Адвентисты Седьмого дня в России и военный вопрос

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Адвентисты Седьмого дня в России и военный вопрос

Источник: http://svobd.ru/2010-11-15-00-07-27/44—/510—p.html

Вступление
В первую и вторую мировую войну Адвентисты седьмого дня (далее АСД) в России в основном с верностью отстаивали четвертую и шестую заповедь закона Божьего,- некоторые ценой своей жизни, как мученики, а другие — в тюремном заключении.

I. Христиане АСД России во время первой мировой войны
1. В 1914 году АСД России верно отстаивали принципы невоюющих. В этот период особенным образом проявилась верность АСД принципам их исторической позиции. Почти все служители Церкви во время первой мировой войны были сосланы в Сибирь, а члены за свою верность закону Божьему за отказ носить оружие и убивать были брошены в тюрьмы.

2. Об этом очень хорошо свидетельствует опыт брата Н.Г. Лабренца, описанный в нескольких номерах журнала «Благая весть» 1917-1918 годов. В своем свидетельстве, которое получило название «Мои приключения на каторге», он писал:

«… кандалы состояли из двух железных колец, соединенных цепью. Кольца складные и потому концы их заклепываются, таким образом кандалы оставались на ногах днем и ночью, в бане и на прогулке,- везде приходилось их тащить, бренча звеньями цепи. Когда старик приделывал мне кандалы, обходясь со мною при этом как кузнец с лошадью, оковывая ее, — мне не хотелось верить явной действительности и скорее чудилось, что я читаю роман из жизни первых христиан.

Но вот наконец кандалы прикованы к ногам, я встал со скамейки, намереваясь ходить. Не успел я однако сделать первое движение, как зазвенели острым звоном кандалы на моих ногах и я невольно вздрогнул и остановился. В этот тяжелый для меня момент пронеслись в моей памяти чудные слова: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное… Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах!» (Матф. 5:10.12).

В Священном Писании много чудных обещаний и изречений, но самые отрадные для нас те, которые мы можем в нужную минуту применить к себе лично. Дух Святой, ниспосланный Христом Утешитель напоминает нам за каждым актом послушания Богу, данные Им соответствующие обещания. Но обещания Его, повторяю, только после послушания приобретают могущественную силу, изгоняя всякий страх и превращая наши надежды на спасение — в уверенность. Ужасные страдания, причина которым грех, и бесконечно благословенны и даже приятны страдания, вызванные любовью и послушанием Богу нашему!…

Мне кажется, что я никогда не забуду первую вечернюю молитву в тюрьме. От всей души я мысленно повторял: «Да придет Царствие Твое». Как жаждала этого Царства мира и любви истомившаяся долгими годами заключения и унижения душа узника. В звуках знакомой молитвы слышались скорбные, мучительные нотки. Мои нервы были сильно напряжены пережитыми волнениями дня, и поэтому я воспринимал и слышал больше, чем это удается в спокойном состоянии духа. Звуки простой молитвы, слышанной мною раньше сотни раз, открывали мне теперь тайные двери к внутренней жизни узников, и я ужаснулся, осознав неожиданно целое море жестоких страданий, и самое ужасное — безнадежность и тупое, убивающее уныние и мучительное отчаяние» (Н. Г. Лабренц «Благая весть» № 7, авг 1917 г.)

3. Страдальцы за веру, освобожденные из каторги.
«Лучшим утешителем для верующего является его вера. Искренно верующий, хотя и страдал, но никогда не унывал и не роптал, а терпеливо все переносил. Если же становилось слишком тяжело, то в молитве он находил обильное утешение и подкрепление. В подобных обстоятельствах прожил я 11 месяцев в Петроградской пересыльной тюрьме. В ноябре 1915 года, нас 25 человек — каторжан и много других арестованных отправили этапным порядком в Нижегородскую губернскую тюрьму
После разных мытарств, мы, наконец, прибыли в Нижний Новгород. В этой тюрьме нас сидело 19 верующих, в том числе нас трое адвентистов седьмого дня.

