Кровожадность Коммунистической партии Китая

Кровожадность Коммунистической партии Китая

Источник: http://www.epochtimes.ru/kommentarij-7-istoriya-ubijstv-kommunisticheskoj-partii-kitaya/

Развал социалистического блока вслед за падением Советского Союза в начале 90-х годов отметил крах коммунизма спустя почти столетие со дня его возникновения. Однако Коммунистическая партия Китая (КПК) неожиданно уцелела и все ещё руководит Китаем – страной, в которой проживает пятая часть населения Земли. Возникает неизбежный вопрос: является ли КПК на сегодняшний день всё ещё действительно коммунистической?

В сегодняшнем Китае никто, включая членов партии, уже не верит в коммунизм. После пятидесяти лет социализма КПК признала частную собственность, появилась фондовая биржа. Открывая новые предприятия, КПК прибегает к иностранным капиталовложениям, усиленно эксплуатируя рабочих и крестьян. Это полностью противоречит идеалам коммунизма. Несмотря на компромисс с капитализмом, КПК продолжает свой деспотичный контроль над населением Китая.

Пересмотренная в 2004 году Конституция всё ещё твёрдо заявляет, что «под руководством компартии Китая китайский народ всех национальностей в своих действиях руководствуется марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна и теорией Дэн Сяопина». «Леопард умер, но шкура его ещё осталась» («Леопард умер, но шкура его ещё осталась» – эта фраза из древней китайской книги пророчеств «Поэма цветов сливы» Шао Юна (1011-1077). Леопард здесь представляет географическую территорию бывшего Советского Союза, которая по форме напоминает бегущего леопарда. С крахом Советского Союза, сущность коммунистической системы распалась, оставив лишь форму, которую унаследовала КПК). У современной КПК осталась лишь «эта шкура». КПК унаследовала её и использует для поддержания своей власти в Китае…

Сегодня КПК преследует последователей религиозного движения Фалуньгун (согласно данным сторонников учения, только в 2001 году было произведено 830 тыс. арестов последователей), а в начале ноября 2004 года в городе Ханьюань стреляли в людей, которые выражали недовольство правительством. Люди также думают: «Сможет ли КПК когда-нибудь перестать убивать людей, научиться говорить языком, а не оружием?»

Давая оценку культурной революции, Мао Цзэдун сказал: «Под небом появляется беспорядок, с помощью которого под небом устанавливается порядок, и через 7-8 лет снова повторим это» (Из письма Мао Цзэдуна своей жене Цзян Цинн; 1966). Проще говоря, через 7-8 лет вновь поднимем новое движение и вновь будем убивать людей. Убийство людей компартией проистекает из коммунистической идеологии и является для неё реальной необходимостью.

Теоретически КПК верит в «диктатуру пролетариата» и «перманентную революцию под руководством диктатуры пролетариата». Поэтому после захвата власти она, используя «ликвидацию крупных землевладельцев», разрешала вопрос о производственных отношениях в деревне, а «ликвидировав капиталистов» – о производственных отношениях в городе. После ликвидации этих двух классовых врагов вопрос с экономическим базисом был почти решен.

Вопрос об идеологической надстройке также нужно было решать посредством убийства людей. Этой цели служили подавление Ху Фэна, группы выступающей против партийной литературы, и движение «Против реакционеров» для ликвидации интеллигенции. Убийствами христиан, даосов, буддистов и членов популярных общественных групп решался вопрос, связанный с религиями. Подобными массовыми убийствами в период культурной революции был установлен абсолютный диктат руководства КПК в культуре и политике. В результате бойни на площади Тяньаньмэнь удалось избежать политического кризиса, и был «решён» вопрос о демократических свободах; путем «преследований Фалуньгун» в народе истребляется вера и стремление к нравственному и духовному совершенству.

Что делает компартию настолько тираничной и настолько злой? Коммунистический призрак пришёл в этот мир с миссией устрашения. В конце «Манифеста коммунистической партии» можно прочесть известные слова: «Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путём насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед коммунистической революцией. Пролетариям нечего в ней терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир».

Миссия этого призрака состояла в том, чтобы, используя насилие, открыто бросить вызов человеческому обществу, разрушить старый мир, «уничтожить частную собственность», «устранить характер, независимость и свободу буржуазии», устранить эксплуатацию, уничтожить семью и позволить пролетариату управлять миром.

