Григорий Сковорода: жизнь, посвященная Богу

Григорий Сковорода

ГРИГОРИЙ СКОВОРОДА: ЖИЗНЬ, ПОСВЯЩЕННАЯ БОГУ

Лев Николаевич Толстой

Источник: Журнал «Толстовский Листок/Запрещенный Толстой», выпуск четвертый, Издательство «Пресс-Соло», Москва, 1994.

Без малого 200 лет тому назад родился в Полтавской губернии в селе Чернухах у казака Савелия Сковороды сын Григорий. Григорий Сковорода этот прожил 72 года и оставил по себе (по своей жизни) и добрую память в народе и мудрое учение о том, как не надо жить и как надо жить для того, чтобы получить истинное благо.

Учение его такое. Для того, чтобы человеку найти благо, ему надо познать Бога. Бога же познать человек может только в самом себе. Когда же человек познает Бога в самом себе, он увидит то, что истинное благо его в том, чтобы исполнять волю этого духа. А воля этого духа всегда согласна с волею Бога. И потому духовные желания человека всегда исполняются. И человек, живущий духовной жизнью, всегда счастлив и спокоен. Такой человек сливает свою волю с волей Бога и считает, что жизнь его принадлежит не ему, а Богу и во всем, что с ним случается, видит волю Бога.

Для того чтобы не ошибаться в том, что есть воля Божия, каждый человек должен слушаться своего внутреннего голоса, который указывает ему, что добро и что зло. Человек должен жить не по своим прихотям и не по советам других людей, а по требованиям этого голоса духа Божьего.

Дух божий призывает людей к общей для всех и радостной работе: установлению Царства Божия на земле. Работником для водворения Царства Божия на земле может быть только тот, кто верит в Бога. Верить в Бога — не значит верить в то, что он существует, а значит — положиться на него и жить по его закону. Весь закон его выражается в одном: люби ближнего. Тот, кто много знает, но не верит в закон Бога — любить ближнего, тот все знания свои употребляет во вред для людей. Чтобы любить людей, человек должен прежде отречься от любви к себе.

Только жизнь, в основу которой положена любовь к Богу и ближнему, имеет разумный смысл. Жизнь, состоящая в удовлетворении похотей тела, не может иметь разумного смысла, потому что тело наше должно неизбежно и очень скоро разложиться. Тело человека разлагается, но дух божий в человеке вечен. И потому, если человек живет жизнью духа, то он имеет жизнь вечную. То, что люди называют смертью, есть не уничтожение жизни, а только перемена формы жизни, переход в новую жизнь.

Жизнь Григория Сковороды была такая. Отец, заметив в нем охоту к ученью, отдал его в Киевскую духовную академию. Ученики этой академии выходили в священники. Отец Сковороды надеялся, что сын выйдет батюшкой, но вышло по-другому. У молодого Сковороды был хороший голос, и он любил петь. В то время была царицей дочь Петра Первого Елизавета. И у ней был любимец певчий Завадовский. Вот этот-то любимец велел выслать в Петербург в царский хор молодцов с хорошими голосами, и вот Григория Сковороду, когда ему было 18 лет, выслали из академии в царский хор.

После своей деревенской жизни Сковорода, должно быть, много навиделся диковинного в Петербурге среди придворных. Он пробыл в Петербурге 2 года и 20-летним юношей вернулся в Киев доучиваться. Но после Петербурга Сковорода уже иначе смотрел на поповство и не хотел выходить в священники. Ему хотелось теперь узнать, так ли живут в других землях, как живут у нас в России. И ему удалось исполнить это желание. Он поступил в дьячки в русскую церковь в Венгрии. Пробыв несколько лет за границей, Сковорода все больше и больше вникал в жизнь людскую и все больше и больше задумывался.

Вернувшись в Россию, Григорий Сковорода сначала занимал разные места — то учителя стихотворства, то был учителем при детях у богатых помещиков, то опять учителем в семинарии, то жил у товарища в деревне. Живя в деревне у приятеля, когда ему было близко к 40 годам, мысли Сковороды уже совсем установились, и он так писал про жизнь человеческую:

«Блажен тот, кто с колыбели посвятил себя Христу, взял иго благое и бремя легкое и привык к нему. Свята такая жизнь. Ни нищета, ни несчастия не будут тяжелы ему; ни огонь, ни меч не разлучат его с Христом. Христос, жизнь моя, умерший за меня! Я должен был посвятить тебе всю жизнь мою — я посвящаю тебе остаток дней моих. Уничтожь черствость моего сердца, зажги в нем твой огонь, чтобы во мне умерли страсти и злые желания и чтобы я жил для тебя, свет мой!»