Нижегородская община очень много сделала для нас заключенных. Они добились права иметь с нами свидание, и это было для нас большой радостью. В одну субботу они пришли, незадолго до захода солнца, расположились на лугу перед моим окном и запели из «Псалмов христианина». Никогда я этого не забуду. Слушал не только я, вся камера притихла, внимательно прислушиваясь к звукам, полным мира и утешения. Они окончили петь и ушли, но в камере по-прежнему было тихо и заключенные ходили молча, с задумчивыми лицами; песня затронула их…

1 марта 1917 года, сидел я, как обыкновенно, в своей маленькой одиночной камере, в которую меня еще раньше посадили. Настали сумерки, читать больше нельзя было и я, от нечего делать, стал вычислять, сколько мне еще осталось сидеть; высчитал годы, месяцы, дни и даже часы и минуты. Вдруг слышу торопливые шаги, приближающиеся к моей камере; я насторожился. Железную дверь поспешно открывают и входит сильно взволнованный помощник начальника. «Знаете ли вы имена всех заключенных сектантов?» — обращается он ко мне, подавая листок бумаги и карандаш. «Напишите их всех, только поскорее». Я их, конечно, хорошо знал и написал, не забыв в том числе и себя. Помощник схватил бумагу и быстро вышел, сильно хлопнув тяжелой дверью.

Это поставило меня в тупик и также взволновало. Напрасно ломал я себе голову, шагая большими шагами по камере и стараясь выяснить причину волнения помощника. Я никак не мог понять, почему он волновался и для чего ему нужен был список, как вдруг, словно молния, осенила меня мысль, свобода! При этой мысли, у меня даже захватило дыхание, но я тот час же ее отвергнул, как нелепую фантазию.

Но моя душа будто предчувствовала, что приближается что-то важное, особое, что сейчас я узнаю причину волнений помощника. Двери опять открываются, входят несколько членов тюремной администрации, говоря мне: «Выходите, вы свободны!» Я стоял, не двигаясь и смотрел широко раскрытыми глазами на вошедших, не зная верить ли своим ушам. Они должны были повторить свои слова, и только тогда невероятная радость охватила меня.

Наскоро собрав свои вещи, я чуть не бегом выбежал из камеры. Внизу, в конторе уже находились мои друзья. У всех лица были бледны, все были взволнованы «Неужели свобода?!» — спрашивали они меня. «Нет, мы раньше не поверим, пока не выйдем из тюрьмы», — говорили другие. Трудно было верить такому большому счастью, ведь многим предстояли еще долгие годы каторги и вдруг неожиданно свобода!!

Когда же нас выпустили на тюремный двор, и мы услышали гул толпы, увидели в первый раз за несколько лет над собою огромное темно-синее небо, с ярко горевшими бесчисленными звездами, то окончательно убедились, что мы свободны. Скорей теперь к воротам, за ними друзья, за ними воля и новая жизнь! Наше появление вызвало бурную радость…

Мы ходили как во сне. Все казалось чудной сказкой или сном, от которого утром пробудимся к печальной действительности. Первую ночь мало кто из нас спал, тысяча дум мелькали и роились в нашем уме, радостно волнуя наши сердца. Да, было о чем подумать… Несколько часов тому назад мы еще сидели в каземате; впереди темная, неприветливая будущность, а теперь среди искренних друзей, свободные люди…

Недавно думалось словами пророка Исайи: «Может ли быть отнята у сильных добыча, и могут ли быть отняты у победителя взятые в плен?» — «Да! Так говорит Господь: плененные сильным будут отняты и добыча тирана будет избавлена…» Такой ответ дал теперь действительно Сам Господь, освободив из заточения и из ссылки многих страдальцев за веру» (там же).

II. Декрет Ленина содействовал позиции АСД как невоюющих
1. Советское правительство в начальный период своей власти дало великую свободу в вопросе альтернативной военной службы.
«Советская Россия вслед за Великобританией (1916 г.) и Данией (1917 г.) одной из первых признала право своих граждан отказываться от военной службы по соображениям совести (в силу религиозных убеждений). Придя к власти и уничтожив непокорное русское духовенство, большевики все же с пониманием отнеслись к религиозным чувствам рабочих и крестьян. Правительство Советской республики в разгар борьбы с внутренней контрреволюцией и иностранной интервенцией учредило в начале 1919 года правовой институт освобождения от военной службы по религиозным» убеждениям» (А.В. Пчелинцев, «Право не стрелять», стр. 21).

