ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА

ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА

В.Г. Чертков

(Лекция прочитана в Московской вегетарианской столовой 28 января 1913 г.)

Источник: Чертков В.Г. Церковь и политика // «Голос Толстого и единение», 1918, № 4.

В настоящее время среди русского народа все большее и большее число людей освобождается от церковных суеверий. И это вполне понятно. По мере того, так люди делаются более сознательными, для них труднее становятся продолжать верить в те устарелые измышления и ненужные обряды, на которых держится православная церковь. Среди мыслящих рабочих и крестьян все чаще и чаще приходится слышать осуждение представителей церкви и даже насмешки над церковными суевериями.

Но если русский народ так долго придерживался православного заблуждения, то это не потому только, что попы и начальство его обманывали. Хотя вера в церковь и ослабела, но корни этой веры еще остаются в душе многих людей. Для того, чтобы освободиться от суеверного отношения к жизни, еще недостаточно убедиться в том, что то или иное отдельное суеверие есть заблуждение и обман. Корни, из которых выросли суеверия, кроются очень глубоко в человеческом сознании. И уничтожиться эти корни могут только тогда, когда прорастет и укрепится в сознании человека семя истинного духовного разумения. А пока этого не будет, вместо старых, раскрытых заблуждений, из тех же корней будут постоянно вырастать новые суеверия.

Это самое и происходит теперь на наших глазах среди части русского народа. Одно заблуждение заменилось другим. По мере того, как ослабевает влияние церкви, на ее место уже становится новое суеверие, а именно — вера в государство, политику, т.е. вера в то, что возможно улучшить отношения между людьми путем насилия правительственных мероприятий.

Как ни враждебны между собой с виду эти два суеверия — церковное и политическое — оба они, тем не менее, очень схожи в своих чертах. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание на некоторые общие обоям этим суевериям свойства.

I. Внешнее вместо внутреннего.
Для того, чтобы найти смысл своего существования, человеку необходимо выяснить, какое его отношение к высшей основе жизни, или Богу. Чтобы сделать это разумно, ему приходится внутренне разбираться в своей душе. Работа эта весьма сложная и трудная. Гораздо легче поверить на слово тому, что церковь утверждает о Боге, и внешним образом исполнять ее требования. При этом внимание направлено на внешние предметы: на образа, храмы, богослужение, обряды, таинства и тому подобное. Внутреннее заменяется внешним.

То же самое происходит и с политической деятельностью. Для того, чтобы было хорошее общественное устройство, необходимо, чтобы сами люди были хороши. А для этого каждый отдельный человек должен прежде всего исправлять и совершенствовать самого себя. Политика же, наоборот, отвлекает внимание человека от самого себя. Она заставляет его главным образом лучше устраивать общественную жизнь. Тут также внешнее становится на место внутреннего.

Правильный рост человеческого сознания больше всего задерживается тогда, когда люди вместо того, чтобы думать о том, что происходит внутри их самих, в их собственной душе, обращают все свое внимание на внешние предметы или внешние дела и задачи.

2. Воображаемое вместо действительного.
Для руководства в жизни человеку дан закон добра и правды. Закон этот раскрывается человеку в его сознании и некоторыми называется волею Божьей. Церковь учит тому, что воля эта в том, чтобы были богатые и бедные, господа и рабочие, начальники и подчиненные. Она благословляет взаимное убийство на войне и вообще оправдывает все правительственные несправедливости и жестокости. Этого воображаемого церковного Бога никто никогда не видел. Но ради Него люди жертвуют той несомненной правдой, которую каждый может сознавать в своей душе, и нарушают ее по отношению к своим братьям.

То же и с политическими деятелями. Они также верят в то, что существует только в их воображении. Оно заменяет для них действительные требования любви. Это воображаемое начало они называют государством. Оно для них дороже людей. Государства также никто никогда не видел, но из-за него люди готовы насиловать и убивать друг друга, готовы на войне губить миллионы жизней, готовы на самые дикие бесчеловечные меры угнетения себе подвластных людей.

И церковники, и политики на место того, что, действительно существует, ставят понятие, которое существует в их мнениях. Церковники измыслили себе собственного Бога вроде какого-то громадного человека, живущего где-то за облаками. Политики сочинили себе понятие о государстве. И ради измышленных понятий и те, и другие жертвуют действительными живыми людьми.

