Пассивное сопротивление вводу советских войск в Чехословакию

Введение советских войск в Чехословакию

Пассивное сопротивление вводу советских войск в Чехословакию.

Источник: http://peacekeeping-centre.in.ua/Museum/Czechoslovakia/Main.htm

Статья подана в сокращении.

Операция «Дунай» (Вторжение в Чехословакию) — ввод войск Варшавского договора (кроме Румынии) в Чехословакию, начавшийся 21 августа 1968 года и положивший конец реформам Пражской весны. Наиболее крупный контингент войск был выделен от СССР. Объединённой группировкой (до 500 тыс. чел. и 5 тыс. танков и БТР) командовал генерал армии И. Г. Павловский.

Предыстория
Советское руководство опасалось, что в случае проведения чешскими коммунистами независимой от Москвы внутренней политики СССР потеряет контроль над Чехословакией. Подобный поворот событий грозил расколом восточноевропейского социалистического блока как в политическом, так и военно-стратегическом плане. Политика ограниченного государственного суверенитета в странах социалистического блока, допускающая в том числе применение военной силы, если это было необходимо, получила на Западе название «доктрины Брежнева».

В конце марта 1968 г. ЦК КПСС разослал партийному активу закрытую информацию о положении в Чехословакии. В этом документе говорилось: «…в последнее время события развиваются в отрицательном направлении. В Чехословакии ширятся выступления безответственных элементов, требующих создать „официальную оппозицию“, проявлять „терпимость“ к различным антисоциалистическим взглядам и теориям. Неправильно освещается прошлый опыт социалистического строительства, выдвигаются предложения об особом чехословацком пути к социализму, который противопоставляется опыту других социалистических стран, делаются попытки бросить тень на внешнеполитический курс Чехословакии и подчёркивается необходимость проведения „самостоятельной“ внешней политики. Раздаются призывы к созданию частных предприятий, отказу от плановой системы, расширению связей с Западом. Более того, в ряде газет, по радио и телевидению пропагандируются призывы „к полному отделению партии от государства“, к возврату ЧССР к буржуазной республике Масарика и Бенеша, превращению ЧССР в „открытое общество“ и другие…»

23 марта в Дрездене состоялась встреча руководителей партий и правительств шести социалистических стран — СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии и ЧССР, на которой генеральный секретарь КПЧ А. Дубчек был подвергнут резкой критике. После совещания в Дрездене советское руководство приступило к разработке вариантов действий в отношении Чехословакии, в том числе и военных мер. Руководители ГДР (В. Ульбрихт), Болгарии (Т. Живков) и Польши (В. Гомулка) занимали жёсткую позицию и в определённой мере влияли на советского руководителя Л. Брежнева. Советской стороной не исключался и вариант вступления на территорию Чехословакии войск НАТО, которые проводили манёвры под кодовым названием «Чёрный лев» у границ ЧССР…

8 мая в Москве прошла закрытая встреча лидеров СССР, Польши, ГДР, Болгарии и Венгрии, во время которой состоялся откровенный обмен мнениями о мерах в связи с обстановкой в Чехословакии. Уже тогда прозвучали предложения о военном решении. Однако при этом лидер Венгрии Я. Кадар, ссылаясь на опыт 1956 г., заявил, что чехословацкий кризис нельзя решить военными средствами и необходимо искать политическое решение…

18 августа в Москве состоялась встреча лидеров СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии. Были согласованы соответствующие мероприятия, в том числе выступление «здоровых сил» КПЧ с просьбой о военной помощи. В послании президенту Чехословакии Свободе от имени участников совещания в Москве, в качестве одного из главных доводов отмечалось получение просьбы об оказании помощи вооруженными силами чехословацкому народу от «большинства» членов Президиума ЦК КПЧ и многих членов правительства Чехословакии.

Операция
Политической целью операции была смена политического руководства страны и установление в Чехословакии лояльного СССР режима. Войска должны были захватить важнейшие объекты в Праге, сотрудники КГБ должны были арестовать чешских реформаторов, а затем было запланировано проведение Пленума ЦК КПЧ и сессии Национального собрания, где должно было смениться высшее руководство. При этом большая роль отводилась президенту Свободе. Политическое руководство операцией в Праге осуществлял член Политбюро ЦК КПСС К. Мазуров.

Военную подготовку операции осуществлял главнокомандующий Объединёнными Вооружёнными Силами стран Варшавского договора маршал И. И. Якубовский, однако за несколько дней до начала операции её руководителем был назначен главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель министра обороны СССР, генерал армии И. Г. Павловский.