Эта политическая партия открыто демонстрировала желание «бить, крушить и грабить», не скрывая своей злой сути, и объявила, убеждённая в своей правоте, в «Манифесте коммунистической партии»: «Коммунистическая революция есть самый решительный разрыв с унаследованными от прошлого отношениями собственности; не удивительно, что в ходе своего развития она самым решительным образом порывает с идеями, унаследованными от прошлого»…

Поскольку КПК скрывает информацию, мы не можем знать точно, сколько человек в ходе её правления были репрессированы до смерти. В описанных выше движениях погибло как минимум 60 миллионов человек. Кроме того, компартия Китая в Синьцзяне, Тибете, Внутренней Монголии, Юньнани и других местах уничтожает малочисленные народы, о чём ещё труднее найти достоверную информацию. По данным газеты «Вашингтон пост», КПК в общей сложности репрессировала до смерти 80 миллионов человек.

Кроме погибших, есть ещё парализованные, потерявшие рассудок, умершие от чувства безнадёжности, страха, горя. Об этом мы тем более не можем узнать. Но смерть каждого человека – горькая утрата для его семьи. В новостях японской газеты «Йомиури Ньюс» сообщалось, что КПК дала команду собрать статистику в 29 провинциях страны, которая показала, что культурная революция затронула как минимум 600 миллионов человек, что составляет почти половину населения Китая.

И. Сталин как-то произнес: «Смерть одного человека – трагедия, а смерть миллиона – просто статистика». Когда говорили, что много людей в Сычуани погибло от голода, Ли Цзинцюань, бывший партийный секретарь Сычуаньского уезда, спокойно, как будто бы ничего не случилось, сказал: «В какой династии не умирали люди?» Мао Цзэдун констатировал: «В любой борьбе есть жертвы, люди погибают, и это случается часто».

Таково отношение коммунистов к человеческим жизням. Неудивительно, что Сталин репрессировал до смерти 20 миллионов человек, то есть десятую часть населения бывшего СССР. Китайская компартия погубила 80 миллионов человек, что тоже составляло почти десятую часть населения в конце культурной революции. «Красные кхмеры» погубили два миллиона человек, то есть четверть населения Кампучии. В Северной Корее более миллиона человек погибло от голода. Всё это – кровавый долг компартий перед человечеством.

Еретические религии убивают людей, и их кровью совершают жертвоприношения. Компартия с момента её появления начала непрерывно убивать людей, а когда не может убивать других, убивает своих для того, чтобы приносить жертву своему еретическому учению «классовой борьбы» и «боевой линии»; она приносит на жертвенник даже своих генеральных секретарей, маршалов, военачальников, министров. Существует мнение, что китайской компартии надо дать время, чтобы она исправилась, что она уже сократила количество убийств. Но убийство даже одного человека – это уже преступление.

Для китайской компартии убийство людей – это всего лишь один из способов осуществления своего террористического правления. И тогда количество убийств можно регулировать по необходимости. На первый взгляд, может показаться, что «невозможно предусмотреть» число убийств. Когда у людей страх перед террором слабый, то для его усиления ужесточается и террор; если страх велик, то для его поддержания достаточно единичных убийств, но если страх ещё сильнее, то КПК достаточно только словом, с помощью пропаганды, напомнить о терроре.

Таким образом, КПК регулирует размах своих репрессий в зависимости от отношения общества к террору. Для КПК не важно количество убийств, главное – чтобы этот процесс не прекращался, и люди были послушными. Можно не сомневаться, что если вдруг народ поднимется для выражения протеста, и компартия почувствует угрозу своей безопасности, то она не станет колебаться и применит привычные для неё методы расправы…

В настоящее время стремление к свободе и соблюдению прав человека становится общепризнанным в мире, и КПК не приговаривает учеников Фалуньгун к смерти, но вследствие подстрекательств Цзян Цзэминя, заявившего: «…Если забили до смерти, то не будешь отвечать», в разных местах часто происходят страшные события, когда учеников Фалуньгун подвергают пыткам до смерти. Ещё пример: Конституция даёт гражданам право на подачу обращения или жалобы, но китайская компартия, используя агентов в штатском, даже нанимая хулиганов, арестовывает людей, которые подают мирное обращение, и отправляет их в исправительно-трудовые лагеря.

Политический курс КПК, направленный на реформы и открытость, лишь маскирует её отчаянные попытки сохранить тоталитарную власть и интересы своей группы. Экономические успехи, достигнутые, несмотря на жёсткие ограничения, тяжёлым трудом китайского народа за последние двадцать лет, не убедили КПК отложить в сторону свой «нож мясника». Напротив, КПК извлекла для себя выгоду из этих достижений и использовала их для усиления своего господства, делая своё всегда беспринципное поведение ещё более коварным и лживым.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s