3. Следование предписаниям.
При правильной жизни человек управляет собою при помощи своего собственного внутреннего сознания. Его чувство, разум и совесть указывают ему то, что он должен делать. Церковь вместо того требует, чтобы человек слушался ее. Она дает людям предписания и утверждает, что так приказывает Бог. Эти предписания изложены в различных церковных руководствах и уставах, главным образом – в катехизисе. Ему должны подчиняться все верующие в церковь.

Люди, занимающиеся политикой, также не допускают, чтобы человек свободно руководствовался своим собственным разумением. У каждой политической партии имеется свой «катехизис», который называется «партийной программой». И этой программе должны следовать все члены партии под страхом исключения из партии. Это называется у них «необходимой партийной дисциплиной».

Как церковники, так и политические деятели лишены самого ценного и нужного в жизни. Оны лишены возможности во всякую минуту поступать согласно указаниям своей собственной совести. И часто им приходится делать и говорить то, что не согласно с их внутренним убеждением. К этому они вынуждены потому, что свою духовную свободу они подчинили человеческим предписаниям.

4. Нетерпимость.
Люди, которые преклоняются перед внешними руководителями или авторитетами и подчиняются их предписаниям, бывают особенно нетерпимы к тем, кто не признает этих авторитетов и руководителей. Всем известно, насколько церковь нетерпима. Она отлучает и громит анафемой своих противников и приговаривает к вечным мукам тех, кто не верит в ее учение.

Политические деятели не отстают в этом отношении от церковников. Достаточно поглядеть на современные политические партии в России. Их нескончаемые пререкания, ссоры, взаимные обвинения, их непримиримая ненависть друг к другу и отчаянная борьба – вся их деятельность, все их построение служит наглядным проявлением того, в чем заключается нетерпимость. А когда бываешь нетерпим к другим, то это несомненный признак того, что сам заблуждаешься.

5. Принуждение.
Еще хуже, чем нетерпимость, другое свойство, которое одинаково присуще как церковникам, так и политикам. А именно то, что они совершают насилие над людьми. Кто убежден в своей правоте, тот доверяет силе истины. Он верит, что правда возьмет свое и притянет к себе людей. Он старается убеждать других людей в справедливости того, во что он верит, но не пытается силою заставлять их соглашаться с ним.

Не так поступала православная церковь. Она на брезговала никакими насилиями против тех, это с нею не соглашался. И для этого она пользовалась поддержкой государственной власти. Всем понятно, как несправедливы были государственные законы и распоряжения при самодержавии, когда церковь поддерживала царское правительство, и как жестоко правительство преследовало тех, кто не мог по совести соглашаться с православным учением.

То же делают теперь люди, занимающиеся политикой. Они также не довольствуются желанием убеждать своих противников. Они также обращаются, когда имеют возможность, к насилию и принуждению. Они всеми средствами стараются захватить и удержать в своих руках государственную власть, посредством которой заставляют людей повиноваться. Ради этого именно различные политические партии и борются так ожесточенно между собою.

Желание насильственно подчинить себе несогласных людей есть одно из самых низких, отвратительных свойств человеческой природы. И церковники, и политики одинаково стараются силою или угрозами заставить людей подчиняться. И это служит вернейшим доказательством того, что ни те, ни другие не обладают истиной и что им в действительности не на что опереться.

6. Будущее вместо настоящего.
Все хорошее бывает хорошо сейчас, немедленно. Добрый поступок доставляет тому, кто его совершает, удовлетворение и благо в то самое время, когда он его совершает. Но церковь уговаривает людей мириться со своим теперешним плохим положением здесь на земле. Она не помогает им освободиться от своих поработителей и вообще улучшать общественные условия. Она, напротив, учит людей покорно подчиняться, страдать и исполнять все то скверное, что приказывает начальство. Взамен этого она обещает людям блаженство на небе, в загробной жизни.

По соображениям людей, занимающихся политикой, часто так же приходится мириться со злом в настоящем ради ожидаемого в будущем блага. С политической точки зрения бывают, например, обстоятельства, когда ради предполагаемой в будущем государственной пользы необходимо народу вступить в войну и годами продолжать воевать в ожидании победного конца. Из-за этого погибают миллионы людей, разоряются целые страны, нравственно развращаются народы. Так же в некоторых случаях считается желательным прибегать к гражданской войне, к вооруженным восстаниям, террористическим актам, казням. Политические деятеля считают все это допустимым в настоящем, если по их расчетам от этого можно ожидать пользу в будущем.

