Ненасилие в гуманистическом и христианском понимании

Пилат и Христос

Ненасилие в гуманистическом и христианском понимании

Жан Госс

Источник: Этика ненасилия. Материалы международной конф. нояб. 1989 г. Отв. ред. Р.Г.Апресян. М.: Философское об-во СССР. 1991, с. 6-14.

Оригинальное название статьи: Ключевые представления гуманистического и христианского ненасилия.

Ситуация преобладающего насилия.
После Аушвица, Хиросимы и сталинских концентрационных лагерей насилие проявило свое истинное лицо: истребление и гибель людей. Идеологическая конфронтация двух военных блоков породила бессмысленные размеры гонки вооружений, угрожающей уничтожить человечество. Расширяющаяся торговля оружием способствует затяжным войнам в странах третьего мира. Гонка вооружений обедняет наши страны, на ней лежит ответственность за болезни и голод миллионов в Южном полушарии. Наши экономические системы, устремленные к безграничным прибылям, к прогрессу и власти, нарушают экологическое равновесие, а вместе с тем и источники существования будущих поколений.

Неравное распределение благополучия, безработица, попрание прав человека и религиозной свободы, расизм, сексизм, коррупция, наркомания, алкоголизм, насилие в семьях и на улицах, стрессы, страх, незащищенность давление «масс медиа», — все эти и другие формы насилия довлеют над человечеством, порождая безмерные страдания. Мы ответственны за эти условия, мы ответственны за то насилие, которое есть в каждом из нас, мы ответственны за изменение этой ситуации во имя торжества активного ненасилия.

I. Ненасилие в гуманистической этике.

Прояснение терминов.
Сила — (энергичное действие) может быть негативной (сила пропаганды, вооруженная сила), когда она направлена против блага людей, и позитивной (сила правды, справедливости), когда она благоприятствует человеческой жизни.

Власть — (принятие ответственности за других) может быть негативной (авторитарной, господствующей, эксплуататорской, диктаторской) или позитивной (позволяющей подчиненным людям развиваться, «со-разделять» ответственность).

Насилие — негативно по определению. Это разрушительная сила, которая унижает, насилует, подавляет, эксплуатирует кого-либо. Часто оно коренится в страхе быть отвергнутым, утратить какие-то блага, какие-то ценности, а, может быть, и саму жизнь. Этот страх создает образы врага, провоцирует насилие в отношении других, ведет к целому арсеналу оборонительных действий. Насилие проявляется в различных и многообразных формах и степенях: физическое и психологическое, межличностное и структурное, социальное, политические, военное, экономическое, культурное, религиозное и т.д.

Агрессивность и воинственность — могут быть как негативными, так и позитивными. Они естественны (инстинктивны) как реакция на неуважение, проявляемое к человеку. Они представляют собой средства выживания и потому в принципе характеризуют человеческое существование (например, ребенок, который никогда не защищает себя, сталкивается с психологическими проблемами). Однако люди индивидуально и коллективно злоупотребляют этим оборонительным средством, делая его разрушительным, часто несущим смерть в ответном насилии. Ненасилие не отрицает, не подавляет эту жизненно важную, оборонительную воинственность, но преобразует ее в позитивное, ненасильственное средство обороны и решения конфликтов.

Люди по-разному реагируют на насилие и несправедливость. Мы выделяем три основные реакции: пассивность, ответное насилие, активное ненасилие.

Пассивность, безразличие, покорность.
«Осознать зло и не противостоять ему, — говорил Ганди, — значит предать в себе человека». Если мы сознательно отказываемся вступить в борьбу с несправедливостью, то, значит, мы подчиняемся злу, уподобляемся рабам, отрицаем свою человеческую ответственность. Нет ничего более низкого, как сохранять пассивность против несправедливости. Пассивность противостоит активному ненасилию и должна быть безусловно отвергнута.

Каковы причины пассивности? Их несколько:
— компромисс с несправедливостью ради получения возможной прибыли;
— страх возможных последствий противостояния несправедливости. Экзистенциональный страх потерять работу, привычные блага, жизнь. Как на индивидуальном, так и коллективном уровне создание атмосферы страха является важнейшим средством угнетателей. Ненасилие учит преодолевать страх, восстанавливать внутреннюю и внешнюю свободу для борьбы с несправедливостью;
— недостаток знаний. Люди часто сохраняют пассивность при столкновении со сложными случаями несправедливости, когда они не видят реальных путей ее преодоления;
— недостаток внутренней и внешней силы: люди чувствуют себя бессильными, когда они не уверены в действенности ненасилия.