На первом этапе основная роль отводилась воздушно-десантным войскам. Войска противовоздушной обороны, Военно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения приводились в повышенную боеготовность. К 20 августа была подготовлена группировка войск, первый эшелон которой насчитывал до 250 тыс., а общее количество — до 500 тыс. чел., около 5 тыс. танков и бронетранспортёров. Для осуществления операции привлекались 26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации…

В 22 часа 15 минут 20 августа в войска поступил сигнал «Влтава-666» о начале операции. В 23:00 20 августа в войсках, предназначенных для вторжения, была объявлена боевая тревога. По каналам закрытой связи всем фронтам, армиям, дивизиям, бригадам, полкам и батальонам был передан сигнал на выдвижение. По этому сигналу все командиры должны были вскрыть один из пяти хранящихся у них секретных пакетов (операция была разработана в пяти вариантах), а четыре оставшихся в присутствии начальников штабов сжечь, не вскрывая. Во вскрытых пакетах содержался приказ на начало операции «Дунай» и на продолжение боевых действий в соответствии с планами «Дунай-Канал» и «Дунай-Канал-Глобус».

Заранее были разработаны «Распоряжения по взаимодействию на операцию „Дунай“». На боевой технике, участвовавшей во вторжении, были нанесены белые полосы. Вся боевая техника советского и союзного производства без белых полос подлежала «нейтрализации», желательно без стрельбы. В случае сопротивления бесполосные танки и другая боевая техника подлежали уничтожению без предупреждения и без команд сверху. При встрече с войсками НАТО было приказано немедленно останавливаться и без команды не стрелять.

Ввод войск осуществлялся в 18 местах с территории ГДР, ПНР, СССР и ВНР. В Прагу вступили части 20-й Гвардейской армии из Группы советских войск в Германии (генерал-лейтенант Иван Леонтьевич Величко), которые установили контроль над основными объектами столицы Чехословакии. Одновременно в Праге и Брно были высажены две советские воздушно-десантные дивизии.

В 2 часа ночи 21 августа на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Захват аэродрома был произведен с помощью обманного маневра: подлетающий к аэродрому советский пассажирский самолет запросил вынужденную посадку из-за якобы повреждения на борту. После разрешения и посадки десантники с самолета захватили диспетчерскую башню аэропорта и обеспечили посадку десантных самолетов.

При известии о вторжении в кабинете Дубчека в ЦК КПЧ срочно собрался Президиум КПЧ. Большинство — 7 против 4 — проголосовали за заявление Президиума, осуждающее вторжение. Только члены Президиума Кольдер, Биляк, Швестка и Риго выступили по первоначальному плану. Барбирек и Пиллер поддержали Дубчека и О. Черника. Расчёт же советского руководства был на перевес «здоровых сил» в решающий момент — 6 против 5. В заявлении также содержался призыв к срочному созыву партийного съезда. Сам Дубчек в своём радиовоззвании к жителям страны призвал граждан сохранять спокойствие и не допустить кровопролития и фактического повторения венгерских событий 1956 года.

К 4:30 утра 21 августа здание ЦК было окружено советскими войсками и бронетехникой, в здание ворвались советские десантники и арестовали присутствовавших. Несколько часов Дубчек и другие члены ЦК провели под дулами советских автоматов… В 10 утра Дубчека, премьер-министра О. Черника, председателя парламента Й. Смрковского, членов ЦК КПЧ Й. Шпачека и Б. Шимона, и главу Национального фронта Ф. Кригеля вывели из здания ЦК КПЧ сотрудники КГБ и сотрудничавшие с ними сотрудники STB, а затем на советских БТРах их вывезли на аэродром и доставили в Москву.

К концу дня 21 августа 24 дивизии стран Варшавского договора заняли основные объекты на территории Чехословакии. Войска СССР и его союзников заняли все пункты без применения оружия, так как чехословацкой армии было приказано не оказывать сопротивления.

Действия КПЧ и населения страны
В Праге протестующие граждане пытались воспрепятствовать движению войск и техники; были сбиты все указатели и таблички с названием улиц, в магазинах были спрятаны все карты Праги, тогда как у советских военных были лишь устаревшие карты времен войны. В связи с этим с опозданием был установлен контроль над радио, телевидением и газетами. «Здоровые силы» укрылись в советском посольстве. Но их не удалось уговорить сформировать новое правительство и провести Пленум ЦК. Средства массовой информации уже успели объявить их предателями.

По призыву президента страны и Чешского радио граждане Чехословакии не оказывали вооружённого отпора войскам вторжения. Тем не менее, повсеместно войска встречали пассивное сопротивление местного населения. Чехи и словаки отказывались предоставлять советским войскам питьё, продукты питания и топливо, меняли дорожные знаки для затруднения продвижения войск, выходили на улицы, пытались объяснить солдатам суть происходящих в Чехословакии событий, апеллировали к русско-чехословацкому братству. Граждане требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства.

