Деятельность антивоенных организаций в США

Деятельность антивоенных организаций в США

Источник: http://www.history.vuzlib.su/book_o073_page_52.html

Отсутствие содержания ссылок определено состоянием текста источника

B ходе избирательной кампании 1968 г. Никсон неоднократно заявлял о намерении покончить с войной во Вьетнаме. Но шел месяц за месяцем, а никакие практические шаги для выполнения предвыборных обещаний не предпринимались. Становилось очевидным, что Р. Никсон сделал ставку на военное решение вьетнамской проблемы. Он неоднократно пытался принудить патриотические силы Вьетнама к капитуляции: в этих целях были предприняты вторжение в Камбоджу весной 1970 г., операция против Лаоса зимой 1971 г., массированные бомбардировки территории ДРВ и минирование ее портов в мае и декабре 1972 г.

В Белом доме рассматривался вопрос об использовании тактического ядерного оружия24. В мемуарах Никсон писал, что видел две возможности закончить войну «нокаутирующими ударами». Первая состояла в разрушении системы плотин, что повлекло бы за собой «гибель сотен тысяч гражданских лиц», вторая — в «использовании тактического ядерного оружия». И если он не пошел ни по одному из вышеозначенных путей, то лишь потому, что понимал, что «не сможет заручиться поддержкой общественности» 25. Никсон признавал, что его удержал «внутренний и международный взрыв возмущения, который сопровождал бы любой из этих нокаутирующих ударов» 26, т. е. он был вынужден учитывать массовый антивоенный протест как реальный политический фактор.

Пока продолжалась война, росли военные потери, все сильнее сказывались другие ее последствия в виде роста инфляции, повышения цен, роста безработицы, сокращения государственных ассигнований на социальные нужды и т. п. Даже в правящей верхушке росло понимание того, что проблемы американского общества невозможно решить, не покончив с войной в Юго-Восточной Aзии.

После победы республиканцев на выборах 1968 г. антивоенные настроения среди либеральных и умеренно-консервативных представителей демократической партии (не связанных теперь партийной лояльностью) начали выявляться с большей определенностью. В значительной мере это было вызвано стремлением перехватить руководство антивоенным движением, ограничить его деятельность и, более того, превратить в массовую опору демократической партии.

Антивоенные организации вскоре убедились в отсутствии у республиканской администрации реальных планов окончания войны и возобновили свою деятельность уже в июле 1969 г., когда в Вашингтоне не проходило ни одной недели без демонстраций, маршей, актов гражданского неповиновения. Но особенно активизировались антивоенные выступления осенью, в пору начала занятий в университетах. Настроения студенчества и академических кругов отразились и в письме, направленном Р. Никсону 79 президентами частных университетов и колледжей, в котором они требовали от правительства установить твердые сроки вывода американских войск из Вьетнама.

Растущее недовольство сказалось и в конгрессе, возобновившем работу после летнего перерыва. С критикой политики правительства во Вьетнаме выступили сенаторы Э. Маски, Дж. Купер, Г. Нелсон, лидер демократического большинства в сенате М. Мэнсфилд. Заявив 19 сентября о решении начать поэтапный вывод наземных войск, Никсон, как он писал впоследствии, рассчитывал «успокоить общественное мнение внутри страны, наглядно продемонстрировав, что начинается сворачивание военных действий» 27.

Но обещания президента уже не могли остановить волну критики. Сразу после его выступления С. Вэнс призвал к прекращению огня. С осуждением индокитайской политики администрации выступили как демократы, так и республиканцы — сенаторы Э. Кеннеди, Ю. Маккарти, Ч. Перси, М. Хэтфилд, Ф. Черч, Дж. Джавитс, К. Пелл. В палате представителей критические голоса были не такими громкими — из 455 конгрессменов лишь около 20 были противниками войны. В целом можно сказать, что осенью 1969 г. в конгрессе уже существовала антивоенная оппозиция. Менее чем за месяц, с 24 сентября по 15 октября, ее члены внесли 11 антивоенных предложений. И хотя ни одно из них не было принято, сам факт присоединения многих членов высшего законодательного органа США к антивоенному протесту был весьма симптоматичен. Никсон признавал, что в 1969 г. он еще располагал большинством голо¬сов в конгрессе при голосовании вопросов, связанных с войной, но уже не был уверен, насколько оно прочно и как долго сохранится 28.

Особое место в истории антивоенного движения занимает осенняя 1969 г. кампания протеста: она была одним из кульминационных моментов движения. Подготовка велась под руководством новой организации — Комитета вьетнамского моратория (КВМ), созданного но инициативе конгрессмена А. Лоуэнстейна (демократ от штата Нью-Йорк) при поддержке многих влиятельных деятелей демократической партии в начале 1969 г. Комитет опирался на сеть активистов, сложившуюся в период предвыборной кампании Ю. Маккарти, и располагал значительной финансовой поддержкой влиятельных либеральных кругов.

