Кто раздувает пламя мирового джихада

Жертвы терактов в Париже

Кто раздувает пламя мирового джихада?

Сергей Путилов

Источник: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1447912500

После серии ужасающих терактов в Париже, гибели российского авиалайнера над Синаем, унесших сотни жизней, человечество замерло в оцепенении: что дальше, где снова ждать смертоносного удара террористической гидры? Для того, чтобы найти ответы на эти вопросы необходимо не «бить по хвостам», а разобраться в сути конфликта цивилизаций, в который все глубже погружается современный мир.

Ислам, христианство и иудаизм сходны в том, что последняя битва человечества – Армагеддон начнется на Ближнем Востоке. Действительно, происходящие здесь драматические события от образования государства Израиль и до последней войны в Сирии говорят, что финал истории не за горами. Классики марксизма хоть и с бородой до пупа, а ошиблись — вместо мировой классовой войны, разгорелось всепожирающее пламя глобального джихада. Достаточно включить телевизор или открыть газету, как оттуда врывается грохот взрывов, треск автоматных очередей под неизменный аккомпанемент: «Аллах акбар»! «Священная война» от сирийской пустыни и разоренного войной Ирака до беззаботного Парижа, кавказских гор, даже далекой Америки на противоположной стороне планеты.

Вторжение США в Ирак в ответ на трагедию 11 сентября 2001 года, по мнению значительной части мусульманского мира, стало началом нового «крестового похода» Запада. Не осталась в стороне и Россия. С 30 сентября российские самолеты начали бомбежки сирийской оппозиции и ИГИЛ. В ответ исламистская группировка объявила россиянам «священную войну». Вскоре в Египте произошла катастрофа российского лайнера, унесшая жизни более 200 пассажиров. После серии ужасающих терактов в Париже Франция объявила о том, что выдвигает к берегам Сирии флагман своего военного флота — авианосец Шарль де Голль и намерена активизировать вместе с США авианалеты на позиции исламистов.

Однако, бороться с терроризмом такими методами это все равно что наступать змее на хвост. Уничтожить с помощью высокоточного оружия склад боеприпасов, штаб или даже полевых командиров исламистов за тысячи километров от метрополии, конечно, льстит национальному самолюбию стран-участниц антитеррористической коалиции. Но это еще не значит победить зло в корне, или устранить его причины.

Неминуемым ответом джихадистов станет очередная серия кровавых терактов дома у самих французов, русских, американцев, англичан. Со своей стороны, неотъемлемой частью идеологии джихадистов является свержение власти «неверных» и построение «мирового халифата». Пружина глобальной конфронтации продолжает неумолимо сжиматься. Есть ли выход из этого тупика, и имеет ли смысл уничтожать друг друга, не предприняв предварительно хотя бы попытки понять противоположную сторону?

Поразительно, но жаждущие крови ревнители «чистого ислама» плохо читали не то что Библию, но даже свою собственную священную книгу — Коран. В противном случае они бы знали, что Мухаммед заповедовал своим последователям относиться с уважением к «людям книги» — христианам и иудеям, что давать бомбу для совершения самоубийственного теракта несмышленым подросткам и убивать мирных жителей – тягчайший грех, а никакой не джихад. Но самое главное, тогда эти фанатики поняли бы, что между ними и «неверными» гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд.

Итак, чего же нам ждать от таинственного исламского мира в обозримой исторической перспективе? Перережут ли джихадисты всех христиан и туристов у себя в странах полумесяца, и превратят наши дома и улицы в поле боя мирового джихада, в «дома непрекращающегося мучения», как выражаются игиловцы? Или же напротив, военная машина США и НАТО, России при поддержке малодемократических местных элит одержат, наконец, победу над плодящимися как грибы после дождя исламистами, наведут порядок на всей планете и переловят всех террористов до последнего?

То, что военным путем, агрессией и интервенциями достичь поставленных нынешними политиками целей на Востоке невозможно прекрасно показали уже не только печально известные средневековые крестовые походы, но и провал советской авантюры в Афганистане, образование монстра ИГИЛ в результате американской агрессии против Ирака. И конечно же, эскалация военного конфликта в Сирии, где без преувеличения можно наблюдать модель Третьей мировой, и где в непримиримом противоречии схлестнулись интересы западных сверхдержав, России, шиитского Ирана, аравийских монархий, контролирующих мировой рынок нефти.

