Отмена рабства в США

Отмена рабства в США.

Источник: http://www.history.vuzlib.su/book_o069_page_58.html

Отсутствие содержания ссылок объясняются состоянием текста оригинальной статьи.

Материал приведен в сокращении.

Годы, предшествовавшие гражданской войне, характеризовались быстрым нарастанием антирабовладельческого движения. В это критическое десятилетие борьба против рабства приобрела поистине народный характер, охватив широкие слои населения северных штатов18. Ведущую роль в движении играли аболиционисты — сторонники немедленного уничтожения рабства и предоставления неграм политических прав.

Организационно движение оформилось еще в начале 30-х годов. В декабре 1833 г. было создано Американское антирабовладельческое общество. Его руководителями стали У. Л. Гаррисон, А. Таппан, Т. Велд, Дж. Смит и др. Наряду с этой организацией действовало Американское общество свободных цветных, образованное на негритянском конвенте в Филадельфии в 1830 г.

В аболиционистском движении участвовали фермеры и ремесленники, городская мелкая буржуазия, рабочие, интеллигенция. Хотя в аболиционизме возникли различные течения — от умеренных сторонников реформ до защитников революционных методов, всех их объединяла ненависть к рабству и стремление содействовать его скорейшему уничтожению. Ведущим печатным органом была еженедельная газета «Либерейтор» («Освободитель»), издаваемая Уильямом Ллойдом Гаррисоном. В первом номере, вышедшем 1 января 1831 г., он заявлял, что будет отстаивать немедленное освобождение всех порабощенных. «Я буду суров, как правда, и непреклонен, как правосудие… Я буду честен, не буду увиливать, не буду прощать. Я не отступлю ни на дюйм, и я буду услышан» 19.

Несмотря на травлю и преследования со стороны защитников рабства 20, движение аболиционистов росло и набирало силу. В 1840 г. насчитывалось уже 2 тыс. различных обществ, в которых участвовали 250 тыс. человек. В том же году была создана первая политическая организация аболиционистов — Партия свободы. Впоследствии она вошла в состав партии фрисойлеров 21.

В 40-е годы движение несколько ослабло в связи с расхождениями между умеренными и радикалами. Толчком к его активизации явилось проведение в жизнь закона о беглых рабах 1850 г. По всему Северу проходили массовые митинги, на которых выступали ораторы-аболиционисты. Во многих городах создавались «комитеты бдительности», поставившие целью помощь беглым рабам. Конгресс был засыпан петициями против ненавистного закона 22. Резко осуждали этот закон передовые деятели американской культуры. Философ Р. У. Эмерсон записал в дневнике: «…подумать только, этот грязный закон принят в XIX в. людьми, умеющими читать и писать. Клянусь небом, я не стану выполнять его»23.

Историк и писатель Р. Хилдрет заклеймил компромисс 1850 г. в романе «Белый раб»: «Пусть никто не поддается обману, когда при нем произносят эти полные лжи слова: „свободные штаты». Это название северных штатов не имеет под собой никакого основания… Почтенные граждане свободных штатов сами не владеют рабами — о, разумеется, нет. Рабство, по их словам,— это чудовищная жестокость. У них нет рабов, и они довольствуются ролью сыщиков и полицейских, помогающих рабовладельцам» 24.

Чудовищная охота за людьми, санкционированная законом, вызвала не только моральное осуждение, но и горячее стремление бороться. Возглавили эту борьбу аболиционисты. В одной из резолюций, принятых в 1851 г. Американским антирабовладельческим обществом, записано: «Что касается закона о беглых рабах, то мы проклинаем его, мы плюем на него, мы попираем его ногами» 25.

Упоминавшийся Т. Паркер заявлял, что, хотя он и не сторонник насилия, тем не менее готов сделать все, что в его силах, «чтобы освободить любого беглого раба из рук любого чиновника, который попытается вернуть того в рабство» 26. В октябре 1850 г. Бостонский комитет бдительности, руководимый Т. Паркером, освободил из рук полицейских двух негров — Эллен и Вильяма Крафтов, а спустя четыре месяца — другого беглеца, по имени Шадра. В октябре 1851 г. в г. Сиракьюс (штат Нью-Йорк) 2 тыс. аболиционистов, возглавляемые священником С. Меем и лидером Партии свободы Дж. Смитом, напали на здание суда и силой освободили беглого раба Д. Макгенри. Ему помогли переправиться в Канаду. День освобождения Макгенри было решено отмечать ежегодными митингами.

Сопротивление закону о беглых рабах на Севере приняло широкий размах. В г. Кристиана (штат Пенсильвания) дело дошло до вооруженного столкновения с агентами рабовладельцев, в ходе которого было убито несколько охотников за беглыми рабами. Под давлением плантаторов правительство стремилось во что бы то ни стало проводить новый закон в жизнь. В апреле 1851 г. в Бостоне был арестован и возвращен в рабство Т. Симс. Для этого были использованы полиция и федеральные войска. В течение девяти дней они должны были охранять здание суда от возмущенной толпы, пытавшейся освободить Симса. Возвращение его в рабство рассматривалось рабовладельцами как крупная победа. Президент М. Филмор писал по этому поводу Д. Вебстеру: «Поздравляю Вас и страну с триумфом закона в Бостоне» 27.

Наиболее острым столкновением на почве закона о беглых рабах стало дело Антони Бернса, беглого раба из г. Александрия (штат Виргиния). В мае 1854 г. он был схвачен властями на улицах Бостона. Аболиционисты выступили в защиту Бернса. В Фанейл-Холле состоялся массовый митинг, организованный У. Филмонтом, Т. Хиггинсоном и негром Р. Моррисоном. Паркер, обращаясь к собравшимся, заявил: «Нет, господа, теперь это не город Бостон, каким он был прежде. Теперь это северный пригород Александрии… Я слышал много раз приветствия и крики в честь свободы, но я не видел дел в ее защиту». Он говорил, что в Массачусетсе попраны все права человека и торжествует закон рабства. Заканчивая выступление, он призвал всех собраться вечером у здания тюрьмы, где был заключен А. Берне, и перейти от слов к делу. Митинг принял резолюцию, в которой указывалось, что, поскольку закон является несправедливым, никто не может заставить исполнять его.

Вечером аболиционисты, возглавляемые Т. Хиггинсоном и негром Л. Хэйденом, предприняли попытку освободить А. Бернса, однако проникнуть внутрь тюрьмы не удалось. В завязавшейся перестрелке был убит один из охотников за беглыми рабами и ранен Т. Хиггинсон. На место происшествия прибыл полицейский отряд, который арестовал участников нападения. Неудачная попытка освобождения А. Бернса вызвала резкие нападки на аболиционистов со стороны рабовладельческой прессы. Газеты призывали к немедленной расправе с руководителями «мятежа». В город были
введены войска. Массачусетс, как писала 6 июня 1854 г. «Нью-Йорк дейли трибюн», «был унижен бандой наемников федеральных властей и вынужден смотреть на то, как честь и достоинство республики втоптаны в грязь».

По решению суда А. Берне был возвращен своему хозяину. 2 июня 1854 г. его, закованного в цепи, провели по улицам Бостона к гавани и на правительственном судне отправили в Виргинию. Город оцепили войска. 22 роты местной милиции, четыре взвода моряков, артиллерийский дивизион федеральных войск США и городская полиция были привлечены, чтобы обеспечить выполнение этого позорного акта, стоившего правительству 40 тыс. долл. Десятки тысяч жителей города участвовали в уличной демонстрации протеста против действий властей, на фасадах домов висели приспущенные в знак траура национальные флаги 28.

