Толстовец Овчаренко в защиту журналиста Коцабы

Толстовец Овчаренко в защиту журналиста Коцабы

Источник: http://pacificum.livejournal.com/62569.html

Я, гражданин Украины, Овчаренко Илья Олегович, хочу коротенько рассказать, что случилось после моего первого обращения с акцией «Я отказываюсь от мобилизации. В защиту Руслана Коцабы». А также зачитать еще кое-какие свои мысли в свою защиту и защиту Руслана.

Что ж, по решению суда у меня был проведен обыск. Вот, было такое решение суда. (Показывает решение суда). Которое привело следствие и конфискация аппаратуры: системник, мобильник, видеокамеру, принтер, по подозрению на статью 114-1 часть 1 Уголовного кодекса «Помеха законной мобилизации», от 5 лет.

Дело на меня есть, и улик более чем предостаточно. Когда будет суд, мне неизвестно. Что же, если они хотят быть в рамках закона, то они либо должны так же привлечь меня, как Коцабу, как преступника, или признать Коцабу невиновным, и отпустить его и вернуть мне аппаратуру. А то как-то нехорошо получается: если посадят только Коцабу, то закон как-то избирательно распространяется, точечно.

От своих слов о бойкоте мобилизации я не отказался, при составлении дела, и сейчас не отказываюсь. Более того, если они хотят быть в рамках закона, и, исходя из формулировок судьи, как здесь записано… тот лист мне дали, когда проводили обыск:

«Підрив обороноздатності та інформаційної безпеки держави. Овчаренко закликає громадян України не захищати сувернітет і територіальну цілісність держави, не протидіяти незаконним збройним формуванням терористичних організацій ДНР і ЛНР.»

[«Подрыв обороноспособности и информационной безопасности государства. Овчаренко призывает граждан Украины не защищать сувернитет и территориальную целостность государства, не противодействовать незаконным вооруженным формированиям террористических организаций ДНР и ЛНР.»]

Что же, исходя из этих формулировок, они обязаны также мне дать и статью 111, часть 1 «Государственная измена», а не только 114-1, если уж они хотят быть в рамках закона.

Но коротко хочу высказаться в свою защиту и защиту Руслана по этим предъявам. Во-первых, Руслана обвиняют в том, что он негативно повлиял на решение призывников и, в частности, на мое. Что его агитация препятствует законной мобилизации. Я же, в свою очередь заявляю, у меня есть своя голова на плечах, совершеннолетия я достиг и сам несу ответственность за свои поступки. Говорить, что я совершил преступление, и в этом агитация Коцабы виновата, это нелепость. Каждый сам ответственен за свои поступки и решает: идти в армию или нет. Коцаба никого к батарее не привязывал и тюрьмой не запугивал. Он предложил свою точку зрения. Если она ложная, то за клевету также статья уже отменена в Украине.

Если же и этот аргумент не подходит, то есть также фактическое доказательство — видео, где я еще до акции Коцабы призываю солдат Украины задуматься над простой дилеммой, которая перед ними стоит. Тебе, солдат, говорят: «Вот смотри, в ряд выстроились тысячи детей и женщин. И ты должен провести в пяти метрах от них освободительную операцию Донбасса». Разве ты согласишься на это безумие во имя защиты суверенитета и целостности? Если тебе предлагают, и ты понимаешь, что неизбежны смерть и женщин и детей, что равнозначно тому, что они у тебя перед глазами, и у тебя выбор: стрелять наугад возле этого выстроившегося ряда во имя целостности. Разве ты это будешь делать?

Я призывал в том ролике не участвовать в этой бойне. Если же говорить про свободу слова, то просто нужно подкорректировать закон, что в так называемый особый период свобода слова имеет определенные ограничения по поводу призыва к неубийству, и все будет логично в конституции.

Что касается вреда территориальной целостности. Как по мне, продолжение войны как раз-то все более отдаляет Донбасс от нас и способствует развитию экстремизма, сепаратизма в Украине вообще. Так, пример жестокости и позволительности насилия просто так не проходит среди населения, что как раз-то и способствует развитию сепаратизма.

Донбасс предлагал изначально быть в составе Украины, но жить по своим законам. Почему от этого отказались? Что более способствует сохранению целостности Украины: продолжение войны или остановка войны? Вы должны ответить на этот вопрос, обосновать, что продолжение войны — это лучше для Украины, это лучше для целостности, чтоб утверждать, что мои призывы к миру вредят целостности.