Первоначально цель КВМ состояла в проведении общенациональной антивоенной студенческой забастовки, но затем было решено привлечь к движению возможно более широкие круги населения и заменить термин «забастовка», как слишком радикальный, выражением «мораторий», понимая под ним отказ от обычной деятельности («no business as usual») в дни протеста, которые предполагалось проводить ежемесячно начиная с октября 1969 г., каждый раз увеличивая продолжительность выступлений (в октябре предполагалось провести однодневный «мораторий», в ноябре — двухдневный, в декабре — трехдневный и т. д. до тех пор, пока президент не положит конец войне).

Усилия КВМ были поддержаны остальными антивоенными организациями и коалициями. В подготовке «моратория» участвовали созданный в качестве преемника Национального мобилизационного комитета Новый мобилизационный комитет (НМК) за прекращение войны во Вьетнаме, Студенческий мобилизационный комитет за прекращение войны во Вьетнаме и многочисленные независимые антивоенные группы, большинство негритянских организаций — от Южной конференции христианского руководства   до   Конгресса расового равенства и Национальной городской лиги. Большое значение имело участие в  «моратории» многих профсоюзов, как входящих в АФТ—КПП, так и независимых.

В ходе подготовки «моратория» удалось преодолеть разногласия в антивоенном движении, которое выступило единым фронтом. В этом была большая заслуга НМК. В рядах антивоенных сил постепенно складывалось ядро опытных руководителей. Некоторые из них, в первую очередь коммунисты, ясно видели, какую роль могла бы сыграть широкая анти¬военная коалиция в создании фронта демократических сил.
В поддержку «моратория» наряду с лидерами антивоенного, негритянского, студенческого движений выступили многие видные политические и общественные деятели — 17 сенаторов и 47 членов палаты представителей, в том числе У. Фулбрайт, Дж. Макговерн, Ю. Маккарти, ф. Черч, Дж. Купер, М. Хэтфилд, Э. Кеннеди, губернаторы штатов Мэн, Массачусетс, Род-Айленд, мэры многих больших и малых городов, включая мэра Нью-Йорка. Их поддержка повлияла на настроение тех американцев, которые были против войны, но сначала не принимали активного участия в антивоенном движении.

В день «моратория», 15 октября 1969 г., состоялись грандиозные демонстрации во многих городах. В Бостоне прошла 100-тысячная манифестация, в Нью-Йорке в различных акциях протеста против войны участвовало более 250 тыс. человек, в Вашингтоне — более 45 тыс. Никсон оценивал впоследствии число прибывших в Вашингтон антивоенных демонстрантов в четверть миллиона29. В отличие от предыдущих кампаний в этот день антивоенные выступления состоялись не только в крупных городах и университетских центрах, они охватили и провинциальную Америку. В школах, колледжах, церквах, на улицах и площадях небольших городков собирались простые американцы, чтобы заявить о своем стремлении к миру, к прекращению войны. Привлекли к себе внимание выступления военнослужащих, государственных чиновников, бизнесменов. Общее число американцев, которые в этот день приняли непосредственное участие в различных манифестациях и митингах, приблизилось к 2 млн.

Хотя Никсон и в 1969 г., и в последующие годы неоднократно утверждал, что «ни при каких условиях уличные демонстрации не повлияют на политику»30, проводимую администрацией, тем не менее его политические маневры свидетельствовали о том, что администрации приходилось считаться с массовым антивоенным движением. За неделю до октябрьского «моратория» было объявлено, что 3 ноября президент выступит с важным обращением к народу, получившим название речи о «молчаливом большинстве». Это обращение было явно рассчитано на подрыв антивоенного протеста, как и выступления в начале ноября в сенате и палате представителей.

Ноябрьский «мораторий» по массовости и психологическому воздействию на страну не уступал событиям 15 октября. КВМ наметил проведение очередных выступлений на 13 и 14 ноября. НМК объявил об антивоенной демонстрации в Вашингтоне и Сан-Франциско 15 ноября. Несмотря на расхождения в оценке вьетнамской агрессии, антивоенного движения, задач и методов борьбы, несмотря на то, что ряд видных либеральных политиков отказались поддержать деятельность НМК как слишком, по их мнению, радикальную, руководители двух антивоенных коалиций на данном этапе вновь сумели договориться о единстве действий.

Ноябрьские антивоенные демонстрации продолжались в течение трех дней и стали одной из самых крупных и ярких политических демонстрации в истории Соединенных Штатов. Они начались с «мессы мира», организованной религиозными пацифистами у стен Пентагона. Ее служили одновременно 150 священников различных вероисповеданий. Поздно вечером в тот же день начался «Поход против смерти». От Арлингтонского кладбища под траурную дробь обтянутых черным крепом барабанов бесконечная вереница людей с зажженными свечами в руках направилась к Белому дому, а оттуда к Капитолию. Траурное шествие началось в 6 часов вечера в четверг и длилось непрерывно до субботнего утра — более 38 часов.