Гневно заклеймил действия властей Г.Д. Торо в знаменитой речи «Рабство в Массачусетсе», произнесенной на аболиционистском митинге в годовщину праздника национальной независимости. «Беглый раб Бернc возвращен в рабство. Человек, имеющий такое же право на свободу, как и любой другой на земле Массачусетса, схвачен в этом штате … закован в цепи и отправлен в безнадежное рабство. Народ этого штата воочию убедился, что закон является грубым и непростительным проявлением тиранической власти, преступным поруганием неотъемлемых прав человека». Торо призывал к борьбе за справедливость: «Нынешние времена не располагают к отдыху, мы израсходовали весь наследственный запас свободы. Если мы хотим спасти себя, нам надо бороться» 29.

После возвращения А. Бернса в рабство легислатура Массачусетса приняла закон о личной свободе, фактически отменявший закон о беглых рабах. Он предусматривал различные наказания — от штрафа до тюремного заключения — за преследование беглых рабов, если их принадлежность тому или иному хозяину не доказана. Подобные законы были приняты в Висконсине, Коннектикуте, Нью-Йорке, Огайо, Пенсильвании.

В 50-е годы активизировалась деятельность так называемой «подземной железной дороги», тайной аболиционистской организации, которая помогала беглым рабам. У. Фостер назвал ее одним из наиболее замечательных и эффективных средств борьбы против рабства30. По самым скромным данным, ежегодно члены этой организации переправляли в Канаду 800-1000 человек31. Легендарным «кондуктором подземки» стала негритянка Гарриет Табмен, которая сделала 19 «рейсов» на Юг и помогла бежать 300 рабам. За ее голову рабовладельцы обещали 40 тыс. долл., но она была неуловима 32.

Распространению антирабовладельческих настроений в стране содействовала обличительная аболиционистская литература. Появился ряд произведений, составляющих славу американской культуры. В знаменитом романе «Хижина дяди Тома» Г. Бичер-Стоу воочию показала ужасы рабства тем, кто знал о нем лишь понаслышке. Сцены охоты на негров, продажи с аукциона, бесчеловечных истязаний, описанные достоверно, живо и ярко, пробуждали высокие нравственные чувства и ненависть к рабству.

Защитники «особого института» пытались принизить значение книги, утверждая, что картины рабства, нарисованные писательницей, не соответствуют действительности. В статье «Пагубная сентиментальность госпожи Стоу», появившейся в прорабовладельческом «Де Боуз ревью», заявлялось, что положение невольников намного лучше, чем могут вообразить себе читатели романа. В ответ на этот роман защитниками рабства было написано 14 специальных книг. Среди них: «Дядя Робин в своей хижине в Виргинии и дядя Том без хижины в Бостоне» Т. Пейджа, «Хижина тетушки Филлис, или жизнь на Юге, какова она в действительности» М. Истмен и др.

В южных штатах роман «Хижина дяди Тома» был запрещен. Его распространение или чтение наказывалось высылкой из южных штатов или тюремным заключением. Так,
свободный негр Сэмюэл Грин в Мэриленде за чтение его неграм был приговорен к 10 годам тюрьмы 33. В 1853 г. Бичер-Стоу опубликовала документы к своей книге
под заголовком «Ключ к ,,Хижине дяди Тома»» в 2 томах. На 800 страницах были собраны многочисленные документальные материалы о невыносимых условиях жизни рабов, о произволе рабовладельцев и прямом покровительстве их злодеяниям со стороны церкви. Книга объективно подводила читателей к выводу о необходимости революционного уничтожения рабства.

Острая полемика по проблемам рабства стала характерной чертой этого периода. Аргументы рабовладельцев не отличались разнообразием. Искажая факты, они стремились представить рабство в виде благодетельной системы для негров. «Де Боуз ревью» в статье «Благодеяния рабства» писала, что положение рабов лучше, чем любого другого трудящегося класса в мире. Между плантаторами и их рабами существуют отношения патернализма. «Работа на плантации является здоровой и наиболее восхитительной разновидностью ручного труда», — заявляла газета34.

Главный аргумент плантаторов, который У. Фостер назвал «убийственной параллелью», заключался не столько в защите рабства, сколько в нападках на систему наемного труда. Сенатор из Южной Каролины Дж. Хаммонд заявлял: «Различие между нами заключается в том, что мы нанимаем рабов пожизненно и хорошо компенсируем их труд: они не голодают, не попрошайничают, не знают безработицы… Вы же нанимаете поденщиков, о которых не заботитесь и труд которых плохо компенсируется, что можно наблюдать в любой час, на любой улице ваших городов. Вы можете встретить в Нью-Йорке за один день больше нищих, чем за всю жизнь на Юге» 35.

Защите рабовладельческой системы были посвящены книги виргинского плантатора Дж. Фитцхью «Социология для Юга, или Банкротство свободного общества» (1854) и «Каннибалы все, или Рабы без хозяев» (1857). В этих книгах, насквозь пронизанных белым шовинизмом и расизмом, негры изображались как существа низшего порядка, неспособные самостоятельно жить и мыслить. Идеализируя отношение плантаторов к рабам, он сравнивал их с отношением родителей к детям. Фитцхью утверждал, что «негры-рабы на Юге — счастливейшие и в некотором смысле свободнейшие люди в мире». На Юге нет нищеты, безработицы, т. е. тех социальных болезней, от которых страдает Север. Он уверял читателей, что социальная и политическая система свободного общества негуманна, неразумна и неудовлетворительна, ее следует заменить, и призывал создать сильное правительство, которое распределило бы государственные земли между собственниками, а безземельных и безработных закрепило на этих участках в качестве пожизненных арендаторов.

Более того, для защиты рабовладения Фитцхью использовал довольно популярные в то время социальные теории, особенно Фурье, совершенно искажая их смысл. Он даже заявлял, будто рабовладельческая плантация — готовая ячейка социализма. «Южная ферма представляет собой нечто вроде акционерного общества с объединенной ответственностью, или социальной общины, куда хозяин вкладывает капитал и знания, а рабы — свой труд, причем доходы делятся не в соответствии с вкладом каждого, а в соответствии с потребностями и нуждами отдельных личностей» 36.

Идеология защитников рабовладения нашла распространение не только на Юге, но и в свободных штатах. «Существует большая группа газет и столько же политиканов на Севере, которые открыто признают себя подлинными выразителями южного общественного мнения и принципов „особого института»» 37. Это объяснялось наличием тесных деловых связей между буржуазией Севера и плантаторами Юга. Один нью-йоркский купец цинично заявил аболиционисту С. Мею: «…мы не дураки, чтобы не знать, что рабство — величайшее зло и величайшая несправедливость… Но большая часть собственности южан инвестируется в него, и бизнес Севера так же хорошо, как и Юга, приспособлен к нему… Мы не можем позволить вам и вашим помощникам пытаться уничтожить рабство. Для нас это дело не принципа, а необходимости» 38.

Противники рабства стремились показать преимущества свободного труда над рабским, убедить плантаторов в необходимости отмены «особого института». Неслучайно поэтому противники рабства придавали большое значение книге X. Хелпера «Неминуемый кризис Юга», вышедшей в 1857 г. Около восьми месяцев потребовалось автору, чтобы найти издателя, который согласился бы выпустить книгу, содержащую уничтожающую критику рабовладельческой системы. Произведение Хелпера являлось острым аболиционистским документом, требующим освобождения рабов без какой-либо компенсации плантаторам.