В другом месте он пишет так: «Все люди заботятся только о плотском благе. Купцы обманывают покупателей, чтобы нажить побольше денег; помещики покупают новые имения и разводят лошадей заграничных пород; чиновники льстят своим начальникам, чтобы получить повышение; адвокаты истолковывают законы в своих выгодах; стихотворцы из-за наград пишут льстивые стихотворения вельможам; у студентов болят головы от усиленных умственных занятий. Один озабочен тем, чтобы построить себе дом по новому способу; другой занят охотой, третий каждый день сзывает к себе гостей, четвертый страдает от любви. А у меня одна только дума, одно только не выходит у меня из головы, как бы мне разумно прожить жизнь и разумно умереть. Страшная смерть с занесенной косой! Ты не щадишь никого, — ни царя, ни мужика, ты всех уничтожаешь, как огонь солому. Все боятся тебя, кроме тех, чья совесть чиста, как стекло».

«Как нельзя горстью песка засыпать бездонный океан, как нельзя широко разлившееся пламя потушить одной каплей воды, как нельзя орлу летать в маленьком ящике, так не может дух человеческий удовлетвориться материальными благами. Дух человеческий — это бездна, беспредельная, как небо или море. Неразумные люди долго ли еще вы будете упорствовать в своем заблуждении? Почему вы не думаете о том, кого называют Богом? Почему вы не стараетесь постигнуть его? В искании Бога человек найдет полное удовлетворение стремлениям своего духа».

Человек, хорошо знавший Сковороду, так пишет про него: «Он всегда был весел, добр, подвижен, всем доволен, ко всем ласков, скромен, всем готов услужить, из всего выводил для себя поучение, посещал больных, утешал печальных, делился последним с неимущими».

Жить Сковороде везде было легко, потому что он довольствовался очень малым. Спал он на жесткой постели где попало, вставал до зари и любил ходить один по полям, лугам и лесам, обдумывал свои мысли. Одежду носил самую дешевую, старую и простую, ел один раз в день и питался только кореньями, молоком и хлебом. Не ел ни мяса, ни рыбы.

Люди начинали знать и ценить Сковороду, и архиерей послал игумена монастыря пригласить Сковороду поступить в монахи. Игумен всячески уговаривал Сковороду, обещал ему и довольство, и богатство, и почет, и славу, если только он поступит в монахи и будет проповедником. Но все уговоры игумена и архиерея не соблазнили Сковороду. Он сказал: «Не хочу прибавлять лицемеров. Кто хочет есть жирно, пить сладко, одеваться и спать мягко, те пусть идут. Мое монашество не в рясе, а в довольстве малым, в отказе от всех прихотей, в отречении от себя и в любви к ближнему, в славе Божеской, а не человеческой». Как ни уговаривал его игумен, Сковорода не поддался. И уехал жить к другу.

Григорий Саввич, всегда добрый и кроткий, раздражался только тогда, когда монахи уговаривали его присоединиться к ним. Случилось ему уже долго после этого быть в Киеве. В Лавре знакомые и товарищи по академии, узнав, что он тут, подошли к нему и стали уговаривать его: «Будет скитаться по свету! Пора тебе пристать к берегу. Мы ведь знаем твои таланты; поступай в монахи, святая Лавра примет тебя, будешь столп церкви, будешь украшение обители». Григорий Саввич рассердился: «Ах, преподобные! я столпотворения собою не хочу увеличивать, довольно и вас столбов неотесанных, во храме Божьем… По мне святость не в ризе, а в воле Божьей».

Последняя служба Григория Саввича была в Харьковской семинарии. В семинарии этой решили учить нравственности (доброй жизни) и учителем пригласили Сковороду. Он не отказался. Но отказался от жалованья. В уроках этих Сковорода учил тому, что в каждом человеке живет дух божий. Люди называют этот дух божий разумом и совестью. И потому люди должны во всем слушаться этого голоса разума и совести.

Ученые наставники внушали юношам, что древние мудрецы — Марк Аврелий, Сократ, Платон и другие, — хотя и вели нравственную жизнь, не знали истины, потому что были язычники, а не христиане. Сковорода, напротив, говорил, что в них действовал тот же Дух Божий, несмотря на то, что они были язычники, а потому следует не осуждать их, а любить и подражать им в стремлении к истине. Бог один для всех людей, а эти люди были верными служителями его.

Наставники внушали молодому поколению, что одни положения людей в обществе особенно благословляются Богом, другие менее, а третьи находятся под проклятием Бога. Выше всех, учили ученые наставники, положение духовных лиц, служащих Богу; затем положение царей, министров, военачальников, вообще людей, имеющих власть, затем положение купцов и торговцев и, наконец, ниже всех положение крестьян — холопов (крестьяне в то время были прикреплены к помещикам и находились под их неограниченной властью). Сковорода, напротив, учил, что всякий труд, необходимый для людей, одинаково благословляется Богом, и все люди равны. Наставники-монахи учили своих воспитанников, что вся святость и совершенство жизни христианина состоит в исполнении таинств и обрядов. Сковорода учил, что святость жизни только в делах добра.