Утром 15 ноября, после траурной службы в память о погибших во Вьетнаме американских солдатах, началась демонстрация. Ее возглавили доктор Б. Спок, К. Кинг, один из лидеров движения, священник У. Коффин, сенаторы Дж. Макговерп, Ю. Маккарти и Ч. Гуделл. За ними па 17 человек в ряд бесконечной лентой шли демонстранты, съехавшиеся со всех концов страны. Число участников этого марша, по одним оценкам, превысило 400 тыс., по другим — приближалось к 800 тыс. Еще 350 тыс. американцев, требовавших прекращения войны, собрались на другом конце страны — в Сан-Франциско.

Выступления на октябрьском «моратории» и ноябрьских демонстрациях еще раз показали, насколько различны были побудительные мотивы, приведшие в антивоенное движение представителей разных классов и социальных слоев американского общества, как подчас неодинаковы были их цели. Прогрессивные силы видели в антивоенной борьбе важный инструмент преобразования американского общества или по крайней мере его «морального оздоровления». Либеральная буржуазия добивалась окончания войны для того, чтобы преодолеть растущую политическую нестабильность, спасти буржуазный строй от разрушительных социальных катаклизмов.

Массовые выступления в США вызвали положительный отклик со стороны международной общественности, требовавшей прекращения американской агрессии в Юго-Восточной Азии. К участникам антивоенных выступлений обратился со специальным посланием премьер-министр Демократической Республики Вьетнам Фам Ван Донг. Он высоко оценил борьбу всех «миролюбивых и стремящихся к справедливости» американцев, которые «спасают честь своей страны», и выразил уверенность, что «благодаря солидарности и храбрости народов наших двух стран, благодаря одобрению и поддержке со стороны миролюбивых людей всего мира борьба вьетнамского народа и прогрессивных американцев против агрессии США увенчается полной победой»31. Послание Фам Ван Донга было использовано реакцией как повод для обвинения участников антивоенных выступлений в «оказании помощи врагу». В конгрессе «ястребы» даже попытались протащить резолюцию, которая приравнивала участие в демонстрациях к государственной измене. Но времена изменились — это предложение поддержки не получило.

Осенние выступления 1969 г. продемонстрировали важность единства действий, организационной сплоченности участников трех антивоенных коалиций — Нового мобилизационного комитета, Комитета вьетнамского моратория и Студенческого мобилизационного комитета. Стихийные на¬строения недовольства переросли в организованное массовое движение, которое приобрело действительно народный, демократический характер. Даже КВМ вынужден был поддержать «прямые действия» на улицах, принцип «всеобщего участия», сотрудничество со всеми антивоенными силами вплоть до членов Коммунистической партии, присоединился на¬конец к требованию о немедленном выводе американских войск из Вьетнама.

Октябрьские и ноябрьские демонстрации 1969 г. были наиболее массовыми, крупномасштабными и организованными выступлениями против агрессии США во Вьетнаме. Антивоенное движение продолжалось и в последующие (1970—1973) годы, вплоть до августа 1973 г., когда было прекращено финансирование военных действий в Индокитае. Однако развитие его было сложным и противоречивым.

С одной стороны, антивоенные настроения распространялись по всей стране, протест продолжал нарастать, расширялась его социальная база. Все более активное участие в движении принимали рабочий класс, черные американцы, чиканос, пуэрториканцы. Предпринимались шаги к со¬зданию широкого демократического фронта борьбы за мир, против расизма, бедности и политических репрессий, с другой — налицо было ослабление организованных действий. Фракционная борьба и раскол в среде «новых левых», поворот части активистов к экстремизму и «подпольной городской партизанской войне», отражавшие типичную для непролетарского радикализма неустойчивость и идейную незрелость, привели к тому, что еще в 1969 г. СДО и ряд других организаций стали уклоняться от участия в антивоенной борьбе.

После выступлений 1969 г. часть либеральной буржуазии также стала отходить от участия в антивоенном движении, отказалась от его поддержки. Непоследовательность ее позиций объяснялась, в частности, разочарованием в том, что демонстрации не дали немедленных результатов, но в значительно большей степени она была обеспокоена массовым характером и растущей радикализацией движения. Либералы прилагали значительные усилия, чтобы направить антивоенный протест по традиционному пути политического лоббизма и тем самым сузить размах антивоенной борьбы.