Особое внимание уделялось положению так называемых белых бедняков. Мелкие хозяйства Юга не могли конкурировать с крупными рабовладельческими плантациями и неизбежно разорялись. Большая часть фермеров, насчитывавших вместе с семьями 6 млн. человек, превратилась в белых бедняков, над которыми, как и над рабами, безраздельно господствовала рабовладельческая элита. «Как правило, — писал Хелпер, — к белым беднякам относятся с меньшим уважением, чем к неграм, и хотя положение последних настолько ужасно, что не поддается описанию; положение подавляющего большинства первых неизмеримо хуже… Нищета, невежество, суеверие — вот главные черты тех белых бедняков, которые не владеют рабами. Многие из них достигают зрелого возраста и проходят свой жизненный путь, никогда не имея и 5 долларов в кармане» 39.

Книга Хелпера получила самое широкое признание. На Севере было продано около 3 млн. экземпляров. Несколько тысяч отправили на Юг. Но плантаторы понимали, какое сильное оружие в руках их врагов представляла эта книга. «Рабовладельцы грозят линчевать любого, кто отважится распространять книгу Хелпера среди белых бедняков», — отмечали современники. Все экземпляры, обнаруженные отрядами по охране порядка на Юге, немедленно сжигались 40.

Идеологи рабства сразу же попытались» опровергнуть точку зрения Хелпера. На Юге появился ряд сочинений под красноречивыми заголовками: «Обзор и опровержение „Неминуемого кризиса» X. Хелпера» (Дж. Биб); «Анатомированный „Неминуемый кризис» Хелпера» (С. Вольф); «Южное богатство и северные доходы» (Т. Кеттел). Но опровергнуть выводы Хелпера и помешать распространению его книги не удалось. «Книга везде встречена с энтузиазмом противниками рабства, — писала 26 декабря 1859 г. „Нью-Йорк дейли трибюн». — Мы радуемся этому в уверенности, что нынешнее столетие будет свидетелем смерти негритянского рабства».

Видную роль в идейной борьбе против рабства сыграл Р. Хилдрет. В 1852 г. выходит его роман «Белый раб, или Записки беглеца», представлявший энциклопедию американской жизни. Автор отстаивал необходимость революционной борьбы против рабства. Он первым в американской литературе создал образ негра-бунтаря. Его несомненной заслугой являлась критика общественного строя США, показывавшая, что в стране нет никаких реальных свобод: ни печати, ни слова, ни личной свободы белых граждан. Хилдрет осуждал также и христианство как религию, покровительствующую рабовладельцам. «Будет ли Америка тем, чем мечтали сделать свою страну отцы-основатели ее независимости — подлинной демократией, основанной на утверждении прав человека? Или ей суждено выродиться в несчастную республику… возглавляемую кучкой рабовладельцев-линчевателей, для которых не существует иного закона, кроме собственной прихоти и произвола?» 41 Такой вопрос волновал не только писателя, но и все американское общество. Книга была переведена на многие иностранные языки и занимала второе место после «Хижины дяди Тома» по своей популярности.

В 1854 г. выходит второе издание памфлета Хилдрета «Деспотизм в Америке», представлявшего собой полемику с книгой А. де Токвиля «О демократии в Америке». Центральной идеей памфлета была мысль о несовместимости рабства и демократии. Деспотизм южной олигархии противостоит северной демократии, борьба между ними неизбежна, и она неминуемо приведет к уничтожению рабства — такой вывод делал автор42. По словам аболициониста У. Филлипса, памфлет Хилдрета может быть «отнесен к выдающимся политическим произведениям разоблачающего характера» 43.

Значительную роль в пропаганде антирабовладельческих идей играла прогрессивная печать. Это прежде всего знаменитая «Либерейтор» У. Л. Гаррисона в Бостоне. 7 января 1847 г. в Вашингтоне вышел первый номер газеты «Нэшнл ира», которая активно выступала за свободную землю, свободного человека, свободный труд и свободную торговлю 44.

Важную роль в антирабовладельческой борьбе играли издания Фредерика Дугласа, бывшего беглого раба, ставшего одной из самых значительных фигур в истории аболиционизма, выдающимся оратором, блестящим публицистом и редактором, вождем негритянского народа. В 1847 г. он выпустил первый номер газеты «Норт стар» («Северная звезда»). Впоследствии она была преобразована в «Фредерик Дуглас пейпер» с эпиграфом: «Все права для всех» 45.

Особо следует отметить роль газеты «Нью-Йорк дейли трибюн», имевшей в 50-е годы общий тираж 300 тыс. экземпляров и являвшейся, по словам К. Маркса, наиболее влиятельной, ведущей американской газетой 46. Исследователь истории американской журналистики У. Блейер отмечал, что в период критического десятилетия с 1850 по 1860 г. «Трибюн» становится последовательным и стойким защитником антирабовладельческих идей. «Никогда в американской журналистике ни один редактор и ни одна газета не имели такого влияния в стране, как издатель Грили и его газета в это время» 47.

5 августа 1852 г. «Трибюн» писала: «Мы рассматриваем рабство как величайшее моральное и социальное зло, как главный источник праздности, грязи и порока всюду, где оно существует… Мы настаиваем на том, что оно является величайшей несправедливостью и что ни один человек не имеет права использовать другого как свое движимое имущество или продавать другого человека для своей собственной выгоды». Газета публиковала многочисленные факты жестокого обращения с рабами, причем приводились в основном сообщения из южных газет. В 1854 г. появляется специальная рубрика «Факты рабства», в которой печатались письма и корреспонденции с Юга. Многие редакционные статьи выходили под заголовками «Правление террора».

Законы Юга дополнялись, как известно, законом Линча, т. е. расправой без суда и следствия. Одним из способов поддержания системы террора и насилий было создание патрульных отрядов и «комитетов наблюдения». На Юге была создана террористическая полувоенная организация «Рыцари золотого креста», которая поставила своей целью бороться за присоединение к США Мексики и других стран Латинской Америки.

Приведение подобных фактов, несомненно, способствовало усилению антирабовладельческих настроений в стране. Знакомясь с описаниями преступлений рабовладельцев, читатель должен был прийти к выводу, что рабовладельческая система в Америке является самой жестокой из всех когда-либо существовавших тираний. Причем рабовладельческий террор угрожал не только рабам, но и белым южанам. Для расправы с ними было достаточно одного подозрения в симпатиях к аболиционистам.

В ответ на усиление антирабовладельческой агитации плантаторы требовали ограничений свободы слова и печати, призывали конгресс издать закон, запрещавший обсуждать вопрос о рабстве. Как на Севере, так и на Юге велась травля аболиционистов в печати. Например, «Нью-Йорк геральд» писала: «Кто дал право этим религиозным маньякам собираться в нашем торговом городе с намерениями, осуществление которых привело бы его к разорению и положило бы конец его процветанию? Наш вывод, продиктованный благоразумием и патриотизмом, гласит; эти собрания опасны и заведомо злонамеренны как по своему характеру, так и по целям… Недопустимо, чтобы кучка одержимых присваивала себе право формировать общественное мнение» 48.