Итак, я призываю всех бойкотировать мобилизацию, призываю солдат АТО покидать зону конфликта, призываю ни словом, ни делом не поддерживать эту бойню за территориальную целостность. Призываю волонтеров не обманывать себя, нет никакой добродетели в том, чтоб подготавливать солдат к тому, чтобы они становились убийцами, или подготавливать их к смерти. Также призываю всех украинских групп одуматься и не поддерживать войну, вспомнить заветы Джона Леннона или Боба Марли.

Отдельно хочу обратиться к Святославу Вакарчуку [лидер украинской рок-группы «Океан Эльзи»]. Святослав Вакарчук, как говорил Леннон, война закончится, если мы этого захотим. Убивать больше — это не есть выход из ситуации. Ведь это и есть высшее призвание искусства: уменьшать насилие в мире и объединять человечество в одну семью. Почему бы не призвать украинские группы остановиться плодить творчество разделения и апологию насилия.

Как бы оно ни называлась: самозащита, суверенитет и тому подобное, так ничего не может быть выше ценности человеческой жизни. Не нужно оставлять эти вещи на самотек, вроде бы государственные мужи лучше с этим делом разберутся. С этим делом могут разобраться только нравственные люди, которые могут возвыситься над неприязнью и предвзятостью, которые могут попытаться увидеть в каждом человека. Я сомневаюсь, что кто-то из политиков обладает такими качествами. Святослав, призовите солдат и ополченцев остановиться и начать договариваться.

Я призываю судей Коцабы и обе воюющие стороны, ополченцев и украинццев. Есть ли хоть одна цель в этой жизни, в мире, которой можно достигать любой ценой, любыми средствами? Есть ли хоть одна цель, которая была бы оправдана средствами личного совершения убийства, жестокостей? И что же такое война, как не самое порочное и крайнее проявление этих свойств? Война — это и есть платить любую цену ради ваших целей — личных, национальных, территориальных. «Но я не хочу победы любой ценой, я никому не хочу ставить ногу на грудь» [Виктор Цой]. Лучше погибнуть, чем быть губителем.

В этом плане становятся понятны принципы Махатмы Ганди, который утверждал: «Да, может погибнуть и исчезнуть вся Индия, если будет придерживаться принципа ненасилия, принципа несотрудничества и ненасилия, но она никогда не должна унижаться и позориться, позорить себя преступными методами насилия». Я также хочу сказать: «Да, допустим, оккупируют всю Украину и возьмут ее в рабство, или даже может быть уничтожена как нация, но Украина не должна терять своего достоинства, ставясь на путь убийц».

Если у Яроша лозунг «Свобода или смерть» для нации, то у меня лозунг «Нравственность или смерть». У вас выбор: или любой ценой достигать внешней свободы, или признать нравственность высшим смыслом жизни, и никогда не позволять себе убийства человека, кем бы он ни был, тем более, что война неизбежно губит женщин и детей.

Попытаюсь еще раз вникнуть в некоторые идеи националистов. По большому счету, война происходит также из-за громадной путаницы в понятиях свободы, справедливости, нравственности, чести. Как говорится в одном стихе: «Все хотят оставить белый след, отчего же так много черных бед?» Люди думают, что вершат благо, а оставляют только зло и ужас войны.

Можно, конечно, согласиться со словами еще одного националиста, Игоря Загребельного, в его книге «Национализм и христианство», который пишет: «Лозунг «Украина превыше всего» ни в коем разе не означает, что мы ставим интересы собственной нации выше Бога или моральных принципов». Но потом же ссылается на 44 правила украинского националиста, в которых есть пункты: «Наивысшим твоим законом и желанием есть воля и идея нации. Наибольшие добро и честь твои — сила и величие нации. Наибольшая любовь украинская — нация».

И как теперь согласовать эти противоположные утверждения? Если наибольшее добро и высший закон — это сила нации и утверждение: мы не ставим интересы собственной нации выше моральных принципов, то тут уж что-то одно из двух нужно выбрать: или земным ценностям, или вечным ценностям; или Богу, или мамоне. Но я считаю, что выше нравственности ничего не может быть, как бы это ни шло в ущерб национальным интересам. Национальная выгода не может быть моральным мерилом поступков людей, потому что если это будет так, то всякое преступление и обман, которые выгодны нации, будут оправданы этим мерилом. Но нация себя только позорит тем, что готова на все ради своей выгоды.

Также и стремление к свободе не может быть оправданием преступлений и убийств. Ведь взять любого человека и спросить его, что изберешь: тюрьму, рабство или убийство невинного человека? Я уверен, что большинство посчитает постыдным убийство. Но что же такое война ради так называемой свободы нации, которая неизбежно сопряжена со смертями невинных людей.

