Явные опасности скрытой организации

Под масками

Явные опасности скрытой организации.

Гололоб Г.А.

ОГЛАВЛЕНИЕ:
Введение
1. Конспиративность масонской организации.
2. На подступах к разгадыванию тайны.
3. Масонство в большевистской России в довоенный период.
4. Сталинский антисемитизм.
5. Еврейский заговор против Сталина.
6. Попытка Берии разоблачить заговорщиков.
7. Тайная «кухня» заговорщиков.
8. Масоны среди большевиков.
9. Еврейский заговор против Советской власти.
10. Невидимое всемирное правительство.
Заключение.
Библиография.

Введение
Масонство в последнее время из задворков общественного сознания переместилось в самый его центр. Однако даже в среде специалистов это явление вызывает различные мнения. Сегодня уже мало кто верит в расхожий миф о том, что эта всемирная тайная организация занимается исключительно моральной и благотворительной деятельностью. Конечно, внутри этого скрытого общества существует сильная взаимная идейная и материальная поддержка, но вот безобидность т.ск. «внешней политики» этого «универсального государства» многими ставится под сомнение.

Среди христиан также существует двойственное отношение к этой организации: одни церкви и протестантские конфессии позволяют своим членам принадлежать вместе с тем и к масонскому обществу, другие исключают это по ряду причин. Поскольку русскоязычному читателю стала известна активная политическая деятельность масонов в царской России, было бы очень интересно познакомиться с выводами ряда современных исследователей этой проблемы, чтобы лучше понять то, что представляет собой масонство сегодня.

Прежде всего, настораживает в масонстве необходимость принятия своего рода присяги на верность не столько высоким идеалам, сколько своим лидерам. При этом со вступающего в их ряды берется клятва под страхом наказания смертью. Даже в религиях нет такой жесткой установки на подчинение своему руководству и безусловного оправдания любой ее деятельности. Кроме того, начинающий масон обязуется повиноваться своему руководству при полной неосведомленности в конечных и даже ближайших планах своего начальства. Это предоставляет полный произвол для последнего, компенсируемый лишь обещанным карьерным ростом новобранца. Здесь мы встречаемся с первым противоречием в масонской доктрине: невозможно служить высоким моральным целям по меркантильным причинам.

Впрочем, масоны не скрывают того, что они принимают в свои ряды две категории лиц: религиозных без различия какую религию исповедует человек и богатых  либо влиятельных в обществе людей (в принципе обе эти характеристики взаимосвязаны). Конечно, богатством христиан не соблазнишь, а вот по идейным причинам они не могут согласиться с масонами. Так, христиан не может удовлетворить тот факт, что масонство уравнивает христианство с другими религиями. И это вопрос не самолюбия, или авторитаризма, а аксиологии: существует лишь единая во всем мире истина, хотя и имеющая различные оттенки. Когда же две религии утверждают прямо противоположные вещи, совмещать их друг с другом невозможно ни перед сверхъестественным Богом, ни перед естественным разумом.

Далее, масонам вменяется в вину их как раз моральная нечистоплотность и приверженность порочной практики «благая цель оправдывает все средства». Эту часть обвинений в свой адрес масоны не только отвергают, но и указывают на свою якобы высокую моральную репутацию и аполитичность. Однако при скрытом характере деятельности этой организации проверить истинность этих их заявлений невозможно. Тем не менее, результаты последних исследований масонства, особенно в России, показывают, что эта организация под различными прикрытиями и при помощи различных посредников активным образом участвовала в политических действия, направленных на свержение существовавшей власти, так что заслуживает обвинения в приверженности к доктрине т.н. «двойных стандартов», уподобляющей эту организацию чемодану с потайным дном.

Наконец, недоверие масонским декларациям вызвано тем, что в самой идейной базе масонской организации заложены некоторые противоречия. Например, богатство и мораль в принципе являются понятиями несовместимыми. Мораль обычно не содействует приобретению богатства, а напротив, лишь опустошает кошельки богатых людей. Кроме того, забота об общем благосостоянии людей не равнозначна заботе о каждом отдельно взятом человеке. Очень часто во имя торжества всеобщих идей отдавалось в жертву счастье отдельных индивидов. И, наконец, на фоне того факта, что масонская верхушка состоит из одних евреев, ее заявление о служении благу всего человечества звучит лукаво. Более вероятно мнение о том, что вся масонская организация служит цели достижения блага лишь одной нации, но не всех. Справедливости ради следует отметить, что еврейское масонство эксплуатирует даже рядовых представителей своей национальности, большинство из которых даже не догадываются о содержании подлинных целей еврейской элиты. По этой причине подлинными антисемитами следует признать прежде всего самих еврейских олигархов мирового уровня, которые к тому же подменили Еврейское Священное Писание оккультной каббалой.

Из всего спектра обвинений, направленных в адрес современного масонства, независимые исследователи выделяют главное: лживость всей масонской доктрины. Это объясняет почему продолжает существовать противоречие между заявленной масонами своей заботой о благосостоянии всего человечества с их тайной практикой, направленной на уменьшение населения нашей планеты в том числе и недозволенными с моральной точки зрения методами (разжиганием революций, гражданских и международных войн, а также ведение бактериологической войны с густонаселенными районами мира). Рост населения Земли вместе с истощением природных ресурсов для масонов является катастрофическим уменьшением их «жизненного пространства», в реальности разросшегося до невообразимых простым смертным пределов. Их алчность не позволяет им поделиться с бедными слоями населения награбленным веками, поэтому они вынуждены действовать против них скрытным образом.

Последнее обвинение очень серьезно, однако по нему еще ни один масон не привлекался к суду, поскольку при столь большом влиянии масонской организации в обществе практическая возможность привлечения кого-либо из ее членов к ответственности за любые преступления сводится к нулю. При таком положении дел масоны даже не сильно заняты своим оправданием, поскольку любое обвинение, кроме морального, для них остается без каких-либо реальных последствий. Однако мораль, как нам придется убедиться ниже, в принципе их нисколько не волнует, поскольку на самом деля выполняет роль маскировки их преступной деятельности.

Тем не менее, та же мораль, которой так хвалятся масоны, оборачивается против них, когда удается обнаружить в деятельности этой организации не просто погрешности или невольные просчеты, а откровенное лукавство, призванное ввести в заблуждение общественное мнение. Иными словами, по причине того, что конспирация данной организации иногда дает сбои, исследователям удалось обнаружить и предать огласке многие порочные стороны ее деятельности. На основании этих открытий теперь стало возможным смело заявить, что тайность масонской организации преследует цель сокрытия подлинных мотивов его деятельности, суть которой заключается в создании мирового правительства с жестким контролем над всей жизнью человечества. Данная статья и предоставляет читателю возможность познакомиться с теми доводами, которые выдвигаются сегодня против мнения о безобидности масонства.

1. Конспиративность масонской организации.
До недавнего времени сущность и цели масонской организации многим не только простым людям, но и исследователям казались покрытыми непроницаемой тайной. Основной проблемой в исследовании масонства была установка историков на использование преимущественно внутренних данных об этой организации, исходящих от самих (реальных или бывших) членов масонских лож, а также тех из внешних свидетельств, которые не противоречили первым. Однако, именно эта установка, работающая в остальных случаях, в случае с беспринципным в моральном отношении масонством не только не работала, но и полностью сбивала с толку ученых, включая и спецслужбы различных стран. И лишь в последнее время некоторые исследователи поняли, что полностью доверять искренности масонской морали нельзя.

Впрочем, масоны постарались обезопасить свою деятельность использованием принципа конспирации не только по отношению к внешним «врагам», но и по отношению к собственным членам организации. Так, само иерархическое устройство масонской организации определяет различную степень посвящения в ее тайны каждым членом. Поскольку масоны одного уровня фактически не только не бывают в курсе планов вышестоящих, но даже и не знают в лицо масонов другого уровня, это создает идеальные условия для конспирации. В случае утечки информации на низшем уровне это не влияет на состояние дел на высшем уровне. Мало того, данное обстоятельство создает разнобой в показаниях этих лиц, когда они бывают вынуждены давать какие-то объяснения в связи с открытием некоторых масонских тайн. Это объясняет, почему, например, принадлежность к русскому масонству М.И. Терещенко признавалось одними масонами (Е.П. Гегечкори) и отвергалось другими (Н.В. Некрасов). По этой причине одни исследователи в данном вопросе заняли сторону первых (напр. Людвик Хасс), а другие — вторых (например, В.И. Старцев).

Такое положение вещей позволяет масонам водить за нос любого исследователя, который оказывается просто обречен на сбор внутренне противоречивых данных, разобраться в которых совершенно невозможно. Впрочем, утверждение советского историка А.Я. Авреха о том, что агенты царской полиции имели дело лишь с оккультными масонскими кружками в действительности объясняется иначе: материалы слежки за политическими масонами в архиве Департамента полиции все-таки существовали, но были уничтожены после 27 февраля 1917 года заинтересованными лицами. Об этом может свидетельствовать работа над архивами масона П.Е. Щеголева, которую тот вел в 1917 году.

Лишь в последнее время исследователям масонства, наконец, открылось, что эта организация не даром требует от своих реальных, «уснувших» и даже выбывших членов сохранения «государственной тайны», которое осуществлялось к тому же под угрозой наказания смертью. Какая-либо конспирация совершенно не нужна легально действующей организации, но масонство имеет не одно, а два лица: наружное и скрытое. Поэтому то, что касается реального положения вещей, масоны всегда скрывают, а внешним образом выражают лишь ложное положение вещей, так что в конечном счете от пресловутой масонской честности ничего не остается.

Конечно, рядовые масоны не лгут так, как это делают масоны руководящего звена, так что исследователи этого явления всегда имеют дело со смесью правдивых и неправдивых показаний. Поскольку рядовые масоны знают весьма мало, утечка информации с их стороны их многому не обязывает. Иное дело с промахами масонского руководства. Здесь оно было просто обязано врать, кривить душой и направлять исследователя по ложному пути. Вот в чем состоит весь смысл масонской конспирации, осуществляемой в легальных условиях.

Приведем следующий пример: чтобы сбить с толку сторонников конституционной монархии, масоны в начале предложили русскому царю Николаю Второму уступить свое место наследнику под регенством Михаила Александровича, а, как только добились этого, то сразу же принудили последнего к отречению. Этим трюком лидеры русского масонства подставили не только начальника Генеральской Ставки М.В. Алексеева, но и самого А.И. Гучкова, который до последнего не верил в то, что принуждение к отречению ожидало даже Михаила Александровича. Это говорит о том, что масонское руководство посвящало подчиненных ему масонов в отдельные части своего плана, но в своей полноте этот план был известен только ему одному.

Через несколько дней после случившегося М.В. Алексеев, который также был масоном, сказал в беседе с генералом А.С. Лукомским следующее: «Никогда не прощу себе, что поверил в искренность некоторых людей; послушался их и послал телеграмму главнокомандующим по вопросу об отречении государя от престола». Если бы начальник Штаба армии знал конечную цель масонских выступлений против царя, он никогда бы не отправил командующим армий запрос об их отношении к возможной уступке царя. Этот обман позволил масонам достигнуть их промежуточной цели всеобщими усилиями, а затем с ловкостью использовать создавшееся положение в их сугубо личных интересов, т.е. для достижения конечной их цели — полного уничтожения монархии в России.

Важно отметить, наиболее важную информацию главари масонской организации скрывали даже от самих видных своих товарищей. Современный исследователь масонства В.С. Брачев не в связи с этим обстоятельством отмечает: «Как-то в 1916 году известный масон А.В. Оболенский разговорился со своим знакомым из евреев — служащим Сибирского торгового банка и тот взял да и рассказал ему о подготовке в Петербурге заговора против царя. Так случилось что оказавшись вскоре у лидера октябристов А.И. Гучкова А.В. Оболенский решил проверить у него справедливость услышанного. «Удивленный подробностями, — пишет он, — моего рассказа, особенно о дне восстания, Гучков вдруг начал меня посвящать во все детали заговора и называть его главных участников… Я понял, что попал в самое гнездо заговора». Самым удивительным в этой истории является не то, что необознанным в этом важнейшем мероприятии масонства оказался один из его ведущих лидеров, а то, что это не было никакой тайной для рядового еврея. Конечно, все это можно объяснить условиями жесткой конспирации, однако, прикрываясь столь ненадежным оправданием, избранной верхушке можно творить со своими подчиненными все, что угодно.

Еще пример: используя партию кадетов в качестве своей общественной витрины, масоны неоднократно и во всеуслышание заявляли, что неоправдано совершать революцию во время войны, однако в реальности они ее спланировали и осуществили вопреки этому заявлению, послужившему им в качестве обыкновенной ширмы для прикрытия их настоящих целей. Как утверждает тот же В.С. Брачев, «формально выдвинуть идею антиправительственного заговора Верховный совет ВВНР не решился. Неофициально же разработка таких планов с его ведома велась, но уже не от имени организации, а якобы исключительно по личной инициативе отдельных частных лиц». Получается, что подобные взгляды руководством русского политического масонства не просто «терпелись», а прямо использовались в собственных целях.

Мы не будем останавливаться подробно на том, что с помощью откровенной лжи, инициированной лидерами масонства, был блокирован царский поезд: император поверил в масонскую ложь о том, что железнодорожный путь действительно захвачен революционерами посреди ночи и согласился на снова-таки масонское предложение повернуть в Псков — в руки самого генерал-адъютанта Н.В. Рузского. Очевидно, что при наличии столь огромного числа завербованных исполнителей замысел масонов по свержению русского царя нигде не дал сбоя.

Явной ложью отдает и набившее оскому утверждение масонов о том, что они держатся далеко от политики, поскольку та якобы разобщает людей. Это утверждение является правдивым лишь в зависимости от того, какую политику оно подразумевает: внутригосударственную, или международную. Когда речь заходит о международной политике, масоны в один миг забывают о своей морали. Тогда она неожиданно начинает не разделять людей, а объединять их. Все зависит от того, кто именно сравнивается друг с другом. По большому счету, врагов политика действительно разделяет, а друзей — напротив, лишь объединяет. Но масонам выгодно осудить лишь первую, чтобы таким путем прикрыть вторую.

Иными словами, масоны не только занимаются политикой, но и используют в ней любые средства во имя достижения великой цели. Так, руководство Верховного совета Великого Востока народов России с лета 1916 года взяло курс на насильственное устранение от власти Николая II и установление конституционного строя в стране. К началу 1917 года оно установило тесные контакты с представителями русского генералитета (М.В. Алексеев, Н.В. Рузский и др.), что, в сущности, и позволило в феврале этого года обеспечить бескровный характер отречения Николая II. В бескровности этой революции масонских заслуг нет, поскольку, если бы русский император не согласился на отречение, государственный строй сменился бы все равно, но на этот раз с пролитием большой крови.

Вероятность использования масонским руководством откровенной лжи в качестве средства достижения своих целей знал каждый рядовой масон, но, дав присягу верности своим лидерам, он не имел права оспаривать нечестность использования ими таких средств. По умолчанию всем масонам было известно, что «в случае крайней необходимости» для достижения благой цели подойдут любые средства. Само же недемократическое, а иерархическое устройство этой организации не предоставляло реальной возможности для какой-либо критики действий ее руководства.

Тем не менее, хотя и задним числом, но подлинная информация о лукавстве масонской верхушки стала просачиваться сквозь густую пелену ее маскировки. То тут, то там, начали возникать по началу обрывочные сведения о мнимом характере масонской честности (в реальности практикуемой лишь в низших кругах), а потом и целые исследования по этому вопросу, позволившие заключить, что масоны умышленно дезинформируют общество относительно своей истинной природы, тем самым водя за нос не только исследователей этой всемирной тайной организации, но и самих рядовых масонов, служащих в их руках в качестве «пешек».

2. На подступах к разгадыванию тайны.
Современные исследователи масонства отмечают, что древняя история этой организации нам известна лучше, чем современная. По большому счету, наука исследования этого явления фактически не успевала за его историей. Ранний период масонства в России наилучшим образом освещен в работах таких авторов как М.Н. Лонгинов, А.Н. Пыпин, В.И. Семевский. При изучении более позднего периода приходится делать правильный отбор существующей по масонству литературы, поскольку многие исследования не являются научными и объективными, представляя собой либо популяризацию самого этого масонства, либо его неуемную критику, осуществляемую на сомнительных основаниях. Но и сугубо светские исследования также содержат некоторые недостатки, например, явно недооценивают вопрос оккультного содержания мировоззрения масонов. С христианской точки зрения обращают на себя внимание книги А.А. Бронзова, М.А. Бутми, А. Селянинова и графини С.Д. Толь (урожденной Толстой), поскольку эти авторы, ссылаясь на сочинения зарубежных, прежде всего французских историков и публицистов, отмечают антигосударственный и антихристианский характер деятельности масонских лож.

Долгое время историки сомневались в том, что масоны причастны к дворцовому перевороту, свергнувшего с императорского престола Николая II. Даже Г. Катков в своей вышедшей в 1967 году в Англии книге «Россия, год 1917. Февральская революция» продолжал недоумевать: «Роль, сыгранная политическим фримасонством в подготовке февральской революции, до самого последнего времени сохранялась в величайшем секрете всеми заинтересованными лицами. Историки в свою очередь, в основном отмахивались от этой проблемы, полагая, что точно установить что-либо трудно, да и существует масса фальшивок. Все это эффективно предотвратило возможность обычной исследовательской работы в важной сфере тайной политической деятельности».

Первым, кто привел убедительные доказательства этому предположению, был эмигрантский историк С.П. Мельгунов. В 1931 году он издал в Париже свою книгу «На путях к дворцовому перевороту», чтобы доказать, что подготовкой и организацией Февральского переворота 1917 года руководили две группы русских масонов: военная во главе с А.И. Гучковым и гражданская, которую возглавлял А.Ф. Керенский. За этой публикацией последовали другие (Г.Я. Аронсон, Н.Н. Яковлев, Б.В. Ливчак, В.И. Старцев и др.), которые развили эту тему, причем не только в зарубежной, но и в советской историографической науке.

В ответ масоны начали травлю этих авторов не только за рубежом, но и в бывшем Советском Союзе, продолжающуюся до наших дней. Кроме этого, они инициировали издание явно сомнительных и недобропорядочных исследований масонства, призванных не прояснить спорные моменты, а просто замести следы. Примером, недоброкачественной исследовательской работы, является, например, книга «Масоны и революция» А.Я. Авреха. Этот автор осветил эту тему в нарочито запутанном виде, сознательно переставляя хронологические рамки описываемых им событий и делая серьезные выводы на недостаточных основаниях. К тому же он, не стесняясь, фактически копирует целые абзацы из книги Н. Яковлева «1 марта 1914 года».

Проделав анализ ситуации по масонам лишь до 1914 года, Аврех вдруг заканчивает свою книгу довольно странным утверждением: «Вывод о масонах как ничтожной величине в предфевральских, февральских и постфевральских событиях 1917 года останется неизменным» (Аврех А.Я. Масоны и революция. М.: Политиздат. 1990, с. 342). И это при всем том, что из одиннадцати министров Временного правительства, по самым скромным оценкам, шесть были масонами, а по сведениям Н.Н. Берберовой (кстати, в этом случае самым достоверным) целых десять. «Вот эта организация, – утверждала Берберова в 1986 году в своей книге «Люди и ложи», – оказалась в авангарде тех, кто захватил власть в феврале 1917 года». Получается, либо автор посчитал всех остальных исследователей глупцами, либо ему любыми путями хотелось доказать, что масоны не играли даже косвенной роли в Февральской революции.

Очевидно, здесь сказалось еврейское происхождение Авреха. Не даром он часто отмечает, что среди масонов был очень низкий процент евреев. Впрочем, ему следовало бы учесть то обстоятельство, что евреи обычно не афишируют своей руководящей роли во всемирной пирамиде масонской организации и потому не участвуют в ее деятельности на низшем уровне, но предпочитают делать черновую работу чужими руками. Такого рода авторы, куда следует причислить и А.И. Серкова, выдвинувшего странный тезис об «усыплении» масонов перед самой Февральской революцией, очевидно сбивают с толку честного исследователя. Они просто ссылаются на свидетельства удобных для них лиц, и делают из этого соответствующие выводы. В отличие от них сравнительно большего доверия заслуживают такие независимые от масонского влияния авторы, как: Н.Н. Яковлев, О.А. Платонов (с некоторыми оговорками), О.Ф. Соловьев, Н.Н. Берберова и В.С. Брачев. Из того, что этим авторам масоны предлагали сотрудничество, которое было отвергнуто, можно заключить, что их знания были наиболее опасными для масонской организации.

Итак, что же нам удалось узнать о масонстве? Масоны возникли в восемнадцатом столетии в Англии и уже тогда наметили программу по борьбе с европейскими монархами. Чем же те их не устраивали? Богатство монархов переходило следующим поколениям по наследству, а масоны, как известно, любят деньги, чтобы жить на одни проценты. Вот они и решили прикарманить те капиталы, которые, как они считали, были нажиты монархами нечестным образом. По этой причине масоны выступают якобы за права человека и против государственной власти. Стало быть, основная цель масонов перераспределение денежных средств. Этой цели они верны и сегодня. Если масоны и искали смысл своей жизни, то они его нашли в деньгах.

Правда, масоны имели и собственную философию, сводившуюся к тому, чтобы свести все религии мира к одной единственной, объединенной под идейным знаменем даже не иудаизма, а древнего каббалистического учения. Эта идея, сопутствующая их главной цели, обслуживала амбиции еврейской нации, претендующей на мировую гегемонию и видящей здесь единственного по его силе оппонента — христианство. И эта вражда не представляла собой простой реакции образованных лиц на интеллектуальное засилие, осуществлявшееся в Средние века католической церковью, но была вызвана к жизни нежеланием делить идеологическую власть с христианством, также как и иудаизм, претендующим на исключительность. Поскольку же сказать это мировому сообществу прямо было бы равнозначно саморазоблачению, масоны выдвинули более примирительный тезис о равенстве всех религий. Итак, обе эти цели — главная (экономическая) и второстепенная (религиозная) – объясняют, почему в масоны принимают только богатых и только религиозных лиц, хотя и среди агностиков и атеистов имеется большое количество высокоморальных людей.

Кроме определения главной цели исследователям масонской организации удалось узнать то, каким способом оно собиралось бороться с монархиями всех стран мира. Выше мы уже отмечали, что одним из главных средств этой борьбы являлся обыкновенный обман, защищенный зафиксированным в статусных документах масонства словом «клятва» о неразглашении масонской деятельности даже под угрозой смерти. Далее шел принцип вербовки себе людей из разных существующих партий, что позволяло масонам вводить посторонних людей в заблуждение, когда представители разных партий спорили между собой по ряду мелких вопросов, сохраняя в главных неафишируемое единство.

В связи с этим средством полезно привести свидетельство кадета П.Н. Милюкова, которого самого подозревают в масонстве, но не русского, а французского покроя: «Я хотел бы только подчеркнуть еще связь между Керенским и Некрасовым и двумя неназванными министрами — Терещенко и Коноваловым. Все четверо очень различны по характеру и по своему прошлому и по своей политической роли. Но их объединяют не одни только радикальные политические взгляды. Помимо этого, они связаны какой-то личной близостью, не только чисто политически, но и своего рода, политико-морального характера. Их объединяют, как бы даже, взаимные обязательства, исходящие из одного и того же источника… Из сделанных здесь намеков можно заключить, какая именно связь связывает центральную группу. Если я не говорю о ней здесь яснее, то это потому, что наблюдая факты, я не догадывался об их происхождении в это время и узнал об этом из случайного источника лишь значительно позднее периода существования Временного правительства» (Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1991. с. 478).

Именно это допущение (книга Милюкова была издана в 1955 году в Нью Йорке, через двадцать лет после смерти ее автора) сильно напугало Е.Д. Куксову и А.Ф. Керенского, что они, ретируясь, поспешили выработать общую позицию. Примечательно, что П.Н. Милюков прекрасно знал то, что в Временном правительстве были масоны, но здесь впервые сделал намек на то, что они там верховодили, что сам он обнаружил лишь задним числом (а именно в 1942 году). Таким образом, Милюков во всеуслышание заявил о том, что «центральную группу» во Временном правительстве составляли масоны. Вот что так сильно обеспокоило Куксову и Керенского. Если масоны лишь участвовали в заговоре против царя, то это одно, а если они этот заговор спланировали и организовали — совершенно другое. В первом случае, масонство можно списать на личные предпочтения отдельных его участников, но при столь сильном представительстве таким объяснением отделаться уже будет совершенно невозможно, так что останется только один вариант понимания случившегося: Февральская революция была делом рук русских масонов, которые были лишь рядовыми исполнителями глобальных планов всемирного масонства.