Церковь и политики согласны на гибель человеческих жизней и на какие угодно страдания людей сейчас, в настоящем. Они рассчитывают на воображаемое прекрасное устройство жизни в будущем, в будущем же никогда не сбывается то, на что мы рассчитываем. А главное, истинная жизнь бывает только в каждое настоящее мгновение.

7. Воспитание заблуждений.
Воспитание есть оно из самых могучих средств распространения среди людей как хорошего, так и плохого. Этим путем широко распространяются понятия церковные и политические. При этом пример старших, конечно, больше всего влияет на подрастающие поколения. Дети невольно присутствуют при разговорах между взрослыми, наблюдают их действия, зарождаются их волнениями, надеждами и разочарованиями. Все это развивает у молодежи веру в те церковные или политические взгляды, которые разделяет окружающее их старшее поколение.

Кроме того, взрослые нарочно прививают учащейся молодежи свои убеждения. В учебных заведениях по всей России до самого последнего времени преподавался так называемый «Закон Божий», посредством которого представители церкви внушали детям все свои обманы, заблуждения и суеверия. Преподавание же истории, географии, литературы пропитано всеми теми политическими заблуждениями, которые господствовали в то или другое время.

И как церковники бывают готовы вербовать к себе в монастыри послушников с самого юного возраста, так и политические деятели не останавливаются перед тем, чтобы завлекать мальчиков в свои армии и учить маленьких детей приемам убийства. Так что между церковной и политическими неправдами существует еще и то сходство, что люди часто не сами приходят к этим заблуждениям, но помимо своей воли втягиваются в них воспитанием с самого раннего, почти младенческого возраста.

8. Поощрение низменных свойств.
Желая привлекать к себе людей, церковь не гнушается тем, чтобы потакать их слабостям и низменным стремлениям. Добродетель бывает добродетелью только тогда, когда она бескорыстна. Но церковь заманивает людей к исполнению ее предписаний обещанием наград в будущей жизни. А тех, кто не повинуется ей, она стращает загробными страданиями. И даже в здешней жизни она предписывает молиться и служить молебны за успех в мирских делах. Она убеждает людей в том, что ее заступничество перед Богом выгодно им в их предприятиях.

Политические деятели также обращаются для своих целей преимущественно к человеческим слабостям и порокам. Когда они хотят привлечь народ на свою сторону, то не говорят ему, что нужно жертвовать собой ради доброго дела. Они не внушают народу любви ко всем и прощения врагам. Напротив, они сулят народу в будущем всякие выгоды и материальное благополучие. Они разжигают в нем зависть, корысть, гнев, злобу, жестокость, своеволие, честолюбие, самодовольство, самоуверенность. Одним словом, политические деятели играют на всех самых скверных струнах человеческой природы. И это понятно, так как средства, которыми политики достигают своих целей, — главным образом вражда, насилие, убийство.

А для того, чтобы люди были готовы друг друга ненавидеть, насиловать и убивать, необходимо предварительно вызвать в них самое злое настроение. Для этого нужно постараться обратить их из людей в животных и зверей. Так и делают многие из теперешних политических агитаторов. В этом отношении они идут еще дальше, чем прежние церковники.

9. Гипнотическое внушение.
Один из самых грубых, но зато и самых сильных способов влияния на людей — это так называемый гипнотизм или внушение. Способ этот состоит в том, что человека одурманивают внешними воздействиями. Для этого известным образом приноравливают зрелища, изображения, звуки, движения и другие внешние впечатления. Одурманенный таким путем человек легко воспринимает все те мысли и чувства, которые одновременно с этим ему внушают. Понятно, что церковники и политические деятели, которые всегда стараются привлечь на свою сторону как можно больше людей, хотя бы даже только и внешним образом, лишь бы привлечь, не упускают из вида и этого столь удобного гипнотического средства воздействия на толпу.

При церковном внушении большую роль играют торжественные богослужения, обряды, песнопения, процессии, роскошные облачения, блестящие образа, огни свечей, запах фимиама, внушительные возгласы, однообразные причитания, однозвучное чтение и многое другое в таком же роде. Отдаваясь с умилением этим впечатлениям, верующие впадают в такое податливое настроение, при котором без разбора и сопротивления воспринимают все, что внушают им представители церкви.

