Что христиане должны кесарю?

Римский динарий

Что христиане должны кесарю?

Гололоб Г.А.

Введение
Пацифизм в широком смысле этого слова означает отказ от насилия и причинения вреда любому человеку. Но как быть с насилием, осуществленным во имя мира, или вынужденным причинением вреда? Часто для оправдание идеи т.н. «справедливой войны» ссылаются на якобы законные и данные Богом государству функции – награждать делающих добро и наказывать делающих зло (1 Пет. 2:14; Рим. 13:4). Конечно, одно дело относиться к государству как к светскому учреждению и совсем другое – считать его носителем Божественных функций. Как же нам следует к нему относиться?

Сторонники освящения государства считают необходимым подчиняться всем требованиям своего правительства, выражая по отношению к нему верноподданнические чувства только по той причине, что за (по крайней мере, «справедливым») государством стоит Сам Бог, его Создавший и Освятивший. Получается, что кроме Церкви Христовой на земле существует еще и другой представитель Бога, полномочия между которыми якобы разделены и в идеале не должны противоречить друг другу.

Ниже мы попытаемся разобраться в вопросе, действительно ли Бог создал государство с тем, чтобы с его помощью достигнуть в жизни неверующих людей минимум добра, или же на это добро человек способен самостоятельно в силу действия т.н. «предварительной» благодати Бога. Если правы сторонники первого взгляда, тогда христианам есть смысл полагаться на «справедливое» государство, если же правыми окажутся представители второго – тогда даже такому государству доверять верующим нельзя.

Добро с кулаками?
Сама идея ниспослания милости Бога не только к верующим, но и к неверующим людям, конечно же, является христианской и богословски обосновывается доктриной о «общей» или «предварительной» благодати, которая сохраняет этот мир от разложения. В притче Христа о добром самарянине ее можно увидеть в предварительном лечении пострадавшего от разбойников, тогда как благодать спасающую (особую, оправдывающую, освящающую) следует отождествить с последующим его пребыванием в гостинице. Однако, получать Божью помощь в качестве незаслуженной милости – это одно, а получать ее в качестве необходимого средства осуществления возложенного Богом на государство «предназначения» – совсем другое. Если бы Бог предназначил государству защищать материальные интересы людей с помощью насилия, тогда христианам ничего не приходилось бы делать, как повиноваться этой цели, но христиане не могут служить двум господам, причем когда один из них – «маммона», т.е. «богатство».

Идея «благородного» насилия есть лишь прикрытие того зла, которое не хочет быть разоблачено. В действительности же добро не нуждается в каком-либо принуждении, иначе оно перестает быть добром. Поэтому выражение «доброе насилие» есть оксюморон или несовместимое сочетание слов. Разве только если под «добром» понимать «полудобро» или некоторый компромисс между добром и злом. Но и в этом случае «справедливое насилие» является лишь сравнительно меньшей формой насилия самого по себе («по возможности» не убивать гражданских лиц, не вредить природе, оставлять в живых пленных и т.п.). Тем не менее, оно все равно остается насилием, хотя и разбавленным некоторой мерой добра. Приемлемо ли такое «полудобро» Богу? Разумеется, нет, поскольку Он осуждает не только чистый грех, но и любые виды «полугреха», как и отвергает проявление к Себе «полуверности» или «полусвятости». Поэтому Новый Завет неслучайно призывает верующих «не воздавать злом за зло» (1 Пет. 3:9; Рим. 12:17; 1 Фес. 5:15).

Солдат на войне не перестаёт быть личностью и не может прикрыть свои насильственные действия тем, что ответственность за них несёт тот, кто собственно и послал его на войну — государство, правительство, президент. Поэтому он не имеет права подменять цели духовные — целями земными, а интересы Бога — интересами кесаря, хотя они иногда и могут совпадать. Но даже при их совпадении не приходится говорить о том, что они были одинаково и мотивированы, ведь правитель, как правило, наказание применяет преимущественно к другим, а похвалу – к «себе любимому», впрочем, как и всякий невозрожденный от Бога человек.

Происходит ли государство от Бога?
Но откуда тогда происходит государство? Первоначально государство возникло не в целях защиты народного имущества, или по причине заключения «общественного договора», как думал Ж.Ж. Руссо. Согласно Библии, первым правителем был Нимрод, который характеризуется следующей отличительной чертой – «сей начал быть силен на земле» (Быт. 10:8; 1 Пар. 1:10). Далее говорится: «Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад и Халне, в земле Сеннаар» (Быт. 10:10). Почему здесь употреблено слово «вначале»? Потому что Нимрод не остановился на владении, как считают историки, первой в древнем мире империи, включающей в себя обширные территории Северной и Южной Месопотамии, но расширил ее пределы дальше. Оттуда он пошел на Ассур и построил Ниневию, Реховоф-ир, Калах и Ресен. Поэтому в тексте Мих. 5:6 и вся Ассирия названа страной Нимрода.