Данное свидетельство интересно еще и тем, что доказывает факт сотрудничества между собой различных по своему положению масонов, которые даже не подозревали о том, что работают на одного хозяина. Обычно таким методом — иметь агентов, действующих не только отдельно друг от друга, но и не зная один другого – пользуются спецслужбы. Впрочем, все это только доказывает тот факт, что масонство и является такой же секретной службой международного масштаба, только работающей на единое всемирное правительство.

Вербовка в масоны, сулящая всем претендентам «продвижение по службе», без претензии на детальное знакомство с планами этой организации, а также работа лишь в узком кругу сотрудников, сделали масонов высшего руководящего звена совершенно неуязвимыми в вопросе конспирации. Рядовые же масоны, занятые обычными своими делами, ведут себя естественно, и выделяются лишь в нужное для их начальства время. Иногда, для того, чтобы задействовать того или другого масона в дело, проходят года. Так что люди могут делать свои текущие обязательства, каждый на своем месте до тех пор, пока эти нити некто, стоящий сверху, не свяжет в один узел в нужное ему время, ожидая благоприятного стечения всех необходимых обстоятельств.

Это значит, что в одной стране или даже в одном правительстве могут находиться различные по своим политическим предпочтениям масоны. Причем они играют каждый свою роль, даже не догадываясь о том, что в другом лагере имеются такие же, как и они масоны, но выполняющие противоположную роль. Они могут годами спорить друг с другом, но только до тех пор, пока им это будет позволять их невидимое руководство. В нужный момент они вдруг как по команде начнут действовать в одном направлении, и снова таки для этого руководства лучше, если они сами не смогут подозревать этого. Такая надпартийная сущность масонства создает идеальные условия не только для конспирации, но и для успешных политических махинаций, поскольку у него всегда имеются под рукой свои люди фактически во всех существующих и борющихся друг с другом партиях, а это позволяет масонам воплощать в жизнь свои директивы не только различными, но и совершенно неожиданными путями: если план А не удался, они переходят к плану Б и т.д. На мировой шахматной доске они просчитывают успех в осуществлении своих целей «на два хода вперед» и, разумеется, «выигрывают».

Примечательно, что среди «молчаливо законных» средств, используемых масонами для достижения своих тайных целей, числилось даже убийство, что имело место, например, в случае с гибелью Г. Распутина. С.П. Мельгунов приводит в своей книге случай о том, как  в масонскую ложу принимали командира Финляндского полка В.В. Теплова. Когда один из «братьев» задал ему вопрос о его отношении к планам физического устранения царя, тот без обиняков ответил: «Убью если велено будет» (Мельгунов С.П. На путях к дворцовому перевороту. Париж. 1931, с. 185). Эти примеры красноречиво показывают, как работают масоны, предпочитая загребать жар чужими руками.

Поскольку же кроме фальсификации и надпартийности, масоны не брезговали и насилием, неудивительно, что они создали в Европе не только Французскую революцию, но и ряд других. Причем для них нет разницы, какая из них подвернется под руку – буржуазная или пролетарская: они даже при коммунизме работать не будут, а составят в нем снова-таки привилегированный класс, известный больше под названием бюрократизм. Что касается разжигания войн, то обе мировые войны, унесшие в мир иной небывалое доселе множество людей, следует признать развязанными масонами, желавшими ослабить две могучие державы, не поддававшиеся масонскому влиянию — Германию и Россию. При этом масоны не жалели средств, чтобы взрастить, вскормить и столкнуть лбами два самых страшных диктаторских режима — гитлеризм и сталинизм.

Неудивительно, что везде, где в мире начиналась какая-либо революция или война между развитыми государствами, можно обнаружить незримое присутствие масонов. Великая Французская революция, восстание декабристов в России, Крымская война, революция 1905 года, Русско-японская война, Первая мировая война, Февральская революция в России — это далеко не полный список результатов их политической деятельности, хотя официально масоны продолжают считаться исключительно просветительской и благотворительной организацией.

Чтобы сохранить свою внешнюю репутацию, масоны предпочитают достигать своих целей посредством подставных лиц. Даже внутри собственной организации они прибегают к различным трюкам, чтобы формальные их заявления оставались безупречными в нравственном отношении, а конкретные действия осуществлялись якобы в противоречии с первыми, которые объяснялись как досадные промахи. Например, в 1912 году масоны умышленно расформировали свою этическую организацию, чтобы вместо ее создать сугубо политическую, на которую им потом можно было бы спихнуть вину за свержение царя насильственным путем. В итоге, в этом грязном деле оказались виновны «нерегулярные» русские масоны, но не их «регулярные» руководители.

Та же хитрая махинация имела место и с масонской военной ложей, возглавляемой А.И. Гучковым. По официальной масонской версии, тот действовал якобы независимо от центра. Когда ложи нижнего уровня масонской иерархической пирамиды не знают планов их руководства, действительно создается эффект якобы самостоятельности их действия, поскольку при встречных вопросах они никогда не скажут, кто ими руководил в действительности. Эти люди не могут сделать ничего другого, кроме как взять всю вину на себя, поскольку им теперь приходится расплачиваться за все те привилегии, которые они получили от масонской организации.

При таком положении вещей в случае неудачи масоны легко избавляются от обвинений в свой адрес и омывают руки в своей невинности. В итоге их промахи и провалы остаются безнаказанными, поскольку они всегда выходят сухими из воды. Неслучайно, царская охранка не могла найти ни единой формальной зацепки для ареста главных действующих лиц масонства, хотя была прекрасно осведомлена в том, что они занимаются подрывной деятельностью по отношению к царскому режиму. Когда же книга П.Н. Милюкова «засветила» факт масонского верховенства во Временном правительстве во главе с А.Ф. Керенским, последний тут же написал книгу, в которой указал, что во Временном правительстве было только три масона (включая и его), тем самым умышленно скрыв остальных. Вместе с Е.Д. Куксовой он боялся, что общественности станет известно о том, что русскими масонами руководили их заграничные собратья. Таким же образом взял всю вину на себя и Н.В. Некрасов на допросах НКВД в 1939 году, хотя долгое время он действительно руководил всеми политическими масонами в стране.

И все же, как ни скрывали масоны свою политическую деятельность в царской России, основное обвинение против них оставалось таким же, как и всегда — они ведут борьбу не против режимов, а против наций. Иными словами, масонство никогда не занято только внутринациональными проблемами, но стремится подчинить любую нацию или государство единому международному центру, который пока остается в тени. В итоге, как выразился В.С. Брачев, «хотели того русские масоны или не хотели, но сценарий разыгранного ими в 1917 году «действа», был написан все-таки на Западе и все складывалось так, что никакой другой роли кроме «пятой колонны» «демократической» Европы в России уготовлено им не было».

Кто же руководит всеми масонами? Это самый интересный вопрос, но нельзя сказать, что нам совершенно никогда не узнать этого. Мало того, даже здесь мы можем сегодня со всей уверенностью утверждать, что масонами правят те, кто сегодня держат крупнейшие финансовые компании, хотя зачастую и через подставных лиц. Если же мы присмотримся к ним поближе, то поймем, что этими людьми являются в большинстве случаев евреи. Нет ни единого общества в мире, которое бы не контролировали евреи — непосредственно или же опосредовано. Неудивительно, что большое количество евреев было даже среди революционеров всех мастей, включая и большевиков. За несколько недель после Февральской революции численность сторонников сионистских партий возросла в четыре раза. В это время численность сионистских газет и журналов составила не менее 500, а по другим оценкам 600 наименований. Такого количества органов печати не имела ни одна из тогдашних политических партий.

3. Масонство в большевистской России в довоенный период.
Были ли масоны в Советской России? Большинство политических масонов бежало на Запад, остальные залегли на дно. Мистическим же не было никакой нужды скрываться. До появления публикаций бывшего меньшевика Г.Я. Аронсона мало кто знал о связи русских политических масонов начала XX века с большевиками. По свидетельству Н.Н. Берберовой, до революции масоны делали все для продолжения войны и, тем самым, играли на руку большевикам, но, оказавшись в эмиграции, стали способствовать признанию Советской власти с ее желанием поскорее закончить эту войну. Очевидно, это была игра на руку большевикам.

Вероятно, сработал обычный прием масонов — везде иметь своих людей, на случай непредвиденного развития событий, поэтому большевики могли стать масонами только до Февральской революции. Однако выявить эту связь удалось далеко не сразу, поскольку очень скоро власть в стране захватил Иосиф Сталин, который долгое время держал любую (в том числе и еврейскую) оппозицию в узде. А до этого времени масоны одного крыла преспокойно садили в тюрьмы масонов другого! На что только не пойдешь, чтобы завоевать доверие? Впрочем, расчет здесь был беспроигрышный: когда с подставными масонами покончили раз и навсегда, остальных уже больше никто не искал.

Большевики были прекрасно осведомлены с тайной деятельностью мирового масонства (см. напр. книгу А.А. Борового «Современное масонство на Западе», вышедшую в Москве в 1923 году). Сам Ленин не только был в курсе всех масонских планов по свержению царского правительства, но и ловко воспользовался результатами их осуществления в России. Начало исследованиям по истории политического масонства начала двадцатого века в СССР было положено еще в 1920-е годы: воспоминания В.А. Поссе, В.Д. Бонч-Бруевича, А. Белого. Впрочем, погоду здесь делали не обрывочные упоминания о масонстве советских мемуаристов, а письма, воспоминания и интервью масонов, оказавшихся после 1917 года на Западе. Наиболее ценные из них были собраны русским эмигрантом Б.И. Николаевским еще в 1920-х годах, но по известным причинам изданы только в 1990 году в Москве. Сравнивая между собой эти две группы источников, можно сделать некоторые выводы на вполне заслуживающих доверие основаниях.

Оказавшись в вынужденной изоляции, сторонники мистического или оккультного масонства, уже не были столь связаны обетом молчания. Интересен в этом отношении пассаж Андрея Белого: «Мысль о тайных организациях во мне оживала… Но попробуй в те годы заговорить о масонстве как темной силе с кадетами? В лучшем случае получил бы я дурака: какие такие масоны? — Их нет. В худшем случае меня заподозрили бы в бреде Шмакова. Теперь, из 1933 года все знают: Милюков, Ковалевский, Кокошкин, Терещенко, Керенский, Карташев, братья Астровы, Баженов… оказались реальными деятелями моих бредней, хотя вероятно, играли в них такую пассивную роль. Теперь обнаружено документально: мировая война и секретные планы готовились в масонской кухне» (Белый А. Между двумя революциями. М., 1934, с. 316). Белый ошибся с Милюковым, но во всем остальном оказался прав. Данный фрагмент показывает, что масоны перед Февралем очень тщательно скрывали свою подрывную деятельность, так что более или менее достоверная информация о нем (Феврале) и о многом другом стала достоянием общественности лишь два десятилетия спустя.

Важно отметить очевидные разногласия П.Н. Милюкова и А.И. Гучкова с левым крылом Верховного Совета Великого Востока Народов России по вопросу об отношении к Советам рабочих и солдатских депутатов. Если эти двое настаивали на решительной борьбе с революционерами, то остальные «братья» из числа руководителей Великого Востока Народов России выступали под флагом сотрудничества с ними. Вероятно, данное разногласие определялось тем, что и сами Милюков и Гучков были масонами, но не русских, а французских лож, что объясняет, почему после Февральской революции они были вынуждены подать в отставку, чтобы не засветиться как представители зарубежного масонства. То же, что они не знали о масонском засилии во Временном правительстве, объясняется отсутствием тесной координации между русскими и французскими масонами.

Тот факт, что большевики знали о масонстве Временного правительства, не позволяет нам судить о том, что они совершенно держались в стороне от этих планов. Так, например, старый большевик В.Д. Бонч-Бруевич писал в 1930 году об А.Ф. Керенском, что он был «вспоен и вскормлен масонами еще когда он был членом Государственной Думы и был специально воспитываем ими» в качестве наиболее подходящего кандидата на роль политического руководителя движения за свержение самодержавия (Бонч-Бруевич В.Д. Мои воспоминания о Петре Алексеевиче Кропоткине // Звезда, № 4, 1930, с. 183). Однако официально масоны не контактировали с большевиками, а лишь с эсерами и меньшеваками.

Французские масоны, как и всегда представленные в правительстве этой страны, конечно же, не желали заключения революционной Россией с Германией сепаратного мира. Поэтому они взяли с А.Ф. Керенского слово такой мир не заключать, хотя последний и понимал эгоистичность такого настояния со стороны его масонских коллег. Большевики же, как известно, давно желали положить войне конец, исполняя волю немецкого правительства, от которого они получали финансовую помощь и с которым были связаны тайными обязательствами (вспомним, прибытие большой группы большевиков во главе с Лениным из Германии в царскую Россию в закупоренном вагоне во время ведения боевых действий между двумя этими странами).

Тем не менее, большевики (кроме масонских) не были осведомлены в реальных масштабах влияния масонов не только на Временное правительство, но и на сам Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Они не подозревали о существовании единого тайного масонского центра, руководящего такими различными по своим программам партиями, как кадеты, меньшевики, трудовики, прогрессисты и эсеры и поэтому цепко державшего под своим негласным контролем и Временное правительство и Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Поэтому Ленин считал, что в период с марта по июль 1917 года в стране существовало реальное двоевластие. Масоны и здесь постарались напустить побольше туману, чтобы при случае обвинить в своих возможных неудачах левых революционеров. Тем не менее, Исполком Петросовета находился под сравнительно меньшим влиянием масонов, чем Временное правительство, представлявшее их в подавляющем большинстве, что позволило большевикам вскоре совсем вытеснить из него масонов и занять в нем ведущие позиции.

Сверхсекретная операция по свержению царского правительства масонами была хорошо спланирована. Основным поставщиком кадров для местной администрации при Временном правительстве были провинциальные масонские ложи. Однако, организовав государственный переворот на пике стихийного протеста против закрытия царским правительством четвертой Думы, масоны не смогли предусмотреть появление многопартийной склоки в собственных рядах, возникшей с падением царского режима. В дореволюционные годы перед лицом общего врага в лице царского самодержавия разногласия эти отходили на задний план, теперь же им ничего не препятствовало не только возникнуть заново, но и разгореться еще с большей силой, чем прежде. «Вражда между братьями в это время была настолько сильна, что я, например, состоя председателем одной из петербургских лож не мог созвать после февральского переворота ни одного ее собрания, ибо члены моей ложи просто не могли бы сесть за один стол», — отмечал в этой связи В.А. Оболенский (Оболенский В.А. Моя жизнь. Мои современники. Париж. 1998. с. 450). Основной проблемой стало то, что резко полевевшие меньшевики и эсеры сильно протестовали против коалиции с кадетами. Теперь все зависело от того, какая из фракций масонов победит в борьбе уже не за тайную, а за явную власть.

Но настоящей проблемой, приведшей масонов к лишению власти, был разрыв с простым народом. Революционные массы явно не горели желанием просто сменить одних эксплуататоров другими. Поэтому-то масоны и не ладили с большевиками, на чем так сильно настаивает Н. Яковлев. Конечно, что было общего между богатыми масонами и бедными пролетариями? Кажется, в пользу этого мнения говорит и факт различного отношения масонов и большевиков к мировой войне: «Коль скоро партия большевиков стояла за революционный выход из войны, российские масоны были естественными союзниками тех, кто выступал за продолжение кровавой бойни в интересах зарубежного и отечественного капитала, объективно они являлись орудием в руках правящих кругов Антанты, стремящихся выплыть к победе на потоках русской крови», — отмечает Яковлев.

И, все же, как мы увидим ниже, масоны не были столь глупы, чтобы не понимать риска прихода к власти большевиков. Напротив, они всеми силами боролись против них, но скрытым образом. Это признает даже Яковлев, верящий в невозможность какого-либо сотрудничества масонов и большевиков: «Страна бурлила, стояла на пороге революции. Бесчисленные миллионы поднимались на борьбу против царского самодержавия. Объявить в этих условиях, что буржуазия стоит за новую автократию, означало бы немедленное политическое самоубийство. Поэтому случилось так, что руководители российской буржуазии были вынуждены с величайшей тщательностью скрывать выковывавшееся среди них единство за спиной народа и против народа. Отсюда политический плюрализм, затопивший российскую сцену в 1917 году».

Поскольку масоны всегда рискуют, они не могут позволить себе обходиться только планом А, но подстраховывают его планом Б на случай провала первого. Поэтому и в нашем случае, в качестве запасного варианта или крайней предусмотрительной меры, управляемые из-за рубежа руководители масонской организации содержали в рядах большевиков своих людей, следуя важному правилу: «если воспрепятствовать появлению какого-либо движения невозможно, его следует попытаться возглавить». Разумеется, эти люди должны были постараться войти в число ближайших к большевистскому руководству лиц, а также быть достаточно молодыми, поскольку надобность в них могла возникнуть не скоро, но лишь после того, как возникнут для этого подходящие условия. Выяснить это нам предстоит впереди, а сейчас давайте разберемся с традиционными (политическими и мистическими) масонами.

Масонские руководители ЦИК всячески пытались обмануть революционные толпы народа. В критические дни 3-4 июля 1917 года они обещали представителям демонстрантов созвать в ближайшее время 2 съезд Советов, который, якобы, должен был рассмотреть вопрос о власти. Однако, когда этот шаг содействовал успокоению революционных масс, 8 июля ЦИК неожиданно объявил о передаче всей полноты власти Временному правительству. После этого предательства восстание большевиков стало лишь делом времени. По мере большевизации Советов, и Временное правительство, и Верховный Совет Великого Востока Народов России, как его теневая структура, поняли, что власть уходит из их рук. К использованию в своих интересах новой стихии — большевистской — политические масоны были неспособны, поскольку изначально не имели над нею никакого контроля. В результате из 40 лож, насчитывавшихся в феврале 1917 года, к октябрю этого же года осталось 29.

Отдельные члены Великого Востока Народов России продолжали свою работу на территории России вплоть до конца 1918 года. С отъездом в декабре этого года за границу Генерального секретаря Верховного Совета Великого Востока Народов России А.Я. Гальперна и других ведущих масонов, эта организация, фактически, прекратила свое существование в революционной России. В годы Гражданской войны остававшиеся еще в стране деятели Великого Востока Народов России заняли открыто антисоветские позиции, однако с победой в ней большевиков они преимущественно бежали за границу. Остальные ушли в глубокое подполье, из которого большевики их большей частью вытащили и отправили в концлагеря.

Если политические масоны предпочли бежать из страны, то в ней остались мистические, которые при царской власти выполняли функцию прикрытия первых. Непросто складывались отношения тайных масонских сообществ (иллюминатов, мартинистов, розенкрейцеров, спиритов и теософов) с советскими спецслужбами, особенно в 1920-е годы. Видным лидером этого эзотерического направления в российском масонском движении не только начала века, но и в 1920-е годы был петербургский масон оккультного направления Г.О. Мебес.

Важно отметить, что политические ложи масонства имеют меньший авторитет, чем ложи мистические. Например, розенкрейцеры, как отмечает исследователь этого ордена Ю.П. Граббе (Граббе Ю.П. Корни церковной смуты. Белград. 1927, с. 1), стоят не в нижних рядах масонства, а значительно выше, начиная с 18-й степени. Более высоким авторитетом обладали мартинисты, имеющие 26-ю степень, дающую право посвящать в младшие степени. Наивысшие места в масонстве принадлежат евреям, например, рыцарь «кадош», начиная с 30-й степени древнего Шотландского обряда. Находясь под пристальным взглядом царской охранки, мистические ложи руководили политическими без лишнего шума, так что так нигде и не засветились, чтобы их можно было привлечь к ответственности за подготовку и руководство государственным переворотом. В целях создания более жесткой конспирации мистические ложи не превышали число входящих в них лиц больше десяти.

Низшие по чину масонские ложи еще могли иметь христианско-мистический характер, тогда как высшие приближались к оккультному, христианство в принципе оставляющим позади себя, как менее продвинутое в духовном отношении. Спириты, теософы, розенкрейцеры, мартинисты не скрывали своей не только антиправославной, но и антихристианской сущности, тем не менее не прекращая руководить низшими масонскими орденами (софиологианством или неоправославием), подрывающими под благовидным предлогом требования реформ православную церковь изнутри.

Впрочем, весь так называемый «серебряный век» в России, о котором так воодушевленно говорит современная интеллигенция, породил по сути антихристианское направление в русской литературе (В.Я. Брюсов, К.Д. Бальмонт, Ф.К. Сологуб, Н.С. Гумилев, А.А. Блок и др.), восходящее в своей основе к идеям древних гностиков II-III веков новой эры (см. подр. Слободнюк С.Л. Идущие путями зла. Дьяволы серебряного века. Древний гностицизм и русская литература. 1880-1930 гг. СПб., 1998, с. 4).

Особый интерес в связи с этим обстоятельством вызывает чисто оккультно-масонская ложа «Люцифер» (1910-1916) розенкрейцерского толка, куда входили поэты-символисты, увлекавшиеся декадансом: Вяч. Иванов, В. Брюсов, А. Белый, А. Петровский и А. Блок. Показательно, что эта ложа заблаговременно «исчезла» перед самой Февральской революцией. Впрочем, иногда к сатанинским оргиям обращались даже софиологи. Например, В.Ф. Иванов писал: «Мы были свидетелями, когда самые выдающиеся представители нашей интеллигенции, пресловутый «мозг страны», устраивали мистерии с музыкой, песнями, плясками и вином, причащались кровью, выпущенной из музыканта-еврея, и посвящали восторженные стихи дьяволу» (Иванов В.Ф. Православный мир и масонство. Харбин. 1935, с. 127). Этот факт действительно имел место 2 мая 1905 года на квартире петербургского литератора Николая Минского (Виленкина): еврейского музыканта укололи в палец, выдавили несколько капель крови в бокал и пустили этот бокал по кругу. Все это действо его участниками расценивалось как вполне безобидная забава.

После «Великого Октября» в стране осталось лишь десять эзотерических масонских лож, которых большевики терпели, используя для борьбы с православием. В 1923 г. были официально закрыты Теософское и Антропософское общества, но продолжали существовать вплоть до конца 1920-х годов. После повальных арестов 1927 года большая часть участников этого оккультно-мистического движения оказалась в ссылках и лагерях. Достигнув раскола в Православной церкви, большевистская власть больше не нуждалась в услугах этих идейных провокаторов.

Кроме мистических групп масонами были и лидеры Российского Философского Общества, возникшего в 1907 году. В ноябре 1919 года они основали в большевистском Петрограде т.н. «Вольную философскую ассоциацию» (сокращ. Вольфила), к антиправославной деятельности которой проявлял большой интерес руководитель петербургских мартинистов Г.О. Мебес. В октябре 1921 года было открыто также и московское отделение Вольфилы, однако вскоре прекратило свою работу, поскольку большевики начали идейную борьбу с религиозным мировоззрением. По этой причине в 1922 году многие активные деятели Вольфилы и Религиозно-философского общества были высланы из страны на «философском пароходе».

Правда, некоторые масоны предлагали определенное сотрудничество с Советской властью. Так, Б.В. Астромов, предавший свою и Мебеса организацию, говорил на допросе в ОГПУ в феврале 1926 года: «Как масон — я гражданин мира, т.е. для меня теперь (во времена студенчества еще существовали) не существует национальных и государственных границ. Для меня все равны: русский, еврей, татарин, индус, китаец и т.д., француз, итальянец и американец; хотя тянет меня к Востоку. Как масон — я стремлюсь к счастью и прогрессу всего человечества, когда не будет ни войн, ни болезней, ни страданий; и вижу, что у нас, в СССР, через диктатуру пролетариата это будет со временем достигнуто в малом масштабе, т.е. в пределах СССР. Значит нужно стараться поскорее: а) изжить этот переходный период — диктатуру, и б) расширить советы до Всемирного Союза Советов всех освобожденных народностей» (Архив УФСБ РФ по СПб и Ленинградской области. Д.12517. Т.1. Л.78). Это был хитрый ход конем: через диктатуру избавиться от диктатуры, хотя этой идеей часто прикрывались и сами большевики.

