К десятилетию всемирной человеческой бойни

Первая мировая война

К десятилетию всемирной человеческой бойни

Иван Горбунов-Посадов.

Источник: Речь И.И. Горбунова-Посадова 26 июля 1924 г., на собрании Московского Вегетарианского Общества, посвященном десятилетию мировой войны. РГАЛИ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 38. Л. 22-24 об.

Дорогие сестры и братья. Я выступаю сегодня больной, с трудом приехал из деревни, но в этот день я должен был явиться на своей пост. Вы своим чувством дополните те огромные пробелы, которые будут в моей речи вследствие нездоровья.

Завтра исполняется 10 лет великой всемирной человеческой бойни. На могилах тринадцати миллионов убитых, среди десятков миллионов искалеченных, изуродованных, десятков миллионов вдов, сирот, матерей жертв безумной войны мы помятуем об этой великой человеческой трагедии, о том, как человечество, скользя все дальше вниз к бездне безумного милитаризма, империализма, капитализма, скатилось наконец в эту кровавую бездну всемирной бойни.

Когда я шел сегодня полями, день был ясный, прекрасный, стоял хлеб, готовый к жатве, все было так, как было в тот страшный день, когда последовало объявление войны. У нас еще хлеб не был убран, но там, на западе, он уже был убран, мирная жатва людей труда была завершена и дьяволу надо было начинать свою жатву, потому что хлеб – хлебом, а война должна быть обеспечена. Сколько мыслей, сколько чувств подымает эта страшная трагедия. Каждый из вас тем или другим глубоким переживанием связан с этой человеческой трагедией, следы которой тяготеют над нами и теперь, и яд которой отравляет нас и сейчас.

Вспомните начало этой войны. У нас, в странах Антанты, говорилось, что начала эту войну Германия. Это неправда. Не Германия начала эту войну, не Франция, не Англия, начали ее все мы в совокупности. Ее начал царящий до сих пор в мире человеческий эгоизм, ее начало тщеславие властителей, жажда наживы; ее готовило достигшее колоссальных размеров производство вооружения, которое отчасти только могло быть оправдано патриотизмом, а в сущности создавалось для наживы.

Вы знаете также, что сделала всеобщая воинская повинность, приучившая людей к военному рабству, этому самому страшному из всех рабств. Человечество покончило с другим рабством, но с военным рабством оно не покончило, и оно сделало из людей государственные машины. И затем школа, которая внедряла эти чувства так называемого патриотизма – любви только к себе, только к своей земле, «отечеству», не говоря ничего о человечестве, о людях как братьях. Когда для людей будет дорого ч е л о в е ч е с т в о, тогда из-за «отечества» не будут проливать кровь. Школа работала для милитаризма, воспитывая в детях национальную гордость. Вы знаете огромную роль печати, печати, которая принадлежала этим силам капитализма. Вспомним, что один русский издатель распространенной во время войны газеты нажил за это время пять миллионов.

Вот эти силы, собравшись все вместе, участвовали все в начале этого человеческого безумия. Рука Вильгельма дала сигнал, но он был только одним из этих элементов. И вот страшное человеческое безумие началось. Вы знаете, как во всех государствах внушалось, что борьба идет за культуру, за свободу, что все они защищаются – русские защищаются от немцев, немцы – от русских…. Все защищаются. В эту ловушку попадалась слепая человеческая мысль. Германские социалисты были лучшими солдатами в корпусах Вильгельма и он хвалил их. Вы знаете литературу, которая пела гимны восхваления этого убоя, в которой даже такой мирный представитель поэзии, как Бальмонт мог сказать только то, что он не питает ни к кому враждебных чувств, но если его призовут, он будет стрелять без всякой ненависти.

Все человечество было одурманено и развращено. Война стоит перед вами со всеми ее ужасами. Как можно было выдержать ее, как могли эти люди, сидевшие в окопах почти целые годы в грязи и крови терпеть это. Это делалось опять-таки силою рабства, гипнозом, дурманом вина, опьяневшего человеческий разум, дурманом табаку. Вспомните, как собирали благотворительницы табак на войну. Он был необходим, потому что без него люди давно не выдержали бы этой бойни и поднялись бы, несмотря на привычку к рабству.

Вы знаете эти колоссальные пушки, танки, всю работу ученых изобретателей, вся сила мысли которых была направлена на то, чтобы изобрести способ убивать наибольшее число людей в возможно скорое время. Но помните, что все это началось не с войны. Задолго до войны они работали в этом направлении.