В политической деятельности происходит то же самое. Для возбуждения сочувствия народных масс пускают в ход громадное уличное шествие и манифестации с флагами и стягами вместо хоругвей и икон, торжественные песнопения, гневные выкрики с резкими телодвижениями митинговых ораторов, бесконечные повторения при всеобщих рукоплесканиях одних и тех же ходячих агитационных словечек, громких лозунгов и хлестких обличений противников.

Разница только в том, что церковное внушение вызывает самоунижение перед предметами поклонения, при политическом же внушении, наоборот, поощряется самовосхваление. Но обе эти крайности достигают одной и той же цели. Человек доводится до полной степени самозабвения и увлечения. При этом голос трезвого разума в нем замолкает, и одурманенное сознание становится особенно податливым всяким мыслям и побуждениям, которые в это время ему со стороны внушаются.

Даже в подробностях есть сходство между церковными и политическими способами внушения. Например, православная церковь, стараясь действовать на внешние чувства, повсюду понаставила образов: и в храмах своих, и на всех перекрестках. То, что изображено на этих иконах, вовсе не похоже на действительную жизнь. Оно, очевидно, писано только для того, чтобы производить то впечатление, какое нужно церковникам.

Так же поступают и политические руководители. Они повсюду расклеивают свои политические картины или агитационные плакаты, на которых точно так же изображается вовсе не то, что есть на самом деле. Русский народ, например, всегда изображается на этих плакатах очень довольным и счастливым, когда он держится на войне. При самодержавном строе наши солдаты на этих картинах неудержимо рвались в бой за «веру, царя и отечество».

При временном правительстве они на этих уличных плакатах с таким же восторгом отдавали свою жизнь за «землю и волю» и «войну до победного конца». В настоящее время они на всех стенах и заборах Москвы с выражением восторженного остервенения бросаются в огонь и воду ради «диктатуры интернационального пролетариата». Насколько правдивы эти изображения, знает в душе своей всякий простой человек. Но ложь эта нужна политическим руководителям так же, как церковникам нужна ложь их образов, для того, чтобы, как они воображают, производить на уличную толпу желательное для них впечатление.

То же самое — и разными разжигательными боевыми лозунгами, напечатанными громадными буквами и так же расклеиваемыми политическими руководителями на всех площадях подобно тому, как церковники изображают на внешних стенах своих храмов нужные им «тексты». Эти боевые лозунги имеют целью убеждать проходящих в том, как похвально и приятно драться и убивать людей. Но человеку вместо воодушевления они внушают только омерзение.

То же и с «поклонением мощам», которое поощряется как церковниками, так и политиками. Церковники торжественно переносят с места на место «святые мощи» своих угодников и бережно сохраняют их в драгоценных «раках». Политические деятели столь же торжественно переносят с места на место тела своих погибших в борьбе товарищей, погребают их и воздвигают над их могилами памятники на самых людных площадях. Различие разве только в том, что церковники уверяли, что мощи их святых нетленны, политические же деятели не скрывают, что возятся они с разлагающимися трупами. Но на зрителей эти обряды и церемонии в память умерших угодников или героев производят одно и то же одурманивающее впечатление.

10. Обход истины.
Когда великие учителя человечества раскрывает людям новую истину, то народ привлекается их учением. Он готов идти по раскрытому ему лучшему пути. Но всегда бывают люди, которым это не выгодно, или которые не согласны с новым учением. Они не могут открыто в этом создаться, потому что народ их за это осудит. Поэтому они прибегают к хитрости. Они говорят, что новое учение действительно справедливо и прекрасно. Этим они привлекают к себе сочувствие и доверие народа. А потом они начинают так перетолковывать новое учение, что оно получает совсем другой смысл. И тогда даже истина таким образом вполне затемняется, и на ее место незаметно становится совершенно обратное.

Так поступали всегда жрецы и духовенство со всеми великими религиями человечества. Так поступили попы с учением Христа. Чтобы удовлетворить народ, который чувствует, что Христос был прав, церковь объявила Христа Богом и стала торжественно поклоняться ему в своих храмах. Но ученее его она совершенно извратила и вместо истинного христианства стала распространять среди людей свою ложную церковную веру. И царство Божие, которое, как говорит Христос, он пришел низвесть на землю, церковь перевела куда-то на небо. А на земле она стала оправдывать и благословлять царство дьявола.