Продолжали раздаваться угрозы физической расправы, часто приводившиеся в исполнение. В Джорджии за голову У. Л. Гаррисона была обещана награда в 5 тыс. долл. Губернатор Алабамы требовал у нью-йоркского губернатора выдачи Т. Уильямса, сотрудника «Эмансипейтор». В Луизиане предлагалось вознаграждение в 50 тыс. талеров за поимку Артура Таппана, видного нью-йоркского аболициониста. Расправа на Юге с аболиционистами была быстрой и беспощадной. Но и на Севере банды громил, нанятые богатыми купцами и судовладельцами, часто устраивали нападения на аболиционистские собрания, покушения на жизнь отдельных аболиционистов.

После принятия билля Канзас-Небраска антирабовладельческое движение в стране усилилось. «Мотивы создания билля так же подлы, как низок и отвратителен сам закон. Билль является низким мошенничеством и актом политического бесчестия, самым чудовищным преступлением, отъявленным бесстыдством и наглостью»,— писала «Трибюн» 26 мая 1854 г. Митинги, демонстрации протеста, многочисленные петиции в конгресс стали на Севере обычным явлением. Нередко их участники вздергивали на виселице изображение С. Дугласа. Дуглас говорил, что мог бы путешествовать по стране ночью, как днем, настолько светло было от костров, на которых сжигались его изображения. Страна, по определению современников, оказалась на грани гражданской войны.

Рабовладельцы предпринимали решительные действия с целью не допустить в Канзас противников рабства. Газета миссурийского сенатора Д. Атчисона писала 22 августа 1855 г.: «Мы можем сказать нахальным негодяям из „Трибюн», пусть они изводят хоть океан чернил, их общества помощи эмигрантам — посылают миллионы долларов, их представители в конгрессе — разглагольствуют о своих еретических теориях вплоть
до второго пришествия … все равно мы будем продолжать линчевать и вешать, мазать дегтем и валять в перьях каждого аболициониста, который осмелится осквернить нашу землю» 49.

Уже в конце 1854 г. в газетах Севера появились сообщения о нападении вооруженных миссурийцев на поселения скваттеров из свободных штатов. Противники рабства предлагали усилить приток эмигрантов с Севера и таким образом превратить Канзас в свободный штат. В 1854-1855 гг. возникало несколько организаций, ставивших целью помочь эмигрантам из свободных штатов. Это Массачусетская компания помощи
эмигрантам во главе с Эли Тайером, Нью-Йоркская канзасская лига (Тадеуш Хиатт), Вашингтонское эмигрантское общество (Дж. Гуерич) и др.

На земле Канзаса столкнулись два потока переселенцев: рабовладельческий и фермерский. Согласно переписи, проведенной в феврале 1855 г., в Канзасе имелось 8500 человек белого населения, 152 свободных негра и 192 раба. Примерно 2/3 белых поселенцев представляли рабовладельцы пограничного штата Миссури, стремившиеся любыми методами добиться утверждения рабства в Канзасе.

Обстановку в Канзасе ярко характеризовал корреспондент «Трибюн» Джеймс Редпас. Он писал, что когда поселенцы отправлялись на пашню, они всегда брали винтовки и собирались в группы по 5—10 человек, чтобы отразить постоянные нападения банд из Миссури, Алабамы и Джорджии. Охрану несли днем и ночью. Когда два человека встречались, держа в руках пистолеты, то вместо приветствия задавался вопрос: «За
свободный штат или рабовладельческий?» Нередко вслед за ответом следовал выстрел 50.

Первоначально сторонникам рабства удалось добиться значительных успехов. На выборах представителя территории в конгресс, состоявшихся 29 ноября 1854 г., победил сторонник рабовладения миссуриец Дж. Витфилд. Это был результат активных действий миссурийцев, которые «импортировали» избирателей в Канзас. В обстановке запугивания и прямого давления на фристейтеров (сторонников свободного штата) банды вооруженных миссурийцев контролировали ход голосования на избирательных участках.

В подобных же условиях проходили выборы в законодательное собрание территории 30 марта 1855 г. На них прибыли 5 тыс. вооруженных до зубов миссурийцев. Описание выборов в Лоренсе дает их очевидец: «Накануне выборов в Лоренс прибыли тысячи миссурийцев, все хорошо вооруженные ружьями, пистолетами, кинжалами, а один отряд даже притащил два орудия с картечью. Никто и не старался соблюсти хотя бы кажущуюся законность или справедливость» 51.

Избранный миссурийцами законодательный орган территории исключил из своего состава всех сторонников свободного штата. Он принял конституцию по образцу конституций южных штатов. Смертная казнь, каторжные работы и другие суровые меры наказания грозили за призыв рабов к восстанию, за распространение среди них аболиционистской литературы, за помощь беглым и их укрытие, за другие преступления против собственности рабовладельцев. Сторонники свободного штата не признали эту конституцию, и борьба еще более обострилась.

Война в Канзасе стала настоящим прологом к гражданской войне. В 1856 г. слово «Канзас» не сходило со страниц газет. Редакционные статьи Севера выходили под заголовками: «Новая гражданская война в Канзасе», «Политика пограничных разбойников», «Рабовладельческий закон в Канзасе», «Что можно сделать для свободного Канзаса». В феврале 1856 г. «Трибюн» и «Ивнинг пост» привели знаменитые слова священника Генри Бичера о том, что винтовка Шарпа в условиях Канзаса обладает не меньшей действенностью и моральной силой, чем сотня Библий. С этого времени их стали называть «Библией Бичера». «Винтовка Шарпа… является подлинным умиротворителем, когда имеешь дело с пограничными грабителями», — писали фристейтеры 8 февраля 1856 г. комитету помощи свободного Канзаса.

На Севере был организован сбор средств в помощь фристейтерам. 16 июля 1856 г. «Трибюн» напечатала письмо из Пенсильвании под заголовком «Полмиллиона для Канзаса». В нем предлагалось каждому подписчику или читателю газеты внести по 1 долл., создав тем самым канзасский фонд «Трибюн». Уже к концу года общая сумма пожертвований составляла 20 тыс. долл. 25 сентября 1856 г. «Трибюн» привела
заявление сенатора от штата Массачусетс Ч. Самнера: «Я с интересом наблюдаю за вашим великолепным фондом помощи освобождению Канзаса, сейчас оскверненного и втоптанного в грязь, израненного и порабощенного президентом США, действующим как орудие тиранической рабовладельческой олигархии».

В мае 1856 г. миссурийцы совершили новое преступление. Они организовали нападение на Лоренс, оплот фристейтеров. Дома поселенцев были разграблены и сожжены. Ущерб, причиненный поселку, оценивался в 200 тыс. долл. Разгром Лоренса вызвал волну протеста и возмущения на всем Севере. 19 мая Ч. Самнер произнес в сенате блестящую речь «Преступление против Канзаса». Он назвал миссурийцев пиратами, выступавшими под черным флагом, говорил о рабстве как отрицании прав человека и всех гражданских свобод. Самнер подчеркнул, что война в Канзасе носит не местный, а национальный характер52. Его смелая речь вызвала у рабовладельцев приступ ярости. 22 мая член палаты представителей П. Брукс внезапно напал на Самнера в здании конгресса и жестоко избил его. Суд приговорил Брукса к штрафу всего лишь в 300 долл.; его даже не исключили из состава палаты.