Когда же в 1922 году Советская власть взяла курс на борьбу с религией, Астромов, нисколько не смущаясь, показал истинное лицо всего масонства, сделав козлом отпущения христианство: «В нашем понимании Христос — самозванец. Мы чтим Бога как Архитектора Вселенной, как нечто отвлеченное, отвергая официальную религию и церковь. Масоны — скорее большевики, чем христиане» (цит. по: Виталий Оппоков. Кащеева игла масонства. «Молодая гвардия», 1995, 2, с. 112). Получается, приспособленческой способности масонской организации к любым изменяющимся обстоятельствам нет предела.

В конечном итоге Б.В. Астромов предложил советскому правительству следующую сделку: советская власть не преследует масонские ложи и ячейки, входящие в союз «Генеральной ложи Астреи», а последний берет на себя обязательство «не иметь никаких тайн от правительства СССР и не находиться в связи или в союзе ни с одним иностранным масонским Орденом». Советская власть решила воспользоваться этой услугой для того, чтобы, лучше разобравшись в устройстве и деятельности этой тайной организации, получить над нею полный контроль. Правда, в конце 1925 года масонам удалось разоблачить провокаторскую деятельность Астромова и снять с него титул секретаря «Генеральной ложи Астреи». В таком качестве, конечно, ОГПУ он уже не интересовал.

Впрочем, большевики попытались использовать Астромова в целях сближения с зарубежными масонами, однако, когда последние не признали достаточным его «ученость», он перестал интересовать Советскую власть в этом отношении, так что попытка создать интернациональную версию большевизма путем установления связей с зарубежными масонами провалилась. А для осуществления контроля над интеллектуальной прослойкой советского общества большевики уже не нуждались в какой-либо конспирированной организации.

Мало того, ОГПУ стало известно о том, что масоны продолжают вести активную агитацию, что могло угрожать монополии спецслужб на ведение тайной слежки и установление единоличного контроля над умонастроением интеллектуалов. Кстати, сотрудники ОГПУ обнаруживали масонов даже в советских партийных органах. Например, член «Великого Востока Франции» В.И. Забрежнев в середине 1920-х гг. работал в Совнаркоме СССР. Хотя официально он из анархизма перешел в марксизм, ОГПУ знало о его связях с зарубежными масонами и пыталось использовать их в своих целях. Тем не менее, кто мог гарантировать, что Забрежнев не был двойным агентом, чего обычно требуют масоны, т.е. сверхпартийной работы, как это имело место в Думах или во Временном правительстве. Поэтому данной ситуации ОГПУ всячески пыталось избежать: ему не хватало еще проблемы с существованием масонских агентов в собственных рядах. Тем не менее, было и много не раскрытых масонов.

20 мая 1926 года Б.В. Астромову, Г.О. Мебесу и другим лидерам оккультного масонства было предъявлено официальное обвинение, состоящее в том, что такая организация, как масонство, всегда служила интересам того или иного капиталистического государства, направляя свои усилия на то, чтобы притупить противоречия, рождаемые классовой борьбой и капиталистической эксплуатацией. Иными словами, масонство обвинялось не только в недостаточно толерантном отношении к пролетариату, но и в попытке примирения последнего с буржуазией. Хотя во Франции и США большинство масонских лож имело социалистическую направленность, их формально классовой деятельности власть Советов не поверила (впрочем, это ей не помешало ввести в изображение государственного герба сугубо масонские символы: пятиконечную звезду, серп и молот).

Самое тяжелое наказание — три года концлагерей получил не достаточно искренне сотрудничавший с ОГПУ Б.В. Астромов и его коллеги: В.Ф. Гредингер и С.Д. Ларионов. Остальные 16 обвиняемых были сосланы в отдаленные части страны на такой же строк. После отбытия этого срока им был добавлен трехлетний срок высылки в Сибирь и Среднюю Азию, после которого они были освобождены. Правда, в 1927 году были обнаружены еще две масонские организации «Орден рыцарей Святого Грааля» и «Братство истинного служения», имевшие свои штаб-квартиры в том же Ленинграде. На этот раз их актив был осужден на более длительные сроки, с десяти лет концлагерей и ниже, так что вернулись домой живыми их них немногие.

В это же время ОГПУ были обнаружены и другие мистические ордена масонов. До начала тридцатых просуществовал московский тамплиерский «Орден света», в котором преобладали анархические идеи. Его идейным вдохновителем был Аполлон Андреевич Карелин (1863-1926), убежденный анархист еще с 1905 года. Эмигрировав за границу, он читал лекции по анархизму в Высшей школе социальных наук в Париже. Когда Карелин возвратился осенью 1917 года в Россию, то сразу же был введен в состав ВЦИКа, учредив Всероссийскую Федерацию анархистов и анархо-коммунистов. После смерти А.А. Каренина во главе всего ордена и всего этого движения становится Алексей Александрович Солонович — преподаватель МВТУ им. Баумана, увлекавшийся анархизмом.

В этом ордене были даже толстовцы, отрицавшие любое насилие в принципе. Например, в 1930 году на допросе у работников ОГПУ Н.К. Богомолов говорил следующее: «Одного анархо-коммунизма мне казалось мало, казалось необходимым подвести под него более обширные основания идеологического порядка. Толстой связывал свое учение с христианством… Так я вошел в число членов-соревнователей Толстовского общества в Москве. Посещал собрания Общества и много думал, какой путь правильный: с применением насилия или без применения насилия? Решение этого вопроса я считал для себя важным. На этом пути мне пришлось обратиться даже к прочтению Евангелия и литературы по истории христианства. Должен оговориться, что я вообще не церковник, не хожу в церковь. К церкви, как властной организации, как к организации принципиально иерархического порядка у меня всегда было ярко отрицательное отношение. Нужно проводить резкую грань между церковью и христианством, беря последнее как одно из учений о нравственности. Прочитавши некоторые источники, я увидел в поучениях церкви, что вопрос об оправдании государства и власти, оправдании насилия является нелогичным, двойственным и явно неверным. Размышления над текущей политической деятельностью как в СССР, так и за границей, привели меня к мысли, что применение насилия и должно становиться все менее действенным для тех, кто его применяет. Насилие не дает тех результатов, которые ожидают от него… Ознакомление с мистическими идеями, с учением Христа по Евангелию показало мне и с этой стороны правильность основных установок анархизма, как я их понимал, то есть принципов любви, красоты, безвластия, принципа добра… Слова Христа «не убий», «взявший меч от меча и погибнет» явились для меня определяющими мое личное поведение…» (см. подр.: Никитин А.Л. Тамплиеры в Москве // Наука и религия, № 1-7, 1993). Тем не менее, в 1931 году членов и этого ордена арестовали, дав различные сроки.

Наибольшую терпимость большевики проявили к ордену неорозенкрейцеров. Вероятно, их заинтересовали их явно медиумические свойства (кстати, ОГПУ изучало эти же явления, в 1925 году внедрив своих работников в состав «Единого трудового братства» во главе с А.В. Барченко). Этому ордену положили конец лишь аресты 1933 года. Впрочем, его лидер В.В. Белюстин был освобожден из-под ареста, поскольку согласился на сотрудничество с ОГПУ. Его время пришло только в 1940 году. Именно на апрель этого года приходится новый, и на этот раз уже по настоящему серьезный арест его и других неорозенкрейцеров. В.В. Белюстина взяли в далеком Сталинабаде (Душанбе), где он преподавал немецкий и английский языки в местном педагогическом институте. В это же время, 10 июля 1940 года был арестован и обосновавшийся в поселке Гудауты в Абхазии известный нам Б.В. Астромов, предлагавший свои услуги ОГПУ. Обоим дали по десять лет лагерей. К этому времени относится и расстрел виднейшего политического масона Н.В. Некрасова. Теперь о каких-либо дореволюционных масонах в СССР не могла идти речь.

4. Сталинский антисемитизм.
Исчезнувшие в конце тридцатых годов масоны, кажется, нигде дальше о себе не заявляли. Однако в начале пятидесятых годов неожиданно вплыли на поверхность родственные им космополитические идеи, приписываемые советским евреям и связанные с т.н. «делом кремлевских врачей». Другой неожиданностью была сама смерть Сталина, который так и не дождался следственного заключения специальной правительственной комиссии по этому делу. Очень важно отметить, что смерть Сталина, имевшая место 5 марта 1953 года, как общепринято считать большинством современных историков, спасла жизнь не только большой группы авторитетных московских врачей и высших партийных и государственных работников Грузии, но и наиболее влиятельных членов Президиума ЦК КПСС, которые либо сами были евреями, либо находились в тесных с ними родственных отношениях. Речь идет, прежде всего, о Берии, Маленкове, Микояне, Кагановиче и Молотове.

Современный исследователь последних лет жизни Сталина Ж. Медведев в своей книге «Сталин и еврейская проблема» отмечал следующее: «Поскольку «делу врачей», последовавшему за делом членов Еврейского антифашистского комитета (ЕАК), расстрелянных 12 августа 1952 года, был придан отчетливый антисемитский характер, то нередки утверждения о том, что смерть Сталина спасла не только арестованных врачей, но и большую часть всех советских евреев от планировавшейся насильственной депортации в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. Инсульт, случившийся у Сталина 1 марта 1953 года, от которого он вскоре умер, произошел столь «вовремя» для его непосредственного окружения, что начиная с 1953 года и до настоящего времени не прекращаются гипотезы и предположения о том, что смерть диктатора не была случайной и естественной, а явилась результатом заговора, подготовленного, по разным версиям, либо Берией, либо Кагановичем, либо той «четверкой» лидеров (Маленков, Берия, Хрущев, Булганин), которую Сталин пригласил к себе на дачу на поздний обед вечером 28 февраля 1953 года».

Принято считать, что сталинский антисемитизм питался общей тенденцией вождя к ассимиляции малых народов в русскую культуру, однако в действительности Сталин ужаснулся резко возросшему влиянию евреев в советском обществе, проникшему даже в высшие партийные и государственные органы управления страной. Здесь нам приходится отметить факт совпадения панического страха Сталина за кресло вождя с реальной опасностью свержения власти, исходившую от евреев. Сталин заподозрил эту опасность слишком поздно, т.е. тогда, когда евреи приобрели по всей стране огромное влияние на всех уровнях ее жизнедеятельности. Однако вождь взялся за евреев слишком резво, чем их и спугнул, заставив предпринять ответные меры.

В принципе евреев было изначально много среди большевиков, но из-за принятия других фамилий обычным людям узнать это было чрезвычайно трудно. Здесь нам следует сразу объяснить те причины, по которым многие евреи брали себе русские имена. При царской власти к этому обычаю прибегали в основном нерелигиозные евреи, поскольку только формальный переход в православие снимал с них все ограничения мест проживания и образования. В 1920-е годы процедура смены еврейских фамилий на русские стала еще проще, поскольку уже не зависела от необходимости исполнения религиозных обрядов.

Конечно, для Сталина не было новостью то, что среди революционеров было большое число евреев, причем не рядового состава. Уже в период первой русской революции среди большевиков они составляли почти 20%. В докладе, прочитанном В. Лениным в Швейцарии в преддверии Февральской революции, говорилось о высокой политической активности российских представителей еврейской нации: «… Евреи доставляли особенно высокий процент (по сравнению с общей численностью еврейского населения) вождей революционного движения. И теперь евреи имеют, кстати сказать, ту заслугу, что они дают относительно высокий процент представителей интернационалистского течения по сравнению с другими народами» (Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. т. 30, с. 324).

С приходом большевиков к власти в 1917 году этот процент значительно возрос, особенно в высшем руководстве страны Советов. Из 22 двух высших руководителей страны, входивших в Совет народных комиссаров в первые годы советской власти, 17 человек были евреями, 3 числились русскими, хотя также были евреями по матери (Ленин, Чичерин, Луначарский), 1 — грузином (Сталин) и 1 армянин (Протиан). Эти евреи еще до Октябрьской революции приняли на себя другие имена, чтобы скрыть факт принадлежности к еврейской нации. Центральный Исполком 4-го Российского конгресса рабочих и крестьянских депутатов состоял из 33 евреев и 1 русского, которым был Ленин. Из 42 сотрудников (редакторов и журналистов) первых советских газет («Правда», «Известия», «Знамя труда» и т. д.) только один Максим Горький не был евреем. Самые известные евреи-большевики: Троцкий (Бронштейн), Ленин (Ульянов), Зиновьев (Апфельбаум), Лурье (Ларин), Луначарский (Баилих-Мандельштам), Каменев (Розенфельд).

В 1938 году центральный комитет ВКП(б) по национальному составу на 70 % состоял из евреев. Редакторы всех союзных газет были евреями. И даже Союз воинствующих безбожников имел только одного нееврея, все остальные (сорок человек) были евреями. Но Сталин на это первоначально не обращал серьезного внимания, поскольку сильно доверял Молотову и Кагановичу (первый имел жену еврейку, второй — был сам евреем). Хотя последние не раз давали ему повод в сомнениях, им всегда удавалось умело ретироваться и быстро восстановить свою прежнюю репутацию верных сталинцев.

Этот факт подавляющего представительства евреев в высших эшелонах власти настолько впечатляющ, что наводит на мысль о том, что евреи управляли не только страной Советов, но и ГУЛАГом. Тем не менее, нельзя забывать о подчиненной роли еврейского большинства авторитету Сталина, так что в лучшем случае евреи могли лишь саботировать его решения и то только по своей части. Например, все расстрельные списки по линии решений Особых Совещаний требовали личной подписи вождя. Впрочем, евреи внесли и свой вклад в это гадкое дело. Например, «честь» изобретения знаменитых лагерей смерти принадлежит иудею Натану (Нафталию) Ароновичу Френкелю. Равным образом, евреями было придумано много способов уничтожения заключенных для пополнения этих ужасных мест новыми жертвами. Поэтому полуеврей А. Солженицын должен был обвинить во всем этом не только Сталина, но и своих единоверцев.

В условиях тотального господства евреев даже лица других национальностей для проникновения во властную вертикаль использовали женитьбу на еврейках. В качестве примера можно привести фамилии наиболее известных кремлевских лидеров, жены которых были еврейками: Андреев, Бухарин, Воровский, Ворошилов, Калинин, Киров, Луначарский, Молотов, Рыков и др. На еврейках были женаты также Куйбышев, Поскребышев, Ежов, Тухачевский. Зятя-еврея имел Маленков. На еврейке был женат и сын Хрущева. Становится очевидным, что евреи теснились поближе к руководству советского государства, стремясь создать в нем критическое большинство.

Показательно, что евреи пытались войти в родство с семьей самого Сталина, хотя вождь всячески противился вступлению его детей в брак с представителями еврейской национальности. Так, имеются сведения о том, что последней женой Сталина хотя и неофициально была Роза Каганович, сестра Лазаря Кагановича. Родственница по линии второй жены Сталина Евгения Аллилуева была замужем за евреем с русской фамилией Николаем Владимировичем Молочниковым, который был негласным сотрудником НКВД. С дальними родственниками вождь не церемонился, но любимых дочку Светлану и сына Василия был вынужден ограждать от еврейских притязаний более мягкими методами. Его нелюбимый сын Яков был женат на еврейке Юлии Иссаковной Бессараб, что Сталин позволил скрепя сердцем. Ему не нравилось то, что его невестка до знакомства с Яковом была женой работника НКВД. После того, как Яков попал в плен к немцам и там погиб, Юлия оказалась в тюрьме как жена дезертира, но после специального разбирательства всех обстоятельств «дела» ее мужа в 1943 году была освобождена и жила с дочерью Галей.
Дочь Сталина Светлана была замужем за евреем Григорием Иосифовичем Морозовым (также тайным сотрудником НКВД), хотя и до этого чуть не стала женой Алексея Яковлевича Каплера, которого за его притязания к ней Сталин сослал на пять лет в Воркуту. Брак с Морозовым Сталин позволил своей дочери лишь на том условии, чтобы тот не появлялся ему на глаза, и за три года этого брака вождь ни разу не встретился со своим зятем. Сталин был уверен в том, что появление Григория Морозова в его семье не было результатом простого увлечения Светланы. Позже, когда Светлана вышла замуж за Андрея Жданова, Сталин однажды сказал ей: «…Сионисты подбросили тебе твоего первого муженька…» (Аллилуева Светлана. Двадцать писем другу. — М.: Известия, 1990, с. 149).

Кроме того, Сталин обратил внимание на отца Морозова, когда тот после женитьбы своего сына завязал близкое знакомство с влиятельными еврейскими кругами (женой Молотова Полиной Жемчужиной, Розалией Залкинд, Линой Семеновной Штерн и другими). Заподозрив неладное, вождь развел дочку с Григорием. Затем, в феврале 1948 года, был арестован и заподозренный тесть, которого обвинили в «клеветнических измышлениях против главы Советского государства». Поскольку, данное обвинение подходило под статью 58-10 об антисоветской деятельности, приговор, вынесенный заочно и без суда, был суровым: 15 лет тюремного одиночного заключения. После смерти Сталина отец Морозова был освобожден. Правда, сам Григорий тогда не пострадал.

Еще во время войны Сталин обратил внимание на сильную активность еврейского истеблишмента в стране. Об этом свидетельствовало, прежде всего, создание при Советском информационном бюро в 1941 году Еврейского антифашистского комитета (ЕАК).  Организатором ЕАК был член ВКП(б) Соломон Абрамович Лозовский, а его председателем — Соломон Михоэлс, широко известный и в СССР, и за границей артист и создатель Еврейского театра. В то время, все организации, имевшие право выезда из страны за границу, контролировались советскими спецслужбами, однако и в число последних также входили евреи. Так, оба секретаря ЕАК Шахно Эпштейн и Ицик Фефер (Иссак Соломонович Фейфер) были тайными сотрудниками МГБ. Показательно, что в начале 1944 года «Фефера принимал на явочной квартире сам Берия для обсуждения вопроса о создании еврейской республики в Крыму» (Судоплатов П. Разведка и Кремль. М.: Гея. 1996, с. 243). Именно в это время Михоэлс, Фефер и Эпштейн готовили официальное письмо на имя Сталина о «Крымской еврейской республике».

Но Сталин расценил эту затею, как попытку расширения еврейского влияния в стране, поэтому, чтобы урезонить еврейский аппетит, вместо предоставления им союзной республики он предпринял политику поэтапного ограничения этого влияния. Так, в 1946 году Соломон Лозовский потерял пост заместителя наркома иностранных дел, а в июне 1947 года его освободили и от должности начальника Совинформбюро. Это объяснялось начавшимися после войны чистками внешнеполитических ведомств СССР и посольского корпуса от «недопустимо высокой концентрации евреев», составлявшей около 50% их состава (Костырченко Г.В. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. М.: Международные отношения, 2001, с. 363). Неудивительно, что этой сферой государственных интересов заведовал Молотов.

Поскольку евреев было полно на всех руководящих постах управления страной, Сталин понимая, что они явно вышли из своих берегов, просто хотел их снова вернуть в положенные рамки. Но дело усложнялось тем, что некоторые евреи попали в высший эшелон власти, откуда их снять было значительно труднее. Например, Молотов, Ворошилов, Поскребышев и сын Хрущева были женаты на еврейках, что по еврейским каноном приравнивалась к законному еврейству. И даже Маленков имел зятя-еврея, хотя такое родство сами евреи уже не признавали. Тем не менее, Сталин не успел опомниться, как увидел, что его окружение стало состоять преимущественно из евреев, или лиц, находящихся у них на поводу.

Конечно, эту причину ограничения деятельности ЕАК следует отличать от той, которая состояла в общей сталинской политике объединения всех малых народов вокруг русского, причем не только путем навязывания им одного государственного языка, но и принудительной депортации в новые регионы страны. Он перемещал целые народности с их постоянных мест проживания, чтобы не дать им возможности связывать себя с какой-то исторической территорией. Конечно, евреи не были довольны этой политикой, скорее предпочитая выезд за границу, чем ассимиляцию в русской культуре. Поскольку ЕАК в 1946-1947 годах отстаивал позицию защиты интересов исключительно тех евреев, которые стремились к культурной автономии, конфликт этого комитета с политической властью был неизбежен. Впрочем, актуальность этой проблемы возможно бы и исчезла со временем, если бы евреи сами не рискнули поворошить осиное гнездо.

Настоящую войну евреям Сталин открыл в 1947 году и лишь после того, как в английскую прессу проникли такие секреты из личной жизни вождя, о которых не знали даже его дети. Конечно, Сталин пропустил бы эти сплетни мимо ушей, если бы не одно обстоятельство: источник утверждал о том, что вторая его жена, Надежда Аллилуева, умершая в ноябре 1932 года, по официальной версии от болезни, в действительности покончила с собой. К этим обстоятельствам имели информационный доступ только считанные люди. Сталин быстро смекнул, что утечка этой информации могла исходить только со стороны семейства Аллилуевых. Когда позже дочь Сталина, недоумевая, спросила его, в чем состоит вина ее теток, тот ответил ей прямо: «Знали слишком много» (Аллилуева С. Двадцать писем к другу, с. 182).

Первой в числе подозреваемых стояла Анна Аллилуева, родная сестра покойной, потерявшая своего мужа во время сталинских чисток конца тридцатых годов, второй – жена ее брата Павла, Евгения Аллилуева, муж которой также был расстрелян в 1940 году. Примечательно, что Павел Аллилуев летом 1938 года в числе других офицеров РКА обратился к Сталину с просьбой прекратить партийную чистку, а уже 2 ноября этого года оказался мертвым при невыясненных обстоятельствах. Обе женщины считали и его жертвой честолюбивых планов вождя.

Поставив на уши ОГПУ, Сталин узнал о том, что обе женщины через своих знакомых, включая и жену Молотова, Полиану Жемчужину, поддерживали контакты с Соломоном Михоэлсом, который через своих людей выведывал у них определенные подробности из семейной жизни вождя и причины, по которым тот развел свою дочь Светлану с Григорием Морозовым. Прежде всего, это были два родственника вождя, принадлежавшие к еврейской национальности и бывшие негласными сотрудниками НКВД: муж его дочери Светланы Григорий Морозов и муж Евгении Аллилуевой Николай Молочников. Первого ради своей дочери Сталин не тронул, а второй был арестован вместе со своей женой. В начале декабря 1947 года были арестованы Евгения Аллилуева и Николай Молочников, а в конце января следующего года — Анна Аллилуева и Полиана Жемчужина. Кроме Морозова и Молочникова «связными» с Михоэлсом и его подручным Лозовским были еще два еврея — Исаак Иосифович Гольдштейн и Захар Гринберг (оба умерли в застенках). Таким образом была установлена связь между родственниками Сталина и еврейскими кругами.

Важно отметить, что последним звеном в цепи этих еврейских связей, восходивших к самоубийству Надежды Аллилуевой, являлась еврейка Полина Жемчужина (настоящее имя — Перл Семеновна Карповская). Это была старая подруга Надежды, оказывавшая, по мнению Сталина, плохое влияние на его жену, когда она была еще жива. Сталин неоднократно предлагал Молотову развестись с нею, но тот не соглашался, поскольку, как мы это узнаем вскоре, был масоном, тесно связанным с евреями космополитическими убеждениями. Жемчужина находилась в поле подозрения ОГПУ с 1939 года, но Сталин не хотел ее трогать, ценя дружбой Молотова. Напомним, что еще в 1944 году знаменитая «Записка о Крыме» была передана Молотову Лозовским через Полину Жемчужину. Теперь же все эти еврейские происки окончательно вывели Сталина из себя.

Важно отметить, что на этот раз Молотов погорел со своей женой так же, как раньше Каганович со своим братом, однако в обоих случаях Сталин сводил все их проблемы к их родственникам, но не к ним самим, доказавшим ему не раз свою верность и преданность. При этом последняя иногда была настолько излишней и показной, что могла вызвать подозрений самой своей ретивостью. Поскольку же лесть была слабостью вождя, он не сумел распознать существования опасности с этой стороны. Однако такая опасность существовала, так что в 1949 году Сталин решил заменить старую большевистскую гвардию более молодой (Берией и Маленковым), но не успел. Впрочем, давайте двигаться к нашей цели по порядку.

Поскольку в деле о разглашении тайны об истинных причинах смерти второй жены Сталина, все нити вели к Соломону Михоэлсу, проведшему в США несколько месяцев во время войны и имевшему большие контакты с зарубежными евреями, Сталин решил убрать его первым. По тайному распоряжению вождя в Минске поздним вечером 12 января 1948 года под видом несчастного случая произошло убийство Соломона Михоэлса. Несколько месяцев Государственный Еврейский театр, получивший имя С.М. Михоэлса, продолжал свои постановки, но в конце ноября 1948 года был закрыт в связи с роспуском ЕАК и с арестом членов его руководства. Михоэлс, как бывший председатель ЕАК, в один миг превратился в «буржуазного националиста» и главного инициатора «сионистского заговора», хотя вскоре продолжателем его дела назвали Лозовского.