2. Декрет об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям (4 января 1919 г.).
1. Лицам, не могущим по своим религиозным убеждениям принимать участие в военной службе, предоставить право по решению народного суда заменить таковую на определенный срок призыва его сверстников санитарной службой преимущественно в заразных госпиталях или иной соответствующей общеполезной работой по выбору самого призываемого.

2. Народный суд при постановлении своего решения о замене воинской повинности другой гражданской обязанностью запрашивает экспертизу Московского «Объединенного Совета Религиозных общин и групп» по каждому отдельному делу. Экспертиза должна простираться как на то, что определенное религиозное убеждение исключает участие в военной службе, так и на то, что данное лицо действует искренне и добросовестно.

3. В виде изъятия «Объединенный совет религиозных общин и групп» по единогласному своему решению вправе возбуждать особые ходатайства перед Президиумом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о полном освобождении от военной службы, без всякой замены ее другой гражданской обязанностью, если может быть специально доказана недопустимость такой замены с точки зрения не только религиозного убеждения вообще, но и сектантской литературы, а равно личной жизни соответствующего лица.

Примечание: возбуждение и ведение дела об освобождении определенного лица от военной службы предоставляется как самому призываемому, так и «Объединенному совету религиозных общин и групп», причем совету предоставляется право ходатайствовать о рассмотрении дела в Московском народном суде.
Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин)
Народный комиссар юстиции Курский
Управляющий делами Совета Народных Комиссаров В. Бонч-Бруевич
Секретарь Л. Фотиева
Москва, Кремль

3. Этот декрет был большой помощью Адвентистам седьмого дня, поскольку для освобождения от воинской повинности или замены строевой службы — нестроевой, в Народном суде присутствовали представители руководства церкви АСД, а в Московском народном суде присутствовали представители «Объединенного совета религиозных общин и групп», куда входили и служители церкви христиан АСД. Они удостоверяли, что церковь христиан АСД придерживается исторической позиции невоюющих и подтверждали позицию членов церкви АСД, как не участвующих в боевых операциях. Обычно таковые служили в санитарных отрядах или в других нестроевых, чаще всего строительных частях.

III. Шестой Всесоюзный съезд АСД в 1928 году
1. На шестом Всесоюзном съезде церкви АСД следует остановиться подробнее. Хотя всемирная церковь Адвентистов седьмого дня не признала этот съезд законным, ибо на нем не присутствовали избранные делегаты от поместных церквей, и не было представителей Генеральной Конференции, — все же он остается мрачным пятном в истории Адвентистов седьмого дня в России. Принятые на нем решения прямо противоположны исторической позиции Церкви христиан Адвентистов седьмого дня в военном вопросе. Мало того, тех, кто придерживался правильной позиции в военном вопросе, — решение этого съезда назвало «еретиками и лжеучителями». Руководство церкви АСД того времени, как стало известно впоследствии, глубоко и с большой печалью осознало этот неверный курс действия. Почти все принимавшие участие в этом съезде были арестованы и окончили свою жизнь в различных тюрьмах и в лагерях.

Мы, как последующее поколение Адвентистов седьмого дня, взирая на трагические результаты всего происшедшего на VI Всесоюзном съезде, называем решение этого съезда по военному вопросу греховным решением и просим Господа дать нам полноту силы Святого Духа, чтобы такие действия больше не повторялись в нашей среде. И в свою очередь обращаемся к тем, кто был незаконно исключен именно по этому вопросу из рядов церкви христиан АСД и к их детям и последователям, — что мы с полным раскаянием и сожалением признаем грехи наших отцов и просим всех таковых простить этот грех и воссоединиться в единой Церкви. Именно таков дух решения, принятого Европейско-Азиатским дивизионом 29-30 декабря 1991 года.

