Пацифизм и патриотизм в России

Пацифизм и патриотизм в России

Сергей Сорокин

Источник: https://www.opendemocracy.net/od-russia/

Я уже 12 лет отрезан от ТВ и Госрадио и даже Эхо Москвы отказывается от антивоенных разговоров. Я обращался несколько раз к Венедиктову и другим… ответ: «Нет повода». Очень многие окружающие люди очень неприязненно смотрят на мои пацифистские высказывания, недавно я даже лишился работы из-за этого.

В 90-ых мы каждый месяц участвовали в каком-нибудь ток-шоу по поводу альтернативной службы. Однажды, даже у Дмитрия Киселева (который теперь отличился на ВГТРК). Тогда он был молодой и складный ведущий, мы обсуждали вопрос: «Вы готовы умереть за Родину»? На той передаче мы были с несколькими солдатами, сбежавшими из Чечни. В нынешний день, такого не будет.

В 90-ые годы легко возникали общественные объединения даже на почве антивоенных идей, хотя и тогда были расхождения с солдатскими матерями, которые хотели добиваться «хорошей армии», без унижений и издевательств над молодыми ребятами. Мы же всегда выступали за полную отмену призыва и максимальное сокращение войск и вооружений.

Ельцин трижды обещал отмену призыва во время избирательных кампаний, и многим казалось, что это будет сделано, но генералы победили Ельцина.

Корни проблемы
Я сам ходил по московским домам с предвыборными тезисами Ельцина и объяснял избирателям важность отмены призыва, и это вызывало понимание гораздо чаще, чем сейчас.

Сейчас чаще услышишь реплики об «иностранных агентах», пятой колонне, предательстве интересов Родины. Общественное мнение изменилось под действием милитаристской пропаганды, которая воспаряла духом после 1993 года. Военные вошли в доверие к Ельцину во время конфликта Ельцина с «хасбулатовской» частью депутатов, военные помогли Ельцину победить.

Потом началась подготовка к чеченской войне, генералам пришлось подставить молодых солдат под чеченские пули в конце 1994 года, чтобы провозгласить лозунг мести «за наших молодых ребят».

Великая Отечественная война
Российское общество очень боится «врагов», а правительство щедро нагружает людей через СМИ «вражескими замыслами». При этом, у России есть «синдром победителя» во Второй мировой войне, Вы же видели как правительство пышно отмечает Дни Победы. И это очень глупо, именно, «гордиться Победой». Ведь за этим прячут причины войны, смысл войны.

Мой дед по материнской линии ушел на фронт в самом начале войны и пропал без вести уже в 1941 году где-то под Смоленском или Ржевом. А бабушка осталась одна с четырьмя детьми от 15-ти до 5-ти лет в районе города Ступино Московской области. Фронт почти дошел до них зимой 1941 года; в лесу стояла конница генерала Белова; старшие дети бегали помогать солдатам.

Бабушка всегда возмущалась бесполезностью этих мероприятий, что здоровые мужчины заняты не хозяйством, а глупой маршировкой. Бабушка отказалась от идеи, что победитель в войне продолжает военную жизнь, воспевает свою победу, считает доблестью уничтожение противника, подогревает интерес молодежи к военным подвигам и так далее.

А вот государственные органы Советского Союза оставались пропагандистами военной силы много лет после окончания ВОВ. Причем, само название Второй мировой Войны не употреблялось, оно было замаскировано названием Отечественной войны, что подчеркивало оборонительный характер войны, но отбрасывалась вся предыстория начала войны, политика СССР в 30-ые годы по раскручиванию вражды и милитаризма. На широкую ногу в мои школьные годы было поставлено разоблачение милитаристов-империалистов «капиталистических стран Запада», я ежедневно сталкивался с этими лозунгами, карикатурами, статьями в газетах.

Но когда я сам видел бурную демонстрацию милитаризма на военных парадах и радостные комментарии дикторов по радио и ТВ, то я уже задавался вопросом. А как же быть с милитаризмом? Только что осуждали милитаризм. А теперь «слава нашим могучим вооруженным силам!»

Российское общество в своем большинстве не представляет себе жизни страны без армии, есть даже такая гордая цитата, которую любит повторять в СМИ: «У России есть два союзника — армия и флот».

Пацифизм
Многие в России и не понимают смысла и действенности пацифизма, они путают пацифизм с полным бездействием, они считают, что пацифизм приведет к беспорядкам и оккупации врагами. А настоящий пацифизм требует очень активного действия тогда, когда войны еще нет, когда военные только готовятся к боям.

А правильное понимание и отношение к пацифизму должно складываться в детстве, в школе, а российское школьное образование очень милитаризированное, причем военные занятия все больше и больше внедряются в школе. Можно сказать, что 90-ые годы были самыми пацифистскими в школах, не было предметов, связанных с военной подготовкой. Но с 2000 года началось заметное наступление военных. Сначала под видом предмета ОБЖ (Основы Безопасности жизнедеятельности), а потом и прямого введения НВП (начальная военная подготовка). Теперь появилась и отправка школьников в воинские части на недельные сборы всем классом. Тут уже возникали конфликты с теми родителями, которые возражали против таких сборов.