Сталин не сразу понял то, что с образованием 14 мая 1948 года государства Израиль, советские евреи автоматически становились пособниками капиталистического государства и «пятой головой» в стране Советов. Напротив, первоначально он даже оказал содействие Израилю, пытаясь его приручить, на том основании, что большое количество евреев были большевиками, и даже Гитлер приравнивал их к большевикам. Однако с образованием государства Израиль, эти безродные евреи теперь обретали свою родину, на которую не только пожелали выехать, но и стали «работать» во всех отношениях. Поэтому к почти личной проблеме связи евреев с зарубежными спецслужбами через Михоэлса и его сторонников добавилась идейная проблема не просто выезда евреев в Израиль, а создание еврейской угрозы для существования самого советского государства, поскольку евреи занимали ведущее положение во всех областях его жизнедеятельности.

Таким образом, еврейская проблема в СССР обнаружила себя в связи с образованием в 1948 году государства Израиль, куда пожелали выехать многие советские евреи. СССР был первой страной, открывшей израильское консульство. Сюда в октябре 1948 года прибыла премьер министр Израиля Г. Меир, собрав огромную демонстрацию евреев вначале 5-го числа, а затем 13-го, приурочив обе к видным еврейским праздникам. На всеобщее удивление ни одну из них никто не разогнал (милиции даже нигде не было видно). Вероятно, Сталин посчитал неоправданным делом конфликтовать с евреями в присутствии высоких гостей из-за рубежа. По крайней мере, расплата последовала после отъезда Меир, когда через месяц (20 ноября) ЕАК был закрыт, пока без каких-либо арестов, поскольку И. Сталин отдыхал в Сочи после смерти А. Жданова.

Примечательно, что возглавлявший в то время Министерство внутренних дел СССР Молотов, который обычно отправлял Сталину рапорты о всех основных неожиданных событиях, независимо от того, работал ли тот в Кремле или отдыхал на юге, ни 5, ни 13 октября не посылал ему никаких рапортов. Поскольку после проведения этих акций не последовало никаких репрессий на виновных, историки считают, что Сталин и Берия сознательно проигнорировали это событие. Сталин прекрасно понимал, что в данной ситуации лучше не перечить евреям, поскольку репрессии против них уронят его престиж в международном плане. Но выводы сделал правильные: евреи будут продолжать его шантажировать подобным образом, если их не проучить. И Сталин знал, как это можно было сделать без привязки к этому событию. 12 августа 1952 года из тринадцати человек обвиненных в «сионистском заговоре» одиннадцать были казнены (один умер в тюрьме, вторая — всемирно известный ученый-физиолог Лина Штерн отправлена в ссылку).

Интересно, какой приговор вынесли жене Молотова, Полине Жемчужине, также проходившей по «делу о ЕАК». Сталину было неудобно обвинять жену министра иностранных дел СССР в антисоветской или даже шпионской деятельности, поэтому ее обвинили в тривиальной коррупции в период пребывания на посту начальника главка Министерства Легкой промышленности РСФСР. 29 декабря 1948 года ее исключили из партии, а 21 января следующего года арестовали и через несколько месяцев осудили на пять лет ссылки в Казахстан.

К тому времени, Молотов все же оформил развод с нею, чтобы исключить какое-либо подозрение в неблаговидности, а это для него было архиважно. Для общественности этот просчет Молотова с его женой прошел незаметным, хотя ему и пришлось на время уйти в тень Берии и Маленкова, к которым в 1950 году добавились Булганин и Хрущев. Хотя формально Министерство иностранных дел принял на себя Маленков, Молотов продолжал в нем свою работу по части внешнего представительства. Важно было то, что сам Сталин не считал его сильно провинившимся из-за жены, как некогда и Кагановича из-за брата. Напротив, действовать в тени ему было удобнее, поскольку он обладал возможностью использования в своих интересах подставных лиц.

Выдвинувшийся с помощью Берии Маленков умело воспользовался понижением положения Молотова, чтобы самому занять его (второе после Сталина) место в советском правительстве.
Именно Маленков стал соавтором редакционной статьи, появившейся в «Правде» и носившей название «Об одной антипатриотической группе театральных критиков». С ее публикацией 28 января 1949 года началась более или менее явная антисемитская кампания, развязанная Берией и Маленковым, исполнявшими соответствующее желание Сталина. Однако в конце этого года Сталин осознал опасность союза Берии с Маленковым и для создания противовеса им вызвал в Москву Н. Хрущева, вручив ему пост Секретаря ЦК ВКП(б). В апреле 1950 года в этим четверым был добавлен пятый — Н.А. Булганин, который был ставленником Хрущева. Таким способом Сталин уменьшил влияние Берии, который использовал в своих целях Маленкова.

А тем временем, по затянувшему делу «ЕАК» в ноябре 1950 года был привлечен профессор 2-го Медицинского института в Москве Яков Этингер. Ему приписывали критику антисемитской политики советского государства. Но для расправы над ним потребовалась сравнительно большая вина, которую он не хотел признавать (речь идет о якобы неправильном лечении Этингером генерал-полковника Александра Щербакова, в результате которого тот умер). Тогда к нему применили жесткие меры принуждения, в результате чего он умер в марте 1951 года, находясь под следствием.

Маленков воспользовался этим случаем для того, чтобы снять с должности главу МГБ Абакумова, подчинявшегося только Сталину. Поскольку «виновный» был евреем, Сталину было выгодно принять вымысел за правду, пожертвовав для этого Абакумовым. 13 июля 1951 года от имени Центрального Комитета ВКП(б) в партийные органы всех уровней союзных республик и в областные управления МГБ было разослано закрытое письмо ЦК ВКП(б) «О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности», в котором уже были намечены ясные контуры «дела врачей». После долгих раздумий новым министром МГБ 9 августа 1951 года Сталин назначил С. Игнатьева, который был плохо подготовлен к этой работе.

По этому делу были арестованы почти все работники центрального аппарата МГБ, бывшие по национальности евреями. В сионистское «окружение Абакумова» попали следующие известные лица: генерал Леонид Эйтингон, организатор убийства Троцкого в 1940 году, профессор Григорий Майрановский, создатель лаборатории МГБ по производству токсинов и психотропных веществ, и полковники Андрей Свердлов, сын Якоба Свердлова, Я.М. Броверман, Наум Шварцман, Л.Ф. Райхман и другие. Однако назначение нового главы МГБ не дало Берии и Маленкову каких-либо преимуществ, поскольку в качестве помощников Игнатьева оказались люди Н. Хрущева, на которого начал делать ставку Сталин.

Но и Хрущев не совсем удачно воспользовался своим положением, так что Сталину пришлось вводить новые кандидатуры в правительство, подчиненные ему непосредственно. Поэтому 16 октября 1952 года состав новообразованного Президиума ЦК КПСС был значительным образом расширен. Общим числом в него вошли 25 членов и 11 кандидатов. При этом состав новых лиц не согласовывался Сталиным ни с кем из «избранной» пятерки, что говорило в пользу того, что он уже не мог доверять никому из них.

Еще одной особенностью этого состава Президиума был явно выраженный антисемитический характер его пополнения. И даже в состав Бюро Президиума ЦК КПСС вошли два новых члена: семь из прежнего Политбюро — Сталин, Маленков, Берия, Булганин, Хрущев, Ворошилов и Каганович и двое новых — Сабуров и Первухин. Здесь важно отметить устранение от дел Молотова, да и Каганович числился в этом списке лишь формально. Хотя оба входили в состав Президиума ЦК КПСС, Сталин уже не приглашал их к себе на узкие совещания. Для решения текущих вопросов он ограничился не «семеркой», а «четверкой»: Маленковым, Хрущевым, Берией и Булганиным.

С этого момента можно уже говорить с полной уверенностью об остранении от политических дел Молотова. Однако настоящий удар Молотов получил в 1952 году на последнем при жизни Сталина заседании Пленума ЦК КПСС. В своей, как принято считать, «завещательной» речи Сталин особенно резко критиковал именно Молотова и Микояна и даже не включил их в состав Бюро Президиума, осуществлявшего, как прежде Политбюро, оперативное руководство страной. Практически Молотов и Микоян были удалены от руководства партийными и государственными делами за их погрешности во внешнеполитической деятельности. Леонид Ефремов в своих воспоминаниях обратил внимание и на «еврейский» вопрос в речи Сталина:
«Молотов — преданный нашему делу человек, — говорил на этом Пленуме Сталин. — Позови, и, я не сомневаюсь, он, не колеблясь, отдаст жизнь за партию. Но нельзя пройти мимо его недостойных поступков… Чего стоит предложение Молотова передать Крым евреям? Это грубая политическая ошибка товарища Молотова… На каком основании товарищ Молотов высказал такое предложение? У нас есть еврейская автономия. Разве этого недостаточно? Пусть развивается эта республика. А товарищу Молотову не следует быть адвокатом незаконных еврейских претензий на наш Советский Крым…» (Ефремов Д.Н. Дорогами борьбы и труда. Ставрополь. 1998, с. 12-14). Здесь позиция вождя была выражена в некрытом своем виде: имеющегося вполне достаточно, остальное есть незаконные претензии. Конечно, вполне заслуженные основания для того, чтобы обвинить Сталина в антисемитизме. Это же надо — не выделил нас из толпы? Обычные претензии евреев на исключительность.
А ведь участие Молотова в обсуждении этой проблемы Крыма относилось к периоду 1943—1944 годов! К тому же проект об организации еврейской автономии в Крыму обсуждался в очень узком кругу и в глубокой тайне. Евреи несколько раз обращались к Сталину по этому вопросу, но в ответ ничего не получили. Вернее появился Каганович и посоветовал больше не беспокоить вождя по этому поводу. Однако, в конце 1948 года этот проект был извлечен из архивов, но уже как главный аргумент в пользу существования заговора среди членов ЕАК и для обоснования начавшихся арестов крупных еврейских лидеров, имевших тесные контакты за рубежом.

В целом можно заключить, что очередная реорганизация КПСС усилила позиции лишь самого Сталина. Делать это для вождя было чрезмерно опасно, поскольку выживать в одиночестве всегда тяжелее, чем в среде своих сообщников. Но если с евреями Сталину ничего не угрожало, то без них он не только лишился их помощи, но и приобрел новых врагов, причем более опасных, чем прежние. Прежде всего, новое положение не устраивало Молотова, который не мог смириться с тем, что его решили списать со счетов столь рано. С этого времени он задумался над тем, что ему следовало предпринять по отношению к вождю, ставшему антисемитом.

Но вернемся к августу 1952 году. В это время сложно идущее «дело врачей» пополнилось весьма важной информацией, относящейся к смерти А. Жданова, которая имела место четыре года назад. При лечении Жданова была совершена «ошибка» в постановке диагноза, о которой хотя и было донесено Сталину, но никакого расследования не было произведено. Он тогда не обратил на нее никакого внимания, поскольку решение нескольких маститых профессоров оспаривал какой-то простой кардиолог. Однако волей Божьей было суждено вернуться к этому вопросу, причем, на беду евреям, именно при расследовании «дела кремлевских врачей». Ж. Медведев описывает это так: «Толчком к разгоранию уже затухавшего «дела врачей» послужило случайное обнаружение в августе 1952 года «письма врача Лидии Тимашук» о неправильном лечении Жданова, датированное 29 августа 1948 года…»

А дело было так, к Жданову немедленно были вызваны врачи-профессионалы, в числе которых был кардиолог Лидия Тимашук. Сделав кардиограмму, она обнаружила у него инсульт, но, когда она сообщила это остальным врачам, те уже сидели за столом (с выпивкой) и не восприняли ее сообщение серьезно. На ее замечание они отреагировали тем, что потребовали переписать ее заключение. Не зная, что делать, она обратилась к личной охране Жданова, присоединив к своему письму и оригинал кардиограммы. Поскольку она никого не обвиняла, а просила лишь пересмотра решения остальных врачей, ее показание следует признать правильным. Если бы ошибка была сделана с ее стороны, ее выступление против маститых профессоров не осталось бы ненаказанным. К тому же она знала всю историю болезни Жданова, леча его долгое время, а непрофессионалов к лечению лиц такого ранга не подпускали. Наконец, правоту ее диагноза подтвердило время, поскольку вскоре Жданов действительно умер от очередного инсульта. При нормальных обстоятельствах, ее кардиограмму должны были расшифровать независимые эксперты, и этим бы все недоразумение и закончилось. Однако ее требование было не только проигнорировано, но даже после смерти Жданова его тело вскрыли не по инструкции, чтобы доказать правильность все-таки официального решения врачей.

Всего Лидия Тимашук со своей просьбой обращалась в разные инстанции семь раз и, по крайней мере, пять медицинских светил были ознакомлены с ее требованием пересмотреть официальный диагноз. Но всякий раз с ее ясно аргументированными доводами не только не согласились, но и в административном порядке требовали переписать данные неблагополучной кардиограммы. В итоге, Жданову не был назначен щадящий режим и соответствующее лечение, от чего он и умер раньше времени, положенного ему Богом. Большое число неотвеченных обращений плюс один и тот же отказ со стороны нескольких квалифицированных специалистов не позволяют допустить того, что с их стороны это была неумышленная ошибка. Если бы Л. Тимашук не была уверена в своей правоте, то прекратила бы настаивать на своем, тем более что она выступала против мнения собственного начальства.

Обычно считается, что под Жданова копали Берия и Маленков, однако эта версия несостоятельна по той простой причине, что этим претендентам на власть некуда было спешить и тем более рисковать: Жданов все равно долго бы не протянул. Хотя все эти врачи были русскими (Жданов не мог позволить себе того, чтобы его лечили евреи-космополиты), все они были кремлевскими врачами, тесно контактировавшие друг с другом. Поскольку, по свидетельству врача С.Е. Карпай, академик В.Н. Виноградов, лечивший Жданова и профессор Этингер, лечивший Щербакова, «находились между собой в приятельских отношениях», следователи заподозрили, что русские врачи могли быть использованы евреями в своих целях. Общепризнанно, что евреи предпочитают делать «грязную» работу чужими руками, чтобы уйти от подозрений, оставаясь целыми и невредимыми в случае провала всей их затеи. Неудивительно, что после смерти Сталина 5 апреля они сделали так, чтобы дискредитировать Лидию Тимашук, лишив ее ордена Ленина. Иначе, чем еще она могла им мешать? Тем, что сказала правду? А своих ставленников им по любому приходилось вытягивать, поскольку свою защиту при неблагоприятном развитии событий они им гарантировали.

Только теперь Сталину стало ясно, что его верному другу просто помогли уйти из жизни, поставив ему неправильный диагноз и не оказав нужной помощи. Мало того, он впервые получил сильное доказательство причастности евреев к закулисным политическим играм на высшем государственном уровне. Именно сейчас он понял, кому именно была нужна эта смерть. Жданов был опасен не Маленкову или Берии, которым эта смерть ничего не давала. Он мог быть опасен только Молотову, поскольку Сталин метил в свои преемники Жданова; в случае же его смерти вторым человеком в советском правительстве становился исключительно Молотов. Но основной мотивацией для осуществления этого убийства было то, что Жданов был ответственным за все «дело ЕАК», выступая против еврейского доминирования в советском правительстве и введя в оборот ненавистный евреям термин «космополит». Поэтому, ускорив его смерть, евреи убили трех «зайцев»: продвинули своего человека в преемники Сталина, отомстили за Михоэлса и устранили с дороги ярого антисемита.

Сталин не был в этом уверен, но чутьем старого чекиста заподозрил здесь состряпанный против него заговор со стороны весьма влиятельных в советском правительстве лиц. Любой из нас, оказавшись на его месте пришел бы к тем же выводам, не страдая никакой паранойей: кто-то специально лишал вождя верных ему людей. И хотя Сталину не сразу стала понятна опасность, исходящая от евреев, имевших подавляющее представительство в советском правительстве, с этого времени он стал присматриваться к ним, как к самым вероятным претендентам на предательство не только по отношению к нему лично, но и по отношению ко всему социалистическому строю. Правда, сразу развернуть против них террор Сталин не мог без достаточно убедительных улик, но слежку за Молотовым и его сторонниками установил.

Конечно, заподозренных врачей арестовали, а Лидию Тимашук повысили в должности, но после смерти Сталина их отпустили, а ее лишили заслуженной награды. Все это только доказывает тот факт, что за этим преступлением стояли вездесущие евреи. Да, Берия прижал этих врачей к стенке, но они лишь признали свою ошибку — на том дело и закрыли. Почему? Берия понял, что за этим делом стояли высокопоставленные лица, не желающие открывать свои имена и положение в советском обществе. Когда же он попытался вскрыть эту тайну, его своевременно убрали те же самые заговорщики, что убили и самого Сталина. Три этих смерти — Жданова, Сталина и Берии — лежат тяжелейшим грузом на их совести.

5. Еврейский заговор против Сталина.
Сталин был крайней не доволен ходом расследования «дела врачей», которое не только затянулось, но и не имело никаких существенных результатов. Наконец, 15 декабря 1952 года глава советского правительства выразил крайнее недовольство работой МГБ и лично Игнатьева. Это привело к сердечному приступу у самого шефа госбезопасности, так что он оказался в больнице МГБ. Недовольство Сталина было связано с отсутствием ясной картины всего международного сионистского заговора, в котором он подозревал евреев. Не было обнаружено и убедительных доказательств вины врачей-евреев, хотя к этому времени были арестованы десять только одних профессоров. Напротив, под пытками они давали совершенно противоречивые показания, приводившие к появлению все новых и новых «свидетелей» того, что в реальности не имело никакого отношения к сути дела.

9 января 1953 года в Кремле состоялось расширенное заседание Бюро Президиума ЦК КПСС, обсудившее доклад МГБ по «делу врачей» и одобрившее сообщение об этом «деле» в прессе. Имелось в виду то «Сообщение ТАСС», которое было опубликовано 13 января в центральных газетах. Вместо заболевшего Игнатьева, доклад представили его помощники. Однако Сталин на это мероприятие не явился, возможно, по состоянию здоровья. Правда, по свидетельству Булганина, на этом Совещании проявил особую активность Каганович. Текст сообщения ТАСС показывает, что он таким образом выслуживался перед Бюро, чтобы снять с себя какие-либо подозрения в причастности к этому делу.

2 февраля 1953 года Сталин отложил публикацию «Правдой» статьи, подписанной рядом видных еврейских общественных деятелей и призывающей советское правительство отличать общую массу советских евреев от кучки указанных отщепенцев, заслуживающих самого сурового наказания. Резкий тон этой статьи не понравился Сталину, так что он заказал другой ее текст, выдержанный в примирительных тонах. Однако, 20 февраля ознакомившись и с этим вариантом, вождь счел его слишком мягким и снова отложил его публикацию. В итоге, эта статья ни в каком-варианте не была напечатана при его жизни. Очевидно, Сталин хотел отвести от себя подозрение в расправе над всеми евреями путем издания более смягченного варианта статьи, но опасался возможности переусердствовать и в противоположную сторону.

Примечательно, что официально представленный «инсульт» у Сталина случился 1 марта, т.е. в годовщину известного еврейского праздника Пурим, приуроченного к спасению иудеев от мести врага еврейского народа Амана. И уже на следующий день из сообщения «Правды» стало известно о резком изменении политического курса правительства СССР в «еврейском вопросе». Этот день также был последним, когда подвергли допросу Полину Жемчужину, специально вызванную в Москву для дополнительного расследования. Этот поворот на 180 градусов по вопросу отношения советского правительства к евреям, а также его своевременность в виду предстоящей расправы над тридцатью семью еврейскими медиками, по признанию большинства историков, стали главными аргументами в признания существования политического заговора и убийства Сталина. По мнению А. Авторханова, загадка смерти Сталина состоит «не в том, был ли он умерщвлен, а в том, как это произошло». Сам автор склоняется к мнению о том, что Сталин был отравлен медленно действующим ядом во время ужина на кунцевской даче вместе с избранной «четверкой» соратников в ночь на 1 марта 1953 года. Теперь мы подошли вплотную к рассмотрению вопроса о том, как эта предполагаемая месть евреев осуществилась практически.

Накануне «инсульта» Сталин был в приподнятом настроении и решил посетить Большой Театр, чтобы посмотреть свою любимую оперу «Лебединое озеро». Это свидетельствовало о том, что накануне им было принято определенное решение по «делу врачей». Поскольку судить еврейских медиков открытым и даже закрытым судом было невозможно, главе советского государства оставалось лишь одно — предать их смертной казни без суда, хотя это и грозило международным скандалом. Возможно, Сталин даже планировал переселить всех евреев в одну область, находящуюся в Средней Азии. Но, как уже понял Читатель, случиться всему этому не было суждено: в ночь с 28 февраля на 1 марта с ним случилась трагедия, которую многие исследователи считают результатом заговора.

А. Авторханов в своей работе «Загадка смерти Сталина» пытался разобраться в различных версиях теории заговора, ниже мы приведем главные из них. Рассказ Ильи Эренбурга, озвученный первым (летом 1956 года) сводится к следующему: 1 марта 1953 года в Кремле происходило заседание Президиума ЦК КПСС. На этом заседании выступил Л. Каганович, требуя от Сталина: 1) создания особой комиссии по объективному расследованию «дела врачей»; 2) отмены отданного Сталиным распоряжения о депортации всех евреев в отдаленную зону СССР (новая черта оседлости). Кагановича поддержали все члены старого Политбюро, кроме Берия. Это небывалое единодушие показало Сталину, что он имеет дело с заранее организованным заговором. Разволновавшись, Сталина схватил сердечный удар. Далее он четыре дня находился в тяжелом состоянии, пока не умер.

Очевидно, рассказ Эренбурга преследовал цель поднять значение евреев в глазах мировой общественности, поскольку здесь фигурирует в качестве героя сам Лазарь Каганович. В действительности этот рассказ следует признать вымышленным, поскольку созыв совещания всего состава Президиума (не Бюро) никогда не назначалось на 1 марта 1953 года. Кроме того, Президиум не был достаточно сплочен для того, чтобы выступить против Сталина всем своим составом. Наконец, такого рода заговор не мог быть осуществлен в Кремле, но только на даче Сталина в Кунцево, где вождя было наиболее удобно изолировать. Мухин в своей книге «Убийство Сталина и Берия» пишет о том, что «историки выяснили, что с 17 февраля Сталин не был в Кремле и работал без выездов на Ближней даче. Это подтверждает журнал регистрации посетителей его кабинета в Кремле: с 17 февраля он чист. Так что Сталин не вызывал эту компанию к себе в Кремль».

Наконец, Г.В. Костырченко в своей книге «Тайная политика Сталина» подвергает сомнению тезис о том, что Сталин действительно имел намерение депортировать всех евреев в Среднюю Азию. Скорее всего, это явилось приписыванием евреями Сталину лишней вины за его «антисемитизм». Когда дело касается личных оскорблений, евреи склонны раздувать вину своих вольных или невольных противников до небес. В реальности же, как утверждает этот автор, имевший доступ к архивам МГБ, Сталин хотел лишь ограничить чрезмерно возросшее влияние евреев на советское общество, а не репрессировать их. Если он и преследовал евреев, то не всех, а лишь тех, кто, по его мнению, представлял собой, по крайней мере, потенциальную опасность, вызванную их засилием в госаппарате страны Советов.

Тем не менее, евреям было выгодно сделать из Сталина второго Гитлера, якобы собиравшегося их репрессировать только по национальному признаку и вне связи с фактором их опасности для социалистического строя. Конечно, с развязыванием на государственном уровне травли евреев-вредителей в советской прессе рядовое население страны нередко руководствовалось не разумными доводами, а эмоциональным порывом, поэтому эти две формы «советского антисемитизма» следует отличать одну от другой. Сам Сталин хорошо осознавал проблему перебора в деле устранения еврейского преобладания в высших органах советской власти и предпринимал соответствующие меры.