По словам одного из видных лидеров движения, Д. Деллинджера, «самое замечательное событие в политической жизни Америки за последние 30 лет — страстное стремление значительной части населения самим участвовать в процессе принятия решений в сфере внешней политики — они (либеральные политические деятели.— Авт.) воспринимали как трагедию… и отчаянно стремились помешать антивоенному движению развиваться в уверенное в своих силах антиимпериалистическое движение за достижение социальной справедливости»32. Организационным оформлением отхода либералов от активного участия в антивоенном движении стал самороспуск Комитета вьетнамского моратория.

Трудности, с которыми столкнулось антивоенное движение в начале 70-х годов, в немалой степени определялись гибкой политикой, маневрами правящих кругов. К этому времени администрация Никсона начала как бы чередовать меры по активизации военных усилий в Юго-Восточной Азии с переговорами в Париже по мирному урегулированию, с постепенным, поэтапным выводом американских вооруженных сил. Выработалась даже своего рода схема — почти перед каждой эскалацией военных действий Никсон напоминал об уже выведенных войсках, об уменьшении числа жертв и обещал в ближайшее время вывести еще одну группу военнослужащих. Затем по горячим следам,  пока  еще работала инерция доверия к словам президента, проводили запланированную военную операцию.

При этом никто, как признавал сам Никсон, «не питал иллюзий, что волна… поддержки может продолжаться длительное время» 33. Сказывались и результаты репрессивных мер, предпринятых властями против демократических сил. Массовые аресты, полицейские  расправы, судебные преследования активистов антивоенного движения принимали все более широкие масштабы. К 70-м годам по обвинению в уголовных преступлениях были осуждены десятки людей. Осенью 1969 г. широкое внимание общественности привлек процесс над «чикагской семеркой» — группой участников антивоенных демонстраций в августе 1968 г. во время съезда демократической партии в Чикаго.

Активистам антивоенного движения обычно выносились максимально жестокие приговоры. В их лице правящие круги видели большую опасность, чем в преступлениях уголовной мафии. По словам одного из высокопоставленных чиновников министерства юстиции, приведенных 25 мая 1971 г. в газете «Нью-Йорк тайме», «организованная преступность совершает акты насилия только ради удовлетворения своей алчности», а противники войны «отвергают принятое в обществе понимание закона и преступных действий, это люди, которые хотели бы ниспровергнуть общество, в котором мы живем».

В 1970 г. были приняты новые законы против организованной преступности, которые фактически позволили расширить преследование активистов демократических движений, объявляемых уголовными и даже «особо опасными преступниками» 34. Этими репрессиями власти хотели запугать участников антивоенного движения и одновременно создать искаженное представление об антивоенных активистах как об уголовных преступниках.

Одновременно под напором массовых антивоенных выступлений 1968—1969 гг. правительство вынуждено было маневрировать. Именно с этих позиций и следует рассматривать принятые администрацией Р. Никсона меры, направленные на постепенное окончание американского военного вмешательства в Юго-Восточной Азии. Это политика «вьетнамизации», поэтапный, очень медленный вывод американских сухопутных войск из Вьетнама, реорганизация системы призыва — введение лотерейного принципа и сокращение нормы призыва, отставка заслужившего ненависть молодежи главы службы   призыва.

Неслучайно и то, что впервые Р. Никсон упомянул о полном выводе из Вьетнама американских войск в речи 3 ноября 1969 г., т. е. после октябрьского «моратория» и в предвидении ноябрьских выступлений, в той самой речи, где он апеллировал к «молчаливому большинству», которое в отличие от «горластого меньшинства» якобы полностью поддерживало политику президента во Вьетнаме. Цель Никсона была очевидна: оказать давление на колеблющихся и изолировать боевых активистов от массы американцев.

B усилия по созданию искаженного представления об антивоенном движении как о чуждом политическим традициям США внесли свою лепту и средства массовой информации, которые замалчивали антивоенные выступления и одновременно вовсю раздували отдельные эксцессы со стороны его участников, оправдывая действия полиции, агентов ЦРУ, ФБР как «самозащиту» общества от «анархизма» противников войны 35

Однако ни внутренние трудности, переживаемые движением, ни политика правящих кругов не привели к свертыванию антивоенного протеста. В 1970 г. Р. Никсона, куда бы он ни приезжал, повсюду встречали демонстрации протеста; в Сан-Хосе (штат Калифорния) его даже забросали камнями, яйцами, овощами — «впервые в истории толпа совершила физическое нападение на президента США» 36. Ярким проявлением стремления масс к миру стала бурная реакция на вторжение вооруженных сил США на территорию Камбоджи в конце апреля 1970 г. В Вашингтон направлялись многочисленные делегации, чтобы выразить протест непосредственно президенту и конгрессменам. Значительная группа государственных чиновников подала в отставку. В конгресс были внесены антивоенные законопроекты.