Из письма Г. Бёлля Л. Копелеву: «Мы, ни о чем не догадываясь, приехали в Прагу вечером 20 августа, хотели как следует рассмотреть чешское чудо – и когда проснулись 21-го рано утром, тут-то и началось! Почему-то нам не было страшно, но это, разумеется, «действовало на нервы» – видеть доведенных до крайности чехов, а напротив них – бедных, невиноватых, таких же доведенных до крайности советских солдат! Это было безумие, и мы, конечно, все четыре дня думали, что вот-вот «начнется» – это была дьявольски задуманная чистая война нервов между пражанами и советскими солдатами. Я не сбрасываю со счетов происшествие, во время которого погиб один человек, и все-таки должен сказать: обе противостоящие друг другу группы держались смело и человечно».

По инициативе Пражского городского комитета КПЧ досрочно, на территории завода в Высочанах (район Праги) начались подпольные заседания XIV съезд КПЧ, правда, без делегатов из Словакии, не успевших прибыть. Представители консервативно настроенной группы делегатов на съезде не были избраны ни на один из руководящих постов в КПЧ.

Переговоры в Москве
Советское руководство было вынуждено искать компромиссное решение. Вывезенные в СССР члены руководства ЦК КПЧ были доставлены в Москву. Президент Л. Свобода также прибыл в Москву вместе с Г. Гусаком, в тот момент являвшимся заместителем главы правительства.

24—27 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры. Советские руководители стремились подписать с чехословацкими руководителями документ, в котором бы прежде всего оправдывался ввод войск как вынужденная мера по причине невыполнения обязательств чехословацкой стороны, принятых по итогам переговоров в Чиерне-над-Тисой и Братиславе, и неспособности предотвратить возможный государственный переворот «контрреволюционных сил». Также требовалось объявить решения съезда КПЧ в Высочанах недействительными и отложить созыв нового съезда партии. Переговоры проходили в обстановке нажима и скрытых угроз.

Руководители Чехословакии заявляли, что ввод войск был неспровоцированным и неоправданным шагом, который повлечёт тяжёлые последствия, в том числе в международном плане. Такой же позиции придерживался и Г. Гусак, отметивший, что цели, которые ставили руководители СССР, можно было достичь другими, невоенными средствами.

Но в итоге А. Дубчек и его товарищи решились на подписание Московского протокола (подписать его отказался только Ф. Кригель), добившись лишь согласия с решениями январского и майского (1968 г.) Пленумов ЦК КПЧ и обещания вывести войска в будущем. Итогом переговоров стало совместное коммюнике, в котором сроки вывода войск ОВД ставились в зависимость от нормализации обстановки в ЧССР.

Потери сторон
Боевые действия практически не велись. Имели место отдельные случаи нападения на военных, но в подавляющем большинстве жители Чехословакии не оказали сопротивления.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек, в том числе семь женщин и восьмилетний ребёнок.

Наибольшее число жертв среди мирных жителей было в Праге в районе здания Чешского радио. Вероятно, значительная часть жертв была незадокументирована. Так, свидетели сообщают о стрельбе советских солдат по толпе пражан на Вацлавской площади, в результате которой погибло и было ранено несколько человек, хотя данные об этом инциденте не вошли в отчёты Чехословацкой службы безопасности. Многочисленны свидетельства о гибели мирных жителей, в том числе среди несовершеннолетних и лиц пожилого возраста, в Праге, Либерце, Брно, Кошице, Попраде и других городах Чехословакии в результате немотивированного применения оружия советскими солдатами. Известно также о вынужденном обстреле здания Национального музея советскими танками, поскольку с крыши здания велся пулеметный огонь.

Всего с 21 августа по 20 сентября 1968 года боевые потери советских войск составили 12 человек погибшими и 25 ранеными и травмированными. Небоевые потери за этот же период — 84 погибших и умерших, 62 раненых и травмированных… Потери СССР в технике точно не известны. В частях одной только 38-й армии за первые три дня на территории Словакии и Северной Моравии было сожжено 7 танков и бронетранспортёров.
Известны данные о потерях вооружённых сил других стран — участниц операции. Так, венгерская армия потеряла 4-х солдат погибшими (все — небоевые потери: несчастный случай, заболевания, самоубийство). Болгарская армия потеряла 2 человек — один часовой был убит на посту неизвестными (при этом похищен автомат), 1 солдат застрелился.

Дальнейшие события
В начале сентября войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации. Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года. 16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». 17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод части войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

В 1969 году в Праге студенты Ян Палах и Ян Зайиц с интервалом в месяц совершили самосожжение в знак протеста против советской оккупации.