2. Мы должны признать ошибку наших предшественников.
Руководство церкви Адвентистов Седьмого дня в Европейско-Азиатском отделении (дивизионе) пересмотрело и признало неверным решение VI Всесоюзного съезда этой церкви относительно воинской службы.

29 декабря 1991 года на заседании Совета Европейско-Азиатского дивизиона Генеральной Конференции АСД в Москве был рассмотрен вопрос об отношении нашей Церкви к постановлению VI Всесоюзного съезда АСД 12-19 мая 1928 года относительно воинской службы членов этой Церкви. Участники заседания признали необходимым пересмотреть это, принесшее много горя нашей Церкви решение. Мы, конечно, не могли не вспомнить о тех обстоятельствах, при которых был принят этот ошибочный документ. Мы знаем, как тогдашнее руководство Церкви остро чувствовало нависшую над Церковью опасность. Как они пытались маневрировать в желании сохранить для Церкви возможность совершать свое служение в атеистическом государстве. Сегодня мы понимаем, что этот маневр был проявлением человеческих слабостей и недоверия Богу.

Не наше дело судить своих духовных предшественников. Тем более, что нам известно, как глубоко и искренно многие из них раскаивались в содеянном, когда убедились, что тщетными оказались их попытки сохранить себя и Церковь ценою уступок властям и компромиссов со своей совестью. В начале 30-х годов все церковное руководство было арестовано. Жизнь всех их закончилась в сталинских лагерях и тюрьмах.

Для тех из наших читателей, кто не знаком с протоколами VI съезда, проходившего с 12 по 19 мая в Москве, мы можем сказать, что в вышеупомянутом решении адвентисты призывались нести государственную и военную службу во всех ее видах на общих для всех граждан законных основаниях. При этом подчеркивалось, что «всякого, поступающего вопреки такому решению, съезд рассматривает как лжеучителя, идущего против учения Священного Писания, отделяющегося от единства Церкви Божьей и ставящего себя вне организации церкви АСД». Ясно, что такое «разъяснение и постановление» съезда противоречило позиции Всемирной Церкви АСД по этому вопросу.

Адвентисты седьмого дня с самого возникновения твердо стояли на позициях неучастия в актах насилия и кровопролития. В своих заявлениях по этому поводу на протяжении всей своей истории адвентисты утверждали, что они смотрят на государственные органы власти как на Божественное установление. Они признают, что власти поставляются Богом для обеспечения благополучия людей, для сохранения общественного порядка, справедливости и спокойствия. Адвентисты считают своим долгом преданно поддерживать конституционные правительства, оказывая им должное уважение, как тому учит Новый Завет.

В то же время мы почитаем закон Божий, выраженный в Десяти заповедях, как он изложен в учении Иисуса Христа и воплощен в Его жизни. По этой причине мы соблюдаем седьмой день субботу как святое время, но воздерживаемся от будничных дел и обычной работы в этот день, но охотно совершаем дела необходимости и милосердия для облегчения страданий и возвышения человечества. В мирное и военное время мы отказываемся от участия в актах насилия и кровопролития. Мы предоставляем каждому члену нашей церкви абсолютную свободу в служении своей стране во всякое время и на всяком месте в соответствии с его личным голосом совести и убеждением.

Такая позиция полностью библейски обоснована. Церковь стоит на том, что ее члены не принимают непосредственного участия в кровопролитии. При этом Церковь также уважает свободу совести своих членов, следуя примеру Христа и памятуя слова апостола Павла (2 Кор. 1:24). Никто не имеет права властвовать над совестью людей. Поступать так, означало бы узурпировать власть Бога. Никто из нас не может становиться между совестью наших ближних и Богом. Каждый человек ответственен непосредственно перед Богом за свою совесть и свои поступки.