Наиболее быстрой и непосредственной была реакция студентов. Их выступления достигли особой остроты после 2 мая, когда была расстреляна антивоенная демонстрация в Кентском университете, в результате чего погибли четыре студента. Возмущение интервенцией, многократно усиленное этим убийством, а затем и убийством студентов-негров в Огасте, привело к стихийным забастовкам, прокатившимся по всей стране и остановившим занятия более чем в 500 колледжах и университетах. В течение мая 1970 г. властям пришлось 24 раза вводить части национальной гвардии на территорию учебных заведений для подавления студенческих волнений.

Забастовки продемонстрировали возросший уровень сознательности студенческой молодежи. Как правило, студенты не ограничивались требованием вывести войска из Юго-Восточной Азии, они активно высказывались против политики репрессий, настаивали па освобождении арестованных лидеров партии «Черные пантеры», других политических заключенных.

9 мая 1970 г. состоялась общенациональная демонстрация протеста, превратившая Вашингтон в «осажденный город» 37. В тот же день десятки тысяч человек вышли на улицы Чикаго, Бостона, Детройта, Питтсбурга и других городов. Оценивая размах этих антивоенных выступлений, следует иметь в виду их стихийный характер.  Это свидетельствовало о том,   что   антивоенные настроения продолжали нарастать,  несмотря на все принимаемые властями меры.

Сказывалось отсутствие общенационального координирующего центра. (В большинстве бастующих университетов и колледжей занятия были досрочно прекращены и даже отменена весенняя экзаменационная сессия. Это привело к тому, что, по словам одного из руководителей антивоенной борьбы, Т. Хейдена, «активность растворилась в летних каникулах» 38.) Однако размах молодежных выступлений оказался настолько сильным, что президент Никсон вынужден был создать специальную ко¬миссию во главе с У. Скрэнтоном для расследования волнений в кампусах, которая пришла к выводу, что они «лишь отражают и углубляют тот глубокий кризис, который существует в стране в целом». В докладе комиссии констатировалось, что «подавляющее большинство студентов выступают против войны в Индокитае», а многие считают ее «совершенно аморальной». Что же касается расстрела студенческих демонстраций, то, по мнению комиссии, «страна, вынужденная применять оружие войны против собственной молодежи, стоит на краю хаоса»39

Как писал известный американский историк Ф. Фонер, в мае 1970 г. «многочисленные местные отделения, некоторые национальные профсоюзы, профсоюзные штатные и местные организации, связанные с АФТ-КПП, с ОПД и независимыми профсоюзами, высказывали негодование по поводу эскалации войны и призывали к ее прекращению»40. С от¬крытым письмом Никсону обратились более 450 деятелей профсоюзов Западного побережья. Они обвинили его в «прямом нарушении конституции США» и «создании кризиса доверия небывалых размеров». Авторы письма потребовали вывода американских войск из Камбоджи к 30 июня 1970 г. и «прекращения всех военных авантюр»41. Коммунистическая партия оценила эти факты как качественный сдвиг в позиции профсоюзного движения в отношении агрессии во Вьетнаме 42.

B конгрессе одно за другим вносились антивоенные предложения. 30 июня 1970 г. сенат одобрил поправку Ф. Черча и Дж. Купера, которая запрещала оказание военной помощи Камбодже и ведение на ее территории военных действий, тем самым «впервые ограничив действия президента в военное время» 43. Волна протеста захватила и государственных служащих всех уровней и даже ведущих членов администрации. «Распадалась сама ткань правительства,— свидетельствовал Г. Киссинджер.— Исполнительная власть оказалась расколота, как и вся страна» 44. Стало известно, что М. Лейрд и Р. Роджерс были против акции в Камбодже. Министр внутренних дел У. Хикел выступил с ее публичной критикой. Г. Киссинджер признавал, что, хотя Р. Никсон и «изображал полное безразличие… паническое решение вывести войска из Камбоджи было конкретным результатом общественного давления» 45.

Еще одно мощное выступление антивоенных сил состоялось через гoд — в марте-мае 1971 г. И опять толчком послужили новые шаги администрации по пути военной эскалации. В феврале 1971 г. в прессе подвились сообщения о бомбардировках Лаоса, которые ВВС США осуществляли на протяжении ряда лет в тайне от американского народа и конгресса. Бурную реакцию общественности на эти известия Р. Никсон квалифицировал как «бедствие» 46. Антивоенные организации, которые к этому времени сумели в основном перестроить свою деятельность, начали подготовку к новым массовым выступлениям.

В начале 1971 г. наиболее передовая часть антивоенных сил образовала новое широкое антивоенное объединение — Народную коалицию за мир и справедливость (НКМС). Наряду с пацифистскими и антивоенными в ней объединились многочисленные профсоюзные, женские организации, организации бедняков и др. В ее рядах активно сотрудничали Коммунистическая партия США и Союз молодых рабочих за освобождение, оказавшие существенное влияние на политику коалиции, ее требования, тактические формы борьбы.