Лозунг «Свобода или смерть» уже страдает эгоизмом, так как его аналог: «Мы готовы на все ради свободы». Это называет Ярош абсолютным категорическим императивом. Показательно, что и книга Яроша «Нация и революция» начинается предисловием Наливайченко, с его хвальбой «Нам бы немного удалось без активистов Яроша, готовых на все ради победы украинского дела». Надеюсь, конечно, что Наливайченко имел в виду только готовность к жертвенности, а не к нарушению моральных принципов. «Готовых на все ради чего-либо» — это уже безнравственная формулировка, так как оправдывает любые средства для той или иной цели. Но истинная нравственность предписывает, что нет ничего важнее, как правильных средств, как добрых средств.

В том же «44 правила украинского националиста» есть следующее утверждение: мир и жизнь — это борьба, а в борьбе побеждает тот, кто имеет силу. Это же, по сути, дарвинский принцип выживания самого приспособленного, сильнейшего. И чем, собственно, данный принцип отличается от животной жизни и атавистических взглядов. Выходит, что признаком справедливости есть принцип «сильный повелевает слабым». В этом и есть высшая справедливость. Как спрашивается в Евангелии: чем вы отличаетесь от язычников, ведь и они любят своих, а чужих ненавидят. Всё христианское учение без запрещения отплаты злом за злом — пустые слова.

Чуть попозже я попытаюсь еще обосновать это с помощью сократовских рассуждений. Но сейчас хочу рассмотреть еще одну вещь. Ярош частенько использует понятие «категорический императив». Мне бы хотелось бы вспомнить его оригинальную форму, которую открыл Иммануил Кант. Одна из формулировок — это «не используй человека как средство». Но что же такое принудительная мобилизация и насилие на войне ради той или иной идеи, как ни превращение людей в средство достижения ваших целей и идей? Что ж, судьи и Ярош готов сажать и убивать за вред суверенной территории, и не видят, что понятие суверенитет личности более важно и священно. Нельзя человека использовать как чемодан, средство, и под страхом тюрьмы сгонять на патриотическую войну. Человек — это не частная собственность, человеческая индивидуальность важней государственной махины.

В свое время Эйнштейн точно подметил, что лучше быть разорванным на кусочки, чем самому становиться чудовищем, что убийство под предлогом войны не перестает быть убийством. Также Эйнштейн говорил, что национализм — это корь человечества. Я надеюсь, что люди все-таки быстрее выздоровеют от этой детской болезни, а не погубят себя.

В свое время я работал на стройке с «хлопцем» из Закарпатья. Я у него был подсобником. И как раз на следующий день должен был быть праздник Дня Независимости. Он мне и говорит: «Это — государственный праздник, и он мне безразличен. Я только христианские праздники признаю». И спросил меня, выйду ли я на работу. Я еще тогда удивился такому заявлению, я думал, что там все помешаны на национальных идеях. Ан нет. И мы вместе работали с ним в День Независимости. Так-то. Так что на Западной Украине одни националисты — это, во многом, преувеличенный стереотип.

Причиной войны, я еще могу сказать, это искажение церковью христианских ценностей. Оправдание деятельности власть имущих. Как говорится, имеют ключ от рая, но сами не входят и других не пускают. Не пытаются отыскать сущность религиозной истины, универсальных принципов, сознания сердца человеческого, а только держится внешних традиций и суеверий. Из-за гордыни или иных мотивов брезгуют глубоко проникнуть и принять титанов мысли, таких как Канта, Руссо, Толстого, которые откидывали все эти внешние и суеверные традиции, которые замутняют религиозные истины. Догматизм в понимании достижения истины и назначения человека. Не хотят принять простую истину, что закон любви несовместим с методами насилия.

Говорят, что наше насилие подобно хирургу, удаляющему опухоль. Но, во-первых, даже хирург спрашивает у пациента, хочет ли он лечиться. И, во-вторых, считать, что некоторые люди — это опухоль, это сравнивать бездуховную телесную часть тела с сознательным существом. Этим самым вы людей низводите до предметов и вещей. Это уже скрывает ваше понимание моральных ценностей. По подобию: «лес рубят, щепки летят», где под щепками понимать случайные смерти женщин и детей. «Что ж, это война, война все спишет», — мне отвечают.

Почему интеллигенция не поддерживает Коцабу? Почему студенты, как молодежь, более чуткая к нравственным заветам, не бунтует против войны и не поддерживает Коцабу? Могу выделить следующие причины. Потому что наше образование, как школьное, так и высшее имеет ложные основания и не ставит в основу познание нравственных истин, познание назначения человека и вытекающих из этого достойных поступков. Достойных человеку, а не животному. Поэтому так легко манипулировать массами, указывая им, что кто у нас забирает наше, мы теперь имеем право на любые методы. Вообще, любая государственная школа пропитана идеями патриотизма и трепетом перед государством, а не перед настоящими вечными ценностями. Поэтому они служат войне.