Тупиковость ситуации состоит в том, что борясь с исламизмом и вытаптывая его ядовитые ростки по всему миру – от спецопераций и сбора разведданных до военно-карательных мер — США и ЕС, а теперь еще и Россия делают ставку исключительно на насилие. Тем самым они лишь играют на руку джихадистам. На смену одному погибшему фанатику джихада приходят еще десять Бин Ладенов. Это напоминает ситуацию с гидрой, у которой вместо отрубленной головы вырастают несколько новых. «Аль Каиду», ИГИЛ таким путем не победить.

Так что же теперь, опустить руки и спокойно смотреть, как смертоносный исламизм набирает силу? Прежде всего, нужно учитывать, что джихад как его понимают современные исламисты – это во многом реакция на колониальную и постколониальную политику Запада в отношении развивающихся стран, в т.ч. исламских. Желание рулить миром по-своему, которое стало навязчивой идеей США и их союзников, после краха СССР натолкнулось на не менее энергичное сопротивление исламского мира. Прежде всего, сопротивление мусульманской «улицы», поскольку правящие элиты стран полумесяца в значительной мере просвещены западными идеями, имеют свои экономические интересы в США и ЕС и более склонны к компромиссу.

С другой стороны, ни в коем случае нельзя приравнивать исламистов ко всем мусульманам. Никому из нормальных, среднестатистических жителей ближневосточного региона никогда не придет в голову мысль вырезать своих соседей христианского или иного вероисповедания, с которыми они веками жили мирно, и как сейчас поступают исламисты. Несмотря на свой размах и впечатляющие смертоносные последствия, джихадистские идеи не пользуются широкой популярностью в исламском мире. Речь идет лишь об отдельных непримиримых группировках.

Действительно, нельзя отрицать того факта, что в наше время джихад приобрел невиданный ранее размах, перестал признавать любые границы. И все же несмотря на громкие убийства, взрывы и огромное количество жертв, обратим внимание – нигде кроме никем не признанного «Исламского государства», захватившего часть Ирака и Сирии, воинственные исламисты сейчас не находятся у власти.

Напротив, в большинстве исламских стран они подвергаются жесточайшим преследованиям, джихадистов расстреливают без суда и следствия, бросают в тюрьмы. Активное вооруженное сопротивление западным, а теперь и русским «крестоносцам» придает джихадистам ореол мучеников. Умереть за веру для исламских фанатиков — честь и кратчайший путь попасть в рай. Можно ли одержать победу в такой войне? Едва ли. Особенно учитывая практически неиссякаемые финансовые, нефтяные и людские ресурсы мусульманского Востока.

Что касается России, то она ввязалась в убийственный для нее многовековой конфликт между двумя основными течениями в исламе — шиизмом и суннизмом. Поддерживая вместе с шиитским Ираном «сектантский» с точки зрения правоверных мусульман режим алавита Асада, представляющий менее 10 процентов населения Сирии, Россия рубит сук, на котором сидит. Не будем забывать, что четверть населения нашей страны — мусульмане суннитского вероисповедания, на единоверцев которых сейчас падают в Сирии российские бомбы.

Чтобы победить исламизм необходимо прежде положить конец агрессии США, Англии, Франции, России против Востока. Именно это обстоятельство больше всего настраивает мусульман против неисламского мира, служит питательной средой для боевиков, прикрывающихся зеленым знаменем ислама. ИГИЛ появился в ответ на американскую агрессию в Ираке. Авантюристичная политика Кремля приведет к росту исламизма не только на Востоке, но и в самой России. Эмиссаров ИГИЛ уже ловят на Кавказе, в Москве обезврежена группа джихадистов, планировавших взорвать пятикилограммовую бомбу. Катастрофа лайнера А-321, ответственность за которую взяло на себя Исламское государства, по мнению подавляющего большинства экспертов, явилась следствием теракта — на борт самолета следовавшего из Шарм-эль-Шейха в Россию пассажирского самолета была пронесена взрывчатка.