Уроки Сковороды не понравились начальству, и его скоро удалили с этого места, и с тех пор Сковорода уже не занимал никаких должностей, а жил у своих друзей то в одном, то в другом месте. Довольно долго он жил в густом лесу на пчельнике у помещиков Земборских, где и написал главные свои сочинения. После Земборских уже нигде не жил постоянно, а переходил с места на место.

Ходил он пешком по всей Украине. Если люди нравились ему своей хорошей жизнью, он останавливался у них. Иногда же он поселялся нарочно у людей порочных с тем, чтобы незаметно научить их познавать самих себя, любить истину и удаляться от зла. В тех местах, где он ходил, все любили и уважали его, считали особенным Божиим благословением, если он поселялся в каком-нибудь доме хоть на несколько дней. Зная его нищету, многие давали ему денег, пищи про запас, одежды; но он от этого всего отказывался, говоря: «Дайте неимущему!» И сколько бы его ни просили, он не соглашался брать то, что считал для себя лишним. Все его имущество состояло в серой свитке, чоботах (башмаках) про запас и в рукописях его сочинений, которые он носил с собой и читал тем, кто хотел слушать. Задумав переселиться с одного места на другое, он складывал в мешок все это добро, перекидывал его через плечо и отправлялся в путь. Часто дорогой он играл на флейте.

Проповедовал он всюду, где случалось: на деревенских улицах, на ярмарках, на церковных погостах, в избах. Он особенно любил простой, деревенский народ, и они любили его: кормили чем Бог послал, чинили его свитку и чоботы. Перед сном, в полночь, он всегда молился. Молился иногда до самого рассвета и, не ложась спать, при блеске утренней зари, шел в поле встречать восход солнца.

Кроткий, мягкий и спокойный в своем обращении с людьми, Григорий Саввич, однако, бывал иногда вспыльчив и горяч, когда защищал какую-нибудь дорогую для него истину. Люди, не понимавшие того благородного источника, из которого проистекало это раздражение, сердились на него, были им недовольны. Сам он тоже, конечно, понимал, что никогда, ни при каких обстоятельствах не должно нарушать мир между людьми. Так, однажды он писал тому человеку, с кем у него вышла размолвка: «Возлюбленный во Христе брат Иаков! Да будет с тобою тот мир, который выше разума. Прости меня, если я тебя в чем оскорбил, когда гостил у вас. Ты знаешь, что я вспыльчив, но знаешь вместе с тем, что я считаю кротость главным достоинством человека. Если я когда и разгорячусь или надоем, то делаю это не по злобе, но потому, что считаю грехом согласиться с ложью и бороться против истины. Но забудем наши взаимные обиды и помиримся».

Так прожил Сковорода более 20 лет. Здоровье его становилось все слабее и слабее. Кашель и общая слабость все усиливались. Проживя у друга более трех недель, он стал собираться на родину. «Там хочу умереть», — говорил он. Друзья упрашивали Григория Саввича остаться у них до конца дней. Но Григорий Саввич отвечал, что внутренний голос велит ему ехать.

26 августа 1794 года Григорий Саввич ушел от друга. Прощаясь, он сказал ему: «Может быть, я больше уже не увижу тебя. Прощай! Помни всегда во всех случаях жизни то, что мы часто говорили: всегда перед нами выбор — свет и тьма, добро и зло, вечность и время». Придя на родину, Сковорода прожил еще два месяца. В последнее время силы все более и более оставляли его (хотя почти все время был на ногах); он часто говорил: «Дух бодр, но тело немощно».

Скончался он 29 октября 1794 года. В день его смерти к помещику, у которого он жил, собралось много гостей. За обедом Сковорода был весел и разговорчив, рассказывал про свои странствования и встречи с разными людьми. После обеда он пошел в сад. Погода была теплая, несмотря на позднее время года. Долго ходил он по извилистым тропинкам, рвал плоды и угощал ими работавших в саду крестьянских мальчиков. Под вечер хозяин, беспокоясь о том, что Григорий Саввич долго не возвращается, пошел в сад искать его.

Он нашел его под высокой развесистой липой. Сковорода с торжественным, спокойным, величавым видом рыл заступом узкую длинную яму.
—  Что это, друг Григорий Саввич, чем это ты занимаешься? — спросил хозяин, подойдя к старцу.
— Пора, друг, кончить странствие. Пора успокоиться.
— И, брат,  пустое!  Полно тебе шутить. Пойдем в дом.
—  Иду; но прежде буду просить тебя: пусть здесь будет моя последняя храмина.
Они пошли в дом; но Сковорода недолго оставался со всеми вместе. Он пошел в свою комнатку, переменил белье, умылся и лег на кровать, скрестив на груди худые руки.
Долго его ждали к ужину; но он не явился. На другой день к чаю он тоже не явился, к обеду тоже. Обеспокоенный хозяин дома решился войти в его комнату.
Отворив дверь и подойдя к кровати, хозяин, полагая, что Григорий Саввич спит, стал будить его. Но сон Григория Саввича был уже непробудный.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s