В Чикаго, Нью-Йорке и других городах прошли митинги, на которых осуждались преступления рабовладельцев против Канзаса и избиение сенатора Самнера. Тут же происходил сбор денег и запись добровольцев в помощь фристейтерам. Газеты Севера писали в эти дни, что рабство еще раз показало всему миру свое истинное лицо, что оно является угрозой свободе не только на земле Канзаса, но и на Севере, даже в стенах Капитолия. Именно рабство воспитывает жестоких людей вроде Атчисона или Брукса 53

После разрушения Лоренса наступил период ожесточенных партизанских действий. В ответ на продолжавшийся террор и насилия скваттеры создавали вооруженные отряды, самым известным из которых был отряд Джона Брауна, и наносили решительные удары по силам сторонников рабовладения. Федеральное правительство открыто встало на сторону рабовладельцев. Президент Пирс приказал федеральным войскам присоединиться к миссурийцам и, таким образом, исключить прибытие эмигрантов из свободных штатов.

Пароходы с переселенцами были остановлены и винтовки Шарпа конфискованы. Однако даже активная поддержка правительства не могла ликвидировать кризиса и заставить фристейтеров отказаться от борьбы. «Долгом сторонников свободного Канзаса, — говорилось в одном из писем, опубликованных 26 ноября 1856 г. в „Трибюн», — является сопротивление федеральным войскам и правительству в их деспотических действиях так же, как колонисты сопротивлялись английским войскам при Лексингтоне, Конкорде, Банкер-Хилле. Это должно быть сделано, иначе их порабощение будет завершено».

Решительное сопротивление свободных фермеров рабовладельческой колонизации имело огромное значение для решения вопроса о том, свобода или рабство восторжествует в Канзасе. Следующим этапом борьбы за Канзас стала, по словам К. Маркса, борьба посредством политических интриг в конгрессе 54 . Рабовладельческая олигархия стремилась принять Канзас в состав Союза с конституцией, одобрявшей рабство. Эта конституция, известная как Лекомптонская (по названию города, где ее приняли), была отвергнута большинством населения штата.

«Нью-Йорк дейли трибюн» 31 декабря 1857 г. заявила, что Лекомптонская конституция насильственно навязывается большинству народа Канзаса жульнической диктатурой меньшинства и является нарушением основ демократии. В 1858—1859 гг. в конгрессе шло бесконечное обсуждение этой конституции и вопроса о допущении Канзаса в Союз. Окончательно вопрос решился уже в январе 1861 г., когда в связи с сецессией большинством в сенате стали располагать республиканцы. Канзас был принят в Союз как свободный штат…

Важным элементом назревания неотвратимого конфликта являлась борьба самих негров-рабов против бесчеловечной эксплуатации. В 1856 г. пo всему Югу прокатывается волна негритянских восстаний. Волнения охватили многие южные штаты: Кентукки, Арканзас, Теннесси, Миссисипи, Луизиану, Алабаму, Джорджию, Флориду, Южную и Северную Каролины 102. Большой заговор рабов (до 300 участников) был раскрыт в Теннесси. Они планировали нападение на г. Эльдорадо. Луизианская газета писала о заговоре рабов в районе г. Сент-Мартин, в котором уча ствовало несколько белых, помогавших неграм достать оружие.

Волнениями был охвачен г. Франклин. У рабов было найдено 24 ружья и два бочонка с порохом. 15 негров были убиты. Расправа над подозреваемыми в заговоре рабами была произведена в районе г. Дувер (на р. Камберленд). Многие были арестованы, И повешены, белый, участвовавший в заговоре, засечен насмерть (900 ударов плетью). В ряде южных штатов вводилось патрулирование и поголовное вооружение всех белых жителей103. Серьезную тревогу у плантаторов вызывали волнения негров-рабочих в районе железоделательных промыслов (на реках Теннесси и Камберленд), где были заняты 8—10 тыс.

Новый толчок движению против рабства дало восстание под руководством Джона Брауна, оказавшее огромное влияние на умы современников. Беспримерное мужество и героизм, с которым 17 белых и 5 негров сражались в Харперс-Ферри (штат Виргиния) с отрядами рабовладельцев и регулярных войск, произвели большое впечатление даже на их врагов. Восстание началось 16 октября 1859 г. Первые сведения о нем появились в газетах на следующий же день. Заголовки газет гласили, что город и арсенал захвачены аболиционистами и рабами. Остановлено движение на железной дороге. Для подавления восстания двинуты войска.

«Вот он неотвратимый конфликт Сьюарда, Смита, Гиддингса в действии,— писала газета штата Огайо.— Кто несет ответственность за Харперс-Ферри? Разумеется, не Браун, ибо он просто сумасшедший. Несут ответственность те, кто своим поощрением и денежной помощью принудили его взяться за оружие, чтобы провести в жизнь свои безумные планы — это   они  обязаны   ответить   перед   страной   и   перед   миром»104.
_____________
102 New York Daily Tribune, 1856, Oct. 23, Dec. 9-12.
103 Ibid., 1859, Oct. 20;
104 Craven A. The Coming of the Civil War. Chicago, 1957, Р. 408-409.

«Фанатик», «сумасшедший», «безумец» — таков был приговор Дж. Брауну большинства американских газет, политических деятелей, да и многих последующих историков. Среди тех, кто встал на защиту героя, были Р. У. Эмерсон, Г. Д. Торо, Ф. Дуглас, У. Филлипс, У. Л. Гаррисон… 30 октября 1859 г. Г. Д. Торо созвал набатом жителей Конкорда и произнес пламенную речь в  защиту капитана Джона Брауна. Торо открыто заявил, что его восхищает подвиг Дж. Брауна. «Я счастлив, что жил в одном веке с ним, что был его современником». «Джон Браун был прав», — признал У. Л. Гаррисон. «Залп в Харперс-Ферри был услышан во всем мире», – это сказано У. Филлипсом105.

Высокую оценку восстанию в Харперс-Ферри дал Н. Г. Чернышевский, опубликовавший в ноябрьском номере «Современника» перевод основных статей «Временной конституции» Джона Брауна. «Неукротимая энергия и глубокое, строгое нравственное чувство придают этому уставу чрезвычайную оригинальность», — писал русский революционный демократ 106.

Рабовладельцы жестоко расправились с восставшими. 2 декабря 1859 г. Джон Браун был казнен. Поистине пророчески звучат последние слова Джона Брауна, написанные им перед казнью: «Я, Джон Браун, теперь совершенно уверен, что преступления этой греховной страны не могут быть искуплены иначе, как Кровью. Я думаю теперь, что напрасно тешил себя мыслью, что это может быть сделано без очень большого
кровопролития» 107…

Восстание Брауна было подавлено в течение 36 часов. «Но для Виргинии и для всего Юга последствия (этого восстания. — Лег.) только начинались». Героическое выступление Джона Брауна вызвало подъем освободительного движения негров на Юге. В ночь на 4 ноября 1859 г. произошло волнение негров в Виргинии. 12 ноября в Вашингтоне были арестованы лица, подозревавшиеся в связях с Брауном. После подавления восстания Брауна усилилось бегство рабов на Север13. Многочисленные антирабовладельческие выступления произошли в Виргинии, Миссури, Техасе, Алабаме, Миссисипи, Джорджии, Южной Каролине. Имели место случаи, когда в этих выступлениях участвовали и негры, и белые.