Ответное насилие
Ответное ненасилие — традиционная реакция на несправедливость. Цепочка насилия и ответного насилия проходит через всю историю человечества, порождая безмерные страдания. Те, кто прибегают к ответному насилию для борьбы с несправедливостью, обнаруживают тем самым свою ответственность; у них хорошая цель — восстановить поруганные человеческие права, восстановить справедливость и покой. Вот поэтому их позиция выше пассивности. Многие прибегают к ответному насилию в борьбе с несправедливостью просто потому, что они не знают другого пути, ибо насилие глубоко укоренено в нашей цивилизации, философии, культуре, а порой даже в религии; оно господствует в большой прессе.

Могут ли злые средства (мошенничество, ложь, насилие, угнетение, разрушение) вести к добрым целям (большей справедливости, достоинству, участию, примирению)? Для ответа на этот вопрос необходимо разоблачить логику насилия и ответного насилия.

Ответное насилие означает несправедливость, присущую злу, к которому прибегают в насильственной борьбе; чтобы преодолеть зло и защитить людей, прибегают к убийству людей же. Когда убивают нацистов, расистов, сталинистов, философия, которая вдохновляет их, не искореняется. Идеи и установки находятся не в теле, но в уме, в душе, чувствах, и действительная задача заключается в том, чтобы преодолеть несправедливость в умах посредством мирного их изменения и, таким образом, спасти и освободить жертвы несправедливости, а равно и тех, кто творит зло.

Если мы будем использовать ответное насилие в борьбе с несправедливостью, мы лишь включимся в бесконечную спираль насилия. Чтобы добиться победы в этом случае, нам придется непрерывно увеличивать потенциал своей вооруженности (начиная с неуважения и грубости в языке и до мошенничества, манипуляций, подкупа, а, в конечном счете и до использования вооруженной силы); наилучший пример абсурдности смертельной гонки — в накоплении вооружений, которое предполагает даже убийство в так называемых «оборонительных целях».

Активное ненасилие
Активное ненасилие — осознание невозможности с помощью ответного насилия преодолеть несправедливость выдвигало на протяжении всей истории человечества перед философией и религией разных направлений задачу поиска путей мирного решения конфликтов.

Философские религии и учения Востока, такие, как индуизм, буддизм, даосизм, указывают в первую очередь на внутреннее освобождение от цепей эгоизма и насилия. Западные философские и религиозные учения, начиная со средних веков большее значение придают миротворчеству в обществе, внешнему освобождению. Сегодня мы знаем, и этому учил Дэвид Торо (в эссе «Гражданское неповиновение»), Лев Толстой, Махатма Ганди, Мартин Лютер Кинг, опиравшиеся во многом на христианскую традицию, что внутренняя установка на миролюбие и внешняя миротворческая практика миротворчества посредством ненасилия нераздельны и предполагают друг друга.

Из этого наследия во всем мире развивается мощное движение «Народная сила» («Peoples Power»), движение за освобождение посредством активного ненасилия. Примеры этого мы видим в Южной Африке, в Латинской Америке (Чили, Бразилия), на Филиппинах, в Бирме и Китае, а также в Центральной и Восточной Европе — благодаря импульсу, полученному от перестройки в СССР.

Так же, как и ненасилие, сила насилия обнаруживает себя в каждом человеческом существе, в каждой культуре и в каждом обществе, пусть даже и в скрытом виде. Поэтому нет надобности «вводить» или «навязывать» ненасилие силой. Поскольку оно составляет часть человеческого существования, необходимо только найти его истоки у каждого, востребовать его, дать возможность развиваться, чтобы организоваться в коллективное действие.

Определение терминов.
«Ненасилие» представляет собой неточный перевод термина, который мы находим у Ганди. Он употреблял слово «а-химса»= «не-насилие» для обозначения отказа от разрушительной силы насилия («химса») в борьбе за справедливость. Это-то слово и было переведено на европейские языки. Однако коль скоро мы отказываемся от всех форм насилия в борьбе за справедливость, мы должны прибегнуть к другой силе, созидательной и миротворческой. Для обозначения этой силы Ганди использовал термин «сатъяграха» («сатья» означает «правда», «Бог»), под чем понимал силу правды, силу души, силу справедливости, любви. Это второе понятие не было переведено на европейские языки. Используемое нами понятие «ненасилие» сочетает в себе значения этих двух понятий, которыми пользовался Ганди.

Нравственные основания активного ненасилия. Ненасилие представляет собой философию, образ жизни, которые, на основе верховенства правды и любви, предполагают личные, социальные и межнациональные изменения ради преодоления несправедливости и достижения мира, примирения.

