Всемирный день борьбы за запрещение ядерного оружия

Роберт Оппенгеймер

Всемирный день борьбы за запрещение ядерного оружия.

Источник: http://blog.essenly.com/post

Оригинальное название статьи: Знаменитая речь Роберта Оппенгеймера

Джулиус Роберт Оппенгеймер, американский физик и создатель атомной бомбы, родился в Нью-Йорке 22 апреля 1904 года. В 1925 году окончил Гарвардский университет. Ряд фундаментальных трудов и открытий позволили Оппенгеймеру выдвинуться в число ведущих физиков-ядерщиков того времени.

С 1939 года он привлекается к работам по созданию ядерного оружия, а с 1943-го возглавляет проект по созданию американской атомной бомбы («Манхэттенский про¬ект»). В 1946—1952 годах Роберт Оппенгеймер возглавлял генеральный консультативный комитет Комиссии по атомной энергии.

Создание атомного оружия — это, пожалуй, одно из трагических событий в истории науки, когда фантастические по своей смелости и значению открытия обернулись созданием оружия, способного уничтожить всю человеческую цивилизацию. Aтомная бомба была впервые испытана в Нью-Мексико в июле 1945 года; позже Оппенгеймер вспоминал, что в тот момент ему пришли в голову слова из Бхагавадгиты: «Если сияние тысячи солнц вспыхнуло бы в небе, это было бы подобно блеску Всемогущего — Я стал Смертью, уничтожителем Миров».

6 августа 1945 г. состоялось первое боевое применение ядерного оружия: бомбардировщик B-29 американской армейской авиации сбросил ядерную бомбу Little Boy (“Малыш”) на японский город Хиросима. Три дня спустя, 9 августа 1945, атомная бомба «Fat Man» («Толстяк») была сброшена на город Нагасаки. Это было последнее применение ядерного оружия в истории человечества. 6 августа во всем мире отмечается День Хиросимы – Всемирный день борьбы за запрещение ядерного оружия.

В своей речи перед коллегами, произнесённой 3 ноября 1945 года в Лос-Аламосе, на «родине» атомной бомбы, Оппенгеймер, с одной стороны, говорил о том, что создание ядерного оружия было «органически необходимо», а с другой — предупреждал об опасностях, которое оно несёт человечеству:

«Сегодня я хотел бы говорить с вами… как ваш коллега-ученый и человек, так же, как и вы, озабоченный той неприятной ситуацией, в которой мы оказались… Если посмотреть на нынешнее положение в науке, то следует задуматься о том, чем руководствовались люди, приходившие сюда работать…

Прежде всего была огромная тревога, что враг может разработать это оружие раньше нас, и сильное чувство, по крайней мере, поначалу, что без ядерного оружия победу одержать будет очень трудно или она отодвинется на невозможно, неимоверно долгое время. Эта тревога немного уменьшилась, когда стало ясно, что война будет выиграна в любом случае. Кем-то, как мне кажется, руководило любопытство, и это вполне понятно; других привлекал дух приключений, и это тоже абсолютно правильно.

У третьих были политические аргументы: «Мы знаем, что ядерное оружие в принципе возможно, и несправедливо, если оно останется неоправданной возможностью. Мир должен знать, что можно сделать в этой сфере, и должен сделать это»…

И, наконец (и это тоже вполне справедливо), было чувство, что кроме Соединённых Штатов в мире нет другого места, где задания по разработке ядерного оружия с большей вероятностью были бы решены и было бы меньше шансов на поражение.

Уверен, что все доводы, приводимые этими людьми, правда, и в тот или иной момент жизни я и сам все это говорил. Но если говорить о непосредственной причине — мы сделали эту работу потому, что она была органически необходима…

Если вы учёный, вы верите, что открывать принципы мироустройства — благо, выяснять свойства реальности — благо, и благо обратить на пользу всего человечества величайшую силу из всех возможных, чтобы контролировать мир и руководить им в соответствии с человеческими идеалами и ценностями…

Нельзя быть учёным, если не верить, что познавать новое — это хорошо. Нельзя и невозможно быть учёным, если не считать высшей ценностью возможность делиться своими знаниями с каждым, кого они заинтересуют. Невозможно быть учёным, если не думать, что знания о мире и сила, которую они дают, — это неотъемлемое достояние цивилизации, и что вы используете их, чтобы помочь распространению знаний, и готовы принять все последствия…

Думаю, будет справедливо сказать, что атомное оружие — угроза каждому человеку, и в этом смысле это — общая проблема, такая же общая, как проблема разгрома нацистов, стоявшая перед союзническими войсками. Думаю, для того, чтобы справиться с этой проблемой, необходимо полное ощущение общей ответственности. Не думаю, что люди начнут принимать участие в решении какой-либо проблемы, если они не осознают способности сделать свой вклад.

Думаю, это область, в которой осуществление совместной ответственности имеет определённые и бесспорные преимущества. Это новая область, где сами по себе новизна и специфические характеристики технических операций дают возможность установить общность интересов, которую можно практически считать экспериментальным образцом международного сотрудничества.

Я говорю об этом как об экспериментальном образце, поскольку полностью очевидно: контроль за ядерным оружием не может быть единственной конечной целью подобной операции. Единственной конечной целью может быть объединённый мир, где нет места войне… Подобной цели нелегко достичь, и хочу разъяснить, какую это обещает огромную смену настроений. Есть вещи, которые мы ценим очень высоко и вполне справедливо; я бы сказал, что слово «демократия» среди них не на последнем месте. Много есть мест в мире, где нет демократии.

Но есть и другие ценности. И когда я говорю о новом настроении в международных отношениях, я имею в виду, что даже при всей важности этих дорогих нам вещей, за которые американцы готовы отдать жизни, — при всей важности этих вещей мы осознаем, что есть что-то более глубокое. А именно: общая связь с другими людьми во всем мире…

Мы не только учёные, мы ещё и люди. Мы не можем забыть о том, что зависим от таких же людей, как мы… Это самые сильные связи в мире, более сильные, чем те, которые связывают нас друг с другом. Самые глубокие связи — те, которые связывают нас с такими же людьми, как мы».

Одним из первых опасность атомного оружия осознал знаменитый датский физик Нильс Бор, обратившийся к правительствам стран и народам с воззванием о запрещении применения ядерной энергии в военных целях. Однако в условиях разгоравшейся мировой войны его голос не был услышан. Слишком уж заманчивым был «приз» в «ядерной гонке»: правители и военные получали мощнейшее оружие, обеспечивавшее превосходство над любым противником, а физики, по выражению ещё одного гениального учёного, Энрико Ферми, — «великолепную физику».

Не был исключением и Роберт Оппенгеймер. Возглавляя «Манхэттенский проект», он видел перед собой цель — во что бы то ни стало дать Америке ядерное оружие. Когда же это оружие было создано и показало свою страшную силу, его взгляды стали меняться. После отказа поддержать проект создания водородной бомбы был отстранён от всех работ, связанных с атомным оружием, однако продолжал руководить (до 1966 года) Институтом фундаментальных исследований в Принстоне.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s