Российский посланник в Вашингтоне Стекль сообщал 19(31) октября: «Жители (Юта.— Авт.), полагая, что это всеобщее восстание, были охвачены паникой. …Хотя это дело было легко подавлено, оно тем не менее произвело глубокое впечатление на Юге, и особенно в рабовладельческих штатах, пограничных со свободными штатами» 15. Восстание в Харперс-Ферри вызвало бурную реакцию и в северных штатах. Две мощные антирабовладельческие волны поднимались в противоположных концах Союза: с Юга и с Севера. Впервые в истории США широкие антирабовладельческие выступления происходили одновременно и в столь больших масштабах. Это было свидетельством того, что борьба против рабства являлась главным содержанием обострявшейся революционной ситуации. В антирабовладельческое движение включались широкие массы трудящихся, что вызывало серьезную озабоченность не только рабовладельцев, но и буржуазии Севера.

Стремясь найти выход из кризисной ситуации на знакомых путях политического компромисса с рабовладельцами, лидеры буржуазных кругов США поспешили отмежеваться от Джона Брауна. Даже «Либерейтор» У. Л. Гаррисона 28 октября 1859 г. заявила, что нет ни малейшей связи между принципами или действиями республиканской партии и «безумным вторжением» Брауна в Виргинию. Лидеры республиканцев… решительно отказались поддержать Брауна, руководствуясь установками партии, сводившимися к тому, что рабство — это внутреннее дело рабовладельческих штатов и партия выступает только за то, чтобы не допустить расширения границ рабства на новые территории.

Важную роль в таком подходе сыграли тактические соображения. Началась избирательная кампания 1860 г. После разведки боем, проведенной во время выборов президента в 1856 г., республиканская партия готовилась дать генеральное сражение демократам в борьбе за Белый дом. Лидеры республиканцев, опасаясь потерять голоса умеренно настроенных избирателей, выступили с резким осуждением Брауна. В избирательной платформе 1860 г. партия расценила восстание Брауна как «одно из тягчайших преступлений» 16.

Аналогичной была позиция и кандидата республиканцев в президенты Авраама Линкольна, который осуждал восстание в Харперс-Ферри. Он называл восстание Брауна безумием, утверждал, что такие выступления не способствуют освобождению рабов. Линкольн решительно отвергал обвинения в том, что республиканская партия была причастна к восстанию 17…

Перед лицом неизбежной победы Линкольна на выборах рабовладельцы сплачивали свои ряды. Они заявляли, что готовы расколоть Союз и начать гражданскую войну. В этих условиях особое значение приобретало единство антирабовладельческих сил. Это прекрасно понимал Ф. Дуглас. Он считал, что аболиционисты должны поддержать республиканцев на выборах и использовать политический альянс с республиканской партией для того, чтобы подталкивать ее влево. Республиканская партия объединяла влиятельные прогрессивные силы, и, учитывая это, Дуглас заявлял, что дело борьбы
против рабства выиграет, если «в избирательной борьбе мы будем с ней, а не против нее» 24. Дуглас был уверен, что республиканцы неизбежно перейдут на позиции аболиционизма 25.

Прогноз Дугласа строился на реальном учете происходившей перегруппировки классовых, политических сил. Он принимал во внимание, что угроза потери власти в Союзе заставит рабовладельцев пойти на крайние средства в борьбе против республиканцев. А это вынудит республиканскую партию искать союзников слева, согласиться на политический блок с аболиционистами. По мере приближения дня выборов рабовладельцы усиливали массовый террор против своих политических противников. В Техасе они сожгли г. Хендерсон, 22 аболициониста, среди них священ-
ник, были повешены. Аналогичные акты террора имели место в Джорджии…

В выборах, состоявшихся 6 ноября 1860 г., …Линкольн значительно опередил объединенные голоса всех своих противников — 180 против 123, хотя и получил меньше голосов избирателей, чем его противники, вместе взятые. Поскольку Линкольн победил как кандидат меньшинства, это создавало для него серьезные трудности. Но у Линкольна были и существенные преимущества. Главное заключалось в том, что его активно поддерживали основные прогрессивные силы страны.

На выборах Линкольн получил поддержку рабочих. Лидеры республиканцев заявляли: «Мы должны быть благодарны рабочим, обеспечившим нам эту победу» 26. За Линкольна активно выступили граждане иностранного происхождения, большинство аболиционистов, за исключением небольшой группы Гаррисона. Его успеху содействовала прогрессивная интеллигенция, ветераны аболиционизма. Известные всей стране Уолт Уитмен, Джон Уитьер, Ралф У. Эмерсон, Гарриет Бичер-Стоу помогли Линкольну облегчить завоевание голосов многих тысяч избирателей…

Победа Линкольна на выборах ознаменовала переход власти из рук плантаторско-буржуазного блока, поддерживавшего рабовладение, в руки буржуазии Севера, занимавшей оппозиционные к рабовладению позиции. Плантаторы-рабовладельцы ответили на это сецессией и развязыванием гражданской войны. «Перед лицом победы Линкольна олигархия южных плантаторов поступила как всякий правящий класс, терпящий решительное поражение от демократии. Он взялся за оружие, чтобы любой ценой удержать и продлить свою власть» 34.

До 4 марта 1861 г. у власти находился ставленник рабовладельцев президент Бьюкенен. Рабовладельцы не скрывали, что удар по единству Союза должен быть нанесен до официального вступления Линкольна в должность президента. Рабовладельческая газета «Миссисипиэн» писала: «Сейчас время действовать. Пока федеральное правительство находится в дружеских руках, надо предпринять окончательный шаг к сецессии и завершить ее» 35.

20 декабря 1860 г. Южная Каролина вышла из Союза. В январе — феврале 1861 г. ее примеру последовали Алабама, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Техас, Теннесси и Флорида. Позднее — Арканзас, Виргиния и Северная Каролина. Территория 11 штатов, вышедших из Союза, составила 733 144 кв. мили, 40% всей территории США. 4 февраля 1861 г. конвент отделившихся штатов провозгласил создание Конфедерации рабовладельческих штатов. Была принята конституция, сформировано временное правительство. 18 февраля временным президентом Конфедерации стал крупный плантатор Джефферсон Дэвис.

Конституция Конфедерации открыто провозглашала, что рабство является основой экономического и политического устройства нового государства. В конституции много говорилось о правах штатов, однако они были лишены важнейшего права — свободного выхода из Конфедерации36. Таким образом, начав сецессию под знаменем борьбы за права штатов на выход из Союза, мятежные рабовладельцы законодательным путем лишили штаты Конфедерации права выхода из вновь созданного государства…

Первое же официальное выступление Линкольна как президента подтверждало, что новое правительство взяло курс на умиротворение восставших рабовладельцев, на поиск политического компромисса. Президент заявил, что его правительство не будет нарушать принципы рабовладения, и заверил рабовладельцев, что закон о выдаче беглых рабов будет неукоснительно исполняться. Линкольн, однако, решительно отверг право рабовладельческих штатов на сецессию. Вместе с тем он пытался увещевать мятежных рабовладельцев, которые уже разрушили Союз: «В ваших руках, мои недовольные граждане,— заявил президент,— а не в моих находится решение спорного вопроса о гражданской войне. Правительство не нападает на вас. Конфликта не произойдет, если вы не выступите как агрессоры» 41…

Аболиционисты осудили речь Линкольна. Особое разочарование вызвало заявление Линкольна о том, что правительство будет последовательно проводить в жизнь закон о беглых рабах. «Либерейтер» писала 8 марта 1861 г.: «Мы были и шокированы, и поражены тем, что Линкольн добровольно выставил напоказ этот позорный аспект своей речи при торжественном вступлении в президентство». Фредерик Дуглас был одним из самых резких критиков Линкольна. Дуглас заявил: «Его речь не только бессердечно холодна, но и ущербна, неуместна для подобной аудитории, так как она не в состоянии ни умиротворить, ни сдержать дикое неистовство мятежных рабовладельцев»44.