Для новой коалиции было характерно понимание того, что для повышения эффективности борьбы за мир необходимо теснее связать ее с другими направлениями общедемократической борьбы. «Развитие в условиях мира может объединить Америку для ведения войны против бедности, голода, неграмотности и болезней»,— говорилось в программных документах Народной коалиции47. Коалиция обратилась с призывом к народу «увидеть связь между войной во Вьетнаме и властью корпораций и монополий дома, увидеть связь между расизмом и репрессиями здесь и убийством гражданского населения во Вьетнаме» 48. Деятельность НКМС в 1971—1972 гг. свидетельствовала о том, что прогрессивная часть антивоенного движения сделала шаг вперед, сменив пацифистские лозунги общего характера на актуальные политические и социальные требования.

«Весеннее антивоенное наступление» 1971 г. вылилось в продолжительную массовую и широко представительную кампанию. В течение всего марта проводились разнообразные антивоенные выступления на местах.

Огромное воздействие на настроения широкой общественности оказало выступление ветеранов вьетнамской войны. Действовавшая еще с 1967 г. организация «Ветераны Вьетнама против войны» потребовала от правительства немедленного и ничем не обусловленного вывода всех американских войск и служащих из Юго-Восточной Азии, принятия законов, ограничивающих действия американской военщины и ЦРУ в этих странах, отказа от поддержки реакционных, антинародных режимов. Одновременно ветераны выдвигали и серьезные внутриполитические требования: немедленный пересмотр системы национальных приоритетов и первоочередное удовлетворение социальных, экономических и других нужд народа, обеспечение всех ветеранов войны во Вьетнаме возможностью по¬лучить специальность или повысить квалификацию, освобождение всех заключенных, обвиняемых в отказе от службы в армии.

Большое политическое значение имело требование ветеранов немедленно провести публичное расследование военных преступлений, «совершенных против народа Индокитая в результате американской военной политики в ходе ведения незаконной военной агрессии во Вьетнаме, Камбодже, Лаосе, Таиланде» 49, чтобы показать «американскому народу, что военные преступления во Вьетнаме являются прямым результатом политики США» 50. О выступлении ветеранов в апреле 1971 г. шел прямой телевизионный репортаж. Американцы увидели на экранах своих телевизоров многотысячное шествие бывших солдат в походной форме начавшееся на Арлингтонском кладбище и двигавшееся по направлению к Капитолию. Эту драматическую демонстрацию открывала колонна инвалидов войны. Демонстрация завершилась у здания Капитолия, на ступени которого около 800 ветеранов бросили свои награды, полученные за «грязную войну» во Вьетнаме.

В массовой антивоенной демонстрации 24 апреля приняли участие более миллиона американцев — только в Вашингтоне 750 тыс. и в Сан-Франциско 250 тыс. Политический уровень требований демонстрантов был выше, чем осенью 1969 г.: наряду с немедленным окончанием войны ее участники потребовали освободить всех политических заключенных и гарантировать минимальный доход для всех семей51.

За массовыми демонстрациями последовала еще одна волна разнообразных антивоенных выступлений, которая, по словам журнала «ЮС ньюс энд Уорлд рипорт», «привнесла нечто новое в антивоенный протест» 52. В первые дни мая в Вашингтон прибыло более 70 тыс. молодых людей. Они использовали те формы массового ненасильственного действия, которые применялись еще в октябре 1967 г. во время «похода на Пентагон», но в последующих выступлениях не получили широкого распространения. Теперь противники войны решили перекрыть доступ в районы федеральных учреждений Вашингтона, блокировав транспортные артерии города в утренние часы пик 3 и 4 мая, и с помощью таких методов, не прибегая к насилию, добиться нарушения нормального функционирования государственных учреждений, поднять социальную цену войны до уровня, неприемлемого для правителей Америки. Акции массового неповиновения отличались высокой организованностью и дисциплиной участников, которые не   поддавались на полицейские провокации.

Правящие круги были не на шутку напуганы массовостью и подлинно демократическим характером майских выступлений. Численность армейских подразделений и полицейских сил, стянутых в Вашингтон, приближалась к 20 тыс.53 Несмотря на мирный характер выступлений в Вашингтоне было арестовано около 13 тыс., подавляющее большинство из них составляли юноши и девушки до 25 лет54. Их не могли вместить тюрьмы и полицейские участки американской столицы; в результате на стадионе им. Кеннеди был организован импровизированный концентрационный лагерь для борцов за мир. В те же дни антивоенные выступления прошли в Огайо, Мэриленде, Висконсине, Калифорнии, Монтане, Неваде, Орегоне. Теннесси. Виргнии, Род-Айленде, на Гавайях. Наиболее массовые и организованные выступления состоялись в Нью-Йорке, Бостоне, Сан-Франциско, Сиэтле.