Вторая версия является расширенной модификацией первой и была озвучена в 1957 году во время выступлением за границей бывшего члена Президиума ЦК КПСС и секретаря ЦК КПСС Пономаренко. Она сводится к следующему: Сталин в конце февраля 1953 года созвал заседание Президиума ЦК и сообщил о том, что «врачи-вредители» не только умерщвляли видных деятелей партии, но продолжают делать это и впредь. Поэтому он представил на утверждение Президиума ЦК проект декрета о депортации всех евреев в Среднюю Азию. Против его инициативы выступили Молотов и Каганович с заявлениями, что такая депортация произведет негативное впечатление на международное сообщество. От этих слов Сталин пришел в гнев и начал разносить всех, кто осмелился не соглашаться с его проектом. Тогда вспыхнул Каганович, демонстративно порвал свой партбилет и бросил его на стол перед Сталиным. Каганович закончил свою речь словами: «Сталин позорит нашу страну!» Поскольку Кагановича и Молотова поддержали все члены Президиума, Сталин вдруг упал без сознания от коллапса. Берия пришел в восторг и начал кричать: «Тиран умер, мы — свободны!», но когда Сталин вдруг открыл глаза, Берия стал на колени и начал просить у Сталина извинения.

Эта версия еще более неправдоподобна, поскольку выставляет изменником самого Берия, когда тот в действительности был наиболее верным сталинцем. Очевидно, что и она была рассчитана на то, чтобы выставить еврейскую фракцию в Президиуме в виде тех, кто только и смог выступить против тирана. В действительности же, если бы Сталина не сразил сердечный удар или же он просто лишился сознания на время, всех членов Президиума ждала бы плачевная участь. А предусмотреть такой финал, конечно, они не могли. Стало быть, и эта версия является выдуманной от начала и до конца.

Третья версия принадлежит Хрущеву и выглядит так: Сталин умер вовсе не на кремлевской квартире, а в бывшем имении графа Орлова (т.е. на кунцевской даче). В ночь на 2 марта охраной Сталина сюда были срочно вызваны Хрущев, Маленков, Берия и Молотов (однако нам точно известно, что Молотова среди них не было, а был Булганин). Охрана сообщила, что Сталин уже много часов не подает признаков жизни. Поскольку открыть двери мог только он сам изнутри, пришлось взламывать двери и в одной из комнат нашли лежащим на полу (почему-то в форме генералиссимуса) Сталина. Когда Берия крикнул: «Тиран мертв», Сталин вдруг широко открыл глаза. Узнав, что он жив, Маленков, Хрущев и Молотов вышли из комнаты, оставив в ней одного Берия, постоянно носившего с собой ампулы с ядом. Из-за большой гололедицы на дорогах вызвали врачей только через пять часов.

Все эти истории очень трудно согласовать между собой. Не понятно, где же и когда Каганович порвал свой членский билет: в Кремле или на даче; в конце февраля или 1 марта. Почему по одной версии 1 марта у Сталина был узкий круг лиц, а по другой – весь Президиум? Кто же именно довел Сталина до инсульта – сопротивление Молотова и Кагановича депортации евреев в Среднюю Азию, или желание убрать вождя членами молодой гвардии, составлявшей избранную «четверку»? Сталин умер от сердечного удара или от введенного ему яда, или же от того и другого последовательно? Если только Берия был заинтересован в смерти Сталина, тогда как его могли оставить наедине с вождем остальные? Да и почему после того, как все присутствующие увидели, что Сталин жив, кому-либо нужно было выйти из комнаты? Все это доказывает, в лучшем случае, то, что в одну кучу были сведены разные события; в худшем – что ни одна из версий не является правильной, но призвана сознательным образом запутать дело.

Впрочем, то, что случилось после «инсульта» Сталина рациональными аргументами объяснить не менее трудно. Ж. Медведев описывает события утра 2 марта, когда на дачу после суток незавидного положения вождя к нему, наконец-то, прибыли врачи: «Врачей информировали о том, что инсульт у Сталина с потерей сознания и параличом произошел в ночь на 2 марта и что еще вечером 1 марта Сталин, как обычно, работал у себя в кабинете. Для врачей сочинили ложную «легенду», зная, по-видимому, что эта «легенда» будет впоследствии передана и журналистам… Врачи попросили срочно привезти медицинские документы Сталина из Кремлевской больницы, «историю болезни», в существовании которой никто, естественно, не сомневался. Но никаких документов о прежних заболеваниях Сталина найти не удалось. На всей даче не удалось найти самых примитивных лекарств. Среди многочисленной обслуги не было даже медицинской сестры. «Хотя бы медсестру завели под видом одной из «горничных» или врача под видом одного из полковников, — воскликнул один из удивленных врачей во время консилиума, — ведь человеку 73 года!» С каких пор у Сталина была гипертония, тоже никто не знал». Получается, диагноз ставился Сталину лишь на основании высокого давления, которое в реальности могло подняться и от действия яда.

А легенда с охраной вообще не вмещается в сознание: охранник обнаружил лежащего на полу Сталина в замочную скважину лишь через четыре часа после первого своего осмотра, когда видел его работающим за столом. А где же он пропадал все эти четыре часа? Оказывается, все они спали на посту (?!), ну точно как охрана гробницы Иисуса Христа! Да еще с позволения самого Сталина! Лучше не придумаешь. Конечно, охранник спал не по своей воле (как ему ввели снотворное в пищу или в воздух — не важно), но когда он проснулся и увидел, что проспал самое главное, ему делать было нечего, как лгать по тому сценарию, который разработали ему зачинщики. Оставить его на произвол они не могли, поскольку тогда бы дата «инсульта» не совпала бы с той, которую открыли врачам Маленков и Хрущев, прибывшие на дачу первыми (то, что Маленков не мог дозвониться до Берии, в действительности означало лишь то, что его никто и не извещал о случившемся, вернее известил в самую последнюю очередь).

Третья легенда заговорщиков состояла в том, чтобы надежно подстраховаться на случай разборок, которые неизбежно должны были следовать за чередой всех этих нарушений безопасности вождя. Здесь важно отметить, что реальная угроза смещения со своих должностей (а не отправки в лагеря) существовала лишь для членов старой гвардии, но не избранной «четверки», которую Сталин приблизил к себе далеко не случайно. И эти «избранники» понимали свое назначение, стараясь выслужиться перед ним (вспомним, роль Маленкова в «деле о врачах-вредителях»). Конечно, Сталин опасался и Берия, однако понимал, что если начать давить не только на старых своих сторонников, но и на молодых, с помощью которых он пытался сдержать влияние первых, тогда ему не на кого будет вообще опереться. Действительно, подобное давление привело бы лишь к объединению обеих этих групп его соратников против него. В таком случае устроить заговор против вождя было бы очень просто. Понимая это, Сталин умышленно натравливал одних на других, но не знал, что все они находились в большей зависимости от еврейского влияния, чем он предполагал. Иными словами, старые большевики смогли убедить молодых, что убери сегодня Сталин одних, на очереди будут вторые. Поэтому между этими двумя группировка высших государственных чинов состоялся сговор, осуществляемый общими усилиями, но без ведома Берии.

Сам Илья Эренбург указывает, кого именно боялся Сталин. В его рассказе говорится: «Он (Сталин) в разговорах высказывал мысль, что Ворошилов, Молотов, Каганович, Микоян хотят убить его». Действительно, разве не в противовес всей этой старой большевистской гвардии, преимущественно состоявшей из евреев, Сталин ввел в Президиум и даже в его Бюро молодняк? И это хорошо понимали как одни, так и другие. Так почему же, говоря о том, кому же была выгодна преждевременная смерть Сталина, все исследователи вдруг ни с того ни с сего перевели стрелки со старой гвардии, на новую, когда последняя фактически ничем не рисковала? Самое большее, что могло ждать молодое поколение партийных и государственных лидеров от предстоящих реформ Сталина, это лишь понижение в должности и то, как это часто бывало, временное. А вот на Молотове, Кагановиче, Ворошилове и иже с ними Сталин хотел поставить крест. Вот им-то прежде всех нужно было сделать так, чтобы не только убрать Сталина, но и повернуть следствие о причинах его смерти в ложном направлении.

Именно по этой причине, на пленуме ЦК, состоявшемся сразу же после закрытия XIX съезда партии, Сталин выступил против Молотова, обвинив его по крымскому вопросу и по вопросу утечки информации государственной важности через его жену, Полину Жемчужину. Позже сам Молотов признается, что его жена оказалась в тюрьме лишь по той причине, что слежка велась именно за ним: «Она (Жемчужина) из-за меня пострадала… Ко мне искали подход, и ее допытывали… чтобы меня, так сказать, подмочить» (Сто сорок бесед с Молотовым, с. 466). В действительности же, ее арестовали по делу Аллилуевых, но этим делом явно не ограничивались, а вели допрос по широкому кругу вопросов.

Кроме того, как отмечает Медведев, следователи открыли «сионистское дело», добравшись до подопечных Молотова: «В феврале 1953 года в МГБ сформировалось также и дело о сионистском заговоре в Министерстве иностранных дел, явно направленное против Mолотова. По этому новому делу был арестован Иван Михайлович Майский (настоящая фамилия Ляховецкий) — бывший заместитель наркома иностранных дел и бывший посол СССР в Лондоне, который в 1953 году, став уже академиком, преподавал в Московском университете. Ему в это время было 70 лет. Были арестованы и другие бывшие коллеги Молотова и Максима Литвинова, посла СССР в США во время войны». Неслучайно один из арестованных вместе с Майским его сотрудников в Лондоне С.Н. Ростовский (Эрнст Генри) спустя много лет в одном из интервью сделал заявление о том, «что готовился процесс против Молотова и что его и нас вместе с ним спасла только смерть Сталина…» (Дружба народов. — № 3, 1988, С. 239). Поэтому Молотову никак не хотелось, чтобы его имя прогремело на весь мир как об основном организаторе заговора против Сталина.

Понимая всю проблемность мнения о преследовании Сталином молодых руководителей советского государства, Хрущев в своем свидетельстве вводит в число «четверки» вместо Булганина Молотова. Но разве мог Хрущев просто так ошибиться, когда многие уже до него не раз называли поименно всех участников «заговора», хотя он и был непосредственным (но вряд ли достоверным) свидетелем этого события? Значит, Хрущев преследовал цель показать, что угроза сталинской расправы была не только общей, но и равной для всех членов Бюро Президиума ЦК КПСС. И этой схеме следуют сегодня все историки, поскольку обслуживают еврейский заказ в освещении этой темы. В принципе, Хрущеву нужно было поднять свой авторитет, доказав то, что члены Бюро Президиума не бездействовали во время правления великого тирана.

В пользу нашей версии о том, что зачинщиками заговора была именно старая гвардия большевиков, можно привести еще одну цитату Ж. Медведева: «О том, что реорганизация политической власти уже произошла, было очевидно по тому, что к постели больного Сталина допускались только члены Политбюро, существовавшего до XIX съезда КПСС. Никто из новых членов Президиума ЦК КПСС не вызывался на дачу Сталина». Как же у постели «больного» Сталина оказались те лица, которые были им ограничены в этом праве? Очевидно, что Игнатьев был на стороне заговорщиков, иначе парадом командовал бы он до избрания нового председателя Совета Министров. И эти вершители новой власти не испытывали никакого стеснения от возможности прихода вождя в сознание. Значит, они были  убеждены в стопроцентном успехе всей своей затеи.

Неудивительно, что на расширенном заседании ЦК КПСС, созванном вечером 5 марта 1953 года, вышли на сцену не 25 человек, выбранных в Президиум при Сталине, а только те, кто вошел при нем в Бюро Президиума, плюс два человека из старого состава Бюро — Молотов и Микоян. Таким образом, идея Сталина о коллегиальном управлении Президиумом, в котором было 36 кандидатов и членов (представители «старой гвардии» составляли в нем только треть), рухнула. Все эти действия, инициированные старыми большевиками, означали только одно — игнорирование решений последнего съезда партии. И никто этому беззаконию не воспротивился?! Значит, все знали, кто здесь является негласным хозяином.

Но самая главная ложь последовала позже, когда вышла официальная версия смерти Сталина. Она противоречила очевидному: выразить безопасным образом открытый протест Сталину при его жизни никто не мог. Просто объявить его тираном было невозможно, поскольку партия и народ не могли бы поверить в это. Единственное, что могли сделать заговорщики, то они и сделали в реальности – создали имитацию естественной смерти вождя от сердечного приступа. Для успешного осуществления этой цели необходимо было, с одной стороны, чтобы вождь умер не сразу (а иначе как уверить родственников в том, что его не убили?), но с другой — чтобы он не пришел в сознание. Сделать это можно было лишь посредством двойной меры: 1) внедрения в медицинский персонал своих людей, которые должны были не допускать к этому делу остальных, и 2) использования соответствующих ядов (поскольку эти яды были неизвестны в СССР, даже специалисты не знали характер их проявления).

Важно обратить внимание на специфику развития паралича Сталина. Медики убеждены в том, что такой эффект производит отравление, причиненное ядами замедленного действия. Если бы у Сталина был просто инсульт, его недруги сильно рисковали, оставляя его без оказания помощи долгое время, поскольку после инсульта не всегда случается парализация, тем более такая сильная, чтобы была отнята речь. Напротив, заговорщики точно знали постепенный характер воздействия такого рода яда и верный результат его применения, поэтому тянули время без какого-либо риска, т.е. рассчитывая на успех, а не играя «в русскую рулетку». Таким образом, Сталина убрали такие же врачи-вредители, как и те, против которых он боролся в последние годы своей жизни. «Вождь народов» не учел того, что евреи никогда не исполняют «грязную» работу, поэтому и не несут за ее последствия никакой ответственности.

Поскольку сердечный приступ должен был произойти лишь в тот самый день, в который вождя следовало изолировать от внешнего мира по причине якобы тяжелой болезни, без осуществления отравления дело нельзя было сдвинуть с мертвой точки. Конечно, Сталин предпринимал все меры против опасности отравления, особенно тем, что прикасался к пище последним из всей «четверки». Все его завсегдатаи это знали, и поэтому не могли отказать ему, когда он просил их попробовать то или другое блюдо. К каждому свертку с хлебом, мясом или фруктами прилагался специальный «акт», скрепленный печатями и подписью ответственного специалиста: «Отравляющих веществ не обнаружено». Его дочь вспоминает: «Иногда доктор Дьяков появлялся у нас на квартире в Кремле со своими пробирками и «брал пробу воздуха» из всех комнат» (С. Аллилуева. Только один год, с. 335-336).

Первым лицом среди заговорщиков следует признать Молотова, о котором Ж. Медведев сообщает следующее: «По-прежнему наиболее высокий авторитет и в партии, и в народе был у Молотова. Поэтому любой претендент на власть Сталина должен был иметь Молотова своим союзником — это было важно для легитимности. Широкие массы членов партии и народа не знали, что Молотов и Микоян отстранены от власти». Кто-кто, а Молотов понимал, что он должен действовать как можно быстрее, пока он сохранял в глазах народа прежний авторитет. Случись смерть Сталина месяцем позже, он (вместе с Кагановичем и их сообщниками) лишился бы какой-либо возможности прямого влияния на ситуацию.

Конечно, заговорщикам предстояло обеспечить нужный ход дела и после отравления вождя. Сделать это было возможно, лишь заручившись помощью или же молчаливым позволением большинства членов Бюро Президиума, которое, как мы знаем, было проеврейским. Поскольку же к Сталину имела доступ лишь избранная «четверка» (Берия, Маленков, Хрущев и Булганин), старым большевикам пришлось вступить в сговор, по крайней мере, с большей частью этой «четверки», чтобы та смогла осуществить всю операцию по «чистому» (т.е. без большого риска) устранению Сталина, не задействовав при этом остающихся в тени зачинщиков. А когда «четверке» или Бюро пришло бы время отчитаться перед всем Президиумом, их должно было подстраховать царящее в нем также еврейское большинство.

Хотя Сталин и желал выдворить из Бюро Президиума лиц еврейской национальности и всех, состоящих с ними в родстве, открыто сделать это ему не позволила их заслуженная в годы революции репутация. Тогда он решил ввести в его состав более молодых большевиков других национальностей, чтобы избавиться об еврейского доминирования путем постепенного вытеснения. Тем не менее, сильно ограничить еврейское влияние ему так и не удалось. Евреи понимали, что если вождю это удастся сделать, они не только потеряют контроль над страной, но и не сберегут свои собственные шкуры. Поэтому они были просто вынуждены пойти на опережение этих событий. Что же касается избранной «четверки», то здесь сложился раритет: Хрущев с Маленковым были в родственных отношениях с евреями (заметим, что Маленков кроме того был еще и выдвиженцем Кагановича), а Берия и Булганин не были.

Что же эта раскладка значила для заговорщиков, состоявших из старых большевиков проеврейской фракции Бюро Президиума (прежде всего, Молотова, Кагановича и Ворошилова)? Если с Маленковым и Хрущевым можно было легко договориться, то склонить к сотрудничеству Берия было невозможно, что отметил в своем рассказе даже Илья Эренбург. Итак, заговорщикам нужно было как-то обмануть Берия, а также склонить на свою сторону Булганина. Все основные теории заговора свидетельствуют о том, что достигнуть им удалось только второй цели. Тем не менее, было достигнуто проеврейское большинство также и внутри самой «четверки».

Итак, поперек горла у заговорщиков стоял только Берия, но осуществлению самого отравления это не мешало. Яд попал в пищу Сталина не тогда, когда эти «избранники» ужинали у него на даче в ночь с 28 февраля на 1 марта. Он был подсыпан раньше, но сработал позднее, когда они уже разъехались по своим домам. История с тем, что «четверка» оказалась свидетелем пресловутого «сердечного приступа», была выдумана самими заговорщиками позже для создания убедительности официальной версии. При Берии ее просто не существовало, поскольку он мог все это легко опротестовать. Неслучайно в рассказе Хрущева Берия узнает об «инсульте» Сталина последним. Первым (кроме Игнатьева), кто узнал о смерти Сталина по звонку дежурного офицера был Маленков, который известил всех остальных (кроме Берии). Разумеется, охрана также была подкуплена, поскольку не сразу заявила об отсутствии передвижения Сталина (его даже не вызывали по домофону, а просто дожидались его окончательной кончины по ждановскому сценарию).

Очевидно, Берия догадался, что Сталина убрали именно по еврейскому заказу, поскольку смерть наступила в нужный для них момент. Поэтому он и попытался провести независимое расследование обстоятельств смерти Сталина, хотя все вещи были предусмотрительно вывезены с дачи вождя. Но, чтобы надежно скрыть свою причастность к смерти Сталина, евреи начали распространять ложный слух о том, что опасность гибели угрожала не им одним, а всем членам Политбюро, хотя в действительности Сталин собирался лишь сменить старую (проеврейскую) большевистскую гвардию новой, более преданной и покладистой, хотя и новая гвардия частично находилась под еврейским контролем.

Итак, еврейские заговорщики постарались взять под контроль не только большинство членов Бюро Президиума, но и состав избранной «четверки», хотя само отравление, вероятнее всего, произошло не во время их встречи, как утверждают нам эти недостоверные рассказы. Вот на это проеврейское большинство Бюро Президиума и возлагалась задача убедить остальных его членов в том, что не следует дальше копать это дело, а ради мира и спокойствия всего населения страны его просто закрыть. Здесь ситуация была похожа на масонские уговоры императора Николая II уступить, отказать в чем было равнозначно начать Гражданскую войну.

Как бы ни осуществлялся этот заговор против Сталина в техническом отношении, очевидным является то, что заводилами его смерти были безусловно старые большевики еврейского покроя (Молотов, Каганович, Ворошилов), которые вступили с молодыми (Хрущев, Маленков, Булганин) в сговор за спиной Берии. Первые не стали возражать вторым взять власть в свои руки при условии молчания о сути сделки, а вторые позволили первым убрать свидетелей заговора и освободить всех попавших в опалу евреев-медиков. Поэтому в этот период с евреями должен был считаться и сам Хрущев, который позже, получив власть, полностью отмежевался от них, особенно, после того, как в 1957 году Маленков вместе с Молотовым и Кагановичем создали ему оппозицию. Поскольку Хрущев был в курсе всех их проделок, повторить с ним тот же сценарий, что и с естественной смертью вождя, евреи уже не могли.

6. Попытка Берии разоблачить заговорщиков.
В свете этих данных, трудно понять, на каком основании некоторые исследователи считают, что убийцей Сталина мог быть Берия. Действительно, в последнее время своей жизни Сталин опасался влияния этого своего земляка, хотя и не верил в то, что он был бы способен устроить против него какой-либо заговор. Просто Сталин не хотел оставить после себя ситуацию, благоприятствующую появлению очередного диктатора. Но сомневающимся говорят: «Разве не является доказательством этому мнению «грузинское дело», которое Сталин затеял за его спиной?» Мы попытаемся дать ответ и на этот аргумент.

Конечно, Берия тормозил ход расследования по «грузинскому делу», но по каким причинам? Современный исследователь Ж.А. Медведев замечает: «Завершение грузинского процесса грозило именно Берии и Гоглидзе очень большими неприятностями. В конце 1952 года им поэтому было исключительно важно затормозить следствие в Грузии и расширить «дело врачей» в Москве, чтобы переключить именно на него главное внимание Сталина. Еврейский же процесс в Москве при его развороте неизбежно получал международный резонанс, и это в первую очередь могло дискредитировать лишь самого Сталина». Но неужели Берии в действительности что-либо угрожало в этом расследовании?

Здесь важно отметить, что оба эти «дела» были сфабрикованными (кроме случая со смертью Жданова), и это понимали все претенденты на власть. Нет сомнений и в том, что одно из них было направлено против усиления влияния Берии, а другое — против евреев. Но какое из них было опаснее, с точки зрения самого Сталина? Вот главный вопрос, на который сам Сталин ответил неправильно, поскольку стал опасаться больше находящегося на вершине славы Берию, чем ушедших в тень Молотова и Кагановича. Он недооценил тот факт, что причинял евреям большое зло, поскольку попытался отобрать у них хотя и тайную, но неограниченную власть. Личные оскорбления они бы снесли, но вот лишиться власти — это для них было делом чести. Поэтому в устранении Сталина (причем столь быстром) были заинтересованы лишь евреи, все остальные, попадающие под предстоящую «раздачу», могли бы и подождать.
Разумеется, под евреями мы подразумеваем здесь Молотова, Кагановича, Ворошилова и всех лиц, причастных к ним в родственном отношении. Это же были такие же реальные претенденты на власть, что и Берия. Однако почему именно последний должен был пойти на столь крайние меры, чтобы добиться этой власти? Напротив, в отличие от Молотова, он ее даже не терял.

Поэтому «грузинское дело» следует признать провокацией, осуществляемой Сталиным по подстрекательству извне, в чем евреи считаются всемирно заслуженными мастерами. Именно с еврейской подачи Сталин засомневался в верности Берии, который был действительно предан вождю до конца его и своей жизни. Не будь этого «козла отпущения», еврейским заговорщикам бы пришлось совсем худо. Подбросив же Сталину дополнительную проблему, они постарались отвести его внимание в сторону от решения «еврейского вопроса». Впрочем, выбор Сталина понять не сложно, поскольку он не был уверен в том, что к еврейской оппозиции примыкали ближайшие его соратники. Тем более, он ничего не знал о том, что эти лица были к тому же еще и масонами, о существовании которых в России к тому времени все уже успели позабыть. Таким образом, ключевой аргумент в пользу версии о Берии, как наиболее подходящей кандидатуре на убийцу Сталина, отпадает.

Важно понять не то, кому просто была выгодна смерть Сталина, а кому она была выгодна именно в текущий момент, ведь в руководстве страны произошла не просто смена власти, но и изменение курса по отношению к евреям. Резкое исчезновение в прессе антисемитских заявлений, начиная со 2-го марта, ясно свидетельствовало о появлении именно еврейского заговора. По этой причине новые лидеры страны не только реабилитировали арестованных медиков-евреев (всего 37 человек), но и устранили всех свидетелей обоих этих убийств, хотя второе из них и было вызвано скорее вынужденными обстоятельствами: если бы Берия просто закрыл глаза на свои подозрения, его бы водили за нос и впредь. Впрочем, Берия попытался привлечь к ответственности Игнатьева, но смог добиться только его смещения с поста главы МГБ за допущение фабрикации «дела врачей». Далее у него ничего не получилось, поскольку Игнатьев имел надежную «крышу»: ставленникам евреев не только вернулась прежняя власть, но и добавилась новая (напр. Ворошилов стал Председателем Президиума Верховного Совета СССР).