Увещевания Линкольна не дали результатов. В мятежных штатах вступление Линкольна в должность президента послужило сигналом к началу открытой гражданской войны. 12 апреля 1861 г. войска рабовладельцев начали артиллерийский обстрел форта Самтер, прикрывавшего вход в бухту у г. Чарлстон. 74 солдата и 9 офицеров, составлявших гарнизон форта, не смогли долго сопротивляться 7-тысячной армии мятежников, поддержанной 47 орудиями. После полуторачасовой бомбардировки флаг США был спущен. Форт капитулировал. Началась гражданская война…

В начальный период воины федеральное правительство и не помышляло об уничтожении рабства, но тысячи и тысячи рабов чувствовали, что их судьба связана с военным разгромом мятежных рабовладельцев. И с самого начала войны негры Юга оказывали всемерную помощь Северу. Они устраивали заговоры, вооруженные восстания в тылу Конфедерации, поджигали усадьбы плантаторов, имели место многочисленные акты саботажа, было широко распространено симулирование болезней — все это наносило огромный ущерб рабовладельческой Конфедерации.

Одной из самых широко распространенных и эффективных форм борьбы рабов за свою свободу было массовое бегство с плантаций. Юг превратился для негров в гигантский и тщательно охраняемый концентрационный лагерь. Охранные функции выполняло более 100 тыс. солдат армии Конфедерации, все дороги патрулировались специальными отрядами. И все же тысячи негров спасались бегством на Север. Рабы бежали на Север, несмотря на то что многие генералы федеральной армии выказывали свое чуть ли не суеверное уважение к правам рабовладельцев на их живую собственность.

Генерал Макклеллан в начале войны в обращении к населению Западной Виргинии заявил, что его армия не будет вмешиваться в отношения между рабами и их хозяевами. Он подчеркнул, что федеральные войска «железной рукой» сокрушат любую попытку восстаний со стороны рабов. Генералы Галлек, Бернсайд, Буэл, Хукер, Уильямc запрещали солдатам пропускать рабов в расположения своих войск. По их приказам рабовладельцам разрешалось проходить на территорию размещения федеральных войск в целях поимки беглых рабов.

В начале войны возникла угроза восстания рабов в Мэриленде, и генерал федеральной армии Батлер отдал приказ войскам оказать помощь рабовладельцам в подавлении восстания. Известны случаи, когда по приказу генералов Севера федеральные войска не только участвовали в поимке беглых рабов, но и открывали по ним огонь. Тем не менее негры всеми доступными им средствами участвовали в борьбе против мятежников, внося большой вклад в уничтожение рабства. Уже в первые недели войны, в апреле-мае 1861 г., были зарегистрированы случаи появления беглых рабов в расположении федеральных войск в Виргинии.

По мере того как федеральное правительство все более склонялось к революционным методам ведения войны, усиливался поток рабов, бежавших на Север. Военный министр в докладе конгрессу указывал, что бегство рабов серьезно ослабляло Конфедерацию 83. За годы войны 500 тыс. рабов, преодолев огромные трудности, принеся колоссальные жертвы и подвергнув себя тяжелейшим испытаниям, бежали с плантаций. «Это гигантское переселение народа, сопровождавшееся громадными трудностями и жесточайшими разочарованиями, несомненно, является одним из наиболее героических, если не самым героическим массовым подвигом в истории американского народа»84.

Несмотря на террор, свирепствовавший на Юге, неоднократно возникали заговоры и попытки восстаний рабов во всех штатах Юга. Рабовладельцы тщательно скрывали факты об антирабовладельческих выступлениях негров, и тем не менее известно но крайней мере о 25 восстаниях, попытках восстаний и заговорах негров. Переход федерального правительства к революционным методам ведения войны вызвал бурный подъем антирабовладельческих выступлений негров в тылу Конфедерации…

Буржуазия Севера стремилась превратить гражданскую войну в «семейное» дело белых, добиться разгрома рабовладельцев без участия в войне негров и предоставить им после победы над мятежниками те ограниченные права, которые будут соответствовать классовым интересам буржуазии. Развитие политической ситуации и положение на фронте настоятельно требовали коренного пересмотра стратегического курса правительства Линкольна в отношении восставших рабовладельцев. Становилось все более очевидным, что конституционные методы ведения войны не в состоянии обеспечить военный разгром мятежных рабовладельцев и восстановление единства Союза — главной цели федерального правительства в гражданской войне.

3 декабря 1861 г. в послании президента конгрессу вновь подчеркивалось: «Союз необходимо сохранить, и для этого следует использовать все имеющиеся средства. Нет необходимости прибегать к крайним радикальным средствам, что могло бы повредить и лояльным и нелояльным штатам» 96. Линкольн имел в виду проблему рабства. В послании говорилось о переселении негров в страны с «благоприятными климатическими условиями». Эта в равной степени реакционная и утопическая идея вызвала резкие протесты со стороны негров, аболиционистов и радикальных республиканцев…

6 марта 1862 г. в послании конгрессу президент заявил, что надо лишить мятежников всякой надежды на переход лояльных рабовладельческих штатов на сторону Конфедерации. Президент считал, что достигнуть этой цели можно лишь путем уничтожения рабства в пограничных штатах с выплатой компенсации рабовладельцам за счет федерального правительcтва 102. Обе палаты конгресса проголосовали за предложение Линкольна.

Предложение Линкольна было горячо поддержано прогрессивными кpугами Севера. «Нью-Йорк дейли трибюн» писала 7 марта 1862 г.: «Это послание открывает эпоху в истории нашей страны. Оно не имеет пpецедента… Это будет величайшее событие, значительно более важное, чем многие сражения». Радикалы, отмечая важность решения Линкольна, указывали на его недостатки, заключавшиеся в признании принципа компенсации. Они cправедливо подчеркивали тщетность надежд президента на то, что мятежники примут предложение Линкольна и сложат оружие.

Вскоре был сделан еще один важный шаг в решении проблемы рабства: 13 марта 1862 г. был опубликован закон, запрещавший использовать федеральные войска для поимки и возвращения рабовладельцам беглых paбoв. Был заключен договор с Великобританией о запрещении торговли рабами, принято постановление о начальном обучении негритянских детей, в апреле 1862 г. запрещено рабство в федеральном округе Колумбия. Освобождая рабов в столице, Линкольн подчеркивал, что уничтожение рабcтва в масштабах всей страны — это только вопрос времени.

Перечисленные меры подготовили принятие закона о конфискации собственности рабовладельцев). Решение конгресса от 17 июля 1862 г. гласило, что если в течение 60 дней мятежники не капитулируют, то учаcтники мятежа будут объявлены государственными преступниками и пригoворены к смертной казни, которая может быть заменена по решению президента 5 годами тюремного заключения, или 10 тыс. долл. штрафа. Bce имущество мятежников конфискуется, а рабы объявляются свободными. Закон разрешал призыв негров в вооруженные силы и формирование из них специальных негритянских полков.

