Преступными методами можно создать только преступное общество

Преступными методами можно создать только преступное общество

В.Д. Кузнечевский

Источник: Кузнечевский В.Д. Сталин: как это было; глава 9 // http://ehorussia.com/new/node/10233?page=9

В самом начале этой книги я на работах основоположников марксизма показал, что так называемые классики марксизма хорошо понимали, что задуманное ими общество построить (именно искусственно построить!) с людьми умными и образованными, и вообще людьми здравомыслящими, с молоком матери впитавшими в себя цивилизованный образ жизни, поведения в обществе в соответствии с десятью заповедями из Нагорной проповеди Спасителя (не укради, не убий и т.д.), — невозможно.

Социалистическое общество, которое они, классики марксизма, проповедовали, можно было построить только (только!) с людьми не просто необразованными, но с отребьем человеческого рода, с людьми, для которых вообще не существовало норм общечеловеческой морали. Протоколы допросов следователей НКВД, арестованных после смерти Сталина, и самого JI. Берии показывают, что их и людьми-то назвать сложно, настолько бесчеловечно они растаптывали человеческое достоинство уничтожаемых ими людей. Вот только один, из многих и многих, пример беспричинного зверского убийства, по личному приказу Сталина, полпреда в Китае И.Т. Бовкуна-Луганца (Орельского) (1899—1939) и его жены.

Без какого-либо объяснения причин, в устной форме Сталин в 1939 году приказывает Берии вызвать Орельского из Китая вместе с женой, предложить ему отдых на курортах Грузии и там по-тихому ликвидировать. Берия тут же отзывает Бовкуна из Китая, по телефону звонит министру безопасности Грузии А.Н. Рапаве и объясняет задачу. Грузинские чекисты помещают посла с женой в шикарные апартаменты санатория в Цхалтубо и докладывают по телефону Берии, что операция разработана, посол и его жена будут застрелены во время прогулки по парку.

Как рассказывал позже на допросе в 1953 году Рапава, Берия всполошился и сказал министру госбезопасности Грузии, что применять огнестрельное оружие нежелательно, но что он сейчас это уточнит у «самого» (имени Сталина в разговоре произнесено не было). Через полчаса Берия перезвонил в Тбилиси и подтвердил, что ликвидация посла и его жены должна быть произведена без применения огнестрельного оружия и что для исполнения акции он специально направляет в Грузию начальника Следственной части по особо важным делам НКВД СССР Влодзимирского с группой товарищей.

По прибытии в Грузию Влодзимирского Бовкуну-Луганцу предложили более комфортные условия отдыха и поместили в международное купе поезда, идущего в Кутаиси. Далее я просто приведу цитату из протокола допроса Рапавы, арестованного по делу Берии летом 1953 года:

«…Вагон был необычный, в нем был даже салон. Всего в вагоне было пять человек — нас трое и мужчина с женщиной. Не доезжая до Кутаиси, мы ликвидировали этих лиц. Влодзимирский молотком убил женщину, а я молотком ударил мужчину, которого затем придушил наш сотрудник». Убитых похоронили на станции и доложили Берии. Но тот через короткое время позвонил в Тбилиси и сказал, что «сам» приказал ему трупы выкопать, поместить в машину, устроить дорожно-транспортное происшествие с сжиганием машины, а затем устроить официальные торжественные похороны посла и его жены с освещением в печати. «Мы, — сказал далее Рапава, — так и сделали»{297}.

Творить такие запредельные зверства могли только специально отобранные люди. Публицист и писатель К. Столяров после чтения таких материалов в Прокуратуре СССР замечает по этому поводу: «…В руководстве органов госбезопасности и их следственном аппарате не случайно доминировали необразованные люди — Великий Зодчий казарменного социализма знал, на кого можно положиться»{298}.

А чтобы построить такое общество, нужно было с самых первых шагов революционного действия уничтожить людей образованных, исповедующих христианскую мораль. Руководство партии большевиков (Ленин, Троцкий и их ближайшее окружение) проводили эту линию в жизнь с железной последовательностью. Опирались они при этом на таких изгоев общества, как Юрий Ларин (1882-1932), или Михаил Залманович Лурье, автор и технолог системы военного коммунизма), Емельян Ярославский (1878-1943), или Миней Израилевич Губельман, председатель Всесоюзного общества старых большевиков и Общества безбожников, лично вскрывал раки с мощами православных святых и осквернял православные храмы), Розалия Самойловна Землячка (Залкинд) (1876-1947), одна из главных руководителей массовых бессудных расстрелов сдавшихся Красной Армии в Крыму врангелевских офицеров. Я уже не говорю о таких революционерах, которых собственная национальная среда выбросила вон, как поляки Феликс Дзержинский, Лев Влодзимирский, венгр Бела Кун и подобные им.