В результате ввода войск в ЧССР был прерван процесс политических и экономических реформ. На апрельском (1969 г.) пленуме ЦК КПЧ первым секретарём был избран Г. Гусак. Реформаторы были отстранены от должностей, начались репрессии. Страну покинуло несколько десятков тысяч человек, в том числе множество представителей культурной элиты страны. На территории Чехословакии советское военное присутствие сохранялось до 1991 года.

Международная оценка вторжения
21 августа представители группы стран (США, Великобритания, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступили в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Затем и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства четырёх социалистических стран — Югославии, Румынии, Албании, КНР, а также ряд коммунистических партий стран Запада.

Протесты в СССР
В Советском Союзе некоторые представители интеллигенции протестовали против ввода советских войск в Чехословакию. В частности, на Красной площади прошла демонстрация 25 августа 1968 года в поддержку независимости Чехословакии. Демонстранты развернули плакаты с лозунгами: «Мы теряем лучших друзей!» «Ať žije svobodné a nezávislé Československo!» («Да здравствует свободная и независимая Чехословакия!»), «Позор оккупантам!», «Руки прочь от ЧССР!», «За вашу и нашу свободу!», «Свободу Дубчеку!». Демонстрация была подавлена, лозунги были квалифицированы как клеветнические, демонстранты были осуждены.

Демонстрация 25 августа не была единичным актом протеста против ввода советских войск в Чехословакию. «Есть основания предполагать, что число этих случаев гораздо больше, чем удалось узнать», пишет Хроника, и приводит несколько примеров:
«25 января 1969 г., в день похорон Яна Палаха, две студентки Московского университета вышли на площадь Маяковского с плакатом, на котором были написаны два лозунга: «Вечная память Яну Палаху» и «Свободу Чехословакии». Они простояли на площади, позади памятника Маяковскому, около 12 минут. Постепенно вокруг них начала собираться молчащая толпа. Затем к девушкам подошла группа молодых людей без повязок, назвавших себя дружинниками. Они отобрали и разорвали плакат, а студенток, посоветовавшись, отпустили».

21 августа в московских писательских домах на Аэропорте и в Зюзино, а также в общежитии МГУ на Ленинских горах появились листовки с протестом против пребывания союзных войск в ЧССР. Один из трёх текстов листовок подписан «Союз коммунаров».

20 августа 1969 г. группа диссидентов сделала следующее заявление:
«21 августа прошлого года произошло трагическое событие: войска стран Варшавского пакта вторглись в дружественную Чехословакию. Эта акция имела целью пресечь демократический путь развития, на который встала вся страна. Весь мир с надеждой следил за послеянварским развитием Чехословакии. Казалось, что идея социализма, опороченная в сталинскую эпоху, будет теперь реабилитирована. Танки стран Варшавского договора уничтожили эту надежду. В эту печальную годовщину мы заявляем, что мы по-прежнему не согласны с этим решением, которое ставит под угрозу будущее социализма. Мы солидарны с народом Чехословакии, который хотел доказать, что социализм с человеческим лицом возможен. Эти строки продиктованы болью за нашу родину, которую мы желаем видеть истинно великой, свободной и счастливой. И мы твёрдо убеждены в том, что не может быть свободен и счастлив народ, угнетающий другие народы» ( Т. Баева, Ю. Вишневская, И. Габай, Н. Горбаневская, З. М. Григоренко, М. Джемилев, Н. Емелькина, С. Ковалев, В. Красин, А. Левитин (Краснов), Л. Петровский, Л. Плющ, Г. Подъяпольский, Л. Терновский, И. Якир, П. Якир, А. Якобсон).

Последствия
В результате проведения операции «Дунай» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года. Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. Однако Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

Подавление Пражской весны усилило разочарование многих представителей западных левых кругов в теории марксизма-ленинизма и способствовало росту идей «еврокоммунизма» среди руководства и членов западных коммунистических партий — впоследствии приведшему к расколу во многих из них. Коммунистические партии Западной Европы утратили массовую поддержку, так как практически была показана невозможность «социализма с человеческим лицом». Высказывается мнение, что операция «Дунай» усилила позиции США в Европе.

Парадоксальным образом, силовая акция в Чехословакии в 1968 ускорила приход в отношениях между Востоком и Западом периода т. н. «разрядки напряженности», основанной на признании существовавшего в Европе территориального статус-кво и проведение Германией при канцлере Вилли Брандте т. н. «новой восточной политики».
Операция «Дунай» препятствовала возможным реформам в СССР: «Для Советского Союза удушение Пражской весны оказалось связанным со многими тяжёлыми последствиями. Имперская „победа“ в 1968 г. перекрыла кислород реформам, укрепив позиции догматических сил, усилила великодержавные черты в советской внешней политике, способствовала усилению застоя во всех сферах».

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s