22 сентября 1862 г. Линкольн опубликовал предварительную Прокламацию об освобождении рабов. Президент заявлял, что с 1 января 1863 г. все те, кто содержался в качестве раба в каком-либо штате или части штата, население которого участвует в мятеже против Соединенных Штатов, отныне и навсегда будут свободны. В Прокламации говорилось, что президент обратится с просьбой к конгрессу принять закон о предоставлении компенсации всем рабовладельцам, не участвующим в мятеже
и согласившимся освободить рабов. Значимость Прокламации снижало и то обстоятельство, что она рассматривалась как военное мероприятие, предусматривала колонизацию, переселение освобожденных рабов в Африку, не провозглашала и тем более не гарантировала равенства белых и негров.

Несмотря на недостатки, Прокламация имела огромное прогрессивное значение. Она явилась важнейшим рубежом в истории гражданской войны. Линкольн официально объявил об изменении целей войны, которая отныне велась не только за восстановление Союза, но и за уничтожение рабства. После долгих колебаний и сомнений Линкольн наконец перешел Рубикон, сделал важнейший революционный шаг, направленный на разгром рабовладельцев.

Заканчивался 1862 год, которому суждено было стать поворотным пунктом в развитии гражданской войны. Упорная борьба негров за уничтожение рабства и за право с оружием в руках сражаться в федеральной aрмии, все более крепнувшее в народе и в армии понимание того, что без ликвидации рабства и призыва негров в армию нельзя выиграть войнy, решительная поддержка Линкольна радикалами — все это создавало необходимые условия для реализации курса на освобождение рабов.

Приближался решающий момент и в судьбе 4 млн. негров-рабов, и в xоде гражданской войны. В послании конгрессу 1 декабря 1862 г. президент главное внимание уделил вопросу о рабстве. «Если бы не было pабства, — заявил Линкольн,— никогда бы не начался мятеж. После освобождения рабов мятеж не сможет продолжаться» 115.
Весь текст послания неопровержимо доказывал, что Линкольн был полон решимости освободить рабов. 30 декабря 1862 г. президент подписал текст Прокламации.

Прокламация гласила, что на территории всех мятежных штатов рабы объявляются свободными. Властям предписывалось защищать свободу освобожденных рабов. Обращаясь к освобожденным неграм, Линкольн призывал их воздерживаться от насилия, за исключением вынужденной самообороны, и рекомендовал им честно работать, где можно будет, за соответствующее вознаграждение. Предусматривалось выполнение и другого важнейшего требования негров: «Освобожденные рабы… будут прижиматься в вооруженные силы Соединенных Штатов… и в качестве матросов на все военно-морские суда» 117.

Прокламация об освобождении была самым главным политическим документом гражданской войны. Она разрешила основную проблему, которая породила гражданскую войну и вокруг которой шла упорная военная и политическая борьба: провозгласила освобождение рабов…

Авраам Линкольн исключительно высоко оценивал роль негров в разгроме мятежной Конфедерации. Президент заявлял: «Ни один человек не в силах подавить мятеж без помощи такого рычага, как освобождение негров» 146. Учитывая пропорциональную численность негров в общем составе населения США, можно с полным основанием сделать вывод, что никто не внес настолько большого вклада в дело борьбы с рабовладельцами, как черные американцы. И никто не понес в этой борьбе столько потерь, как негры. «Негритянский вопрос являлся центральной политической проблемой гражданской войны, причем сам негритянский народ принимал решающее участие в  завоевании победы в  этой великой борьбе»147…

На Линкольна велась ожесточенная атака с требованием заключить мир с Конфедерацией. В этих условиях 18 июля 1864 г. президент выступил с заявлением: «Любое предложение о заключении мира на условиях восстановления Союза и запрещения рабства будет принято и изучено правительством США» 150. Этим решением президент четко сформулировал свою позицию: мир возможен только при условии признания Союза и уничтожения рабства. Это заявление во многом способствовало сплочению вокруг Линкольна всех сторонников военного разгрома мятежников и полного уничтожения рабства.

В центре избирательной борьбы стояла проблема рабства. Радикалы решительно требовали в конгрессе принятия XIII поправки к конституции, которая придала бы запрещению рабства силу закона. В сенате 8 апреля это предложение получило поддержку 38 сенаторов, только 6 проголосовали против. В палате представителей поправка была принята в январе 1865 г. По конституции поправка получает силу закона после того, как ее ратифицируют не менее 3/4 штатов. Это важное событие произошло уже после окончания войны, в декабре 1865 г.

Победа Линкольна на выборах 1864 г. прозвучала похоронным звоном для Конфедерации. Агентура рабовладельцев на Севере потеряла теперь все шансы в борьбе за власть. В тылу Конфедерации активизировалось антирабовладельческое движение, социальная база которого значительно расширилась за счет белых южан, которые поняли, что война фактически проиграна для рабовладельцев.

После выборов 1864 г. резко увеличилось число дезертиров из армии конфедератов. Причем многие из них вступали в партизанские отряды. Массовое дезертирство на Юге было свидетельством политического кризиса рабовладельческой Конфедерации, приближавшегося банкротства мятежных рабовладельцев. Переизбрание Линкольна резко ухудшило международные позиции Конфедерации. Стало очевидным, что дело мятежных рабовладельцев совершенно бесперспективно. Помимо этого, успехи федеральных вооруженных сил привели к оккупации важнейших портов Конфедерации, стиснули железное кольцо блокады вокруг мятежников, которым становилось все труднее получать скрытую военную помощь от своих сторонников из Европы…

3 апреля передовые отряды федеральной армии ворвались в разрушенный и горящий Ричмонд. Генерал Ли с боями отходил на Запад. И только когда стала очевидной полная бесперспективность сопротивления, 28-тысячная армия мятежников 9 апреля сдалась Гранту в г. Аппоматтокс. Это послужило сигналом к капитуляции последних вооруженных сил мятежников. Общая численность капитулировавших к 8 мая
1865 г. солдат и офицеров Конфедерации составила 175 тыс. человек.

К этому времени уже не было в живых того, кто привел прогрессивные силы страны к победе над мятежными рабовладельцами. 14 апреля 1865 г. в театре «Форд» в Вашингтоне был смертельно ранен президент Линкольн. Не приходя в сознание, он скончался на следующее утро.

Убийца президента актер Бутс был фанатичным сторонником рабовладения. Многое было и осталось загадочным в этом убийстве: преступная халатность охраны президента, тот факт, что после убийства были перекрыты все дороги, ведущие из столицы, за исключением одной, по которой и ушел убийца, и то, что вопреки прямому приказу взять Бутса живым он был убит во время перестрелки. Все это доказывает, что в убийстве президента были заинтересованы не только мятежные рабовладельцы, но и влиятельные политические силы Севера.

Смерть Линкольна показала, сколь велика была любовь и симпатии широких трудящихся масс страны к этому великому гражданину Америки. На много дней вся страна погрузилась в траур, сотни тысяч американцев встречали и провожали траурный поезд, который вез тело президента из Вашингтона на Запад.

Гражданская война была самой кровопролитной и дорогостоящей войной в истории страны. Север потерял убитыми и умершими от ран и болезней 360 тыс. человек, потери Юга составили не менее 250 тыс. человек, миллион солдат и офицеров Севера и Юга были искалечены. Прямые военные расходы федерального правительства достигли 3 млрд. долл., не считая расходов отдельных штатов и учреждений, выплат пенсий ветеранам войны и семьям погибших солдат и офицеров. Неподсчитанными остались убытки, связанные с уничтожением в ходе войны материальных ценностей. Национальный долг за годы войны вырос до огромной суммы — 3,5 млрд. долл.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s