Берия убрали с пути не за то, что он организовал убийство Сталина, а за то, что он начал расследование, которое могло вывести его на подлинного убийцу. Поэтому через три месяца после смерти Сталина Берия расстреляют в собственном доме, хотя суд над ним и его ближайшими сотрудниками устроят значительно позже, т.е. «задним числом». На этот раз между заговорщиками будет царить полное единство мнений, так что, несмотря на всю нелепость официального обвинения, выдвинутого против него (т.е. в организации заговора против страны Советов), никто не вступится за него, хотя большинство высокопоставленных лиц понимали, что Берия был невиновен в том, в чем его обвинил Хрущев, когда пришел к власти.

Мухин считает, что Берия был вынужден сделать вид, что принимает официальную версию о скоропостижности смерти вождя: «Что было бы, если бы в тот момент сообщить народу, что Сталин убит? Боюсь, что еврейский погром был бы самой малой неприятностью. Кто гарантировал бы, что удалось бы удержать в повиновении армию и силовые структуры? Что осталось бы от доверия народа к любым органам власти? Во-вторых, заяви об этом Берия, и Президиум ЦК уже не назначил бы его на должность министра объединенного МВД-МГБ в силу того, что именно эти органы должны были бы вести расследование… Нет, до момента, пока Берия не осуществил бы уход партноменклатуры от власти, пока не сосредоточил власть в Советах и пока народ бы к этому не привык и не понял, что так и надо, до этих пор поднимать вопрос о смерти Сталина было нельзя. Надо было делать вид, что официальная версия смерти Сталина Берия устраивает, что он без сомнений верит и Маленкову, и Хрущеву».

Несостоятельны и все другие доказательства вины Берия в деле убийства Сталина. Да, Берия освободил по просьбе Молотова Полину Жемчужину на следующий день после похорон Сталина и дал своим подчиненным лишь две недели на завершение «дела кремлевских врачей». При этом он вовсе не собирался его отменять полностью, хотя и знал, что некоторые показания «свидетелей» были ложными. Его интересовал другой вопрос, который уже стихийно поднимался в народе. Например, уже 5 марта Игнатьев известил всю «четверку» в том, что в среди населения распространились антисемитские настроения и имеют хождение толки о том, что причина болезни Сталина кроется в подлых происках врачей-убийц (Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991. М.: Издательство РАГС, 1998, с. 102). Не будем забывать о том, что в день похорон Сталина в Москве произошла т.н. «давка» людей, в которой погибло 400 человек. Вероятно, это была расправа милиции над демонстрантами, требовавшими нового расследования причин смерти Сталина.

Да, 29 марта Берия закрыл «дело кремлевских врачей» (всего освобождены из-под следствия были 37 человек), но это произошло лишь после того, как была доказана подтасовка обвинения Рюмина. Поэтому 17 марта 1958 года по приказу Берии был арестован сам Рюмин, а также его бывший заместитель по следственной части В.Г. Цепков, участвовавший в подготовке не только «дела врачей», но и грузино-мингрельского. Только после этого на них была возложена вся ответственность за фабрикацию ложных обвинений по «делу кремлевских врачей». Конечно, под это дело вполне подпадала и смерть Сталина, однако Берия не мог рисковать, не имея достаточных улик. Тем более, лишь освобождение от лишних дел предоставило ему возможность оперативным образом собрать нужную информацию по интересующему его вопросу.

Все вышесказанное означает, что Берия закрыл не все «дело врачей», а лишь ту часть его, которая относилась к невинно пострадавшим лицам еврейской национальности, либо к тем из них, доказать причастность которых к этому делу было невозможно на основании выдвинутых против них обвинений. Кроме отпущенных на свободу 37 человек, оно включало большое множество других лиц, находившихся на подозрении. Берии сфабрикованная часть «дела кремлевских врачей» была совершенно не нужна, но интересовало все, связанное с зарубежной деятельностью Молотова. Полностью это дело закрылось лишь после ареста Берии 26 июня 1953 года, а когда через полтора года машина правосудия заработала снова, то уже не по еврейским или сионистским делам. Это значит, что «дело кремлеских врачей» оказалось полностью закрыто только после насильственной смерти Берия.

Показательно, что Игнатьева вначале для видимости слегка наказали, а потом реабилитировали. Да и как иначе, ведь он был непосредственным свидетелем и косвенным исполнителем осуществления этого заговора. Об этом Медведев пишет следующее: «В отношении Игнатьева решение коллективного руководства оказалось относительно сдержанным: «…В виду допущения т. Игнатьевым С.Д. серьезных ошибок в руководстве быв. Министерством государственной безопасности СССР признать невозможным оставление его на посту секретаря ЦК КПСС». Через два дня опросом членов ЦК КПСС это решение было утверждено. 28 апреля 1953 года под давлением Берии Игнатьев был также выведен из состава ЦК КПСС. Однако попытка Берии добиться исключения Игнатьева из членов КПСС, за которым мог последовать и арест, не была успешной из-за возражений Маленкова и Хрущева. В последующем Игнатьев был восстановлен в членах ЦК КПСС и направлен на работу секретарем обкома Башкирии». Разумеется, это восстановление Игнатьева имело место вскоре после смерти Берия, что доказывает факт его сговора с Маленковым и Хрущевым — двумя руками Молотова. Кстати, когда дело Сталина и Берии улеглось в июле 1954 года, был репрессирован основной «козел отпущения», на которого была свалена вся вина за фальсификацию «дела врачей» — Рюмин, как неудобный свидетель всех закулисных интриг МГБ. Он пережил своего личного врага Абакумова лишь на полгода.

Тем, кто считает, что убийцей Сталина был Берия, следует обратить внимание на следующее замечание С.С. Миронина (см. Баландин Р.К., Миронов С.С.. «Клубок» вокруг Сталина. М., 2007), который сам не придал ему должного внимания: «Единственным доказательством убийства Сталина Берией является свидетельство В.М. Молотова писателю Ф. Чуеву». Сам Чуев пишет об этом свидетельстве следующее: «В одной из бесед Молотов поведал, что Берия 1 мая 1953 года ему сказал: «Это я вас всех спас. Это я его убрал». Молотов продолжает: «Хрущев вряд ли помог. Он мог догадываться. А возможно… Они все-таки были близки. Маленков знает больше… Что Берия причастен к этому делу, я допускаю… Он сыграл очень коварную роль». В беседе с писателем В. Карповым В.М. Молотов повторяет эту выдумку: «На трибуне Мавзолея 1 мая 1953 года произошел такой разговор… Берия очень значительно сказал мне, но так, чтобы слышали стоявшие рядом Хрущев и Маленков: «Я всех вас спас… Я убрал его очень вовремя». В обоих случаях видно, что именно Молотов был заинтересован в том, чтобы убийцей выглядел Берия, и поэтому постарался убедить в этом остальных.
Однако Миронин приводит доводы против того, что убийцей был Берия, поскольку он уже обладал достаточно большой властью в стране, и был лишен лишь полномочий устанавливать охрану на особняке Сталина. Вот его доводы: «Напомню, что в 1953 г. охрана Сталина и Ближней дачи подчинялась не Лаврентию Павловичу Берии, а лично министру госбезопасности С.Д. Игнатьеву. Хрущев подбрехивает, что будто бы Берия участвовал в подборе обслуги и охраны Сталина. Мол, было время, когда Берия окружил Сталина только грузинами. Сталин обратил на это внимание и обвинил Берию, что он верит только грузинам, тогда как русские ему, Сталину, не менее преданы. Берии пришлось заменить охрану. По свидетельству хорошо информированного Судоплатова, все сплетни о том, что Сталина убили люди Берии, голословны. Без ведома Игнатьева и Маленкова получить выход на Сталина никто из сталинского окружения не мог».
Весьма странно то, что Миронин обходит стороной ту немаловажную деталь, что «утку» о предательстве Берия пустил именно Молотов. Других доказательств вины Берия вообще не существует. Хрущев только повторил сказанное Молотовым. Мало того, Берия убирают следом по той причине, что он начинает расследование убийства Сталина, не согласившись с официальной версией о его естественной смерти. То, что это не было блефом, доказывается последующей судьбой всех лиц, участвовавших в этом расследовании: все они были уничтожены Хрущевым, как единственные осведомленные в этом деле люди. Действительно, будь Берия виновен, было бы легко заставить его говорить на открытом суде. Однако он был убит в день собственного ареста, поэтому и не мог защититься от этого обвинения.

Впрочем, Сталина умышленно натравливали на Берию, боясь не только личного влияния последнего, но и его преданности вождю. Все «грузинское дело» преследовало цель поссорить их между собой, о чем, вероятно, догадывался и сам Сталин, но все равно решил подстраховаться также и с этой стороны. Когда же он назначил на 2 марта вручение Берии руководства МГБ вместо Игнатьева, заговорщикам пришлось ускорить совершение своего грязного дела. Конечно, Берию было удобно убрать не только по той причине, чтобы спасти свою шкуру, но и по той, что на него можно было легко свалить всю вину за убийство Сталина в случае разоблачения официальной версии о естественной смерти вождя. По этой причине, в план по умерщвлению Сталина было необходимо включить и смерть Берии.

Тот факт, что 26 июня 1953 г. Берия был убит, а не умер, кроме Миронина убедительно отстаивается такими исследователями, как Мухин и Прудникова. Все эти авторы согласны с тем, что Берию уничтожили в момент, когда он начал аресты крупных фигур. 25 июня 1953 года Берия официально запросил санкцию ЦК и Политбюро на арест Игнатьева, а уже к обеду 26 июня был застрелен военными в собственном же доме. Конечно, Игнатьев прежде всех боялся начала расследования причин вынужденной смерти Сталина, поскольку ему было за что сводить счета со Сталиным (евреи знали, что на свою сторону легко склонить именно обиженных вождем людей). Но он не смог бы сделать это без надежных союзников, поскольку представлял собой незначительную в политике фигуру. Поэтому именно с ним вступили в сговор еврейские круги через посредство видных членов правительства.

Если убийцей Сталине не был Берия, тогда остается еще один вариант: Хрущев. Миронин отрицает и его, поскольку это убийство Хрущеву ровным счетом ничего как не сулило в потенции, так и не дало в действительности. Да, и кем был Хрущев по сравнению с Молотовым в то время? Причин убирать вождя у него также не было: поскольку Сталин делал на него определенный расчет, ему ничего не угрожало. Наконец, Хрущев не просто подозревал в этом деле руку евреев, а был с ними заодно в этом заговоре, поскольку находился с ними в родственных отношениях, но для организации всего этого заговора его мизерных (партийных) полномочий было явно недостаточно. Такого рода спецоперация требовала особых исполнителей: 1) их должно быть достаточное, но как можно меньшее число; 2) они должны уметь держать язык за зубами даже под пыткаим; 3) они должны были входить в ближайшее окружение Сталина. Раньше Молотов мог бы вполне обойтись и без Хрущева, но поскольку он был выведен Сталиным из состава избранной «четверки», обойтись без него было невозможно, тем более в виду большого авторитета Берия. Это объясняет то, почему Хрущев уничтожил всех врачей, могущих пролить хоть какой-то свет на обстоятельства смерти Сталина, кроме им самим заявленного.

Бросается в глаза еще одна деталь: подлинные убийцы Сталина не стремились захватить власть в свои руки. Их удовлетворяла любая последующая кандидатура, кроме Берии. Поэтому после смерти Сталина на месте остались и старые и молодые большевики, что свидетельствовало об их сговоре между собой. Хотя Берия не был антисемитом, но он стал опасным по той причине, что пожелал добраться до подлинных исполнителей, а значит и заказчиков этого убийства. К тому же в случае провала плана А относительно естественной смерти вождя, можно было бы подключить сразу план Б, т.е. свалить на него всю вину за смерть Сталина, поскольку мертвые не могут оправдываться.

И лишь после смерти Берии Хрущев начал выдвигаться в плане доминирования, а когда это не понравилось еврейской «антипартийной группе», одолеть его уже было невозможно, поскольку он знал всю поднаготную евреев. Одним словом, такая незаинтересованность заговорщиков в конкретном преемнике Сталина указывает на то, что за этим преступлением стояли лица, не желавшие показать миру свое подлинное лицо на официальном уровне, но продемонстрировавшие всем осведомленным лицам, что с ними следует считаться будущим правителям страны Советов.

7. Тайная «кухня» заговорщиков.
Теперь нам стоит окинуть взглядом последние годы жизни Сталина, чтобы удостовериться в том, что вождь самым систематическим образом лишался лучшего своего окружения, так что его опасения, с легкой руки евреев, выданные за патологические, в действительности имели самые разумные основания. Первоначально Сталин не замечал того, что помимо его воли какие-то могущественные силы осуществляют неблагоприятные для него перестановки в государственном аппарате, да так умело, что те выглядят случайными. Например, поначалу он не понял того, что естественную смерть Жданова кто-то ускорил с целью убрать его с дороги. Не мог же он мешать самому Сталину, метившему его в свои преемники и отдавшему свою дочь за его сына? Хоть и с опозданием, но Сталин понял, что кто-то пытается ему показать, что убирать с дороги неудобных людей имеет право не только он.

Сталин не пощадил даже своего друга Поскребышева, когда обнаружил, что тот скрыл от него истинный диагноз болезни Жданова, приведший его к смерти (хотя это — еще один из загадочных вопросов, поскольку обращение Лидии Тимашук было завизировано вождем). Впрочем, Поскребышеву могли «помочь» в этом деле, чтобы завести на него компромат и в нужный момент сделать его неугодным вождю. Евреи делать это умеют. При таких обстоятельствах неудивительно, что Сталин стал чрезмерно подозрительным к своим приближенным, так что перепроверял даже их (о чем говорит «грузинское дело», направленное против очевидно верного ему Берия).

Сталин был озабочен тем, что кто-то плетет вокруг него интриги, но не мог понять, кто именно за ними стоит. Министр госбезопасности Абакумов был также предан Сталину, но даже ему организовывают арест, причем по ложному обвинению, от которого он не смог оправдаться (странная для органов безопасности ситуация!). Своим же подчиненным Рюмином Абакумов обвиняется в воровстве, а также в слежке за членами Политбюро. Тут же подключаются и другие обвинители. Так, Булганин обвиняет Абакумова в том, что тот мол все развалил и имеет бонапартистские замашки. На Абакумова постоянно жалуется Серов, который одновременно с письмом Рюмина настрочил очередную депешу. А при множестве якобы независимых друг от друга свидетелей даже откровенная ложь становится похожей на правду!

Хотя Сталин и создает комиссию по проверке доноса Рюмина, со всех сторон его убеждают в том, что именно Абакумов стал для него опасен, поскольку что-то темнит перед ЦК. Не предоставив обвиненному права на защиту и не имея возможности проконтролировать оправданность самого обвинения, Сталин отрекается от верного ему человека, идя на поводу своих льстецов и прихлебаев. Но непредвзятому взгляду было видно, что кто-то умышленным образом ослабляет позиции Сталина, чтобы лишить его верной опоры. Кстати, вместо смещенных профессиональных кадров Сталину постоянно подсовывают каких-то недоумков, либо лиц, вынужденных работать не по своему профилю (напр. Игнатьева).

Кто мог проделывать такие аферы за спиной самого Сталина? Очевидно, лица с достаточно большим авторитетом, принадлежащие к ближайшему его окружению и обладающие огромной властью, чтобы быть способными руководить действиями большого количества людей в нужном направлении. Как мог этот человек, сам неоднократно использовавший эту методику, попасться на этот же самый крючок: с помощью дискредитации лишать своего противника верных союзников? Ничем иначе, как Божьим наказанием, такую оплошность вождя объяснить невозможно. Получается, Сталин воспитал и взрастил верных последователей не идеалам марксизма, а порочной практике политического мошенничества, авантюризма и манипуляций, сам став их жертвой, как написано в Библии «кто роет яму, тот упадет в нее» (Притч. 26:27).

Конечно, пока Поскребышев стоял во главе «внутреннего кабинета», а Власик— во главе личной охраны вождя, заговорщикам нелегко было достигнуть своей цели. Однако воздвигнутые Сталиным вокруг себя мощные бастилии рушились одна за другой прямо у него перед носом. Вот он обнаруживает, что теперь ему доносят на Власика, о чем пишет в своих воспоминаниях Рясной. Наконец, в апреле 1952 г. Власик допускает просчет в поддержании режима секретности (а утечку любой информации мог организовать кто-угодно из высших членов правительства). На него тут же составляется донос. Сталин дает санкцию на проверку хозяйства Власика, но отчет комиссии составлен в такой форме, что из него следует, что Власик проворовался. Кроме того, всплывает секретная информация о любовных похождениях Власика, и вот он уже также оказался дисквалифицирован.

Но почему бы не подобрать провинившемуся подходящую замену? Но здесь происходит невообразимое — охрану Сталина по совместительству возглавил тот же министр госбезопасности Игнатьев. Как мог Сталин проглядеть недопустимую централизацию в органах? Блестящая комбинация еврейской изобретательности! Тем самым были убиты два «зайца»: удален верный охранник Сталина и подходы к вождю взяты под надежный контроль (сам Сталин не будет же себя охранять). Далее, прошла мимо внимания Сталина прошедшая под разными предлогами замена всех заместителей Власика. Если на Западе подобные явления осуществляются при помощи подкупа, то в стране Советов сделать такое могли, лишь пообещав продвижение по службе, как в случае с Рюминым. Но кто? И снова головная боль у Сталина!

Дальше приходит очередь Поскребышева, в действиях которого тоже находят прокол — в 1948 году он не показал главе государства письмо кардиолога Лидии Тимашук о неправильном лечении Жданова. Даже неблагоприятную для себя информацию евреи способны обратить на тех, кого сделали своими врагами! Кстати, Сталин не обвинил Поскребышева за разрешение вскрыть тело Жданова не по инструкции. Снята последняя преграда, а «вождь народов» все еще увлечен своей борьбой с евреями, даже и не подозревая того, что попался на их крючок. Потом вдруг оглядывается, а верной гвардии рядом уже нет. Неужели снова «не везет»?

Наконец, исчезают один за одним верные его телохранители. Мухин в своей книге «Убийство Сталина и Берия» сообщает: «Когда в 1952 г. был снят с должности многолетний начальник охраны Сталина и затем начальник охраны правительства генерал-лейтенант Н.С. Власик, то были заменены и другие должностные лица. На пост коменданта Кремля Сталин назначил одного из своих телохранителей, которому, видимо, особенно доверял, – генерал-майора Косынкина. Так вот, молодой мужчина генерал-майор Косынкин «безвременно умер» как раз 17 февраля, если вы помните, то именно с этого дня Сталин больше не выезжал в Кремль и оставался на даче… Кстати, телохранитель Сталина Хрусталев, которому Сталин якобы дал команду «спать», вскоре после смерти Сталина также «безвременно скончался», избавив историков (или следователей?) от ненужных расспросов».

Теперь, когда путь к Сталину для заговорщиков оказался открытым, можно было приступать и к самой его ликвидации. Но сделать это нужно было так, чтобы создать видимость естественной смерти, поскольку народ не примет никакое правительство, пришедшее к власти при помощи убийства любимого вождя. Тут же в недра ответственных медицинских работников внедряются свои агенты, работающие на фоне бездарных, но амбициозных лиц. Для этого избавляются от всех подозрительных и несговорчивых, чтобы не мешали работать. Разумеется, потом убирают и самих исполнителей и их непосредственных начальников, как нежелательных свидетелей. Так, в 1953 г. странным образом умирает судмедэксперт Русаков. За отказ сотрудничать с убийцами изгоняется с поста президента АМН СССР академик Аничков. Действовавший министр А.Ф. Третьяков, подписавший нужное заключение о смерти Сталина, в 1954 году был заменен Марией Ковригиной. В это же время был уволен и начальник Лечсанупра Кремля И.И. Куперин. Дальнейшая их судьба окутана тайной.

С.С. Миронов, сам врач-профессионал, так описывает медицинский сценарий убийства Сталина. «Дикумарол или варфарин был дан Сталину утром или вечером 28 февраля. Кто-то был еще в это время на даче Сталина, кроме охраны и обслуживающего персонала. Для того чтобы скрыть следы убийцы, журнал посещений Ближней дачи был уничтожен немедленно после смерти Сталина. Яд был добавлен в еду и питье Сталина, а затем охранникам было подсыпано снотворное. Поздней ночью 2 марта они обнаружили себя спящими, что категорически воспрещалось и чего ранее с ними никогда не случалось. Охранники забеспокоились, пошли проведать Сталина и нашли его лежащим в костюме на полу. Сразу подняли тревогу и сообщили Игнатьеву, а тот — Булганину.

Приглашенные им врачи сразу же стали поддерживать давление, чтобы была клиническая картина инсульта. Затем они должны сделать так, чтобы ничего не было заметно и все стало необратимо. Повышение АД и симуляция под гемморагический инсульт. Из-за дикумарола было снижение свертываемости, но потом было последействие и было обнаружено повышение тромбина. Затем снова стали давать дикумарол, — видимо, с чаем, который совершенно бесполезен для такого больного. После дачи дикумарола свертываемость снова понизилась, и это привело к коллапсу и кровотечению из желудка, что и было зафиксировано в протоколе вскрытия.

Надо предъявить Сталина всем. Он болен. Ему ставят диагноз гемиплегии, хотя у него есть признаки тетраплегии и кровоизлияния в ствол мозга. Подкидывается идея, что у него гипертония,— при этом пропускают некоторую нормализацию давления 5 марта и называют это коллапсом, хотя нет измерения артериального давления. Затем подделана история болезни и акт вскрытия. Затем следы заметают и сразу вскрывают тело, хотя оно еще и не остыло».

Правда, Миронов является сторонником мнения об осуществлении этой операции агентами заграничных спецслужб. Основанием для этого он выставляет факт отсутствия в СССР таких ядов, с помощью которых был отравлен Сталин. Как человеку, связанному с медициной, ему можно доверять, но как быть с данным его предположением? В принципе, оно не лишено определенных оснований, поскольку Молотов заведовал именно заграничными делами. Только он мог раздобыть за границей нужные яды, а также консультироваться с иностранными специалистами по всем вопросам, связанным с этим делом. Все остальное в рассуждениях Миронова следует признать преувеличениями.

Впрочем, нам не помешает рассмотреть непростые израильско-советские отношения, чтобы понять политику Сталина по отношению к советским евреям. Дело в том, что изучение международных проделок еврейской нации привели выдающегося лидера СССР к выводу о том, что евреи фактически имеют большие притязания на мировое господство, обладая к тому же большими финансовыми и людскими ресурсами. Из этого вывода следовало, что они не против осуществить подкоп и под советское государство. Поскольку же идея космополитизма роднила евреев с основными заправилами мировой политики, Сталин понял, что эта нация представляет угрозу как для него лично, так и для всего социалистического строя в СССР.

Вначале у Сталина существовали иллюзии, что Израиль сможет стать советским форпостом на Ближнем Востоке. По этой причине СССР помог Израилю отстоять свою независимость во время нападения на него окружающих арабских стран. Помощь оружием, сбор и подготовка добровольцев для израильской армии производились в Чехословакии. В качестве своеобразной платы за эту помощь в декабре 1948 г. еврейская разведка похитила в США и передала СССР образец новейшего секретного мобильного радара раннего обнаружения. При этом Израиль надеялся на то, что советским евреям будет позволено и в дальнейшем выезжать на их историческую родину. Для новообразовавшегося государства этот приток собственного населения был жизненно важным делом, поскольку еще в царское время в России проживало две трети всех евреев мира.

Но дальше отношения между странами ухудшились, поскольку Сталин вовсе и не собирался оказывать помощь Израилю без каких-либо условий. Однако очень скоро он понял, что тесные контакты с Израилем имеют и обратную сторону: не столько СССР готов влиять на это государство, сколько оно на него. Первый инцидент выпал на 3 сентября 1948 года. В этот день первый израильский посол Голда Меерсон (Меир) вместе с сотрудниками прилетела в Москву и повела себя по-панибратски. Еще бы, ведь МИДом правил небезызвестный Молотов, женатый на еврейке. В первую же субботу после вручения верительных грамот Голда и ее помощники пешком в сопровождении большого числа советских евреев отправились в главную московскую синагогу. После этого в «Правде» была напечатана статья Ильи Эренбурга, подставного глашатая Кремля, в которой говорилось, что если бы не Сталин, никакого еврейского государства не было бы, а также то, что в среде советских евреев «в еврейском государстве нужды не ощущается».

