СЮТАЕВЦЫ

Сютаевцы

По материалам: https://ru.wikipedia.org/wiki; http://antimilitary.narod.ru/antology/syutaev/prugavin_syutaev1.htm;
http://www.vita.org.ru/veg/veg-literature/veg-viewing1912/01-2.htm

Василий Кириллович Сютаев (1819-1892) — крестьянин Тверской губернии, Новоторжского уезда (ныне Торжокского района), деревни Шевелиной, основатель религиозно-нравственного учения, последователи которого получили название «сютаевцев».

В начале 1870-х гг. в Петербурге сблизился с революционными народниками. Во взглядах Сютаева евангельские положения сочетались с идеями народничества. В 1874 г. вернулся на родину и основал в Шевелине своеобразную общину, выступал с проповедью идей свободы, всеобщего братства и труда во имя счастья народа, разоблачал лживость официального православия и антинародную политику правительства, был против собственности. Находился под негласным надзором полиции.

Сютаев основал своё учение единственно на Новом Завете, который (в русском переводе) он знал наизусть. Главное, в глазах Сютаева — взаимная любовь среди людей. «Истинное христианство в любви — где любовь, там и Бог». Все неустройства жизни, по мнению Сютаева, происходят от недостатка любви среди людей; от того же зависит и величайшая несправедливость — война. Достигнуть счастья люди должны на земле: «Что там будет, — говорил Сютаев, — не знаю, на том свете не был». К осуществлению своего идеала Сютаев стремился путём самосовершенствования.

Как и сам Сютаев, его последователи старались жить безупречно, говорить всегда правду, делиться всем и со всеми. Сютаевцы, не занимаясь специально пропагандой, охотно всем сообщали свои взгляды на жизнь. Они были чужды аскетизма и мистицизма; замечательно было среди них отсутствие суеверий. Отношение их к окружающему миру было, хотя и отрицательное, но не враждебное; они считали несогласных с ними людей только заблуждающимися. Сютаевцы не ходили в церковь, не признавали таинств, не поклонялись ни иконам, ни святым, не признавали мощей, не постились, дома не справляли никаких богослужений, молитв и треб, отрицали присягу.

На Сютаева и его учение впервые было обращено внимание в 1876 г., когда возникло судебное дело по обвинению Сютаева местным духовенством в некрещении внука. Вскоре затем сын Сютаева при поступлении в военную службу отказался присягать и брать оружие. В литературе впервые было сообщение о Сютаеве в «Тверском вестнике» (1880 г.).

В 1880 году газетами, со слов «Тверского Вестника», было передано известие о появлении в Новоторжском уезде новой религиозной секты, названной «сютаевскою» по имени основателя ее, крестьянина деревни Шевелина, Василья Кириллова Сютаева. В области религии новые сектанты, по сообщению «Тверского Вестника», являются рационалистами: они отрицают церкви, иконы, таинства, не признают православных обрядов, священников и т. д. В бытовом же отношении наиболее характерными чертами учения сютаевцев представляются их взгляды на собственность, на войны, а также их отношение к другим народностям и вероисповеданиям.

Усвоив себе евангельскую точку зрения на собственность, сютаевцы говорят: «у человека нет ничего своего, а все Божие, все создано Богом для всех вообще». Руководствуясь этим убеждением, они не запирают даже своего имущества и всякий имеет право взять, что пожелает, не спрашивая позволения того, кому это принадлежит; они не отказывают ближнему в помощи, требуя только того же по отношению и к себе. Всех людей сютаевцы признают братьями: турок, язычник — для них также брат. Война, по их мнению, величайшая несправедливость, грех против заповеди «не убей»…

Спустя два-три месяца после появления в печати статьи «Тверского Вестника», в одной из петербургских газет («Молва» № 245) была помещена корреспонденция из Торжка, в которой сообщено было несколько новых фактов о жизни и учении сютаевцев. Именно сообщалось там, что в 1876 году, по доносу местного священника, возникло дело по обвинению сектанта крестьянина Василья Сютаева в том, что он отказывается крестить своего внука. На допросе Сютаев показал, что не крестит внука потому, что в Писании сказано: «Покайтесь и пусть крестится каждый из вас», а ребенок каяться еще не может.

Окружный суд, в который поступило дело, нашел, что Сютаев не подлежит уголовной ответственности (по 1004 ст. уст. угол. суд.), а только назиданию и увещанию со стороны духовного начальства. Но в 1877 году тот же местный священник делает новый донос полиции, в котором пишет, что Сютаев распространяет свою ересь, и что секта эта — «не евангелисты, а социалисты», которые не признают властей.