Стало быть, Нимрод был первым на земле завоевателем. Кроме того, будучи первым правителем Вавилона, он должен стоять у основания идеи возведения стен Вавилонской башни, для постройки которой необходимо было иметь большое количество рабов и централизованное государство. И в то же время – это был акт не просто неповиновения Богу, но неповиновения, основанного на гордости: «высотою до небес», «сделаем себе имя» (Быт. 11:4). В оригинале содержится мысль о том, что Бог хотел расселить людей далеко друг от друга, чтобы они не заражали один другого возникшим в их среде злом. Но Нимрод думал иначе и решил создать памятник человеческому своеволию, куда бы могли всякий раз возвращаться расселенные народы, объединенные идеей богоборческой гордости. Ученые считают, что зиккурат был не простым архитектурным сооружением, но выполнял функции обиталища обожествленных правителей. По этой причине некоторые исследователи отождествляли Нимрода с Нинуртой – месопотамским богом войны и покровителем охоты (см. библейское «зверолов»).

Сказанное хорошо объясняет то, почему в Библии ни разу не утверждается то, что государство было создано Богом для каких-то целей, отличных от духовных целей Его народа – Израиля или Церкви. Мало того, Первая книга Царств повествует нам о том, что создание самого священного государства – Израиль – осуществлялось вопреки воле Божьей (см. «отвергли» в текстах 1 Цар. 8:7; 10:19). Да, и зачем Богу нужно было, как учил М. Лютер, иметь две руки – Церковь и государство, когда те всегда не только плохо взаимодействовали между собой, но и большей частью противодействовали друг другу?

Конечно, Бог заботится о материальном существовании всех людей, но Ему нет нужды давать людям для этого специальную заповедь: «Заботьтесь о себе», а затем спрашивать за ее исполнение. Бог никогда не был и не может быть диктатором. Стало быть, Бог не создавал государство с какой-то специальной целью и не определял для него каких-то пусть даже самых безобидных задач – например, поддерживать моральное состояние общества. Все эти цели были человеческой попыткой облагородить милитаристский характер самоорганизации людей, призванной защищать награбленную собственность правителей и поддерживающего его государственного аппарата. При этом грабительскую сущность государства не может изменить никакое добро, выступающее под видом некоторых чисто декоративных по своему значению уступок или посыл.

Что должен верующий человек кесарю?
Известное выражение Христа «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мк. 12:17) следует понимать не просто как то, что нам необходимо отличать кесарево от Божьего. Важно понять, почему это нужно делать – потому ли что власть кесаря может иметь нечто общее с властью Бога, или же, наоборот, потому что она совсем не может иметь это общее? Очевидно, что жизнь верующих людей, как и жизнь кесаря в одинаковой степени принадлежат Творцу. Стало быть, здесь ожидать и проводить данное различие не стоит. Тогда что же мы должны кесарю? Конечно же, не элементарное уважение, которое мы и так должны проявлять ко всем людям, включая и врагов. Тогда что?

Скорее всего, здесь говорится не о том, что мы должны делать, а о том, чего мы должны избегать, т.е. мы должны отказаться от самой идеи материального обогащения, поскольку стремление к богатству является необходимым элементом борьбы за власть. Действительно, под словом «кесарево» следует понимать не просто подати, и не просто деньги, а отношение к земным благам, за которые обычно и ведется борьба кесаря. Поэтому слово «отдавайте» может означать «откажитесь», т.е. не спорьте по вопросу денег и податей с властями, а уступите их правителям, хотя они и не заслуживают этого. Действительно, верующие ничего не должны кесарю, поскольку вся власть на земле принадлежит Богу, но есть то, что Богу совершенно не нужно, поскольку несовместимо с Его целями: это алчность к владению богатством, для защиты которого кесарь и использует свой институт насилия над людьми.

Стало быть, словами «отдавайте кесарево кесарю» Христос не давал какой-то ответ, а снимал саму постановку вопроса. При этом было очевидно, что вынужденный отказ евреев от владения своими деньгами не означал бы одобрения их плохого использования римским государством (полностью избежать уплаты налогов могли лишь зелоты, прячущиеся по лесам и горам, а не простые жители, которым в любом случае пришлось бы платить их римлянам). Подобным образом, и современные верующие не могут убежать от властей, чтобы сделать совершенно независимым от государства свое существование (отказ от государственных услуг, добытых при помощи насилия, от совершенно свободных от обмана видов заработка, от банковских накруток к их скудным заработкам и т.п.).

Данное объяснение хорошо согласовывается со следующим словами Христа, имеющими прямое отношение к теме податей, но в данном случае подати на храм: «Итак, сыны свободны» (Мф. 17:27). Если ученики Христа не должны были платить даже подати для обеспечения Иерусалимского храма (впрочем, как и ветхозаветные десятины), то тем более они не должны были платить подати для обеспечения нужд кесаря. Важно отметить, что мытарь Левий (Матфей) «оставил» свое ремесло (Лк. 5:28) вовсе не по той причине, что он им злоупотреблял, ведь он вполне мог перестать делать это, но по той, что оно было совершенно несовместимо с учением Христа, как и «зелотство» другого ученика Иисуса, Симона (Лк. 6:15; Деян. 1:13).