То же самое делают и политические деятеля. Большею частью не зная и не понимая народа, они совершенно не знакомы и с его действительными стремлениями. Тем не менее они стараются принудить народ жить так, как по их рассудочным соображениям ему следует жить. При этом они действуют, не разбирая средств — «не мытьем, так катаньем». Для того, в чем они предполагают благо народа, они готовы губить голодом, тюрьмами казнями сколько угодно отдельных людей из этого самого народа. Готовы уничтожать на войнах — международных и междуусобных — сотни тысяч, миллионы человеческих существ из этого же трудового народа.

Вместе с тем, наиболее совестливым политическим деятелям слишком тяжело допустить, что вовсе нет добра и правды. Сердцем многие из них даже сочувствуют таким людям, как Христос и Толстой. Христа они называют «первым коммунистом», Толстого величают «всемирным гением», «совестью человечества». Они чувствуют к нему уважение и любовь. Отречься от него значило бы для них отказаться от самого лучшего, что у них есть в душе. Но они пошли по ошибочному пути и не в силах признать свою ошибку. Успокаивают они себя тем, что уверяют себя и других, что хотя учение любви и братства действительно прекрасно, но пока оно еще преждевременно. Они решили, что сейчас его исполнять нельзя, но что вот, дай срок, они подготовят людей для лучшей жизни и тогда всем возможно будет жить по любви.

Готовят же они людей к этому тем, что разжигают в них вражду, натравливают класс на класс, поддерживают среди них насилие и борьбу. От этого, как они полагают, люди должны через некоторое время очень полюбить друг друга, и тогда настанет на земле то «царство Божие», о котором мечтали такие милые люди, как Христос и Толстой. Замечательно то, что так говорят многие совсем не глупые и вполне искренние люди. Относятся они при этом со снисхождением и покровительством к тем наивным, по их мнению, мечтателям, которые хотят теперь же, при своей жизни, зажить по-хорошему. До такой степени притупляет политика здравый смысл человека и заглушает голос его сердца.

Тут опять получается будущее вместо настоящего. Как церковники возвышают Христа, но исполнение его учения откладывают до какой-то, неведомой нам, простым смертным «жизни будущего века», точно так же и эти политические деятели превозносят и Христа, и Толстого, но ту радость и благо, которое человечество могло бы сейчас получить от служения добру и правде, они откладывают до какой-то ведомой будто бы им одним опять-таки «жизни будущего века».

В этом состоит тот обход истины, к которому бессознательно прибегают наиболее совестливые политики для того, чтобы оправдать свое безумное и пагубное дело. Если ближе всмотреться в те свойства человеческой души, на которых держатся церковные и политические суеверия, то можно, вероятно, найти еще много сходств между ними.

Но и доказанного, думаю, достаточно для того, чтобы признать, что когда человек освобождается от церковного обмана, то ему не следует еще торопиться признавать победу. Лучше повнимательнее разобраться в своей душе и проверить, не втягиваешься ли незаметно для самого себя в какое-нибудь новое суеверие — политическое, научное или другое (о сходстве между церковью и наукой Толстой обстоятельно высказался в книге «Так что же нам делать?», гл. 30, 31).

Человек достигает истинной внутренней свободы не тогда, когда сбрасывает с себя какое-нибудь одно, особенно грубое суеверие. Расположение к суевериям коренится в свойствах самой человеческой природы. Если нет у человека настоящей разумной веры, то она всегда будет у него замещаться подобием веры – каким-нибудь суеверием, ибо вовсе без веры жить нельзя.

Истинная свобода от всяких суеверий достигается только тогда, когда человек ставит жизнь духа выше жизни тела. Тот, кто познал Жизнь духа, старается руководствоваться одним только голосом Божиим в своей душе. И поскольку это ему удается, постольку он становится свободным от всяких других влияний и воздействий.

Само собой разумеется, что такой внутренне освободившийся человек избавится и от церковного гипноза. Но он не попадет из огня да в полымя, во власть какому-нибудь новому суеверию, политическому или иному. Духовное понимание с корнем вырывает из его сознания те свойства, которые раньше делали его способным к суевериям.

И такой человек, конечно, не станет глумиться над теми, кто еще не избавился от того или другого суеверия. Он не станет даже ненавидеть тех, кто сознательно распространяет суеверия, как делают многие церковники и политические деятели. Он пожалеет и обманутых, и обманщиков как заблуждающихся братьев своих и постарается примером своей собственной более разумной и правдивой жизни помочь им выйти на путь действительной свободы.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s