А это ведь все люди, которые пожизненно пользовались вниманием со стороны Сталина. Та же Землячка, например, до самого конца своей жизни в 1947 году занимала высокие руководящие должности в партии и государстве, а урна с ее прахом в знак особых заслуг перед советской властью замурована в Кремлевскую стену на Красной площади в Москве.
Уничтожали не только тех, кто ранее принадлежал к правящему классу, а вообще уважаемых и авторитетных в обществе людей, в том числе и из простого народа, кто в царское время достиг хороших результатов в своей профессии и хотел работать на благо Родины, полагая, что какая бы власть ни образовалась в России после революции, ей все равно понадобятся опыт и профессиональные знания.

Именно так писал в своих письмах друзьям уже тогда известный своими социологическими работами преподаватель Петроградского университета, один из лидеров партии эсеров, 29-летний Питирим Сорокин (1889-1968). Но новой власти подающий большие надежды ученый был не только не нужен, но даже опасен. Ленин, прочтя его статьи в научных журналах, обозвал Сорокина мракобесом и кандидатом на высылку из Советской России. Ученого насильно выставили из России. Будучи твердым последователем гениального российского социолога, основоположника теории обособленных культурно-исторических типов (теория цивилизаций) Н.Я. Данилевского (1822-1885), в США П. Сорокин стал одним из родоначальников теории социальной стратификации и социальной мобильности, до конца жизни оставаясь верным своей любви к Родине (за год до кончины написал замечательную работу «Основные черты русской нации в 20 столетии»).

Сходная судьба была у знаменитого русского вертолетостроителя Игоря Ивановича Сикорского (1889—1972), который перед своей кончиной в США завещал потомкам беречь и охранять авторитет России в мире, изобретателя телевидения Владимира Кузьмича Зворыкина (1888—1982), никогда не забывавшего свою родину-Россию. Да мало ли их было, талантливых русских самородков, которые в России были обречены на прозябание в тюрьмах и лагерях или на смерть. Об одной такой судьбе рассказал К. Столяров.

Типичная для сталинского политического строя смерть в застенках НКВД во время допросов в сталинскую эпоху постигла выдающегося ученого в области создания минноторпедного оружия вице-адмирала, доктора технических наук, профессора, начальника кафедры кораблестроения и вооружения Военно-Морской академии, лауреата Сталинской премии Леонида Георгиевича Гончарова (1885-1948). Потомственный дворянин, в 1917 году имел звание капитана I ранга Российского флота, но, как пишет Столяров, по совокупности анкетно-биографических данных был заведомо обречен на уничтожение. Вопрос был лишь в том, когда подойдет его черед. После революции он остался в России, но арестовывался постоянно, в 1920-м, 1930-м, пока в 1948-м его, обвиненного в связях с английской разведкой, не забил до смерти на допросе тридцатидвухлетний следователь В.И. Комаров (слесарь с семиклассным образованием, русский).

В связи со сказанным возникает вопрос: может ли человек с менталитетом уголовного преступника встать во главе общества и руководить этим обществом десятки лет, да при этом еще и эффективно решать проблемы этого общества? Сталин всей своей жизнью показал (не доказал, а именно показал), что в кризисный период развития общества это возможно.

Но если посмотреть на нашу советскую историю внимательно, то следует признать, что никакой другой системы управления обществом, кроме криминальной, Иосиф Джугашвили в качестве лидера большевиков создать и не мог: большевистская среда не позволяла ему ни на шаг ступить в сторону. В нулевые годы XXI столетия на огромном массиве архивных материалов это убедительно показал в ряде своих монографий выдающийся российский историк Юрий Жуков. Методы построения нового общества никакими иными, кроме криминальных, не могли и быть. Вопрос об альтернативе не стоял. Эти методы корежили, уродовали не только общество, но и сам руководящий слой.

Сейчас, по прошествии многих десятилетий после смерти Сталина, до нас только-только еще начинает доходить, что преступными методами можно построить только преступную систему управления обществом. Именно это и было сделано. Мы именно такое общество и построили. Четверть века прошло с момента обрушения советской власти, но отношения между людьми, в особенности между теми, кто обладает властью на всех уровнях по вертикали и горизонтали, и до сего дня нередко строятся на основе переступания не только через каноны христианской морали и нравственных ее принципов, но и правовых норм. Коррупция и уголовщина, в буквальном смысле пронизывающие все наши общественные отношения, на всех уровнях власти (власти, а не народа в его целом!), они ведь, эти формы взаимоотношений, волокутся за нами из нашего сталинского прошлого. А точнее сказать — из большевистского. Здесь, как писал Гомер, «мертвый хватает живого».

Если сказать коротко, то до нас только сейчас начинает доходить, что в основе общества справедливости и просто нормального общества не могут лежать преступные методы его достижения. Хотелось бы, правда, обратить внимание и на то, что никакие мы в этом плане не особенные. Все те тенета и путы, из которых мы сегодня с таким трудом выбираемся, это не только сугубо наши, российские, проблемы. Западные общества постоянно сталкиваются точно с тем же самым. Только Запад в этом плане идет в своем развитии немного впереди нас. Скорее уж удивляться следует не тому, что мы так отстали в своем развитии из-за эпохи сталинизма, а тому, как быстро мы учимся преодолевать это отстояние.

