изгнанных единоверцев в Вест-Индии, Джордж Фокс призвал собственников «живого товара» освободить всех рабов и позаботиться об их благополучии. Спустя столетие квакеры возглавили энергичную кампанию против рабства, на митингах и в парламентских петициях они требовали положить конец работорговле в британских колониях.

Рабство было отменено в результате приложения тяжелых усилий и поэтапно. 18 мая 1652 г. Род-Айленд, бывшая английская колония, первой в Северной Америке запретила рабство. В 1701 г. высший суд Англии освободил всех рабов, которые прибывали в страну. В 1807 г. Британский Парламент принял Акт о запрете торговли рабами, ставящий вне закона работорговлю в колониях. Рабство в колониях было окончательно отменено в 1833 г. В 1865 г. была принята 13-я поправка к Конституции США, запрещающая рабство на всей территории США. В 1981 году в качестве последней страны официально запретила рабство Мавритания. Таким образом, удалось избавиться от самого постыдного изобретения человечества. Поскольку во многих случаях рабство отменялось лишь при помощи пассивного сопротивления, это доказывает то, что идея миротворчества без применения насилия не является утопичной.

Менее успешной, однако до сих пор остающейся актуальной, была борьба пацифистов против применения атомного оружия. Здесь следует отметить многих лиц, но антиядерное движение стало массовым благодаря одному обращению Альберта Швейцера. В 1957 г. он выступил с «Декларацией совести», переданной по радио из Осло. В ней он призвал всех простых людей мира объединиться и потребовать от своих правительств запрещения испытаний ядерного оружия. Вскоре после этого 2 тыс. американских ученых подписали петицию о прекращении атомных испытаний, Бертран Рассел и Кэнон Коллинз в Англии развернули кампанию за ядерное разоружение. В 1958 г. начались переговоры о контроле над вооружениями, которые пять лет спустя завершились формальным договором сверхдержав о запрете на испытания.

Дело борьбы за мир во всем мире, разумеется, будет актуальным до тех пор, пока существует реальная угроза войн. Тем не менее, даже если какое-то одно поколение можно спасти от войны – дело миротворчества оправдано. Впрочем, многие личности, награжденные этой премией, добивались большего. Например, Ральфу Банчу в 1949 году удалось подписать четыре соглашения о перемирии между Египтом, Иорданией, Ливаном и Сирией, с одной стороны, и с Израилем – с другой. В 1950 году он был удостоен Нобелевской премии мира, став первым темнокожим лауреатом.

Одним из очевидных успехов движении за мир явилось учреждение Международного Общества Красного Креста (МОКК). Случилось это следующим образом. 24 июня 1859 года Анри Дюнан (1828-1910) прибыл в Кастильоне, где стал свидетелем одного из самых кровопролитных сражений XIX в. – битвы при Сольферино, жертвами которой стали 40 тыс. убитых и раненых. «Это была рукопашная, невыразимо ужасная, – позже вспоминал Д. – Австрийские и союзные войска топтали друг друга, резались на неостывших трупах, противника валили прикладами, разнося ему череп и потроша саблями и штыками. Бой перешел в бойню, схватку диких зверей, обезумевших от ярости и опьяневших от крови».

Дюнан, имея некоторые материальные средства, бросил их все на оказание помощи раненым. 6 тыс. человек двинулись в Сольферино, чтобы перенести раненых в Кастильоне. Импровизированные госпитали были развернуты в домах, казармах, церквах и монастыре. Однажды Дюнан увидел, как итальянские солдаты угрожают сбросить раненых австрийцев со ступеней церкви Кьеза Маджоре в Кастильоне. «Остановитесь, – крикнул он, – не делайте этого! Они ваши братья!» Солдаты послушались его, а слова «Sono fratelli» («Они – братья») стали девизом созданной им в 1863 году специальной организации оказания помощи раненым, получившей название «Красный крест». За свои заслуги в этой области МОКК получало трижды Нобелевские премии мира. Позже Дюнан выступил с предложением гарантировать военнопленным неприкосновенность как больным и раненым. В 1901 году Дюнан стал первым лауреатом Нобелевской премии мира, которую он разделил с Фредериком Пасси.

