ГРИБЫ

Грибы

Грибы

Анна Павловна Барыкова

Чешская народная легенда

Источник: Толстовский альманах. № 3, 1916, с. 82-85.

Шла из лесу вдова убогая, волокла за спиной вязанку хворосту; шла — вздыхала, ворчала и охала, свое горемычное житье-бытье проклинала. Вдруг повстречался с ней на тропинке странник, лицом светлый. Поглядел он на бабу кротким взглядом участливым и спросил ее ласково:
— О чем ты, милая душа, стосковалася и про что твои думушки черные? Расскажи, —
может, я пособлю тебе?

Пуще прежнего старуха завздыхала, заохала, заворчала:
— Ох, ох, ох, батюшка!.. Чего пристал? Чего людей на дороге останавливаешь, без
толку расспрашиваешь? Уж известно, про что наши думушки: все про бездолье да
про безденежье, — про людскую нужду неисходную!..

Опечалился странник ласковый, покачал головой, и затуманились его глаза кроткие.
Развязал он суму дорожную, вынул оттуда узелок — не большой и не маленький, —
подал убогой вдове.
— На, вот, тебе, сестра милая, прими от меня подарочек; отнеси его к себе домой бережно, не развязывай, пока не смеркнется, а как смеркнется — развяжи, да
смотри, как бы у тебя и этот Божий дар прахом не пошел.

Не успела баба и спасибо сказать страннику, — исчез он из глаз, только она его и видела. Идет баба домой скорым шагом, несет узелок в переднике бережно, а сама все думает:
«Что бы это такое подарил мне странничек ласковый?.. Тяжелое что-то!.. А ну как
деньги? Целый узел денег!.. Вот бы хорошо! То-то бы я богата стала!..»

Только она это подумала, вдруг и покажись ей, что в узле как будто и впрямь деньги
позванивают. Идет — прислушивается, руки дрожат, глаза завистью разгораются… Деньги, деньги и есть…

Обрадовалась баба, не вытерпела, не донесла узелка до дому, присела — развязала.
Смотрит… ан в узелке-то вовсе не деньги, а грибы белые — да такие все крепкие,
ядреные, хорошие. Обидно стало бабе, что не по ее вышло.
— Грибы? Эка невидаль!.. Вишь проходимец, озорник, насмешник!.. Нашел, чем
дарить… Да у нас их, грибов-то, ноне и свиньи не едят!..

Обозлилась баба, плюнула, всячески обругала странника, а грибы, со злости, все на
тропинку пошвыряла, — ушла.

Поздно вечером по той же тропинке старый дровосек с работы домой возвращался;
увидал он грибы разбросанные, — стал подбирать. Подбирает, за пазуху кладет, сам
приговаривает: — Вишь, грибки какие славные; кто-то нарвал да и бросил… Грех это… Пропадает понапрасну Божий дар!.. Ну что ж? Кто бросил — тому, стало-быть, не надо, а мне находка и на руку: дома-то у меня хлеб либо есть, либо нет, кажись, оставалась давеча краюшка махонькая. Так я из грибов похлебочку и сварю на ужин. Слава Тебе. Господи!

И пришел старик домой, рад радехонек. Только успел он грибы пообчистить да
поставить горшок на огонь, кто-то постучался к нему в дверь.

Усмехнулся старый дровосек:
— Входи, кто там!.. Не заперта у меня дверь-ат и отродясь не запиралась… Входи, милый человек, милости просим!

И вошел к дровосеку в хату странник, лицом светлый, — тот самый, что бабе грибы
подарил. И сказал:
— Мир дому сему! Христос с тобою!

Поздоровался дровосек, обрадовался страннику.
— Вот хорошо, вот и опять оно кстати: у меня похлебочка варится, а Господь и гостя
послал!
Засуетился старый у печи, помешивает похлебку — угостить странника торопится.
А странник сидит на лавке, глядит на старика, ласково улыбается.

Помешивает старый похлебку — помешивает, кипит вода белым ключом; пора бы,
кажись, грибам увариться, а они все никак не уварятся, как будто даже тверже да тверже прежнего становятся.

— Что за диво?.. Чудные грибы какие!.. — говорит дровосек страннику: — глянь-ка
сюда, милый человек! Вишь, в одну кучу сварились, пожелтели, блестят, как жар
горят!.. Что бы это такое?
— Это золото, брат! Богач ты стал теперь! — отвечает странник, а сам зорко глядит
дровосеку в глаза: что-то от него будет.

Поглядел дровосек в горшок, потыкал деревянной ложкой в золотую глыбу, и жаль ему, что испортились грибы.
— Ишь ты, какие дела!.. Золото… золото… Ну, нечего делать, не удалась, значит, наша
похлебка… Да нешто нам и сухого хлебушка поснедать?

Пошарил старик на полке, достал свою краюшку последнюю, разломил, подал половину страннику.
— Кушай на здоровье: чем богаты, тем и рады.
— А золотом, небось, не поделишься? — спрашивает странник и улыбается.
— Золотом-то?.. А я было про него и запамятовал… Да на что оно мне? Возьми ты его
себе, милый человек, — пожалуй, оно тебе в дороге и пригодится, а мне оно ни к
чему!..

Еще больше просветлело лицо странника, и засияли глаза его кроткие, как ясные звезды небесные. И сказал он:
— Ну, спасибо тебе, друг и брат мой милый, утешил ты меня: странного принял, нищего накормил. А золота твоего и мне не надо; и мне, брат, жаль, что грибы у нас испортились. Да ты посмотри в горшок-то, — авось теперь и уварились они?

Подошел дровосек опять к печи, заглянул в горшок, а там вместо золота грибная похлебка так и кипит. Обрадовался старый, оглянулся на странника, а его уж и в хате нет! Выскочил дровосек из хаты, поглядел на дорогу — и на дороге нет ни души; только свет великий вдали, словно заря.

Понял тогда дровосек, что у него в гостях не простой странник был. И поклонился вслед ему до земли и сказал:
— Господи, да придет царствие Твое!..

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s