Мировая миссия пацифизма

Мировая миссия пацифизма

Э. Дж. Маст

Источник: Мир / Peace: Альтернатива войне от античности до конца второй мировой войны (Чэтфилд, Чарлз ред.) М., «Наука» 1993, с. 280-283.

Из книги Э. Дж. Маста «Мировая миссия пацифизма» (1941 г.)

Движение, на которое могут возлагать надежды люди, убежденные в том, что путешествие в новый день уже началось, должно отвечать определенным требованиям. Это должно быть движение, отвергающее войну и организованное насилие любого рода, и оно должно с самого начала дать понять, что это его твердая позиция. Это должно быть движение, отвергающее диктатуру и призывающее людей строить свою жизнь на принципе сотрудничества, а не на принципах принуждения или индивидуализма.

Это должно быть глубоко религиозное движение. Ибо люди уже не смогут поверить в упрощенно-механическую схему, согласно которой стоит нам создать новую систему, как сразу все проблемы будут решены. Они не смогут поверить в возможность создания нового мира до тех пор, пока не поверят, что можно создать нового человека, что они сами могут освободиться от внутреннего плена и осознать, что они суть единое целое, единое целое с Богом, с моралью, существующей в реальности вокруг них. Людям нужна вера, способная преобразить и спасти их, дать им вечный источник сил, дать им те ценности, во имя которых стоит эту жизнь прожить…

Сразу же возникает еще один важный вопрос. Должно ли религиозное пацифистское движение рассматривать себя как массовое движение за изменение общества ненасильственным путем? Мне кажется, что с каждым днем становится яснее, что нам не избежать этой ответственности, нам не избежать ответа на брошенный нам вызов. Если же мы попытаемся уклониться, то больше никогда не сможем ни уважать себя, ни верить в себя. Или мы верим себе, когда говорим, что все человеческие отношения должны строиться на основе любви, ненасилия и общего; блага, и должны сделать все возможное, чтобы создать такой порядок… или же мы сами не верим в то, что говорим…

Другими словами, мы должны или удалиться от мира и политики — перестать голосовать, перестать бороться против законов о воинской повинности, перестать защищать юридические права отказавшихся служить по религиозным побуждениям и тому подобное, или же идти до конца по пути достижения нашей политической цели: организации всей жизни на основе истинных ценностей и благородных целей… Но не слишком ли это фантастичный сон? Хватит ли сил религиозных пацифистов, сил христиан, чтобы выполнить такую задачу?..

В связи с этим можно сделать несколько замечаний. Прежде всего, тот факт, что нас сейчас еще мало и что новоиспеченные реалисты не считают необходимым с нами считаться, еще не решающий. По своей природе революционное начало остается маленьким и незаметным до тех пор, пока на него не начнутся гонения…

Второе. Мы стали ощутимо сильнее, чем были несколько лет назад. И это выражается не только в количестве нас поддерживающих, но и в интеллектуальном плане и в духовном развитии…

Третье. Каждый период исторических изменений давал миру людей с выдающимися техническими, организационными и административными способностями, которые не могли найти себя в рамках нового порядка и поэтому тем или иным способом пытались саботировать его. Но немало было и есть таких, кто отдавал и отдает себе отчет в том, что старый порядок мешает им, сковывает их способности, сводит на нет результаты их деятельности. Эти прозревшие не возражали бы поставить свои технические и другие таланты на службу новому порядку…

Четвертое. Движение Ганди в Индии дает миру пример применения принципов ненасилия в массовом масштабе. Мы, пацифисты, учимся у Ганди и его последователей не только тому, как создать массовое ненасильственное движение в западных странах. Мы также надеемся, что западный мир в целом окажется под влиянием этого восточного опыта и это влияние будет возрастать по мере того, как насилие все более будет обнаруживать свою бесполезность…

Может быть, стоит, хотя бы вскользь, коснуться фундаментальных характеристик движения Ганди, которые, я верю, должны быть присущи и растущему движению пацифистов в США. Прежде всего, это религиозное движение… Это экономико-социальное движение… И, наконец, движение Ганди — это политическое движение. Оно отражает твердое намерение индийских масс освободиться от ига британского империализма без насилия и ненависти по отношению к угнетателю. Нам, соответственно, в дополнение к наращиванию движения массового сопротивления войне, необходимо установить тесные контакты с угнетаемыми и меньшинствами, т.е. такими группами, как негры, испольщики, промышленные рабочие, и помочь им освоить приемы ненасильственной борьбы…

Мне кажется ясным, что мы должны как можно лучше постараться сохранить дружбу с нашими согражданами и нашими прихожанами. Мы должны стараться жить их нуждами и страданиями. Если же общество временно разделится, не мы, а именно они должны провести черту. И даже тогда мы не должны таить в душе обиды, а наоборот, стараться быть им просто по-человечески полезными.

Так же ясно, что мы не должны заниматься саботажем призыва на воинскую службу. С другой стороны, мы можем выступать против военной истерии, против вмешательства во внутренние дела других стран, против покушений на чужую собственность. Следует пытаться повлиять на курс, которым идет нация, особенно если все еще остаются свободными каналы демократического действия.

Мне кажется, что в целом движение не должно становиться аполитичным. Это было бы просто выражением изоляционистских и эскапистских настроений, ни одно из которых не выражает духа общности с нашими соотечественниками. Каковы будут наиболее вероятные последствия вовлечения страны в войну? Гражданские свободы будут урезаны; усилятся преследования меньшинств, еще более бесправными станут рабочие, а массы будут вынуждены нести непосильное бремя военных расходов…

Время от времени в ситуации войны будет вставать вопрос, нужно ли предпринять попытки достичь мира путем мирных переговоров, или же война должна продолжаться до тех пор, пока мы не сможем диктовать мир противнику. Время от времени будет или должен будет подниматься вопрос о целях войны и условиях мира. Может ли в этих условиях движение пацифистов уйти с арены политической борьбы? На этой арене постоянно идет процесс обучения истинному и обучения ложному. Молчание здесь может значить так же много, как и слова. Насколько массы будут нам доверять после войны, будет зависеть от нас, от того, сможем ли мы адекватным анализом и интерпретацией событий продемонстрировать интеллектуальную способность к руководству, наше умение показать, что война есть тщетное усилие, сделав это прежде, чем это станет известно всем; сможем ли мы смело сказать правду, когда это делать неприятно и опасно…

Для нас не стоит вопрос, насколько далеко мы можем заходить в компромиссах с существующей экономической и политической властью, насколько мы можем приспосабливаться к требованиям окружающего мира. Вопрос всегда в том, как заставить государство и другие институты, существующие в этом мире, приспособиться к жизни в духе Христа, к такой жизни, какой жили Его истинные ученики. Для того чтобы все это выполнить, у нас нет другого оружия, кроме разума, любви, смирения, молитвы и готовности умереть за веру.

The Essays of A.J. Muste / Ed. N. Hentoff N.Y., 1970, P. 219-228.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s