РАНЕНЫЙ ВРАГ

Раненый солдат

РАНЕНЫЙ ВРАГ.

Анна Константиновна Черткова

Источник: Черткова А. Раненый враг. Рассказ. Издание «Посредника», № 351, 1910, С. 2-11.

Было самое веселое время года — лето, но не было веселых лиц во Франции, потому что над ней повисла грозная туча войны, которая принесла ужас и горе во многие семьи.

Часть Франции была совершенно опустошена — жатвы растоптаны, виноградники уничтожены, деревни сожжены, и, что всего хуже, большие прекрасные луга обращены были в поля сражений.

В чаще леса, недалеко от одного из таких полей, стояла изба бедной крестьянки Анет Лебрен. Анет жила в лесной глуши только со своим маленьким сыном Франсуа. Муж ее уже месяц тому назад ушел в поход. Бедная Анет сильно скучала о нем и боялась за него. У ней не было даже соседок, чтобы поделиться с ними своим горем и услышать слова участья.

Уже месяц, как муж ушел в поход, а только один раз Анет получила от него весточку: он был здоров и просил молиться, чтобы он уцелел в будущих битвах. С тех пор не было о нем ни слуху ни духу. Когда Анет ходила в ближайшую деревню за покупками, она слышала, что была отчаянная стычка, в которой много людей было убито. Анет ничего больше не могла разузнать. Вскоре к беспокойству о муже прибавился и страх за себя и своего ребенка, так как за несколько миль от ее избы была схватка.

Грустная ходила раз утром по лесу Анет со своим мальчиком и наткнулась на тело солдата.
— Папа! — воскликнул маленький Франсуа, и у Анет сердце забилось надеждой.
Но через минуту, по мундиру, она узнала, что это был немецкий солдат. Анет подошла к несчастному, обессилившему от потери крови немцу, и приподняла ему голову. Она с ненавистью и отвращением смотрела на солдата: ей казалось, что перед ней лежит убийца мужа. Но она отогнала от себя эту мысль, поспешно принесла из своей хижины вина, напоила несчастного и привела его в чувство.

Когда страдалец пришел в себя, она помогла ему дойти до избы и там уложила его на свою кровать. К счастью, раны солдата были незначительны, так что Анет и сама могла их перевязать. Но так как бедному немцу пришлось много потерять крови, прежде чем он дотащился с поля битвы до леса, так как раны его долго не были обмыты и перевязаны, у него началась горячка. В минуты, когда к больному возвращалось сознание, он просил Анет указать ему дорогу в Германию. Но уйти теперь же он не мог. Анет ухаживала за раненым, но видела в нем все же врага.

В этот вечер, в грустном раздумье, Анет тихо раздевала Франсуа, чтобы уложить его спать.
— Помолись Богу, дитя мое, — сказала она, целуя на ночь сына.
Франсуа, сложив свои маленькие ручонки, молился за отца на войне, за мать, оставшуюся одну дома, за то, чтобы Бог соединил его, когда он умрет, с маленькой сестренкой Сюзетой. Вдруг он замолк и, повернув головку к двери спальни, тихонько спросил:
— Мама, не помолиться ли и за него теперь? он такой же солдат, как и папа.
Анет вздрогнула, но не отвечала, и Франсуа стал молиться за бедного солдата с ушибленной головой и просил Бога вылечить или взять его к Сюзете на небо. Мать уложила мальчика на двух стульях, а сама принялась прясть.

Грустные мысли кружились в ее голове. Ей представлялся ее муж в таком же положении, как и этот немецкий солдат. Она видела его при смерти, больного, лежащего в далекой неприятельской стране; может быть, и за ним теперь так же неохотно ухаживают, как и она за этим солдатом. В молитве сына она видела укор себе.

Анет накинула на себя платок, взглянула сначала на спящего ребенка, потом на мечущегося на кровати больного и вышла. Она вернулась с сельским врачом. Врач осмотрел больного и весело сказал Анет:
— Ну, счастливая находка, госпожа Лебрен! Ведь это немецкий офицер. Если выдать его правительству, большую награду за это дадут.