Участники последнего заседания дивизионного Совета сочли нужным довести до сведения всех наших членов, что фактически Церковь давно уже отмежевалась от неверного решения VI съезда АСД, на котором под давлением извне было принято постановление, не отражающее учение и практику нашей церкви. Наши верные братья как в прошлом, так и теперь, действительно с полным уважением относятся к гражданским властям, считают своим долгом заботиться о благополучии своей земной родины и с радостью исполняют святые заповеди Божьи. Когда же возникает конфликт между человеческими и божественными повелениями, тогда вместе с апостолом Петром они говорят: «Должно повиноваться больше Богу нежели человекам».
Из протоколов заседаний
Совета Европейско-Азиатского Дивизиона
Ген Конференции АСД от 29-30 декабря 1991 года

IV. Период второй мировой войны
1. Как мало об этом знают современные адвентисты и тем более Реформационные движения».
Во время второй мировой войны адвентисты седьмого дня вопреки решениям VI съезда 1928 года преимущественно с верностью отстаивали принципы закона Божьего. Некоторые из них были осуждены военными трибуналами и расстреляны, а другие отбывали тюремное заключение — разные сроки. Поэтому, по военному вопросу нет причин для раздельного существования.

2. «Целое облако свидетелей» (Евр. 12:1-2).
Во время второй мировой войны в различных местах Советского Союза было много расстрелянных и осужденных военными трибуналам за невзятие оружия. Список таковых теперь уточняется, пока живы еще последние свидетели этих событий. По свидетельствам наших старых братьев только по Житомирской области было расстреляно два брата: Хоменко Петр и Григорий. Их расстреляли за невзятие оружия у селения Гуйва Житомирского района. Более 30 братьев этой области были осуждены на различные сроки, и из них следует выделить Терехтелюка Ивана, который умер после побоев и последующей болезни.

По свидетельству Колесниченко Трифона, их 19 человек избивали в лагере за невзятие оружия и непринятие присяги. Однажды их целый день в субботу держали на 30 градусном морозе в нательном белье, когда они отказывались работать в субботу. Это были братья из Белоцерковского района Киевской области и Молдавии.

Свидетельства Николая Ляшенко и других братьев Богуславского и Лисянского районов бывшей Киевской области.
В больших и малых городах, в сельской местности были призваны в армию наши братья Адвентисты. Как они вели себя в этой страшной обстановке? Вот один из многих примеров, когда 28 призванных из Богуславского и Лисянского районов адвентистов судили в городе Могилев-Подольске за невзятие оружия и непринятие присяги. Всех их приговорили к расстрелу.

В последнюю ночь перед вынесением приговора военного трибунала проповедник Николай Ляшенко совершал Вечерю Господню. Он обратился в призывом испытать всю свою жизнь прежде участия в этом святом служении. В большой камере было также много баптистов и пятидесятников, решивших отстаивать шестую заповедь. Из прошлых бесед с адвентистами со Слова Божьего и последней проповеди брата Ляшенко они поняли всю важность не только шестой, но также и четвертой заповеди и, поднявшись, просили принять их в Церковь Христову, соблюдающую все заповеди Божьи. И затем они все вместе участвовали в служении Вечери Господней.

А в утренний час решением военного трибунала к расстрелу был приговорен только Николай Ляшенко, остальным расстрел заменили 10-ю годами тюремного заключения. Для показательного исполнения приговора собрали людей города Могилев-Подольска, выстроили войска. И вот последние слова узника, тронувшие всех — собранный народ, солдат и офицеров. Звучит последняя песнь Николая Ляшенко. «О нет, никто нас не возможет, от правды Божьей отлучить». Был дан приказ солдатам стрелять в брата, но ни одна рука не поднялась. Дан приказ офицерам, — никто из них не решился запятнать себя кровью мученика. Тогда полковник, руководивший всей этой расправой из автомата несколько раз пересек тело узника.