Своей семьи Дюнан так и не создал. Все средства, полученные от Нобелевского комитета, он завещал филантропическим организациям Норвегии и Швеции. Он также учредил бесплатную койку для бедных в Хайденском приюте, в котором он провел последние 18 лет своей жизни. Камень над его могилой украшен изображением коленопреклоненного человека, который подает воду раненому солдату. Подвиг этого человека невозможно забыть всем, кому дорог идея миролюбия и проявления жертвенной любви к раненым в военных действиях людям.

Среди тех, кто содействовал реальному упрочнению пацифистских позиций в мире, был французский дипломат Фердинанд Бюиссон (1841-1932). Разочарованный условиями Версальского договора 1919 г., который увековечивал вражду между победителем и побежденным, Бюиссон настаивал на защите Лиги Наций как наиболее эффективном инструменте сохранения мира. Когда после просрочки репарационных платежей французские и бельгийские войска оккупировали долину Рура – индустриальное сердце Германии, он приложил немало усилий для восстановления понимания между французским и германским народами. Он пригласил немецких борцов за мир выступить в Париже и сам предпринял поездку в Германию.

Хотя его деятельность националистами обеих стран была воспринята враждебно, французские и бельгийские войска покинули Рур, а германские деловые обязательства были пересмотрены в соответствии с планом Дауэса (названным по имени американского государственного деятеля Чарлза Дауэса). За это в 1927 году Бюиссон разделил Нобелевскую премию мира с Людвигом Квидде, тогдашним председателем Германского общества мира. Деньги, полученные от Нобелевского комитета, Бюиссон передал пацифистским организациям, как это сделал в 1902 году швейцарский пацифист Эли Дюкоммен.

Некоторые пацифисты оказали влияние на всю дальнейшую политику своего государства в области военного нейтралитета. Таким человеком, например, был шведский парламентер Карл Брантинг (1860-1925). Особенно ярко его пацифизм проявился в споре по поводу сепаратистских устремлений Норвегии. Хотя многие шведы готовы были прибегнуть к оружию, чтобы воспрепятствовать отделению Норвегии, Брантинг, как и Арнольдсон, призывал решить вопрос путем арбитража. Когда в 1905 г. Норвегия объявила о независимости, влияние Брантинга и Арнольдсона обеспечило мирное разделение государств. Это была выдающаяся победа пацифизма, не знавшая себе аналогов.

Во время первой мировой войны Брантинг и Арнольдсон выступали за соблюдение нейтралитета Швеции против тех, кто желал бы ее вступления в войну на стороне Германии. Будучи известным защитником международного мира на основе справедливости, он председательствовал на подготовительных заседаниях Парижской мирной конференции 1919 году. Он был одним из первых сторонников Лиги Наций и возглавил в Швеции движение за присоединение к этой организации. Он представлял Швецию на Первой Ассамблее Лиги Наций в 1920 г. Как лидер фракции разоружения, Брантинг противился идее выполнения решений Лиги при помощи военной силы. Арбитраж, считал он, дает наилучшее решение международных конфликтов. В 1921 году он был удостоен Нобелевской премии мира.

Миротворческая деятельность Брантинга была весьма плодотворной. В 1923 г. он вошел в Совет Лиги Наций и принял участие в разрешении спора между Италией и Грецией по поводу островов Додеканес, которые Греция впоследствии уступила Италии. В следующем году Брантинг стал членом комитета по разоружению и способствовал принятию Женевского протокола, положившего начало системе международной безопасности, основанной на арбитраже. Он также был посредником между Великобританией и Турцией в споре о размещении британских войск в Стамбуле (1924). Посредничество завершилось выводом войск и признанием независимости Турецкой республики со стороны Великобритании. Влияние миротворчества Брантинга сказалось на всех скандинавских странах и в последствии, когда они занятии нейтралитет также и во второй мировой войне, а потом выступили против гонки вооружений между США и Советским Союзом.

Весьма плодотворной была деятельность норвежского исследователя-натуралиста, пацифиста и общественного деятеля Фритьефа Нансена (1861-1930). В 1920 году Филипп Ноэль-Бейкер пригласил Нансена принять участие в контроле за репатриацией 500 тыс. германских и австрийских военнопленных из России. Задача осложнялась хаосом, сопровождавшим русскую революцию, и решением советского правительства не признавать Лигу Наций. Однако международный авторитет Нансена позволил добиться допуска к пленным. Не имея ни транспорта, ни запасов продовольствия для репатриантов, Нансен обратился к Лиге Наций с запросом о средствах на эти цели. Он убедил русские власти доставить военнопленных на границу и с помощью захваченных немецких судов, находящихся в Англии, вывез их из советских портов. К сентябрю почти 437 тыс. пленных вернулись на родину.