Под давлением общественности активизировалась и антивоенная оппозиция на Капитолийском холме. За первую половину 1971 г. в конгрессе было проведено 22 голосования по резолюциям, содержавшим требования запретить финансирование военных действий в Индокитае или в целом   ограничить   право президента вести военные действия за рубежом.

Антивоенные протесты продолжались на протяжении всего 1971 г., но они уже не были такими массовыми. Число участников осенних демонстраций, состоявшихся во многих городах США, не превышало 10— 15 тыс. В 1972 г. число массовых демонстраций и их размах продолжали снижаться. Среди наиболее значительных следует назвать выступления в Майами-Бич во время съездов республиканской и демократической партий. Новым моментом стало развертывание внешне менее эффективной, но важной повседневной работы на местах, проводимой небольшими локальными организациями и группами.

Большое значение имела реакция общественности и антивоенных организаций на факты эскалации военных действий во Вьетнаме. Возобновление бомбардировок территории ДРВ и минирование вьетнамских территориальных вод вызвали новый протест в апреле-мае 1972 г. В конце 1972 и январе 1973 г. он охватил большинство крупных городов и университетских центров США.

Сенат принимал одну антивоенную резолюцию за другой, сокращалось число сторонников правительства в палате представителей. В январе 1973 г. демократическая фракция палаты 154 голосами против 75 приняла решение запретить финансирование военных операций в Индокитае, а следом и демократическая фракция сената приняла  эту  резолюцию36 голосами против 12. В мае обе палаты конгресса одобрили поправку, запрещающую финансирование военных действий в Лаосе и Камбодже. Когда президент Никсон наложил вето, лидер демократического большинства сенатор М.  Мэнсфилд заявил,  что сенат будет настаивать на этом запрещении «снова, и снова, и снова» 55. Президенту пришлось пойти на уступки, и с 15 августа 1973 г. финансирование американских военных действий в Камбодже и Лаосе было прекращено.

Начало 70-х годов отмечено активным включением в антивоенную борьбу рабочего класса. Проявлением этого процесса стали попытки профсоюзных организаций разных уровней наладить прямые связи со студентами и преподавателями «для борьбы против войны и других социальных зол американского общества» 56. Летом 1970 г. 13 крупных профсоюзов создали Национальный профсоюзный комитет за прекращение войны во Вьетнаме. Его возглавил председатель профсоюза рабочих химической промышленности Т. Бойл, вице-председатель профсоюза рабочих швейной и консервной промышленности Ч. Хойс и секретарь-казначей профсоюза рабочих автомобильной и аэрокосмической промышленности Э. Мэйзи. На протяжении 1970-1972 гг. комитет провел значительную работу по вовлечению членов профсоюзов в антивоенное движение.

В Чикаго состоялась конференция рядовых членов профсоюзов, которая стала событием для развития рабочего движения и борьбы за мир. Более 900 делегатов от 50 профсоюзов из 25 штатов представляли организованных рабочих ОПД, АФТ—КПП и независимых профсоюзов. Была единодушно принята декларация «За мир, против репрессий», в которой говорилось о пагубном влиянии войны на американскую экономику и содержался призыв к «немедленному прекращению войны, безотлагательному возобновлению мирных переговоров и выводу всех войск».

Серьезный резонанс вызвала конференция «Профсоюзы за мир», состоявшаяся летом 1972 г. в Сент-Луисе. Тысяча делегатов от 5 независимых и 14 входящих в АФТ—КПП профсоюзов представляла около 6 млн. человек. Среди ее инициаторов были такие видные профлидеры, как Г. Бриджес, С. Чавес, Л. Вудкок, Дж. Уэрф. Оценки американской внешней политики, требования, выдвинутые участниками конференции, свидетельствовали не только о продолжавшемся росте антивоенных настроений, но и об их радикализации.

Рассматриваемый период, по признанию Р. Никсона, был, «пожалуй, самым тревожным временем в истории вооруженных сил» США. Усилился протест против призыва в вооруженные силы. Отмена отсрочек студентам, лотерейная система и некоторое снижение нормы призыва, введенные в 1969 г. с целью сбить волну антипризывного движения, вбить клин между студентами и рабочими, не достигли своей цели. В 1970-е годы под давлением снизу в конгресс были внесены предложения об отмене призыва в законодательном порядке. Призывники отказывались присягать на верность Соединенным Штатам. «ЮС ньюс энд Уорлд рипорт» писал, что такие люди «часто становятся энергичными антивоенными, антимилитаристскими агитаторами» 58.