Израильские дипломаты не поняли прозрачный намек советского правительства и в следующую субботу снова отправились в синагогу пешком. Была устроена грандиозная демонстрация евреев, многие из которых пришли увидеться с послом в военной форме, с орденами. Израильское посольство так и не сделало элементарного шага: не объявило, что не занимается вербовкой граждан советской страны, не ведет аккредитации для переезда и не уполномочено призывать евреев СССР переезжать в Израиль. Вместо этого гости затеяли настоящее празднество прямо «на чужом огороде». Брент и Наумов подтверждают, что тысячи москвичей собрались около московской синагоги, выкрикивая: «Народ Израиля живет!» Даже в кулуарах ООН поведение Голды Меир назвали «неуместным». Такое хамство со стороны евреев показало Сталину, что на них нельзя опираться в строительстве социализма в СССР, особенно находясь в условиях вражеского окружения.

После этого случая Сталин начал поворачиваться к евреям спиной, постепенно ограничивая их выезд из страны. Когда в 1951 году еврейская эмиграция из Восточной Европы была полностью прекращена, Израиль столкнулся с нехваткой приезжающих евреев. Более того, многие приехавшие стали Израиль покидать. Тогда израильское правительство начало провоцировать антисемитизм, чтобы под этим давлением евреи уезжали из таких стран, как Болгария, Румыния и Чехословакия. Простить такое Сталину Израиль не мог, с этого и начались все проблемы с «еврейским вопросом» в СССР. Поскольку Сталин запретил иммиграции евреев на родину, в операции по его устранению вполне мог участвовать израильский Моссад.

Итак, ко времени смерти Сталина Израиль находился в состоянии вражды с СССР. Да, первоначально Израиль передал Советскому Союзу американские планы войны с СССР, похищенные израильским шпионом Джонатаном Поллардом, в обмен на разрешение выезда из страны русских евреев. С помощью этого шага правительство Израиля хотело задобрить Сталина, чтобы он продолжил миграцию евреев в Израиль. Однако после того, как Израиль услышало отказ, он стал на сторону США и Англии, уже объявившей СССР холодную войну. Возможно евреи поняли, что первоначальная поддержка СССР Израиля на самом деле преследовала цель поссорить между собой Англию, поддерживавшую ближневосточные арабские государства, и США, которые выступали против этого. Поняв, что Сталин их разыграл, они решили объединиться в одном желании устранить его физически.

В феврале 1952 г. лидер Израиля Бен Гурион зачитал израильскому парламенту ответ на ноту Советского правительства, в которой Израиль призывался воздержаться от присоединения к блокам, направленным против СССР. Израиль заверил СССР в том, что не будет этого делать, но это заверение означало не только согласие, но и угрозу, реализуемую в том случае, если СССР не позволит евреям дальнейший выезд из страны. Поскольку Сталин отказался делать это, евреи освободились от каких-либо обязательств со своей стороны. Да и кто, кроме евреев, имел возможность осуществления такого рода операции в самом центре советской системы? Никакие агенты ЦРУ сделать этого не смогл и бы.

Кроме современного историка С.С. Миронина (см. его «Убийство Сталина. Крупнейший заговор двадцатого века», 2011) мнение об участии ЦРУ в событиях 1-5 марта и 26 июня 1953 г. поддержала Прудникова. Она была уверена в том, что заговором руководили иностранные шпионы Израиля, США, Англии, используя партноменклатуру в качестве слепых котят. Мы позволим себе усомниться в столь оптимистическом мнении на том основании, что без местных евреев и осевших на дно масонов осуществить такую операцию было невозможно. Конечно, советская номенклатура не имела доступа к дикумаролу и варфарину, которыми, как это предполагают медэксперты, был отравлен Сталин, поскольку таких веществ в СССР тогда не было. Это означает, что химические компоненты яда могли быть переданы в Моссад американцами, используя тайные каналы ЦРУ. Во всем же остальном участие западных спецслужб в этой операции могло быть только консультативным.

Конечно, у США были далеко нелестные планы в отношении СССР. Мартиросян указывает: «18 августа 1948 года была принята директива СНБ (Совета национальной безопасности) США № 20/1 под названием «Задачи в отношении России». Некоторые ошибочно называют ее «Планом Даллеса». Этот день стал, по существу, днем объявления войны СССР. Было создано управление национальных оценок, теоретические разработки которого направлены на предсказание будущих действий СССР, понимание тенденций его развития, возможностей влияния на процессы, анализ слабых мест и выработку рекомендаций».

Миронов также предлагает свои доводы в пользу ведущей роли западных спецслужб в осуществлении операции по физическому устранению Сталина. Он убеждает, что Западу было выгодно уничтожить Сталина по нескольким причинам. Во-первых, в СССР был быстрый рост экономики. Американцы рассчитали, что если темпы производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 г. советский объем производства в 3-4 раза превысит американский, а в 70-х СССР превзойдет США по потреблению. В 1954 году американцы расценивали колоссальный промышленный и технический прогресс послевоенного сталинского СССР как «самое опасное событие второй половины XX века». В книге «140 бесед с Молотовым» Феликса Чуева приводятся такие слова Сталина: «Когда с маршалом Головановым мы сидели за столом на даче у Молотова, Александр Евгеньевич сказал: «Поживи Сталин еще лет десять, мировому капитализму пришел бы конец».

Во-вторых, в 1950-1952 гг. Сталин предпринял меры по переводу рубля на золотое содержание и по созданию недолларовой зоны торговли. 1 марта 1950 г. была проведена ревальвация рубля, создание бездолларовой зоны и введение золотой оговорки. В сущности, Сталин попросту подорвал установленную после войны систему золотого стандарта доллара, опиравшегося на схему 34,5 доллара за одну тройскую унцию золота (31,103477 г.), под которую американцы сумасшедшим образом производили бешеную эмиссию своей валюты.

В апреле 1952 г. в Москве было предложено создать зону торговли, альтернативную доллару. Чтобы современному читателю было понятней, Ю. Мухин предлагает вспомнить, как США реагируют всего лишь на гипотетическую мысль о возможности создания газового аналога ОПЕК во главе с Россией. При одной только тени намека на эту идею США недвусмысленно грозят весьма суровыми санкциями, включая и применение силы. Можно себе представить, как заволновались англосаксы, когда получили известие об этом совещании и тех идеях, которые на нем прозвучали?!

Третьей причиной, по мнению Миронова, явилась возможность проигрыша Запада в открытой войне с СССР, если бы такая началась. 1 апреля 1950 года в докладе начальника оперативного управления ВВС США генерал-майора С. Андерсона министру авиации С. Саймингтону указывалось, что ВВС США в случае войны не в состоянии выполнить план атомных бомбардировок СССР («Тройан») и обеспечить противовоздушную оборону территории США, включая Аляску. Поэтому вопрос о войне с СССР был отодвинут, и ему на смену была выдвинута идея подготовки коалиционной войны с участием всех стран НАТО. Предполагаемая дата начала войны — 1 января 1957 года.

Взрыв в 1949 г. советской атомной бомбы показал, что Советский Союз начинал догонять Соединенные Штаты в области стратегических вооружений. Шпионы уже, наверное, знали о том, что в 1953 г. у СССР будет водородная бомба, и тогда о победе в войне с ним придется забыть. США считали, что к 1955—1956 годам СССР будет иметь достаточно бомб для эффективного удара по США. Одновременно с этим в Советском Союзе шли успешные разработки и испытания ракет, позволявших доставлять ядерный заряд сначала в любую точку Европы (ракета Р-5), а затем и баллистическую ракету Р-7, способную доставить бомбу в любую точку мира. В руках у политического руководства СССР оказывалось средство оказания давления на своих внешнеполитических противников.

Все это было лишь благими намерениями, осуществить которые технически без внутренней помощи сообщников причем довольно высокого положения (т.е. положения не в советском обществе, а в правительстве) было невозможно. Этими сообщниками и были советские евреи преимущественно высшего социального положения, посвященные в масонские тайны еще дореволюционной поры. Поскольку Молотову удалось занять пост министра иностранных дел, он поддерживал тесную конспирированную связь с кем угодно за рубежом. Разумеется, для этого ему пришлось втереться в доверие к Сталину, а, когда оно рухнуло, оставалось только убрать вождя. Если бы не «дело кремлевских врачей», возможно, этот сценарий не пришлось бы разрабатывать, поскольку Сталин был уже в годах. Поскольку же вождь угрожал еврейским медикам, а в то время под пытками говорили не только неправду, но и правду, Молотов мог засветиться и тогда, конечно же, евреи должны были бы навсегда попрощаться с возможностью управлять шестой частью света.

Конечно, еврейские масоны страны Советов не проявляли бы себя и дальше, постепенно продвигая своих людей в высшие эшелоны советской власти и просто лишь дожидаясь естественной смерти Сталина, но тот заметил их опасность и предпринял против них необходимые для защиты всего социалистического строя в СССР меры. Пока Сталин расправлялся с мелкими фигурами, это не представляло большой угрозы для положения советских масонов. Но в результате утечки личной информации за рубеж через Михаэлса в 1949 году привели к потере вождем доверия к евреям, в результате чего оказался в опале сам Молотов, которого Сталин заменяет на посту министра иностранных дел Вышинским. Он чуть не лишился полной возможности поддержания зарубежных связей, а это обстоятельство бы полностью изолировало советских масонов от Запада. Поэтому советским масонам приходилось действовать быстро и наверняка. Поэтому если и была здесь замешаны западные спецслужбы, то только в виде израильского Моссада. Вероятно, некоторая часть возвратившихся в СССР евреев из Израиля и была завербована этой разведкой.

Теперь от изучения положения просто евреев в Советском Союзе нам следует перейти к рассмотрению положения в нем евреев-масонов.

8. Масоны среди большевиков.
В связи с резким ослаблением в Советской России масонского не только влияния, но и видимого присутствия возникает вопрос: «Не залегли ли масоны в стране Советов на дно, ожидая лучших времен, или все они были уничтожены или просто вымерли?» Важно понять, что некоторая часть масонов находилась в лагере большевиков, которая была завербована в эту организацию еще до Октябрьской революции. И только этой части масонства можно было реально выжить в тяжелых условиях советских репрессий. При этом создать идеальные условия для глубокой конспирации могли только евреи, связанные друг с другом идейно-кровным родством. Неудивительно, что с возрождением политического диссидентства в СССР в середине 1960-х проявили себя представители творческой интеллигенции именно еврейской национальности. Они-то и добились свержения на этот раз уже не царского, а советского режима. Но не будем торопиться в изложении этих событий.

Но могли бы евреи стоять у истоков сразу обеих русских революций? Если учесть тот факт, что эта нация всегда проявляет ревность в деле установления мирового господства, в такой возможности не приходится сомневаться. Действительно, имея во всех политических партиях своих людей, масоны действуют невидимо, но уверенно. Причем, эта необходимость в их глазах всегда оправдывается тем, что они не знают, какой из возможных вариантов развития событий сработает первым. Конечно, свергнуть царизм легче общими усилиями, но вот затем, кто останется у руля — предвидеть им было значительно труднее. Поэтому на ряду с планом А, они всегда держали про запас план Б и даже В, если тот имеет хоть какие-то шансы на успех.

Действительно, евреи вели себя довольно активно и в царской России. Например, по переписи населения по состоянию на 1897 год, из всех жителей Российской империи, занятых в сфере торговли, 72,8 % были евреями. Конечно, они всегда пытаются создать представление о том, что их только то и делали, что притесняли, но в реальности они всегда стремились занять ведущие позиции во всех сферах российского общества, причем не всегда честными путями. Зачастую это не была просто борьба за сугубо экономическое выживание под небом, а стремление показать свою исключительность и превосходство над другими нациями.

Еще до Февральской революции евреи были самыми отъявленными пропагандистами космополитических идей. Этот факт отмечен многими деятелями российской культуры, которых трудно заподозрить в каком-либо антисемитизме. Впрочем, евреям было всегда легко спровоцировать такой антисемитизм, поскольку он был естественной реакцией простых людей на чрезмерную политическую амбициозность, по крайней мере, еврейской элиты.

«Главарями национальной культуры, — пишет Андрей Белый, — оказываются чуждые этой культуре люди… Вместо Гоголя объявляется Шолом Аш, провозглашается смерть быту, учреждается международный жаргон… Вы посмотрите на списки сотрудников газет и журналов в России: кто музыкальные и литературные критики этих журналов? Вы увидите сплошь и рядом имена евреев… пишущих на жаргоне эсперанто и терроризирующих всякую попытку углубить и обогатить русский язык». Таким образом пополняется рать критиков и предпринимателей в России «в значительной степени одной нацией; в устах интернационалистов все чаще слышится привкус замаскированной проповеди самого узкого и арийству чуждого юдаизма» (цит. по: Бугаев Б. Штемпелеванная культура // Весы, № 9, 1909, с. 74-76). Конечно, за эти слова А. Белого заставили извиниться перед масонами.

Интересно, что масонка правого социал-демократического прикрытия Е.Д. Куксова упоминала о двух наиболее известных большевиках, которые были масонами еще во времена Февральской революции, правда, не называя их имен. Так, 13 ноября 1955 года она писала Вольскому о том, что знала «двух виднейших большевиков, принадлежащих к движению». Когда произошла Октябрьская революция, она и ее муж были уверены, что «все будет вскрыто. Но нет, масоны-большевики тайну соблюли, возможно из боязни репрессий» (цит. по: Аврех А.Я. Масоны и революция. М.: Политиздат. 1990, с. 28). Указание на то, что «все будет вскрыто», свидетельствует о том, что эти два большевика были крупной масонской рыбой, а не какой-то малозначительной мелюзгой.

Далее Куксова задает вопрос и сама на него отвечает: «Почему нельзя вскрыть это движение? Потому что в России не все члены его умерли. А как отнесутся к живым — кто это знает?» (там же, с. 29-30). И затем снова повторяет: «Писать об этом не могу и не буду. Без имен это мало интересно. А вскрывать имена — не могу. Мистики не было, но клятва была. А она действительна и сейчас по причинам Вам понятным» (там же, с. 30). И это было сказано в 1955 году, когда о каких-либо (т.е. политических и мистических) масонах в СССР уже совсем забыли, поскольку последние из них по советским источникам исчезли к 1940 году.

Мало того, масоны большевистской фракции были живы еще в 1957 году, когда с политической арены страны Советов ушел ряд не только старых, но и молодых большевистских кадров (а после расправы Хрущева над «антипартийной группой» условия для существования масонов ухудшились). Но 20 января 1957 года Куксова писала И.О. Дан (вдове известного меньшевика Дана, сестре Мартова) об очередном посещении ее Керенским следующее: «Я провела всю пятницу с Керенским. Нам пришлось обсудить, что делать в связи с тем, что Милюков упомянул о той организации, о которой я рассказывала тебе… Он очень одобрил уже сделанное мною: написать о ней для архива с условием не оглашать еще тридцать лет. Он поступит так же. Больше того, он даст ответ на туманное замечание Милюкова в предисловии к книге, которую сейчас пишет. Ответит от себя, не упоминая никаких имен. Все это было тщательно обдуманно, и мы согласились о форме, как это нужно сделать. Но обязательно нужно остановить, если это возможно, сплетни в Нью-Йорке: в России еще живы люди, больше того, очень хорошие люди, и нужно позаботиться о них». Оказывается, масоны той поры еще жили в Советской России, а эту тайну следовало беречь вплоть до 1987 года, т.е. времени легендарной «перестройки» М. Горбачева! Нам этот прогноз следует запомнить.

Остается лишь одно возможное объяснение данных слов Куксовой: эти масоны были сами большевиками, причем занимавшими высокие посты в советском государстве послевоенного времени. Очевидно, что эти «два виднейших большевика» так и не были разоблачены ни в двадцатые, ни в тридцатые годы, коль об их судьбе еще следовало заботиться в конце пятидесятых. Иными словами, они пережили даже Сталина, попытавшегося, но не успевшего истребить самых хитрых представителей масонства — еврейских космополитов; они его опередили. А убрать Сталина с дороги в то время было по силам только людям, обладающим равной ему властью — не фактической, а тайной.

Кого же она имела в виду? Нам известно немного большевиков высокого уровня, доживших до смерти Сталина, поэтому выбрать из них масонов будет легче. Очевидно, что к 1955 году все старые масонские кадры из большевиков (И.И. Скворцов-Степанов, Г.В. Чичерин, А. Луначарский) давно уже умерли, поэтому приходится выбирать из оставшихся в живых большевиков «старой гвардии», которых к этому времени можно было пересчитать по пальцам. Нам бы пришлось долго блуждать в поисках этих лиц, если бы Божьим промыслом один из них не проговорился сам. Действительно, первого из них удалось обнаружить, хотя лишь после перестройки и в числе воспоминаний писателя Ф. Чуева, относящих к 1982 году (!). Это был Вячеслав Молотов (1890-1986), член РСДРП с 1906 года (Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. М., Терра. 1991, с. 267).

Судя по поведению Молотова во время этой беседы, можно сказать, что уже тогда масонская тема была не только легальной, но и безопасной. В своем разговоре с Чуевым он даже согласился с тем, что был «главным масоном» в Политбюро. Молотов вел себя столь смело по той простой причине, что к тому времени масонское влияние уже стало преобладающим в партийных органах, пополнявшихся обычно из штата сотрудников КГБ. Тяжелые для большевистских масонов времена сталинщины и хрущевщины давно уже прошли, так что евреи уже успели восстановить свое былое влияние над советским обществом.

Коль нам стал известен один виднейший масон из старых большевиков, то рядом с ним следует искать и другого. Конечно, читатель не ошибется, если укажет на ближайшего его друга Лазаря Кагановича. Этому еврею в отличие от остальных даже не потребовалось прятаться за другую фамилию. Молотов, хотя и не был евреем, поскольку был старым масоном, однако был женат на еврейке, что автоматически обеспечило ему равные права с евреями. Оба эти масона не только жили в 1955 году, о чем свидетельствовала Куксова, но и дожили до «перестройки» Горбачева. Хотя других такого уровня кандидатур на обладание титулом «большевистский масон» мы не знаем, они безусловно были, причем в том же конце шестидесятых. И искать их нужно среди евреев высокого пошива, умерших большей частью в середине восьмидесятых. В принципе, хотя преемственности между теми масонами и современными не произошло, их идеология осталась прежней.

Нам трудно сказать, кто был инициатором страшных репрессий конца тридцатых и соковых годов, но значительная их часть делалась в обход «вождя» этими людьми, обладавшими в стране благодаря своим тайным возможностям манипулирования почти неограниченной властью. Они предлагали Сталину списки, состоявшие из самых невероятных претендентов на «партийные чистки», тем самым обеспечивая «себе родимым» полную безопасность. Разумеется, их подхалимство льстило себялюбию вождя, так что он смотрел на это «чрезмерное усердие» снисходительно, но основными виновниками гибели, по самым скромным оценкам двадцати миллионов советских людей, были эти двое «виднейших большевика» и одновременно масона, негласно руководившие под личиной неоспоримой воли вождя большой еврейской гвардией, представленной на всех уровнях системы управления страной.

Окружавшие Сталина евреи врали ему так часто, что он уже не знал, кому верить, поэтому и требовал доказательств верности себе самыми чудовищными способами. Поскольку же «виновные» простые люди всегда находились под рукой, «невинные» евреи избегали каких-либо проблем. Когда Сталин наконец обратил свое внимание на то, что он не просто окружен со всех сторон евреями, а прямо-таки связан ими по рукам и ногам, оба эти масона постарались избавиться от него, разумеется, как всегда, чужими руками. Они сделали это по-масонски чисто, т.е. не марая рук, спихнув эту работу на новое правительство, которое вскорости возглавил Н. Хрущев.

Заслуги этих (как ставших известными, так и действовавших в тени) евреев перед революцией общепризнанны. Иное дело масоны среди них. Масоны, свергнувшие царский режим, передали большевикам власть, но, прежде чем это произошло, они постарались внедрить в будущее руководство страны Советов своих агентов, чтобы подчинить контролю также и большевистскую власть. Разумеется, добиться своего влияния на руководство страны им удалось не сразу, но со временем. В лице евреев Сталин нанес советским масонам первый удар, потом произошло сильное ограничение их деятельности при Хрущеве, но всякий раз они снова поднимали свои головы, как только ситуация изменялась в лучшую сторону. Поскольку на руководящих постах в правительстве СССР находились евреи, их кровное родство было использовано для того, чтобы постепенно подточить идейные корни и материальные достижения социалистического образа жизни, в том числе и с помощью провокаций.

Разумеется, в среде большевиков были и другие масоны, но эти двое были самыми главными, поскольку именно их как основоположников упоминала Куксова в конце пятидесятых годов В более раннее время были и другие масоны большевистского крыла, но они ушли из этой жизни раньше. Впрочем, многие известные большевики не были масонами. Например, Лев Троцкий, хотя он был евреем и изучал масонство, масоном не был. Ленин тем более, поскольку отрицал саму идею еврейского национализма в пользу интернационализма, а также сотрудничал с спецслужбами Германии, где масонство по причине войны имело национальное лицо. И, конечно же, масоном не был сам И. Сталин, поскольку он истребил большое их число в тридцатые годы. Лишь в конце жизни он заподозрил в измене всю еврейскую элиту, но не успел обезопасить себя от ее чрезмерно разросшихся щупалец. Хрущев не позволил масонам поднять свои головы, но зато при Брежневе они успели не только оправиться после долгих лет подпольного существования, но и возглавить диссидентское движение, ратующее за права человека и приведшее еврейских масонов к победе над советской властью.

Теперь нам стало понятным, почему еврейский масон Г.Е. Зиновьев предлагал через оккультные масонские ложи Западной Европы «вытащить» Советский Союз из экономической и дипломатической изоляции (Олег Шишкин. Исчезнувшая лаборатория // «Огонек», 1995, 34 (4413), с. 71). Да и как могли масоны завербовать в свою организацию все оппозиционные царскому правительству партии, включая большое количество меньшевиков, и в то же время отказаться от услуг самого радикального пугала царизма — большевиков? Да, революции они не хотели, но подстраховать себя с этой стороны должны были и подстраховали.

Трудно себе представить и то, чтобы масоны, засевшие во Временном правительстве, так легко отдали свою власть большевикам. Скорее, они ее уступили им по той простой причине, что большевизация России не позволила этой стране встать на ноги еще долгое время, тогда как местные буржуи могли бы поднять ее на ноги в более короткие сроки. Могущество царской России было столь большим, что его нужно было уничтожить более радикальными мерами, чем простой бескровный переворот. На тот случай, если большевистская власть окрепнет и начнет угрожать международному капиталу, часть масонов была введена в состав советского правительства в качестве «мины замедленного действия». Поскольку глава «советских» масонов, В. Молотов, засел в Министерстве иностранных дел, он всегда имел прямую связь с масонами западных стран.

Масонам международного плана нужна была не смена власти, а полный развал экономики царской России. По этой причине они еще в 1904 году планировали расчленить Россию на отдельные государства, но такая возможность им предоставилась лишь после Февральской, а затем и Октябрьской революции. 23 декабря 1917 г. с большевистской властью было подписано англо-французское соглашение о разделе России на сферы влияния западных держав, причем при предательском пособничестве антисоветских сил внутри страны (Соловьев О.Ф. Масонство в мировой политике XX века. М., 1998, с. 69). Что же касается «братьев-масонов», оказавшихся после 1917 г. в эмиграции, то им в рамках реализации этого сугубо западного масонского проекта отводилась тем более преступная роль полицаев.

Действительно, если евреи создали «советский эксперимент» при В. Ульянове и они же стали его могильщиками при М. Горбачеве, тогда что их отличало от таких же как они евреев зарубежных стран, стремящихся подчинить себе остальные государства? Ничего. Просто каждый из них работает на разрушение экономики той страны, в которой он живет. Поэтому большевистские масоны лишь переждали неблагоприятный для них период, чтобы потом снова взяться за свое. Недаром уже при Н. Хрущеве высказывались попытки возрождения масонства, но тот не пожелал «разводить вшей под собственной рубахой». Не получилось сейчас, подумали масоны во главе с Молотовым и Кагановичем, получится позже. И у них действительно все получилось. Получилось, поскольку обман — это профессиональное ремесло масонов.

Конечно, мы не можем с уверенностью утверждать, что и Октябрьская революция была совершена под руководством масонов, как это имело место с Февральской революцией, хотя и это возможно, поскольку передача власти большевикам произошла явно пассивным образом (например, Зимний дворец был сдан женским батальоном фактически без боя). Тем не менее, не будет преувеличением сказать, что большевистские масоны стояли у основания краха всей идеи социализма в СССР. Оба эти поражения России современные масоны тщательно скрывают под грудами смеси из явно лживых промасонских публикаций и смелых предположений тех исследователей, которым запрещен доступ к использованию т.н. «президентского архива».