Анет слушала врача молча, потом спросила:
— Можете ли вы его вылечить, доктор?
— Да, да, — ответил он, — ручаюсь вам, что через несколько дней его можно взять. Какой счастливый случай для вас, госпожа Лебрен! — и он весело потирал себе руки.

Но Анет осторожно притворила дверь и сказала ровным, спокойным голосом:
— Доктор, слушайте меня: вы должны вылечить этого офицера; я заплачу вам за ваши труды, я могу достать денег. Надобно, чтобы он мог ехать. Я его не выдам; он должен вернуться к своим друзьям, в свое отечество. Может быть, немцы поступят также и с моим Морисом, как я поступаю с этим человеком.

Доктор покачал головой.
— Что вы, что вы, госпожа Лебрен! Вы наживете неприятности, если откроется, что он здесь.
Но она твердо стояла на своем, так, что доктор, наконец сдался и сам помог ей скрыть до времени немца, а потом помог ему бежать.

Три дня Анет заботливо ухаживала за больным. Он вскоре настолько поправился, что мог разговаривать. Он свободно говорил по-французски. Сначала Анет отвечала ему коротко и холодно, но когда она узнала, что и у него есть ребенок, — маленькая Франсуаз, что и у него есть молодая жена, которая, вероятно, уже оплакивает его смерть, Анет стала мягче и откровеннее со своим гостем.

Понемногу Анет рассказала ему свою историю, и офицер уверил ее, что употребит все старания отыскать ее мужа, который лежит, наверное, в одном из немецких госпиталей. Тогда Анет с любовью стала описывать своего мужа и отдала его карточку. Она узнала, что гость ее граф, что он богат и пользуется почетом в своей стране, что много есть надежды на то, что судьба Мориса облегчится, если граф похлопочет о нем.

С помощью доктора раненый офицер благополучно достиг границы, а неделю спустя Анет получила письмо без подписи: «Приезжайте в Рейнвассер (первая деревня, перейдя за границу). Сожгите письмо; привезите с собой ребенка».

Анет догадалась, что ее звали к мужу. Ночью, заперев избу и взяв несколько вещей, которые, в случае нужды, можно было бы продать, она с Франсуа отправилась в путь-дорогу.

В Рейнвассере ожидало ее другое письмо с деньгами и с указанием дороги в немецкую столицу Берлин. В письме заботливо был указан путь бедной женщине, и она без труда достигла госпиталя, где лежал ее муж.

Но он был смертельно ранен. Глаза его заблистали, когда он увидал жену.
— Никогда не думал я, что мне придется благословить неприятеля, — прошептал он. — Но между ними, Анет, есть добрые сердца, а то граф ведь не послал бы за тобою, чтоб утешить мои последние минуты. Посмотри, со мной обращаются как с князем, — и он указал на различные удобства, которыми пользовался, и все это я имею через тебя, моя дорогая, — прибавил он: — мне это сказал граф.

Но Анет спрятала свое лицо на груди мужа и тихо отвечала:
— Нет, я была жестока и холодна с ним; я сначала едва обращала на него внимание; маленький Франсуа сделал все: он за него помолился. Он этим напомнил мне, что и ты, может быть, нуждаешься в друге, и вспомнились мне, наконец, слова евангелия: «Любите врагов ваших».

Морис улыбнулся и окинул взглядом всех больных: французы и немцы лежали друг подле друга, измученные тяжелыми страданиями. Сестры милосердия, немки, подходили то к тем, то к другим.
— Посмотри, Анет, — сказал он, — мы все здесь друзья и все надеемся встретиться как братья в будущей жизни. Бог знает, зачем только столкнулись мы, как враги, в этих битвах.

Морил Лебрен умер в ту же ночь, но Анет осталась в большом госпитале утешать и прислуживать страдальцам. Анет всей душой хотела облегчить страдания больных, ей некогда было думать о своем горе, когда кругом было столько несчастных. Она получила постоянное место при берлинском госпитале, маленький Франсуа живет с ней и ходит в немецкую школу. Лучшим ее другом остался граф, а ее любимая прогулка по воскресным дням ведет на кладбище, усеянное цветами: там схоронен ее Морис.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s