Только один раз мне довелось участвовать в школьном круглом столе в одной из школ района Бутово в 2002 году, где активная преподавательница с подачи газеты 1 сентября организовала трехэтапный круглый стол с участием военных и мной в качестве пацифиста. Круглый стол прошел очень активно, школьники действительно выступали, но директрисса уже стала очень недовольна к третьему этапу. Она была жена полковника.

Антимилитаризм выгоден России
Антимилитаризм — это очень выгодно для любой страны! Достаточно посмотреть на статью военных расходов в бюджете, в России расходы на армию и безопасность доходят до 25%, это поразительно и возмутительно! Только колоссальные нефтегазовые доходы позволяют поддерживать уровень жизни населения при таких военных расходах. Только призывные мероприятия дважды в год по моим оценкам отнимают у страны порядка полутриллиона рублей. В этом процессе по всей стране занято более 200 тысяч военных и гражданских взрослых людей, тысячи административных зданий, автотранспорт, средства связи, врачи… и все это для того, чтобы призвать в армию 300 тысяч молодых работоспособных людей, оторвать их от полезной гражданской работы на целый год!! Сколько это может стоить стране? Ведь затраты на каждое рабочее место превышают 1 миллион рублей в год.

На почве призыва сразу же процветает коррупция, появляются откупы от военной службы. Идет непрерывный поиск вероятного врага среди соседних стран, телевизор постоянно приписывает военные угрозы американцам и прочим натовцам.

Я выступал во всех возможных аудиториях, агитируя за отказ от военной службы по убеждениям, так как я видел в этом самое сильное средство против военной машины, против милитаристского сознания. Потом беседовал с начинающими отказчиками, составляли заявления, обращались в суды, к СМИ, к правозащитникам… Я собирал сведения обо всех случаях отказчиков, ездил в Ярославль, в Ногинск, в Чехов, в Балашов.

Альтернативная государственная служба
В 1993 года мне позвонил Алексей Иванов. Он подал заявление на АГС в своем Бутырском военкомате, что стало возможно только недавно, но его все равно призвали в армию. Тогда он подал жалобу в суд. Судья удовлетворил его жалобу и отменил решение о призыве. Тогда военкомы вообще не приходили в суд, они не привыкли к такому действию, чем и воспользовался судья.

К тому времени я уже написал короткую инструкцию для призывника с образцами заявлений. В Кунцевском военкомате, а потом и суде, прошли такие же события с Павлом Зверевым. Про него даже вышла заметка в большой газете «Известия»: «Пчеловод Зверев победил военкомат».

Только два человека попали в тюрьму до суда: Олег Асташкин уезжал в Латвию, прячась от призыва, а Александр Чижиков, бросивший учебу в Бауманском училище, просто сам действовал в Куйбышевском военкомате. Ко мне обратились их матери после все той же передачи по радио в декабре 1992 года. К судебным заседаниям мне удалось пригласить журналистов из «Экспресс-Хроники» Наталью Хмелик и Виталия Богданова, Питер Джарман пригласил целую группу иностранных антивоенных активистов, я выступал в качестве общественного защитника. Еще в это время проходила Европейская конференция по правам человека в Вене, мне удалось передать сообщение через Международную амнистию, и оба этих заключенных были признаны узниками совести в России. Оба суда по Асташкину и по Чижикову закончились условным наказанием.

У России два союзника
А начинал я юридические пробы со своим старшим сыном Михаилом в 1992 году, когда его призывали. К 1996 году я уже участвовал в 200 судебных процессах по отказчикам и эти процессы и служили предметом разговоров в СМИ.

В 2000 году призвали моего младшего сына Ивана, который закончил в это время институт. Целый год его признавали годным и призывали в армию, я тогда попробовал оспорить это не через суд, а через Призывную комиссию Москвы. Через год его признали негодным по здоровью, по сколиозу второй степени. В это же время начались дела по выпускникам военных кафедр вузов, офицеров запаса, которых Министерство обороны решило массово призывать на действительную службу. Десятка три таких дел тянулось до 2005 года. Приходилось ругаться в военной прокуратуре, которая пыталась обвинить их в дезертирстве. Споры были многочасовые, но всех удалось отстоять от реального обвинения.

Ситуация в Украине делает вопрос все более актуальным. Сейчас появился ВКонтакте отец призывника из Крыма Дмитрий Д. Снова обсуждаем поведение на призывной комиссии, он боится отказа в замене военной службы на гражданскую и уголовного обвинения. А в Крыму сложилась интересная ситуация: Украина уже отменила призыв, а с Россией призыв вернулся. Посмотрим, что теперь в Крыму будет с призывом.

Большинство россиян не могут представить себе жизни без армии. Речь идет о том, что «у России есть два союзника, армия и флот». Россия без войн, без армий и флотов. Это представить себе непросто, не говоря о том, чтобы даже просто надеяться. Но нам все-таки надо стараться.

Об авторе
Сергей Егорович Сорокин — член Московской Хельсинкской Группы. В 1988-м включился в перестроечное демократическое движение в Люблинском районе Москвы, в движение солдатских матерей, дети которых погибли в армии. Был избран председателем антивоенной пацифистской организации «Движения против насилия», которое состояло из матерей призывников. С 1990 года вступил в борьбу за альтернативную гражданскую службу (АГС), а с 1992 года начал консультировать призывников, которые не хотят служить в армии.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s