Мы не станем акцентировать внимание на современном положении масонства в России или бывших странах СНГ, поскольку более важно знать цели всемирной масонской организации по тем ее действиям, которые нам уже стали известны на настоящий момент. Очевидно, что еврейские масоны — единственные, кто мог уцелеть в период сталинизма, наученные опытом не вмешиваться в высокую политику без подставных лиц, после расправы над Сталиным стали привлекать в свои ряды неевреев. Неудивительно, что когда в 1974 году Н. Яковлев впервые поднял тему масонства в своей книге «1 августа 1914 года», ее подвергли жестокой критике (напр. академики «Абраша» Арбатов и Исаак Минц). Никто не хотел, чтобы тема масонства снова стала предметом исследований серьезных ученых в советское время.

9. Еврейский заговор против Советской власти.
О причастности М. Горбачева к масонам знают многие, но не многие догадываются, что его кто-то проталкивал в высшие партийные органы еще тогда, когда Ю. Андропов возглавлял КГБ (Н. Яковлев поражался «пугающе-громадными познаниями» о масонах его подручного, генерала Ф.Д. Бобкова). Историк О.Ф. Соловьев довел, что М.С. Горбачев и Б.Н. Ельцин получили посвящение не в Мальтийский Орден, а лишь в «рыцари Мальты» тамплиерской организации США. Хорошо, пусть это и «нерегулярные» масоны, но все равно масоны!

Очевидно тихий приход к власти Горбачева, а затем хитрая ее передача Ельцину выдает масонскую руку в этом деле. А эти явления уже нельзя приписать западному влиянию, начавшемуся лишь после «перестройки». Не даром, даже американский исследователь масонства О.А. Платонов относит к масонам ряд советских ученых доперестроечной поры: «Сахаров Андрей Дмитриевич, 1921-1989, до 60-х годов ученый-физик, позднее — еврейско-советский общественный деятель, диссидент антирусского толка, агент влияния США… Раушенбах Борис Викторович, родился в 1935, академик РАН, член исполнительного комитета института Сороса «Открытое общество» (Москва, 1995)» и т.д. (см. Краткий словарь лиц, принадлежащих к масонским ложам и другим организациям, созданным для достижения масонских целей (с 1945 по 1999 гг.) // Русский вестник. 1999, 44-47, с. 9-16).

Нельзя забывать того, что как ни старались Сталин и Хрущев избавиться от еврейского засилия не только в культурной, но и в политической жизни страны, достигнуть им этой цели так и не удалось. Подавляющее большинство членов Академии наук, Союза писателей и других партийных, государственных и общественных учреждений были и остались евреями. Им не хватало лишь одного — дискредитации всей системы социализма в СССР, чем они и начали заниматься, как только почуяли подходящие для этого условия. Подобно тому, как Молотов и Каганович некогда критиковали царскую власть и российский шовинизм, теперь они стали критиковать социализм, причем в том, в чем виноваты были сами. Таким путем создавались условия для осуществления «перестройки» М. Горбачева.

Петр Павлюк отмечает тот факт, что первые контакты советских партийных работников с зарубежными масонами начались за несколько лет до начала «перестройки»: «Особый интерес представляют продолжительные связи российской элиты с обществом «Монт Пелерин». Еще в 1983-1985 спецподготовку в ИЭО общества «Монт Пелерин» получили: Е. Гайдар, А. Чубайс… и другие, позже кем-то названные «профессионалами во власти». Масонская учеба этих профессионалов» была еще до М. Горбачева, когда у власти стояли К. Черненко и Ю. Андропов. Нет оснований считать, что будущие «реформаторы» отправились за границу без ведома могущественного Политбюро и без покровительства вездесущего КГБ. Для любого, кто знаком с системой власти КП-ГБ, такое предположение абсурдно» (Павлюк П. Тайная архитектура. Масонство: мифы и реальность. Одесса: ХГЭУ. 2010, с. 334).

Предполагается, что М. Горбачев был завербован в масоны во время его первой поездки в Лондон, однако, на наш взгляд, это случилось намного раньше, поскольку тайная масонская деятельность под руководством В. Молотова никогда не прекращалась. Это значит, что за спинами этих «реформаторов» стояло старое поколение большевистских масонов, успевшее посвятить в свою организацию новых людей, причем не только еврейской национальности. Последнее было продиктовано новыми условиями, в которых уже не требовалась столь сильная конспирация, которую могли обеспечить лишь одни евреи собственным кланом. Теперь советским масонам уже можно было снова вернуться к иерархически устроенной организации, каким она всегда была и является во всем мире.

Поэтому, познакомившись с огромным штатом советских масонов, проникших в высшие структуры власти, Горбачеву ничего не оставалось делать, как только подобно Николаю II согласиться с масонским сценарием его выдвижения в высшие партийные органы на их условиях. Он понял, что не сделай этого он, это сделает вместо него кто-то другой. Таким образом, мы можем заключить, что и сама «перестройка» была результатом тайной многолетней работы еврейских мормонов по разрушению советского строя.

С. Лурье в книге «Антисемитизм в древнем мире» (Берлин, 1923) утверждал, что евреи во все времена являлись своего рода «антигосударственным бродильным элементом», поскольку их национальные интересы обычно выше государственного патриотизма, а это может вести к участию евреев в разрушении традиционного уклада «основного народа», откуда и проистекает антисемитизм. Сказанное относится также и к вопросу об участии диссидентского и правозащитного движений в распаде СССР. «Чтобы перечислить всех евреев Советского Союза, участвовавших и этой удивительной борьбе, которая, в конечном счете завершилась их победой,  потребовалась бы целая книга. Столь же длинным будет список борцов за пределами СССР» (Ред. Рахель Шнольд. Евреи борьбы. Еврейское национальное движение в Советском Союзе 1967-1989. Beth Hatefusoth, Тель-Авив, 2007, с. 9).

Г. Костырченко указывает, что «под влиянием политической либерализации в Советском Союзе с конца 50-х стало вызревать так называемое диссидентское движение, костяк которого составила интеллигенция еврейского происхождения» (Костырченко Г.В. Тайная политика Сталина, с. 707, 697). Михаил Назаров в своей книге «Вождю Третьего Рима» говорит, что значительная роль евреев в диссидентском движении объясняется ещё и «огромной политической, информационной и финансовой поддержкой с Запада».
По свидетельству Станислава Лема, Доля диссидентов среди евреев и евреев среди диссидентов всегда была выше средней.

Согласно Кара-Мурзе (см. его книгу «Евреи, диссиденты, еврокоммунисты»), евреи поддержали перестройку как демонтаж советского строя. В качестве показательного примера, иллюстрирующего эволюцию еврейской интеллигенции, С. Г. Кара-Мурза приводит Булата Окуджаву, сначала воспевавшего «комиссаров в пыльных шлемах», а потом вставшего на антисоветские позиции. Среди семерых участников знаменитой демонстрации протеста на Красной площади против ввода советских войск в Чехословакию, четверо были евреями (Уроки Солженицына. Интервью с французским философом А. Глюксманом. «Свободная мысль-ХХI», № 4, 2004).

Экономику СССР разрушил профессор экономики Евсей Либерман — творец «экономической реформы» 1960-х годов, которую евреи закамуфлировали под «Косыгинскую реформу». Все, добытое огромной ценой до этого времени Сталиным и Хрущевым, было разрушено. Именно после нее в магазинах начали пустеть полки и люди от отчаяния бросились в пьянство. С этого времени среди населения начались распространяться слухи о несостоятельности всей социалистической системы и слепое преклонение перед всем западным.

Главная роль в политическом развале СССР принадлежит криптоеврею Юрию Андропову (Файнштейну по матери и Либерману по отцу, который рано умер, а его мама снова вышла замуж за русского). Хотя в качестве отвлекающего маневра Андропов преследовал и диссидентов и евреев, в реальности он был на их стороне. Крупная фигура Коминтерна (вспомним, что Лев Троцкий потребовал от членов Коминтерна выйти из масонских организаций) Куусинен, участвовавший в международной масонской деятельности, ввел Андропова в большую политику, а главой КГБ его сделал Л. Брежнев. Андропов создал Пятое управление КГБ, контролировавшее всю деятельность партийных органов. По существу, это было вторым правительством в стране, находившимся в тени. Расчет был сделан на подрыв и дискредитацию всей системы советского коммунизма. После смерти Андропова, стоявшего у руля советского государства лишь пятнадцать месяцев (а до этого он пятнадцать лет руководил КГБ), его дело продолжили Ракитов и Бахтин, используя. А. Яковлева и М. Горбачева. Более подробно о масонской деятельности Горбачева рассказывается в книге американского автора Гари Каха «Глобализация. На пути к всемирному завоеванию».

10. Невидимое всемирное правительство
То, что нам стало известно о масонстве «задним числом», позволяет нам не только предугадать, но и смоделировать характер его деятельности в настоящее время. Хотя масоны и любят хвастаться своей честностью и моральной безупречностью, но эта всемирная организация устроена по принципу чемодана с двойным дном. Это значит, что масонская мораль лишь маскирует неблаговидную практическую деятельность этой организации, преследующей цель завоевания всего мира путем скрытых от внешнего взора политических манипуляций.

Если раньше масоны создавали революции с целью свержения монархий, то сегодня они работают над целью экономического закабаления национальных государств и создания на их почве одного всемирного правительства, формально устроенного на федеративных началах. Это у них программа минимум, далее будет тотальная слежка и формирование идейного мышления всех людей путем вынужденного подчинения всемирному правительству. По крайней мере, физическое выживание отдельно взятого человека будет целиком и полностью зависеть от «милости» этого правительства.

Но для этого нужно еще создать подходящие условия, поэтому современные масоны заняты развалом экономик ведущих стран мира. Первой жертвой их зловещих планов стали США, отдав право печатать деньги для своего государства частному банку. На данный момент эта, некогда христианская, страна находится «в огромном долгу» у банкиров Международного Валютного Фонда и его многочисленных филиалов, за невозможностью рассчитаться с ними во всем исполняя его прихоти более «духовного», т.е. оккультного плана.

Разрушение национальных экономик — это лишь предварительная цель. Масонам теперь нужно остановить рост населения Земли как путем уничтожения моральных устоев традиционно гетерогамной семьи, так и путем искусственного создания различных возбудителей смертельно опасных болезней и введения такого же рода добавок в пищу, прививочный материал и вообще в окружающую среду густонаселенных регионов мира. Фактически, это означает то, что масоны развязали против человечества настоящую экологическую войну под видом защиты окружающей среды от вредных выбросов и т.п.

Каждая масонская ложа не представляет собой всемирный масонский организма в миниатюре. Ложи сами по себе не содержат в себе весь спектр масонских степеней, поскольку ложа от ложи отличается в авторитете. Это значит, что определенные степени можно получить лишь в определенных ложах, так что карьерная миграция в них неизбежна. Взаимоотношения между ложами высшего звена и степень авторитетности каждой из них держится масонской верхушкой в строжайшей тайне. Поэтому выстроить такие ложи в иерархическом порядке известной пирамиды простым смертным невозможно. То, что нам известно, то это лишь находящаяся на поверхности структура масонской организации, состоящая, по крайней мере, из двух уровней: политического и идеологического.

Например, Великий Восток и Великая ложа Франции олицетворяют собой политическое или либеральное направление в масонстве. Тем не менее, преобладающим в мире является так называемое регулярное или «правильное» масонство, тесно связанное с Великой ложей Англии и ориентирующееся на ценности нравственного порядка. Принято считать, что эти ложи формально отказываются участвовать в политической борьбе, что вовсе не означает того, что они не выполняют директивную роль по отношению к политическими ложам. Во Франции это направление представляет Великая национальная ложа. Подчиняются ли эти разновидности масонских лож одному центру, или одна другой — нам неизвестно.

В принципе, масонское руководство любит держать в полном неведении масонов подчиненного уровня. Например, русские политические масоны свергли российского царя, но почему это потребовалось западным их покровителям они не знали: ослабить Россию, чтобы поставить в экономическую зависимость от западных держав, или освободить от оков авторитаризма, или и то, и другое вместе? Впрочем, последний вариант является лукавым, поскольку освободить от тоталитаризма следует не экономическими или политическими средствами принуждения, а идейными соображениями. Здесь и вскрывается хитрая сущность  международного масонства. Таким образом, в отличие от обыкновенного государства, в масонской организации не идеология служит политике, а наоборот политика идеологии. По этой причине масоны и считают грубую политическую силу без подчинения какой-либо идее весьма опасной силой.

Правда, существует одно различие между масонскими ложами и на идеологическом уровне. При этом масонам с трудом удается разрешить вопрос единства по этому признаку. Речь идет фактически о споре, существующем между двумя видами международного масонства: теософским и еврейским. Первый требует неукоснительного соблюдения принципа равенства религий и создания на этой почве единой синкретической религии, тогда как второй использует этот принцип лишь в качестве идейного прикрытия своего стремления к единовластному мировому господству, по существу чуждому какому-либо синкретизму. Действительно, при таком положении дел, когда во главе мирового масонства находятся одни евреи, рядовые масоны (т.е. представители теософского крыла) превращаются лишь в их марионеток. Это есть ничто иное, как игра в одни ворота.

Евреи бы хотели избежать этой разборки с масонами низшего уровня, однако последние, если они понимают в какое положение они попали, не могут позволить им продолжать злоупотреблять своим доверием. Нужно выбирать либо синкретическую модель масонства, либо еврейскую, а не предлагать всем нациям одни правила игры, а одной – совсем другие. По существу, масонская организация построена по принципу маркетинговой «пирамиды»: те, кто первыми вошли в эту систему, будут всю оставшуюся жизнь жить за счет труда всех остальных. А поскольку есть еще и те, кто не вошел в нее, этим остальным есть кого эксплуатировать самим. В итоге за всю эту всемирную власть расплачивается трудовой народ.

Заключение.
Проведя независимое исследование истории масонства на территории России в двадцатом столетии, мы пришли к другим результатам, которые приняты сегодня большинством исследователей этого явления. Выводы, к которым мы пришли, фактически разоблачают преступную деятельность масонской организации не только в славянских странах, но и во всем мире. Это объясняет, почему масоны всегда стараются прибрать к рукам ведущих историков, изучающих деятельность этой организации независимым путем. Фактически, масоны подкупают крупных современных историков с той целью, чтобы они вносили в свои исследования заведомо ложные данные, сбивая других исследователей с верного пути.

Этими усилиями им удалось добиться того, что вначале в советской, а затем и в современной историографии русского масонства была принята следующая модель развития деятельности этой организации в России двадцатого столетия: политическая деятельность т.н. «нерегулярных» масонов в царской России началась в 1912 году и прекратилась перед Февральской революцией. При советской власти масоны существовали лишь в виде ряда мистических кружков, но к середине 30-х годов исчезла и в этом своем качестве. Затем последовал долгий период полного отсутствия масонства в СССР и его появления с началом «перестройки».

Однако выше мы смогли убедиться в том, что политическое масонство не имело этого перерыва в своей деятельности, а лишь «уснуло» до поры до времени, чтобы потом не только возвратить свое прежнее влияние теперь уже в новых условиях, но и с его помощью развалить на этот раз всю советскую систему экономики. В авангарде этой подрывной работы стояли большевистские масоны еврейской национальности, которые при первой же возможности наладили свои контакты с западными государствами, в своем большинстве уже подчиненными масонской  идеологии. Чтобы развались советское государство, в ход пускались самые хитрые и аморальные методы капиталистической «конкуренции» (от создания искусственного дефицита товаров первой необходимости до понижения стоимости советского газа путем усиленного его добывания на международном рынке).

Нечто подобное сегодня происходит и с правительством В. Путина, решившего выйти из-под масонского влияния. Его ждет та же участь, что и всех предыдущих невольных «врагов» масонства. Конечная цель масонства во всех этих случаях одна и та же — подчинить правительство любой страны своему влиянию любыми путями. Если учесть какой ценой добывалась и добывается поныне цель создания единого мирового правительства, приходится ужаснуться не голодомору или холокосту, а циничному вранью финансовых олигархов мирового уровня, представляющих собой подлинных виновников всех современных бед человеческой расы. Паразитирующий образ жизни масонов таким образом становится очевидным.

Каков выход из данной ситуации? Хотя она и кажется безысходной, все же существует возможность одоления этого ненасытного монстра его же собственными методами: нужно создать условия разложения масонства изнутри. Это можно сделать путем обращения к совести рядовых масонов, которые даже сами не подозревают о том, что служат лишь слепыми орудиями в руках еврейских масонов высшего уровня посвящения. Поэтому нам остается бороться с масонством тем оружием, которое оно большего всего боится — правдой, разоблачающей его преступную деятельность. Чем больше информации об истинной деятельности масонов станет достоянием всех людей, тем меньше рядовых исполнителей останется в распоряжении масонской верхушки. Когда на сторону людей доброй воли перейдет критическое число масонов, будет не трудно бойкотировать и любые политические или экономические планы масонов.

Особо следует сказать относительно связи, существующей между масонами и еврейской нацией, вернее ее олигархией. Хотя средний еврей всегда живет лучше среднего гражданина одной и той же страны, ему все равно далеко тянуться до своих богатых земляков. Поэтому евреев, стоящих на вершине масонской иерархии, конечно, следует отличать от евреев-работяг, хотя и работают они больше умом, чем руками. Впрочем, последнее не предосудительно, если осуществляется на честных основаниях. Если же евреи проталкивают вверх своих родичей, то и мы проталкиваем своих также. Просто они делают это более ловко, но лишь бы не подло. За это их также нельзя винить.

Евреи заслуживают порицания лишь за одно — за их ничем не обоснованную претензию на исключительность. Вот это действительно их не просто беда, а целая трагедия, поскольку, как говорится в их Библии: «погибели предшествует гордость» (Притч. 16:18). Впрочем, сказанное имеет прямое отношение не только к евреям, но и к христианам, если они попытаются присвоить себе ту же самую исключительность, поскольку и в их Библии имеются слова, повторенные дважды: «Бог гордым противится» (Иак. 4:6; 1 Пет. 5:5).
Бог избрал самую лучшую нацию, чтобы на ней показать осуждающее действие Своего закона, поскольку все наши «лучше»-«хуже» все равно остаются творением, заслуживающим от своего Творца лишь милости и только ее одной. Здесь содержится основание той скромности (по отношении к Нему и к другим людям), которой Бог учит каждого человека на земле, и евреев, в первую очередь.

Библиография:
Авторханов А. Загадка смерти Сталина (Заговор Берия). — М.: Слово, 1992.
Аврех А.Я. Масоны и революция. М., 1990.
Аллилуев B.C. Хроника одной семьи. — М.: Молодая гвардия, 1995.
Аллилуева СЛ. Двадцать писем к другу. — М.: Известия, 1990.
Аллилуева СИ. Только один год. — М.: Книга, 1990.
Баландин Р.К., Миронов С.С.. «Клубок» вокруг Сталина. М., 2007.
Берберова Н.Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. М., 1997.
Брачев В.С. Масоны в России: от Петра I до наших дней. — СПб.: Стомма, 2000.
Батыгина Г.С., Девятко И.Ф. Еврейский вопрос: хроника сороковых годов // Вестник РАН. — 1993. — Т. 63. — № 1. — С. 61-72; № 2. — С. 143-151.
Ваксберг А.И. Нераскрытые тайны. — М.: Новости, 1993.
Волкогонов Д.А, Триумф и трагедия. Политический портрет И.В. Сталина. В 2-х кн. — М.: «Новости», 1990.
Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. — М.: МП «Октябрь»—»Советская Россия», 1991.
Гейзер М.М. Соломон Михоэлс. — М.: Прометей, 1990.
Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. — Москва—Иерусалим, 1993.
Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы. 1917—1920 гг. — М.: ИРИ РАН, 1998.
Иванов В.Ф. Православный мир и масонство. Харбин, 1935.
Евреи и русская революция. Материалы и исследования / Ред.-сост. О.В. Будницкий. — М. — Иерусалим: Гешарим, 1999.
Еврейский антифашистский комитет. 1941—1948. Документированная история / Под ред. Ш. Редлиха и Г.В. Костырченко. — М.: Международные отношения, 1996.Каганович Л.М.
Ках Г. Глобализация. На пути к всемирному завоеванию. М., издательство: Христианского библейского братства св. апостола Павла, 2009.
Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. М., 1993.
Костырченко Г.В. В плену у красного фараона. Политические преследования евреев в СССР в последнее сталинское десятилетие. — М.: Международные отношения, 1994.
Лакер В. История сионизма. — М.: Крон-Пресс, 2000.
Ларин Ю. Евреи и антисемитизм в СССР. — М.—Л.: Госиздат, 1929.
Логинов В.М. Тени Сталина. Генерал Власик и его соратники. — М.: Современник, 2000.
Люкс Л. Еврейский вопрос в политике Сталина // Вопросы истории. — № 7, 1999, С. 41-59.
Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме. — М.: Прогресс, 1990.
Медведев Ж.А. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. — М.: «Права человека», 2003.
Ленинградские масоны и ОГПУ. Протоколы допросов, вещественные доказательства. Публ. В.С. Брачева. // Русское прошлое. Вып.1. Л., 1991.
Масонство и масоны. Сборник статей и материалов. Вып.1. М., 1994.
Масоны в России: вчера… сегодня… завтра?.. М., 1999.
Мельгунов С.П. На путях к дворцовому перевороту. Париж.1931.
Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1991.
Мухин Ю.И. Убийство Сталина и Берия. Научно-историческое исследование. Крымский мост. НТЦ-Форум, 1997.
Никитин А.Л. Тамплиеры в Москве. «Наука и религия», 1992, 4/5, 6/7, 8-12, 1993, 1-7. Никитин А.Л. Мистики, розенкрейцеры и тамплиеры в Советской России. Исследования и материалы. М., 1998.
Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. М., 1990.
Оболенский В.А. Моя жизнь. Мои современники. Париж. 1988.
Памятные записки рабочего, большевика-коммуниста, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника. — М.: Вагриус, 1996.
Платонов О.А. Терновый венец России. Тайная история масонства. 1731-1996. М., 1996.
Рапопорт Я.Л. На рубеже двух эпох. Дело врачей 1953 года, — М.: Книга, 1988.
Серков А.И. История русского масонства. 1845-1945 гг. СПб, 1997.
Серков А.И. История русского масонства после Второй мировой войны. СПб, 1999.
Соблазн социализма. Революция в России и евреи /Сост. А.С. Серебренников. — Париж-Москва: YMCA-PRESS—Русский путь, 1995.
Советские евреи пишут Илье Эренбургу. 1943-1966 / Ред. М. Альт-шулер, Й. Арад, Ш. Краковский. — Иерусалим, 1993.
Советско-израильские отношения. Сборник документов. 1941—1953. В 2-х кн. / Под ред. Б.Л. Колоколова, Э. Бенцура и др.— М.: Международные отношения, 2000.
Соловьев О.Ф. Русское масонство. 1730-1917. М., 1993.
Соловьев О.Ф. Масонство в мировой политике XX в. М., 1998.
Старцев В.И. Русское политическое масонство начала XX в. СПб, 1996.
Старцев В.И. Русское заграничное масонство во Франции (1918-1939 гг.). // Русское Зарубежье: история и современность. М., 1998.
Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. И. Чуева. — М: Терра, 1991.
Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. — М.: ТОО Гея, 1996.
Тайна Израиля. «Еврейский вопрос в русской религиозной мысли конца XIX — первой половины XX вв. / Сост. В.Ф. Бойков. — СПб., София, 1993.
Чуев Ф.И. Так говорил Каганович. Исповедь сталинского апостола. — М.: Отечество, 1992.
Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945—1991. — М.: Издательство РАГС, 1998.
Прудникова Е.А. Сталин. Второе убийство. — СПб.: Издательский Дом «Нева», ML: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2003.
Пыпин А.Н. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX веков. Пг., 1916.
Шварц С.М. Антисемитизм в Советском Союзе. — Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1952.
Эндрю К., Гордиевский О. КГБ: история внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева, — М.: Nota Bene, 1992.
Реабилитация. Политические процессы 30—50-х годов / Под общ. ред. А.Н. Яковлева.— М.: Политиздат, 1991.
Хасс Людвик. Русские масоны первых десятилетий XX в. // Историки отвечают на вопросы. Вып. 2. М., 1990.
Яковлев Н.Н. 1 августа 1914 года. М., 1993.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s