Чтобы погасить пламя джихада реакция европейцев, русских, американцев на этот агрессивный исламский феномен должна быть адекватной, не вызывать желание поскорее схватиться за оружие и начать крошить всех мусульман направо и налево. Больше всего на террористов работает страх и вытекающая отсюда исламофобия. В отличие от нашего страха, террор имеет свои пределы, он не всесилен. Некоторые исламистские группировки уже поняли, что убийства и насилие имеют лишь ограниченный потенциал для влияния на общество и мировоззрение людей. Взрывами и убийствами можно вызвать анархию и смятение на какое-то время, но нельзя с их помощью добиться любви у людей. Поэтому многие крупнейшие исламистские группировки, как например, «Братья мусульмане» решили отказаться от террора и переключились на политическую деятельность. Собственные преступления лучше всяких спецслужб подрывают устои исламизма, поскольку дискредитируют его в глазах мусульман, отталкивают людей от проповеди джихада.

Но исламский экстремизм, продолжающий ежегодно уносить сотни человеческих жизней по всей Земле, не исчезнет сам собой. Победа над этой болезнью ислама, «ересью» – как его характеризуют уже многие исламские ученые, требует обширных просветительских, экономических, социальных мер, воспитания толерантности, поднятия уровня жизни в мусульманских странах. Это процесс не быстрый. Но уже сейчас, например, мы наблюдаем распространение такого обнадеживающего явления как «просвещенный ислам», который отказался от крайностей шариата. Не прошел радикальный исламизм в частности, в самой населенной арабской стране — Египте. Светскую направленность, даже не смотря на победу исламистов на последних выборах, носит турецкий ислам, основывающийся на принципах кемализма.

Внимания заслуживает деятельность суфизма, выступающего за диалог с другими цивилизациями, культурами и религиями, в частности с иудеями и христианами, против исламского экстремизма. За это, кстати, суфии подвергаются преследованиям в странах с фундаменталистскими режимами, например, в той же Саудовской Аравии. А ведь суфизм – это, к примеру, вера подавляющего числа жителей Чечни. Миротворческий потенциал суфизма на Кавказе остается до сих пор нераскрытым, хотя чеченский дервиш Кунта Хаджи, еще в 19-м веке пытался отвратить свой народ от разбоя и войн, проповедуя идеи ненасилия и дружбы с Россией. Не будем забывать, что и сейчас среди мусульман много людей, готовых отстаивать дело мира и цивилизованного диалога даже вопреки угрозе репрессий со стороны фундаменталистов.

Захлестнувшая мир на рубеже двух тысячелетий волна джихада вызвана сочетанием разнообразных религиозных, культурно-исторических, социальных, политических факторов. Его нельзя вывести только из Корана, легкомысленно приписав такое многогранное явление, как исламизм лишь «злой природе» ислама. Современный исламизм – это соединение многообразных причин, во многом обусловленных глобализацией и реакцией на нее в исламском мире.

Отдельные миры пришли во взаимодействие. Мы увидели друг друга, и оказалось, что все мы — очень разные. Но это не значит, что нужно ненавидеть друг друга. Трудно осуждать ближневосточных мусульман за экстремизм, пока США, Франция и Россия бомбят их страны. Нужно помнить о взаимной ответственности сторон. Исламизм во многом явление сродни бумерангу. Чем лучше мы будем относиться к мусульманам, людям иного цвета кожи и расы, тем меньше будет и у них поводов для неприязни к нам. Тем меньше будет шансов, в частности, у исламизма – как одного из проявлений этой вражды, — завоевывать сердца людей, овладевать умами нормальных, вменяемых мусульман.

Не нужно лезть со своими уставами в чужой монастырь. Не случайно во многих странах, например в Иране, всплеск фундаменталистских настроений стал реакцией на слишком поспешные попытки насадить западные ценности в патриархальную почву. Это привело к безработице, социальному коллапсу и революции, поставившей у власти реакционный режим аятолл.

Джихад – это как песок, попавший в шестеренки прогресса. Нужно больше «смазки» в виде терпимости, уважения, умения слышать друг друга. Но процесс взаимопроникновения цивилизаций в наш век интернета, сверхзвуковых скоростей, компьютеров, телевидения, массовых миграций населения – неизбежен. При этом, прежде чем поучать или навязывать силой своей волю, уповая на силу современного оружия западным странам и России не следует забывать, что ни одна страна не может защитить себя от террора. Поэтому лучше не давать ни малейшего шанса для вражды, учитывая, что любое сильное государство уязвимо для страданий и жертв в той же мере, как и любая страна Третьего мира. А на всякой войне страдают от насилия, прежде всего, мирные жители, то есть невиновные люди.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s