В то же время Нансен занимался решением другой задачи – обеспечения жильем 1,5 млн. русских эмигрантов, бежавших от революции. Многие из них не имели удостоверений личности и перемещались из страны в страну, оседая в убогих лагерях, где от голода и тифа вымирали тысячи. Нансен разработал международные соглашения о документах для беженцев. Постепенно 52 страны признали эти документы, которые получили название «нансеновских паспортов». В основном благодаря усилиям Нансена, продолжавшимся до самой его смерти, большинство эмигрантов обрели кров.

Во время голода, обрушившегося на Советскую Россию летом 1921 г., Нансен, который в июне был назначен верховным комиссаром Лиги по делам беженцев, обратился к правительствам с призывом оказать помощь, оставив в стороне политические разногласия с Советами. Лига Наций отклонила его запрос о займе, но США, например, выделили на эти цели 20 млн. долларов. Средства, собранные правительствами и благотворительными организациями, позволили спасти 10 млн. жизней. Нансен позаботился и о беженцах во время войны 1922 г. между Грецией и Турцией: миллион греков, живших в Турции, и полмиллиона турок, живших в Греции, поменялись местами.

За многолетние усилия по оказанию помощи беззащитным Нансен был награжден Нобелевской премией мира 1922 г. «Нобелевская премия присуждалась самым разным людям, – писал датский журналист, – но впервые она досталась человеку, который достиг в практике мира таких выдающихся успехов в столь короткий срок». Представитель Норвежского Нобелевского комитета Фредрик Станг в своей речи сказал: «Что больше всего поражает в нем – это способность посвятить жизнь одной идее, одной мысли и увлечь за собой других».

В своей Нобелевской лекции Нансен обрисовал отчаянные условия, ставшие следствием мировой войны, и отозвался о Лиге Наций как о единственном средстве предотвратить трагедии будущего. «Именно слепой фанатизм обеих сторон переводит конфликты на уровень борьбы и разрушения, тогда как дискуссии, взаимопонимание и терпимость могут принести гораздо более значительный успех», – говорил Нансен. Средства, полученные от Нобелевского комитета, он передал на помощь беженцам.

Больших успехов христианский пацифизм достиг в борьбе с расовой дискриминацией в США. В декабре 1955 г. после инцидента с Розой Парк (эта швея была арестована за отказ уступить место в автобусе белому пассажиру) в Монтгомери была создана Ассоциация совершенствования, президентом которой стал баптистский пастор Мартин Лютер Кинг (1929-1968). Сохраняя сомнения в отношении оправданности бойкота цветным населением автобусного транспорта Монтгомери, Кинг колебался, должен ли он принять этот пост, и согласился, вспомнив цитату из одного сочинения Генри Торо: «Сотрудничать с порочной системой больше невозможно».

Вечером 5 декабря Кинг произнес решающую, как он позже вспоминал, речь в своей жизни. «Сопротивлению нет альтернативы», – заявил Кинг собравшимся и выразил уверенность, что протест поможет отрешиться «от терпения, заставляющего соглашаться на меньшее, чем свобода и справедливость». Под руководством Кинг негритянская община бойкотировала транспорт Монтгомери 382 дня. В ноябре 1956 г. Верховный суд США признал закон о сегрегации в Алабаме неконституционным. В декабре черные и белые впервые пользовались автобусами совместно. В июле 1964 года президент Линдон Б. Джонсон пригласил Кинга в Белый дом для подписания билля о жилищах, ставшего частью закона 1964 г. о гражданских правах. Закон запрещал сегрегацию в общественных местах и на производстве, в условиях труда и зарплате. В конце года К. была присуждена Нобелевская премия мира.