Началось новое следствие, при чем оказалось, что семья Сютаева прежде была дурного поведения и пьянствовала, а теперь направилась к добру, что в доме у него и других службах нет никаких запоров, а имущество остается в сохранности и соседи уважают его за то, что он старается помочь каждому бедному. Один из последователей Сютаева, отставной солдат Сергей Матвеев Лунев, рассказывал о себе, что прежде был он торговцем-кулаком, при чем не считал грехом обвесить и обмануть покупателей; но, как только из чтения Евангелия познал Бога и истину, бросил торговлю и занялся хлебопашеством, в котором нет греха. «В раскол его никто не совращал, но по случаю отказа священника крестить младенца сам крестил его, а после такого же отказа в похоронах сам похоронил свое дитя. От церкви отстал потому, что там — стяжание, а не любовь»…

Торговля, даже вне церкви, сама по себе составляет, по мнению сютаевцев, тяжкий грех, а в церкви она является страшным грехом и преступлением. Между тем без денег ничего не делается в православной церкви. Зайдешь помолиться Богу, — смотришь — идут с тарелочками, надо положить «на украшение храма» (а зачем ему украшение?). Затем купи свечку, заплати за крещение, заплати за венчание, заплати за исповедь, заплати за причащение, заплати за похороны, за венчик, заплати за поминовение, заплата за молебен, за панихиду… Словом, за все и за вся — плата и деньги. Без денег, — говорят сютаевцы, — в вашей церкви нельзя ни родиться, ни умереть. Без денег священник не окрестит, без денег не повенчает, — мало этого, даже не похоронит без денег… Священники не должны брать денег за все это, так как они — пастыри, а не наемники и не торговцы.

В сентябре 1881 г. Сютаева в Шевелине посетил Л. Н. Толстой, на которого произвели большое впечатление личность, идеи и образ жизни крестьянского мыслителя, оказавшие, по признанию писателя, большое влияние на его мировоззрение. Впоследствии Сютаев не раз бывал у Толстого в Москве. Художник И. Е. Репин в московском доме Л. Н. Толстого написал с гостившего у писателя Сютаева портрет «Сектант» (в Третьяковской галерее).

В беседе с Г. А. Русановым в 1883 г. Толстой сказал: «Да, удивительно! Мы с Сютаевым совершенно различные, такие непохожие друг на друга люди ни по складу ума, ни по степени развития, шедшие совершенно различными дорогами, пришли к одному и тому же совершенно независимо один от другого!» (Толстовский ежегодник. 1912 г. М., 1912. С. 64).

Один из последователей Л.Н. Толстого, Петр Николаевич Гастев, посвятил Сютаеву отдельную брошюру «Воспоминания о Василии Кирилловиче Сютаеве» (см. Вегетарианское обозрение. Киев, 1912). Петр Николаевич Гастев (р. 1866 г.) работал в земледельческих общинах, был знаком с Толстым с 1891 г., занимался с ним помощью голодающим. До последнего времени жил под Пятигорском на хуторе «Водопад», занимаясь земледелием. П. Н. Гастев встречался с Сютаевым в Новоселовской тверской общине в 1890 году. 25 октября этого же года Гастев гостил у Толстого. Когда речь зашла о Сютаеве, Лев Николаевич попросил Гастева: «А вы все-таки напишите о Сютаеве, грех вам будет, если не напишите».

Гастев исполнил эту просьбу лишь после смерти Льва Николаевича. О Сютаеве он писал следующее: «Люди, призванные устраивать жизнь, видят в мире только борьбу. Смотря через такие очки, они не видят тех, которые есть истинные краеугольные камни жизни. Они не видят того, что не они строители, а те, которых они шлют по этапу, не взирая на зимнюю стужу и 70-летний возраст… Вместо того, чтобы на любовное отношение Сютаева ответить любовью, эти наемники только натравливают народ. Народ его бьет кольями, один раз чуть не утопили в колодце, – и только благоразумием одной женщины Сютаев был спасен. Она устыдила толпу… В 1892 году Василию Кирилловичу удалось купить участок земли и он, приближаясь к смерти, все-таки хотел устроить «царство» (общину), но ему это не удалось. Летом 1992 года мы получили от него одно письмо, в котором он писал, что он побаливает, а через месяц получили письмо, что он умер».

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s