Польский опыт ненасильственных акций протеста

Польский опыт ненасильственных акций протеста

Источник: Активное ненасилие. Как правильно провести публичную акцию протеста. — М.: «Права человека», 2003, с. 26-29.

По материалам лекций, прочитанных Мареком Новицким в Международной школе по правам человека (1997—1998 гг.).

«Свобода – это право не лгать» (Ж.П. Сартр).

Всякая диктатура ставит одной из своих главных целей воспитание «идеального гражданина», создание человека нового типа. Он мыслится как законопослушная «песчинка», благоговеющая перед мудростью вождя, преданный боец партии, «винтик» трудового фронта. Для достижения этой цели, как правило, необходим образ врага, атмосфера «осажденной крепости», нагнетание всеобщей подозрительности и страха. Всякая альтернатива осуждается, идеальный гражданин должен выполнять приказы, а не рассуждать.

Практически в полном объеме с этой проблемой столкнулись польские правозащитники в период введения военного положения в ПНР в начале 804х годов. Многие видные юристы, ученые, историки и другие представители оппозиционно настроенной интеллигенции задумались тогда над конкретными путями борьбы с тоталитаризмом. Исходным методологическим положением они избрали следующий тезис: законопослушность гражданина не заключается в том, чтобы исполнять все, даже явно несправедливые декреты новоявленного узурпатора.

Дикие и бесчеловечные законы просто нельзя не нарушать людям, которые считают себя порядочными. А весьма специфическая форма протеста в этом случае заключается в том, чтобы, нарушив идиотский запрет, являться затем в существующий на данный момент суд и принимать любые, даже несправедливые судебные постановления, не отказываясь от их непременного обжалования в установленном порядке. При этом они совершенно обоснованно исходили из того, что широкое распространение объективной информации о несправедливо осужденных режимом узниках привлечет широкие массы на их сторону и в конечном счете с помощью международного сообщества поможет отменить незаконные правовые акты.

Успешные прецеденты такой стратегии и тактики послужили основой учения М. Ганди об активном ненасилии. В общественной сфере все свои силы они направили на активные попытки подавить страх, посеянный диктатурой в людях. Самое опасное заключается в том, что страх одиночества перед всемогущим диктатором, тотальным насилием разъедает даже самые стойкие души. При этом они видели, что власть, культивируя мудрость диктатора и разжигая всеобщую подозрительность, сама панически боится быть осмеянной. Значит, именно эту слабость любой диктатуры нужно использовать в первую очередь. Логика успешного преодоления страха и пассивного одиночества оказалась верной: юмор порождает смелость, а смелость ведет к действию.

В качестве самого страшного клейма власть тогда широко использовала в своей пропаганде термин «антисоциалистический элемент». Отнесение человека к этой категории действительно означало увольнение с работы и последующие другие репрессии, включая возможное интернирование. Оппозиционеры из этого клейма сделали шутку, надев все поголовно сами и широко распространяя среди молодежи и других сочувствующих майки с надписью «Антисоциалистический элемент». Юмористическое отношение к угрозе, преодоление собственного страха делало эту форму протеста чрезвычайно эффективной.

Полный запрет на деятельность альтернативных политических партий и профсоюзных организаций был также преодолен весьма изящно. Появилась и стала очень популярной так называемая «Апельсиновая альтернатива» — абсолютно нестандартная, не попадающая под действовавшие запреты неформальная организация со своей терминологией и оригинальными формами протеста. Например, при ограничении гражданских прав в условиях чрезвычайного положения она организовала первую несанкционированную демонстрацию около городского зоопарка с требованиями: «Отпустите медведя!» Хотя всем было ясно, что имеют в виду демонстранты, но полиция не сразу смогла отреагировать на такую форму протеста. Тем более, что им в арестах всячески пытались «помогать» разряженные как клоуны «гномские полицейские».

Сложно, поверьте, быстро и адекватно, без улыбки отреагировать на лозунг: «Шпионы всех стран, объединяйтесь!» Когда вся нация обязана была с трепетом внимать непрерывно передаваемым правительственными СМИ приказам генерала Ярузельского, появился еще один генерал — Пумперникель, от имени которого на стенах домов стали появляться откровенно идиотские специальные приказы типа: «Объединенные оперативные штабы войск НАТО и Варшавского Договора объявляют предстоящее 9 мая Всемирным днем Гонки Вооружений!»

По отношению к рядовым полицейским и солдатам, выполнявшим антинародные приказы, демонстрировалась образцовая доброжелательность и искренняя сердечность — им дарили сигареты, цветы и конфеты. Чувство группы единомышленников и взаимоподдержки крепло и во время акций протеста против потока официального вранья из государственных СМИ. Акции эти оригинально выражались, например, в совместном выгуле собачек или просто коллективных прогулках по городу во время и вместо просмотра основных выпусков правительственных новостей.

В дальнейшем «группы гуляющих» сорганизовались настолько, что в определенное время ходили только по четной или нечетной стороне улицы. Эти акции не могли быть квалифицированы как запрещенные в то время митинги или демонстрации. Но своей цели они, несомненно, достигали — иллюзия тотального контроля власти над обществом рассеивалась.

Наиболее любимые поляками актеры и деятели искусства объявили бойкот официальному телевидению. Многие журналисты в знак протеста переходили на работу из правительственных газет во второстепенные издания, например в газету Союза слабовидящих. Появились такие публичные объявления журналистов о трудоустройстве: «Возьмусь за любую честную работу!»

Оппозиционеры последовательно настаивали на том, что их протест является эстетически выверенным и в нем отсутствует какая-либо агрессия. Взамен многочисленных портретов «генерала—спасителя отечества» они вывешивали не портреты лидера оппозиции, а пустые рамки. А как убедительно красиво выглядит согласованное одновременное зажжение свечей в окнах своих домов! Романтика личного участия в подполье, приобщение к моральной элите общества никого не оставляет равнодушным.

Поэтому даже при планировании таких акций протеста, как забастовка, организаторы выясняли, кому, в конечном счете, будет причинен вред — людям или диктатуре. Например, забастовка распространителей правительственной (а другой уже и нет) прессы вредна только диктатуре. Простому работнику морально легче не уйти со своего предприятия после окончания очередного рабочего дня, чем не выйти на работу на следующий день. В связи с этим особое распространение получили так называемые «оккупационные» забастовки, а также сидячие акции протеста или «итальянские» забастовки, когда формально работа продолжается с учетом всех требований технологического процесса, но реальная продукция за стены предприятия не выходит.

К числу таких ненасильственных акций протеста можно отнести также публичный возврат медалей и орденов, знаков отличия и погонов правительству. Эффективными были также бойкоты государственных банков, определенных категорий товаров.

Указанные формы протеста проверены временем и безукоризненны с юридической точки зрения.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s