Вы знаете, как величайшее изобретение человечества – аэропланы – стали из крыльев ангелов крыльями демонов, самым страшным носителем смерти. Вы знаете о появлении ядовитых газов, которые сначала пробовались на собаках и возбуждали ужас и омерзение. К ним теперь слишком привыкли и многие считают честью быть членами великой всемирной организации человечества для удушения его. Вы знаете о послании 90 немецких ученых, оправдывающих ужасы в Бельгии и в других странах. Ученые оправдывали ужасы убийства.

И вот, среди этого человеческого ужаса, когда в одной свалке сбились люди всех направлений, из этой свалки поднялись люди, сказавшие – долой войну, и долой ее сейчас. Мы с е й ч а с не участвуем в войне, мы сейчас боремся с войной. Это были люди уклада агитационно-революционного. Но, несмотря на их призывы, целый ряд коммунистов и социалистов, и анархистов шли под ружьем и стреляли друг в друга.

Но вот появились тысячи новых людей, которые когда-то были единицами, и появился новый термин: «отказывающиеся по совести». Здесь встретились люди разных оттенков: религиозные, материалисты, но самый огромный среди них составили свободные христиане. В Америке меннониты составляли почти половину отказывавшихся. Наряду с ужасом человекоубийства зажегся новый свет человеческого сознания. Во время войны 1812 г. мы с трудом извлекаем одного отказывающегося; под влиянием пропаганды Толстого один, другой, третий начали отходить. Но в эту войну число отказывающихся росло и росло.

Вы знаете страшные последствия войны. Цифры убитых, раненых, искалеченных – безбрежные цифры. Вы знаете страшные экономические потрясения, массы человеческого богатства, творчества, труда, растраченного и убитого войной. Но самое страшное в этом – миллионы детей, выброшенных на улицу, которые до сих пор являются таким страшенным недугом нашего времени. И еще ужасны были нравственные последствия войны, объявившей себя войной за свободу и культуру, «последней войной». Как дики теперь эти слова и как тогда многие, быть может, из нас, ловились на эту удочку.

Нравственные последствия войны были огромны. Представьте эти огромные человеческие массы, для которых убийство стало совершенно естественным делом. И таких теперь есть миллионы. Среди нового поколения есть много исповедников братства, но с другой стороны, вы встретите миллионы исповедников убийства, для которых жизнь человеческая – нуль. Европейская молодежь восприняла философию убийства.

Что же сделал так называемый мир, тот мир, тот мир, который принес нам как бы то, о чем мечтал и в чем так глубоко ошибался наш бесконечно уважаемый апостол свободы – Кропоткин. Он стоял за войну. Он полагал, что война уничтожит самое ядро насилия, которое для него заключалось в германском милитаризме. И с милитаризмом он несколько сливал германский социализм, как превращающий людей в рабскую массу. Кропоткин был человеком свободы, но он думал, что кровью можно уничтожить кровь.

И вот, германский национализм упал вниз, а французский поднялся со страшной силой. Вы знаете, что принес этот фразерский мир Европе: соперничество Англии и Франции, соперничество Японии и Англии – не соперничество народов, нет, трудовой народ – это братья, которым только мешают осознать это братство. Но это то, что называется Америка, Англия, Франция, это властители, которые считают, что править надо насилием. И вы знаете, что война не кончилась, она идет в разных формах. Идет экономическая война. Но готовится и вооруженная война. Это говорят все, во всех странах идут огромные приготовления. Когда вы сравните бюджет Англии, Франции, Америки перед великой войной и теперь, вы увидите, как он вырос. Вы увидите эту фабрику убийства, удушения человечества, которая работает изо всех сил. И все это под предлогом обороны, защиты, под флагом которой происходила и вся эта мировая война.

Что же несет с собой война будущего. В последней книжке журнала «Россия» напечатана статья немецкого писателя ______ чрезвычайно талантливого, который рисует войну будущего и говорит, между прочим, о том, что техника в ней имеет огромное значение. Война прошлого была война машин; война будущего будет легкая и грациозная… (Ив. Ив. передает содержание рассказа).

Что же делать для борьбы с войной, с этим ужасом будущего? Это огромный вопрос и не здесь, не сейчас решать его в нескольких словах. Каждый из вас, собравшихся здесь, будет искать этих средств в глубине собственной человеческой совести.