Недопустимо тешить себя иллюзиями и относительно сущности государства. Всякое государство – это институт насилия, созданный для защиты собственности, награбленной правителем и его многочисленной кликой (в наше время это – бюрократический аппарат самого демократического общества, без разницы как устроенного – капиталистически или социалистически). Поэтому деньги всегда были постоянными спутниками власти и основной причиной совершаемого ею насилия над своими (перевороты, революции, гражданские войны) или чужими (межнациональные войны) людьми. Следовательно, призыв Христа отказаться от заработанных нами законным образом денег (имущества, собственности) в пользу кесаря означал пренебрежение теми благами, которые так ценятся кесарем.

Таким образом, слова Христа «отдавайте кесарю кесарево» означают как отказ от обладания земным богатством, так и призыв к ведению скромной жизни, не способной провоцировать какое-либо насилие – наступательное или оборонительное. Поэтому неслучайно Его недруги продолжали утверждать: «Мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем» (Лк. 23:2). Действительно, у каждого верующего человека должен быть только один царь в смысле безусловного авторитета, а не два, как в этом пытаются убедить нас сторонники святости государства. Если государство и может быть святым, то любое проявление им насилия, автоматически превращает его в государство грешное.

В каком смысле верующие должны повиноваться кесарю?
Подобным образом нам следует понимать слова апостола Павла (Рим. 13:6-7) о «необходимости» уплаты верующими государству податей. Мы должны платить их не по той причине, что это действительно угодно Богу, а в качестве вынужденной уступки, поскольку государственная власть все равно отнимет у нас «свое» (и она прекрасно справляется с этой работой). Иоанн Златоуст толковал текст Рим. 13:4 следующим образом: «Многие делают добро не столько из-за страха Божия, сколько по боязни начальников. Посему, когда начальник защищает добродетель и наказывает порок, то он — Божий слуга». Иными словами, начальник является слугой Бога вовсе не по той причине, что исполняет Его волю, но по той, что добродетель и порок соответственно выгодна и не выгоден ему самому. Поэтому воля Божья и воля государя (президента) не всегда и не во всем совпадают между собой в том, что касается даже одного определения добродетели и порока.

Когда же апостол Петр призывает верующих: «Будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа» (1 Пет. 2:13), то здесь он подразумевает именно пацифистскую покорность, т.е. непротивление злу насилием: «Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу» (1 Пет. 2:19-20). Эту же мысль он повторяет и в других местах: «Ибо, если угодно воле Божьей, лучше пострадать за добрые дела, нежели за злые» (1 Пет. 3:17) и «Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух славы, Дух Божий почивает на вас: теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое. А если как христианин, то не стыдись, а прославляй Бога за такую участь» (1 Пет. 3:14-16).

Сказанное Петром полностью согласуется со словами апостола Павла, относящимися к тому же контексту, который включает в себя и фрагмент Рим. 13:1-8: «Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте… Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:14, 17-21). Это значит, что и выражение «существующие власти от Бога установлены» (Рим. 13:1) следует понимать лишь в пацифистском смысле, т.е. «установлены (не для насильственного свержения)», как и всякая богопротивная власть. В любом случае, апостол Павел не видел в руководстве этих властей христиан.

Заключение
Итак, мы не можем согласиться с тем мнением, согласно которому государство является святым установлением Божьим, поскольку происходит от Бога, так что призыв Священного Писания «повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5:29; ср. Деян. 4:19) является лишь простым залатыванием дыр в насильственной деятельности священного государства. Напротив, у нас есть все основания считать государство делом, в лучшем случае, человеческой самоорганизации, созданной «сильными» правителями в целях защиты своих сугубо материальных интересов. Поэтому современное голосование на выборах все равно ничем существенным не отличается от «свободного» выбора вождя первобытными племенами. Это значит, что существующие в каждом государстве армии в действительности защищают не народ от правителей, какими бы они ни были – своими или чужими, но этих правителей от народа, каким бы он ни был – свой или чужой.

Конечно, по свидетельству Ветхого Завета, Бог некогда совершал наказание за предыдущие грехи людей (Быт. 15:13-16), причем при посредстве людей, в том числе и не всегда благочестивых. Тем не менее, согласно Новому Завету как вершине Божественного Откровения, с приходом на Землю «Князя мира» данное положение вещей изменилось коренным образом: наказание «своих» и «чужих» отсрочивается Богом до наступления Второго Пришествия Христа (Ин. 12:47-48), а верные Ему люди лишаются права быть в каком-либо смысле средствами этого наказания (Мф. 13:28-30). Напротив, Писание утверждает, что между Богом и кесарем, как и между Церковью и государством, всегда велась упорная борьба, причем не только за тела, но и за души людей. Мало того, из пророчеств книги «Откровения» нам становится известным то, что к концу веков противостояние между ними не только обострится, но и достигнет своего апогея. Таким образом, мы должны отбросить мнение о какой-либо святости государства как ошибочное.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s