Во вступительной речи представитель Норвежского нобелевского комитета Гуннар Ян отметил: «Хотя Мартин Лютер Кинг непричастен к международным делам, его борьба служит делу мира… В западном мире он был первым, кто показал, что борьба не обязательно подразумевает насилие». В своей Нобелевской лекции Кинг говорил: «Ненасилие означает, что мой народ все эти годы терпеливо переносил страдания, не причиняя их другим… Это значит, что мы не испытываем больше страха. Но из этого не следует, что мы хотим устрашить тех или других или даже общество, частью которого мы являемся. Движение не стремится освободить негров за счет унижения и порабощения белых. Оно не хочет победы над кем бы то ни было. Оно желает освобождения американского общества и участия в самоосвобождении всего народа».

В апреле 1967 года Кинг открыто высказался против войны во Вьетнаме. Он обратился с посланием к большому антивоенному митингу в Вашингтоне; стал сопредседателем организации «Священники и миряне, встревоженные событиями во Вьетнаме». В последние годы жизни внимание Кинга было привлечено не только к расизму, но и к проблеме безработицы, голода и бедности во всей Америке. Кинг стал сознавать, что расовая дискриминация тесно связана с проблемой бедности. В ноябре 1967 г. он объявил о начале Кампании бедных людей, которая должна была завершиться в апреле 1968 г. сбором белых и черных бедняков в Вашингтоне, если бы его не остановила пуля наемного убийцы 29 марта.

Международная организация ООН имела больше успеха в гуманитарной области, чем в сугубо миротворческой. Однако оба эти вида деятельности взаимосвязаны и только в этой связке могут дать плодотворные результаты. Например, только один ее детский фонд – ЮНИСЕФ – в 1950-х гг. истратил около 150 млн. долларов на борьбу с туберкулезом, проказой и малярией, а также способствовал санитарному просвещению в развивающихся странах. Сотни миллионов детей прошли курс лечения от таких опасных болезней, как трахома, туберкулез, малярия, проказа. Основано несколько тысяч материнских отделений и оздоровительных центров, многие из них – в странах, где раньше это было невозможно. В 1985 году ЮНИСЕФ оборудовал более миллиона школ, примерно 700 тыс. детских центров питания и 900 тыс. водопроводов. В знак признания роли ЮНИСЕФ в утверждении братства между народами фонду была присуждена Нобелевская премия мира 1965 года.

Заключение
Мы сделали обзор миротворческого движения за время существования премии мира, призванной помочь развитию этого движения. Нельзя сказать того, что эта цель была утопичной. Было сделано много и это очевидно. Однако очевидно и то, что было сделано недостаточно много, поскольку угроза ядерной войны существует и сегодня. Многие запретные виды вооружения не только распространяются по миру, но и производятся. Однако самым печальным недостатком всех миротворческих усилий последнего времени является отсутствие инициативы по созыву международных мирных конгрессов. Эти конгрессы должны снова вернуть свой авторитет и занять ведущую роль в международной политике. Созыв их должен возобновиться и быть регулярным.

Кроме того, важно обратить внимание на пропуски, когда Нобелевский комитет не находил подходящего кандидата на получение этой премии в истекшем году. В случае с премией мира этих пропусков оказалось наибольшее число по сравнению с другими премиями Нобеля: на состояние 2012 года, чаще всего (18 раз) не присуждалась Нобелевская премия мира, премия по физиологии и медицине — девять раз, по химии — восемь раз, по литературе — семь раз, по физике — шесть раз, а в присуждении премии по экономике, введенной только в 1969 году, не было ни одного пропуска. Этот печальный «рекорд», конечно, был связан с периодами двух тяжелейших войн, однако перед миротворцами стоит задача не допускать таких разрывов в остальное, т.е. настоящее время.

Итак, сумел ли Альфред Нобель загладить свою вину за изобретение динамита, создав международную премию мира? Судить об этом мы предоставим право самому Читателю. Однако хотим обратить его внимание на то, что последние желания людей обычно бывают более зрелыми, чем первые. Да, до сих пор его динамитом пока еще пользуются, но его премии миротворцам также присуждаются. Кажется, что этому противостоянию идей не видно конца. Однако в последнее время борьба между милитаризмом и пацифизмом приобрела обнадеживающий характер: пацифизм наконец-то занялся убеждением не власть имущих людей, но простого народа, а также принял на вооружение не методы «гамбургского нейтралитета», а средства гражданского пассивного сопротивления, при соответствующих условиях уже показавшиеся себя в действии в различных странах мира.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s