Люди, не отдавайте своих детей в школу, любую школу. Поэтому-то интеллигенция не имеет никаких моральных критериев, как оценивать события. Все относительно, скажут просвещенные мужи, а Коцаба просто чудак. Или с высоты своего духовного роста сошлются на отсутствие добра и зла вообще, на естественные эволюционные процессы через борьбу, а поэтому и сказать им нечего. Они не верят в победу добра над злом, так же как и зла над добром. Они живут своим серым днем. И только люди на самом деле с сердцем, и в основном это женщины, еще могут увидеть истину того, что нет оправдания никакому насилию и жестокости, ни под каким предлогом.

Чтобы понять одну важную мысль, почему нельзя воздавать злом за зло или почему предпочтительнее терпеть несправедливость, чем совершать ее, и немного распутать понятие справедливости, хочу привести еще следующий диалог, который частично пересекается с диалогом Сократа в Критоне. Условно, обращаясь к другу Критону, Сократ спрашивает:

— Считаем ли мы или нет, что всего более нужно ценить не саму жизнь, но жизнь хорошую?
— Да, считаем, — отвечает Критон.
— А что, хорошее, справедливое, прекрасное — всё одно и то же?
— Так.
— Иными словами, нужно ценить не длинную жизнь, но жизнь достойную. Если уж нас поставили перед выбором: или вести постыдную, низкую жизнь, или избрать смерть, то лучше уж избрать смерть. Так?
— Так.

(То же можно сказать и про нацию. Важна не жизнь нации сама по себе, но достойная жизнь нации).

— Утверждаем ли мы, что поэтому никоим образом не надо добровольно нарушать справедливости, или иногда все-таки можно поступать несправедливо? Или же все-таки несправедливый поступок никак не может быть хорошим или прекрасным. Так?
— Так.
— Согласно или несогласно с этим большинство, пострадаем мы от этого больше или меньше, чем теперь, всё равно, несправедливый поступок есть зло и позор для совершающего его, и притом во всех случаях. Утверждаем мы это?
— Утверждаем.
— Значит, ни в коем случае нельзя поступать несправедливо. Так?
— Так.
— И значит, даже вопреки мнению большинства, раз уж ни в коем случае нельзя поступать несправедливо, то значит и в случае, когда к нам применяют несправедливость, нельзя отвечать несправедливостью. Так?
— Так.

— Так что же, зло должно делать или нет? Нет, так как зло и несправедливость по сути одно и то же. Стало быть, не надо отвечать на несправедливость несправедливостью, ни делать кому бы то ни было зла, даже если мы можем пострадать от кого-нибудь. Обрати внимание, Критон, что согласившись с этим, ты соглашаешься вопреки общепринятому мнению. Ведь мы знаем, что так думают и будут думать лишь немногие. А когда одни думают так, а другие иначе, тогда уже не бывает общего мнения, и непременно каждый презирает другого за его образ мыслей. Поэтому, и ты вдумайся хорошенько, разделяешь ли ты этот взгляд, согласен ли ты со мной, и можем ли мы начать обсуждение, исходя из того, что никогда не будет правильным поступать несправедливо, отвечать на несправедливость несправедливостью и воздавать злом за претерпеваемое зло. Или ты отступишься и не разделишь исходного положения. А я с давних пор и по сей час держусь такого мнения. Если же по-твоему это все не так, а как-нибудь иначе, скажи и наставь меня.

А вредить людям — это несправедливость, так?
— Так.
— А война неизбежно связана с вредом невинных женщин и детей, так?
— Так.
— Война и есть величайшая несправедливость, так?
— Так.
— И если мы определили, что нельзя отвечать несправедливостью на несправедливость, то и отвечать войной, то есть величайшей несправедливостью, отвечать войной на войну тоже нельзя?
— Выходит так.

Поэтому, как это ни чудно звучит, нельзя отвечать войною на войну. Уж лучше перетерпеть несправедливость или даже погибнуть, чем ее совершать, если мы на самом деле хотим жить достойно как человек, или как народ.

Что ж, Сократ подводит итог:

— Не ставь ничего выше справедливости, ни детей, ни жизни, ни еще чего-нибудь, чтобы, придя в Аид ты мог этим оправдаться перед теми, кто правит там. Чтобы своими несправедливыми поступками также не искушать и души других людей, не подавать им дурной пример.