Говоря «Нет» насилию, мы отвергает рок: мы заявляем тем самым, что зло и несправедливость внутри и вокруг нас не являются неизбежными; мы поступаем как свободные люди, способные к выбору. Таким образом утверждается в полной мере человеческое (трансцендентальное) измерение личности.

Ненасилие решительно отвергает пассивность и подчинение всем формам несправедливости. Предполагаемая им концепция борьбы кардинально отличается от того, что утверждается в ответном насилии. Ненасилие стремится распознать несправедливость в его общественных формах и сделать ее известной (к примеру, М.Л.Кинг обнажил расовую дискриминацию). В качестве цели ненасилие стремится к тому, чтобы преодолеть несправедливость как в сознании людей, так и в структурах, и к тому, чтобы принести освобождение как тем, кто страдает от него, так и тем, кто в первую очередь несет за него ответственность. Так что его цель заключается не в достижении победы над противником или врагом, но в преодолении несправедливости, в решении конфликтов и посредством этого в создании условий для всех.

Так что ненасилие разворачивает борьбу за преодоление несправедливости на уровне совести. И оно всегда имеет в виду ту часть правды и потребности, которые отстаивает противник. Эта фундаментальная позиция позволяет построить альтернативу на новых и совместно признанных нравственных ценностях, обращенных к человеку.

Принцип ненасилия в разрешении конфликтов предполагает своеобразную концепцию человека и своеобразное отношение к человеку:

1. Человек является высшей ценностью среди всего, что существует. Поэтому к нему следует относиться с безусловным уважением, не допускающим каких бы то ни было исключений (даже в отношении к врагу). Человечество рассматривается как единое и неразобщенное, и все люди равны в своем достоинстве и праве на уважение.

2. Каждый человек обладает совестью, и, значит, несет в себе возможность к развитию, сознавая несправедливость и будучи способным к изменению своей позиции. Сознание развивается, когда оно может противопоставить себя реальности, когда оно стремится к истине. Это глубокое доверие к человеку лежит в основе всех ненасильственных действий. Сегодня мы видим примеры в Чили, на Филиппинах, Польше, когда угнетенные люди, организованные и вооруженные исключительно благодаря силе правды, свободы и справедливости, изменяют несправедливые отношения и структуры.

Ненасилие зарекомендовало себя как могущественная, весьма действенная и наступательная сила: разбуженное совестью, оно обрушивается на несправедливость. Однако ненасилие всегда направлено против несправедливости, но не людей, группы или нации, которые предстоит изменить.

Каждая ненасильственная акция во имя справедливости требует принятия обязательства и проявления готовности свободно принять все последствия, вытекающие из такой акции; в этом оно кардинально отличается от ответного насилия, в котором вся ответственность за последствия взваливается на противника.

Гений ненасилия XX века М.Ганди показал, что сатъяграха как главенство истины должна проникнуть в нас и изменить нас как личностей, но сообразно с этим должно быть преображено и общество во всех своих проявлениях. Это предполагает соответствующую систему образования, экономики и политики, а в равной мере и формирование системы ненасильственной обороны на национальном и интернациональном уровне и отработку способов мирного решения конфликтов; это предполагает внимание к сохранению экологического равновесия, сохранению ресурсов и потребность в высоком нравственном порядке, основанном на признании достоинства и абсолютном уважении человеческой жизни и человеческому сообществу. Человеческая жизнь, сориентированная на эти идеи, приблизится к основанному на справедливости миру.

II. Ненасилие в христианской этике.

В свете проблемы преодоления насилия и утверждения мира христианская этика разделяет принципиальные ценности гуманистического ненасилия. Более того, творческое, освобождающее, самоотверженное ненасилие находится в центре христианской этики, даже если учесть, что в истории христианской церкви эти ценности не раз оказывались попранными. В Библии прослеживается педагогика прогрессивного понимания путей и средств преодоления насилия и его корней, понимания, которое достигает кульминационного пункта в учении и жизни Иисуса Христа. Проанализируем существенные моменты развития этого учения.

В текстах Ветхого Завета, предшествующих Иисусу, насилие уже не рассматривается как слепая мифическая сила (что было обычным для культур того времени), но признается как негативная, жизнеразрушительная сила, за которую люди несут ответственность, от которой следует отказаться и людям, и обществу. Все же в этих текстах насилие преодолевается только частично. Следует отметить два важных шага.

В отношении агрессии извне народ Израиля должен был придерживаться закона талиона, который запрещал реванш (принцип, доминированный в культурах того времени — на протяжении тысячи лет до н.э.). Он основывался на ограничении возмездия: «Око за око, зуб за зуб» и не больше! Этот закон знаменует важный шаг в развитии культуры, связанный с возвышением характера человеческих взаимоотношений между народами.