Выползание из этого наследия, из этого сталинского панциря, семь десятков лет сковывавшего российское общество, происходит с мучениями. Те, кто думает, что с коррупцией и насилием в нашем обществе можно покончить одним махом, только с помощью какого-то президентского указа, сильно заблуждаются. Тот факт, что пришедшие к власти после 1991 года люди (целый социальный слой) принялись строить новую Россию именно сталинскими, большевистскими методами, с помощью часто преступных способов — он, этот факт, объясняется просто: эти люди просто не знают других методов, они же сами выросли и сформировали свой менталитет в условиях сталинской системы[19].

Когда в 1993 году литературный критик Юрий Карякин, увидев результаты выборов в Госдуму, потрясенный, крикнул в телекамеру: «Россия! Ты сдурела!» — это был результат именно того, что социальный слой, пришедший к власти после 1991 года, рассчитывал, что социальные и политические отношения в постсоветском обществе удастся изменить в течение одной ночи. Нет, чудес не бывает. Мы все еще выкарабкиваемся из сталинской шинели. И сколько этот процесс будет длиться — никто из нас наверное сказать не может.

Вывод о том, что Иосиф Сталин своими действиями в конце концов завел Россию в цивилизационный политический тупик, я бы хотел завершить мнением человека, который давно и плодотворно работает по теме возрождения русской национальной идеи в современных условиях, причем никогда не скатывается до крайностей в своих суждениях. Вопрос о том, как следует относиться к тому факту, что значительная часть современного российского общества (до 30% и больше) и сегодня хотела бы возвращения на управление страной лидера, который бы обладал некоторыми сталинскими характеристиками, я задал главному редактору журнала «Русский Дом», который с 1997 года успешно издается в России и за ее границами, Александру Крутову.

Ответ был таков: «Еще древние обращали внимание на то, что все в этом мире познается в сравнении. Вот и к Сталину значительная часть нашего народа стала обращаться только после того, как увидела, что пришедшие к власти в стране в 1990-е годы так называемые либерал-демократы в общем-то обманули народные ожидания и не выполнили тех обещаний, которые они давали. Но Сталина надо сравнивать, конечно, не с либерал-демократами, которых через каких-нибудь десяток лет и по именам-то не вспомнят, а с действительно историческими личностями.

В этом плане в истории человечества я бы особо выделил двух деятелей: римского императора Константина Великого, который в 306 году основал Вторую Римскую империю, впоследствии названную в Европе Византией, и Иосифа Сталина. Одного как положительный идеал, другого как глубоко отрицательный.

Константин был язычником и был обращен Христом. Сталин был христианином и стал богоборцем. Святой Константин был не просто императором, а основателем новой христианской империи. Сталин был основателем новой советской империи — Советского Союза. И тот, и другой исторические деятели оказали громаднейшее влияние на историю человечества. Почему так произошло? Святой Константин не клялся в любви к народу, но просто строил империю на христианских ценностях любви и добра. И вот в течение всего одного столетия из религии незначительного меньшинства христианство превратилось в господствующую в мире религию на базе крупнейшей мировой империи, а сама Византия оказала огромное культурное влияние на все европейское развитие.

Сталин же провозгласил, что он создает новую государственную систему исключительно во благо трудящихся масс, но строил он ее на принципах богоборческого атеизма, на насилии и жестокости по отношению к тем самым трудящимся, именем которых он клялся.

И вот результат. Наследие Константина просуществовало полтора тысячелетия, а империя Сталина рухнула через 38 лет после его смерти. За 73 года существования мировая советская империя, вместе с господствующей в ней идеологией марксизма-ленинизма, скукожилась как шагреневая кожа до мизерного влияния. Святой Константин проторил дорогу для христианской государственности во всем мире. А Иосиф Сталин окончательно закрыл попытки построения коммунистического общества на земле.

Так как же прикажете оценивать в целом деятельность Сталина и его роль с исторической точки зрения?.. Только негативно. И эту оценку не сможет перевесить ни одержанная под его руководством Победа в Великой Отечественной войне, ни индустриализация, ни то, что он оставил после своей смерти в государственных хранилищах тонны золота. Где они сегодня, эти тонны золота? Могут сказать, что они в 90-годы и позже трансформировались в миллиардные состояния новоявленных российских нуворишей? Да нет, эти несметные богатства были бездарно растрачены его наследниками (Хрущевым, Брежневым, другими) на покупку продовольствия из-за границы, на авантюры типа поднятия целины, поддержку национально-освободительного движения в Черной Африке, афганскую войну и т.п.

Так что по большому счету не за что нам Сталина благодарить и уж тем более — желать его возвращения. А те, кто выступает за это, они просто не знают всей правды о нашей истории».

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s