Серьезное беспокойство властей вызывал и массовый протест студентов против системы подготовки офицеров резерва при высших учебных заведениях, а также против всех форм связей университетов с военно-промышленным комплексом. Особенно напуганы были власти развитием беспрецедентного антивоенного солдатского движения, в котором активно участвовали выходцы из рабочих семей. Оно стало важным фактором подрыва шовинистических настроений среди части рабочего класса.

В конце 60-х — начале 70-х годов антивоенные настроения в армии получили организационное оформление. Среди антивоенных организаций в армии существовало несколько действовавших весьма энергично. Более 10 тыс. членов насчитывал Союз американских военнослужащих, имевший отделения на различных военных базах США. На ряде военных баз действовали отделения организаций «Солдаты за мир», «Объединение солдат против войны во Вьетнаме», «Движение за демократическую армию».

Рос протест против войны в частях, находившихся во Вьетнаме. Все больше солдат «испытывали разочарование в войне, с которой познакомились сами, — говорилось в солдатском письме, опубликованном в подпольной газете «Джи-Ай пресс сервис». — … Наш патриотический долг состоит в том, чтобы наши сограждане в Америке узнали, что правительство использует нас для продолжения несправедливой и агрессивной войны» 59.

Появление солдатских организаций, выдвигавших не только антивоенные, но и широкие демократические требования, участившиеся случаи неповиновения приказам, нежелание участвовать в подавлении гражданских «бунтов», упадок дисциплины, дезертирство — все это свидетельствовало о начавшейся политизации американской армии. И давление со стороны антивоенного антипризывного движения, и появление антивоенной оппозиции в рядах самой армии заставили правящие круги отказаться от военного призыва и вернуться к традиционному для США способу формирования вооруженных сил — набору добровольцев. По сути дела, это означало попытку господствующего класса создать постоянную армию из профессионалов-наемников, способную лучше выполнять задачи, возложенные на нее правящими кругами, и менее подверженную влиянию демократической, антиимпериалистической идеологии60.

Массовый, многообразный по формам выражения протест против агрессии во Вьетнаме содействовал развитию очень важных социально-психологических сдвигов в стране: отходу от конформизма, политизации широких кругов так называемых «средних американцев», вовлечению их в антивоенное и общедемократическое движение. (В апреле 1972 г. требование о выводе войск из Вьетнама поддержали уже 73% американцев61. Причем среди них были представители буквально всех классов и социaльных групп — люди с различным уровнем образования и доходов, обитатели многомиллионных городов и сельские жители, протестанты и католики, молодежь и представители старшего поколения, белые и цветные, мужчины и женщины. Во всех группах не менее 68% высказались за вывод американских войск из Вьетнама).

Мощное давление со стороны антивоенно настроенных масс сказывалoсь и на работе конгресса. В 1969 г. в конгрессе было поставлено на голoсование 5 законопроектов, направленных на скорейшее окончание войны, а в 1972 г.— уже 3562. В ноябре 1975 г. конгресс утвердил закон, ограничивающий право президента посылать американские войска за границу для ведения военных действий. С середины 1973 г. был отменен военный призыв.

Общественность США в конце 60-х—начале 70-х годов поднимала и дpугие важные вопросы, связанные с милитаризацией страны. Особое значение приобрело движение за пересмотр «национальных приоритетoв», т. е. за сокращение военных расходов и использование освободившихся средств для решения неотложных социальных проблем. Выступления за сокращение военных расходов неразрывно переплетались с борьбoй за разоружение, против создания новых систем оружия массового yничтожения.

С подписанием в январе 1973 г. Парижского соглашения о прекращении войны во Вьетнаме в США часть антивоенных организаций прекратила свое существование. В других обострились внутренние разногласия, шли поиски новых лозунгов, форм и методов борьбы. Но все это не означало «смерти» движения, как это пытались изобразить буржуазные общественные деятели и средства массовой информации. Массовое антивоенное движение наряду с другими движениями социального протеста на рубеже 70-х годов оказало на жизнь американского общества большое влияние. Оно в значительной степени способствовало тому, что в обыденном сознании американцев начался сложный процесс paзмывания стереотипных представлений об «исключительности» Америки — «защитницы свободы и демократии», о «явном предначертании» Соединенным Штатам быть «мировым лидером». Наряду с другими международными политическими и экономическими факторами широкий размax антивоенного движения привел к тому, что империалистическая буржуазия США в эти годы в определенной мере утратила былую свободу действий, оказалась вынужденной приспосабливаться к изменившемуся соотношению сил на международной арене и внутри страны.

Движение за мир, развертываясь в условиях подъема социального протеста 60-х годов, переросло традиционный буржуазный пацифизм. Усиливались антиимпериалистические тенденции, которые все теснее переплетались с общедемократической борьбой американского народа. Тем самым антивоенная борьба в 60—70-х годах стала серьезным политическим фактором, оказавшим реальное воздействие как на нравственный климат в обществе, так и в определенной мере на политику правящих кругов.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s