Один из лучших выходов – это воспитание в каждом ребенке сознания того, что человеческая жизнь – святыня, что ничто, никакие цели не могут оправдать человекоубийства. Если есть среди вас молодые сердца, любящие детскую душу, они должны приложить все силы, чтобы нести к детям это величайший важности свет.

Какие же выходы намечаются из этого ужасного положения. Буду говорить очень бегло, моя болезнь не дала мне возможности достаточно сосредоточиться.

Одно положение вы знаете – это империалистическое: все должно быть так, как оно есть. Захват одними у других земли, захват экономический, когда же экономическим путем не удается победить, то идет приготовление новых военных средств. Без этого нельзя. Как же нам перестать воевать, когда немцы еще не перестают. Человечество находится под гипотезой вечной лжи. Все прикрывается словами: «защита отечества», «культура». И человекоубийство не прекращается.

Другой выход – либеральный. Либерала, имеющего, может быть, средства в военных предприятиях. Он все же умереннее капиталиста. Он говорит, что надо уменьшить вооружение. Есть пять кораблей – пусть будет четыре. 900 пудов газов вместо 1000. Среди либералов было много так называемых парламентских пацифистов. Они созывали конференции: напр., Стокгольмская конференция, на которую приглашали Толстого из вежливости; но вообще старались отстранить его, потому что он говорил о радикальном уничтожении войны. Он послал на Стокгольмскую конференцию послание, которое запоздало и было прочитано между прочим, за ужином.

Выход, который предлагает нам 2-й социалистический Интернационал: вы знаете, что в социалистическом мире со времени 90-х годов предлагался радикальный способ уничтожения войны: забастовка рабочих на военных предприятиях. Но до настоящего времени эта мера не прошла.

И теперь, на собрании 2-го Интернационала, устроившего в эти дни огромные собрания против войны, были предложены радикальные меры: 1. Забастовка рабочих и 2. Массовая стачка. Применением обоих этих мер уничтожается всякая возможность войны. И вот, стачку приняли, но массовые отказы не прошли. Какая сейчас философия? Во время войны устраивайте забастовку. А сейчас – продолжайте вашу работу, потому что вам нужен кусок хлеба. Будьте пока солдатами, а потом придет война, рабочие устроят забастовку… Вот вращение круга, не разрешающее вопроса.

Теперь перед нами коммунистический выход: долой капиталистические войны, да здравствует всемирная революция, которая устранит капиталистов, устраивающих эти капиталистические бойни. Я не нахожусь здесь, чтобы заниматься политикой. Для меня есть выход, который, вероятно, уже обрисовался путем отрицательным из того, что я говорил о других выходах. Это выход людей истинной свободы, истинного братства, настоящих анархистов, настоящих свободных христиан, течения отказывающихся по совести в Англии, Германии, Америке. Эти люди сейчас живут братской жизнью, сейчас воплощают новую человеческую жизнь. Во время войны они не говорили – мы п о к а будем колоть друг друга; они с е й ч а с же осуществляли революцию, отказываясь убивать друг друга. Для них нет будущего и настоящего: «В будущем не будет убийства, а пока будем убивать», нет, это с е й ч а с должно быть осуществлено.

И этот путь с моей точки зрения самый радикальный. Когда в человечестве запылает уже тлеющий теперь огонь и зажжет миллионы душ, тогда совершится та великая революция братства, которая сделает всякие бойни действительно невозможными. Нам кажется, что этих людей еще только тысячи, а миллионы действуют по-другому. Но вспомним, что раньше их были единицы, которых называли безумцами и сажали в сумасшедший дом. И это движение имеет за собой огромное будущее. Перед нами в человечестве происходит колоссальное явление. Так осмеиваемое движение непротивления злу насилием вырастает в человечестве. Вспомните, каким ореолом окружено имя Ганди, особенно после книги Ромэн Роллана. Это первая огромная ласточка, но за ней последуют гигантские явления. Этот тот путь, к которому призывает нас самая глубина нашей души.

Вопрос заключается не в том только, чтобы отказываться от войны. Он влечет за собой отказ от всякого насилия. Другая сторона вопроса – борьба с человеческим эгоизмом, корыстью, стремлением построить свою жизнь, новую жизнь человечества на основе братства и труда. Перед вами стоит великое новое освобождение человечества, которое раскрывает перед нами огромное светлое будущее этого человечества, единого и прекрасного.

(Ив. Ив. оглашает предлагаемую им резолюцию и затем читает свое стихотворение, посвященное десятилетию войны).

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s