Во внутренней жизни народ Израиля должен был безусловно следовать заповеди «Не убий». Это, конечно, было прогрессом по сравнению с тем, что практиковалось соседними народами. Эта заповедь была одной из основных колонн, на которых покоилось общество, стремившееся приблизить божественный «Шалом».

Что такое «Шалом»? Шалом (мир) — это образ справедливого и умиротворенного общества и человечества. Шалом означает примирение между всеми людьми, примирение между Богом и человечеством, гармонию между человеческой расой и всем тварным миром. Чтобы приблизиться к этой универсальной гармонии, к этому примирению, и человек, и общество должны обратить себя к божественному закону, т.е. быть справедливыми и признавать новое измерение человеческих отношений: «Возлюби ближнего своего как самого себя» (Золотое правило).

Что это значило для народа Израиля?
Поклонение только одному и Единственному Богу Справедливости; Правды и Любви (Яхве), отказ от поклонения богам силы, богатства, господства, воинственности. Безусловное уважение к человеку: «Не убий!» Обеспечение основных человеческих прав слабых, обездоленных, неимущих, иноземцев, рабов — наравне со всеми другими членами общины. Гарантия экономической справедливости для всех людей народа Израиля.

Это означало справедливое распределение земли и благ, которые рассматривались как дар Божий, доступный всем. Обеспечение социально-экономической справедливости и социального мира благодаря празднованию каждые 50 лет Юбилейного года — года прощения и примирения между всеми людьми народа Израиля, перераспределения благ и земли. Эта идея преодоления насилия и установления мира на основе справедливости внутри общества была важным шагом в развитии человечества; они заключала в себе новый уровень развития культуры. Это был первый шаг в раскрытии ненасильственной Любви к Богу как необходимой основы примиренного человечества.

По этому пути вел народ Израиля Яхве (Бог), который считался близким людям и воспринимался ими как Бог, существующий для них. Такое доверительное отношение позволяло преодолеть страх и связать свою уверенность не с вооруженной обороной, а с силой Правды, Справедливости и Любви к Богу, который являл себя через людей Израиля.

Иисус Христос в своем учении и в жизни открыл еще два измерения Любви и Правды, которые необходимы для подлинного преодоления несправедливости и насилия и обретения мира.

Иисус призывал к Всеобщей Любви: все люди созданы одной и той же любовью Бога; поэтому все они обладают достоинством и должны быть безусловно уважаемы. Это значит, что надо уважать и тех, кто не уважает себя: «Возлюбите врагов ваших, благоволите к ненавидящим и преследующим вас», — говорится в Нагорной проповеди. Благодаря этой всеобщей любви утверждается единство человечества, творимое благодаря присутствию Бога в каждом человеческом создании. Это предполагает решительный отказ от всех форм насилия и несправедливости, даже так называемую «справедливую оборону» и талион.

Благодаря этой любви к врагу Иисус разорвал спираль насилия. Он отказался продолжить насилие, но преодолел его благодаря силе любви и правды. Он открыл таким образом совершенно новый путь преодоления зла и несправедливости — путь, по которому ведет человека его совесть. Он учил не отвечать злом на зло, но преодолевать зло с помощью правды, справедливости и добра. И он явил примеры этой освобождающей силы в условиях оккупированного, подчиненного Израиля: «Если вас ударят по правой щеке, подставьте левую (пощечиной господин наказывал подвластных ему людей).

И это значит:
— не подчиняться несправедливости, отказываться от пассивности и страха, сопротивляться;
— не прибегать к ответному насилию;
— подставляя «левую щеку», обращаться к совести господина силой правды. Принуждать противника к изменению.

Это ненасильственное сопротивление предполагает освобождение как угнетенного, так и угнетателя. Такой подход также предполагает прощение и возможность примирения под знаком справедливости.

В этой ненасильственной борьбе раскрывается еще одно измерение любви, которое обнаружил Иисус в конце своей жизни своим учением и своей деятельностью: это — самоотверженная любовь. Иисус Христос не отвечал на несправедливость людей ответным насилием. Самоотверженная любовь была его ответом. Справедливый Бог во Христе заплатил цену за освобождение человечества от несправедливости и насилия. Неистово обвиняя несправедливости своего времени и говоря правду, Иисус был готов скорее отдать свою жизнь, чем взять чужую.

Христиане призваны воплотить в жизнь эту освобождающую, самоотверженную любовь в отношении ко всем и во все времена. Они призваны воплощать освобождающую силу активного ненасилия посредством мудрой силы любви, которая может быть открыта им в каждой конкретной ситуации.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s