После этого проясняется также смысл этики христианства. Все христианское учение, без запрещения отплаты злом за зло — это пустые слова. «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить». Фраза «нет ничего лучше, чем умереть за други своя» почему-то трактуется многими как призыв к справедливому насилию. Но почему же не трактовать как просто жертва за истину? Сам Христос отдал себя в жертву без всякого насилия. Стойкость в истине.

Фраза «меч взявший от меча погибнет» я понимаю так: во-первых, настоящая погибель есть погибель от порочности души, от нарушения закона Бога, а не телесная смерть. И тот, кто берет в руки меч, использует насилие, уже от этого меча и погибает. Тем, что идет против закона любви, впадая в грех, нарушая заповедь «не убий». Это как взявший наркотики от наркотика погибает. Использующий грех от греха и погибает. Говорить же, что «взявший меч от меча погибает» и трактовать это как смерть на войне от оппонента, который изъявляет волю Бога, не может быть, что это смерть телесная. Не может быть смерть телесная настоящей погибелью.

Когда я говорил не признавать государства, я имел в виду не анархию в обычном смысле этого слова, но признание закона более высокого порядка, который есть в нашем сердце и сознании: «Не используй человека как средство». Исходя из него, и следует корректировать свои поступки. Государственный механизм любой страны всей своей сущностью, насильственными учреждениями, армиями, границами, полицией на данный момент идет вразрез с этим мерилом. А поэтому нужно выпутываться из государств, делаться независимым, что более всего возможно на земле, в общинах, коммунах.

Игорь Загребельный утверждает: христианство не ставит себе за цель пропаганду утопичного пацифизма, Царства Божьего достигнуть невозможно. Но суть-то в том, как в этой книге Загребельного и сказано:

«Немає таких етичних норм, виконання яких було б неможливим. Є лише наша слабкість, і цю слабкість необхiдно долати» («Нет таких этических норм, исполнение которых было бы невозможно. Есть только наша слабость, и эту слабость нужно преодолевать»).

Суть-то в том, что идея «И перекуют мечи свои на орала и копья на серпы, и не поднимет народ на народ меча и не будут более воевать, и будет лев лежать возле ягненка», когда все существа будут соединены любовью — это цель жизни человеческого существа, которая вытекает из понимания мира. Смысл жизни и должен устанавливать цель, высший бесконечный идеал, в котором и состоит путь жизни. Нет идеала, нет цели, нет движения. Но важно также понять, что эта цель относится к достижению Царства Божия внутри нас, в работе над собой, чтобы становиться все более и более нравственным отдельным индивидам, не взирая на все зло окружающего, чтобы быть совершенным, как Отец наш небесный. Исполняя все вечные законы совершенства, что и есть истинное благо для человека.

Ведь Христос и Будда уже достигли Царства Божьего внутри себя. Стремились достигнуть, вернее сказать. Достигли высокого уровня приближения к этому. И они же не говорили, что это не актуально или утопично для нашего времени, но время и место, уровень развития общества не имеют значения. Все цели должны быть направлены на внутреннее изменение личности, и уже само собой установится наилучшая форма общества.

Духовные учители ратуют только за революции в сознании. Они не выстраивали постановлений, конституций. Они проясняли нам цель жизни и вечные законы, как тот закон Канта: «Не используй человека как средство», который нужно стремиться осуществить во всех сферах человеческих взаимоотношений отдельными индивидами. Не принимать участия ни в каких насильственных учреждениях.

Пытаться же изменить форму общества, как это еще оправдывали коммунисты, что бытиё изменит сознание людей, и люди станут хорошими, добрыми, неэгоистичными. Но это ошибка. Пока люди злы и ждут, что правители им сделают лучше, никакая новая форма общества не будет во благо, ни демократическая, ни коммунистическая, ни националистическая. Дверь открывается только внутрь, а не наружу. «Спаси себя и хватит с тебя».

Если хотя бы десятая часть ученых, интеллигенции начала б спасать себя, разбирать, выяснять нравственные истины, открытия, сделанные мудрецами, морально развиваться и давать другим пример, это бы и давало настоящую революцию в сознании людей. А не насильственная борьба одних алчных и ограниченных людей с другими за власть, которая изменяет одну форму рабства на другую.

Признание необходимости насилия всегда будет ставить народ в условия, когда он будет себя душить своими руками ради своих мелких выгод посредством армий и силовых органов. Но коль скоро люди будут видеть безнравственность силовых методов, тогда уже диктаторы не смогут найти себе пособников.

24 апреля 2015 года

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s