Он похоронен там же на высоком берегу Днестра. Один из братьев, Николай Наводворский, впоследствии вместе с другими отбывавший десятилетний срок заключения в Кемеровской области, в своем стихотворении так описывает этот день казни любимого брата Николая Ляшенко:

3. «Поминайте наставников наших… и взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7).
«От него я ведь крестился,
Он с Христом меня связал,
С ним я странствовал, молился,-
Путь чрез узы указал.
Он был тихим, кротким, смелым,
Шел без ропота за Ним.
Он был верен, словом, делом,-
Силен был как исполин.
Но окончились дни жизни,
Срок окончился земной.
Небо свыше допустило —
Отойти ему в покой.
Теплый день весны горячей.
Яркий солнца свет с небес.
Мне казалось — солнце плачет,
И я плакал вместе с ним.
Видя эту мою слабость,
Как я внутренне скорбел,
Он указывал на радость
На Христа, Его удел.
Братья, вы на крест глядите,
Он сказал иду от вас,
Вы же бодрствуйте, молитесь,
Не спускайте с Него глаз.
Было шумно в большом зале,
Масса собранных людей.
Содомляне все кричали.
Давай смерть ему скорей!
Вдруг все в зале замолчали,
И волненья шум затих,-
Когда приговор читали
Над стоявшим возле них.
За его неподчиненье,
За отказ от наших дел,
За его все убежденья, —
Приговор «Ему расстрел!»
Он почил. Его казнили.
Место лобное было.
Отдыхает он в могиле,
Помню брата своего.
Он не слышит слова злого,
Тихо спит в земле сырой,
Ожидает дня благого —
Как пробудит зов Христов!

V. Служба в армии в послевоенное время
1. Эта служба проходила преимущественно в стройбате.
Трудности были в основном из-за соблюдения субботы, но при верном, прилежном труде и этот вопрос улаживался. Но не всегда братья попадали в стройбат… Вот один из примеров. Безух Олег из Донецкой области попал служить на Байконуре на особый военный объект. За отказ принять присягу и взять оружие над ним издевались, избивали, затем сорвали погоны, и майор доставил его в Донецк в военкомат, откуда его призывали…

Примечательно, что при всех этих издевательствах был свидетелем один сержант из Закарпатья, который после военной службы уверовал и был принят в церковь Адвентистов седьмого дня. Затем из военкомата брата Безуха отправили в нестроевую часть в Черниговскую область, где он дослужил свой срок службы без принятия присяги и взятия оружия. И как Провидение Божье — здесь он встретился с братом из Верных и Свободных АСД (шелковцев), который не отстаивал никаких принципов. Тот связался с группой солдат, которые совершали преступные дела, и его вместе с ними судили за совершенные преступления. Его родители, приехавшие с Кавказа, просили Олега, чтобы он побеседовал с их сыном, подкрепляя его в вере.

Здесь был случай, когда ослабел брат из ВС АСД. А могло быть и наоборот: мог по слабости веры и совести не устоять адвентист седьмого дня. Но принцип ведь у нас один — быть верными Господу в четвертой и шестой заповеди. Этот принцип нас соединяет, а не разделяет.

2. Принципы военного и субботнего вопроса соединяют адвентистов седьмого дня и Реформационные Движения в одну семью. Автору этой книги вспоминается случай, когда в послевоенное время в Черкасской области в селении Семеновка было две церкви — Церковь АСД и движения Верных и свободных АСД. Во время войны все братья тогда находились в Церкви Адвентистов седьмого дня и были судимы за непринятие присяги и невзятие оружия. В их числе был и автор вышеописанного стихотворения — Николай Новодворский.

А после войны произошел раскол, но в той и другой стороне с верностью все дети отстаивали принципы соблюдения субботнего дня. За непосещение школы по субботам их каждый раз штрафовали — и тех и других. И вот однажды, когда их оскорбляли разными словами в сельсовете и особенно укоряли, что они ненавидят друг друга. Возвращаясь из сельсовета, они начали рассуждать, так почему же мы, одинаково понимающие и отстаивающие военный вопрос и соблюдение субботы детьми, — не находимся вместе? И они решили — пригласить служителей с обеих сторон и объединиться.

К сожалению, в назначенную ночь для объединения никто из руководителей ВС АСД (шелковцы) не явился, а две церкви объединились в одну Церковь Адвентистов седьмого дня и, спустя некоторое время, совместно построили церковь, единственную в этом селении, ибо здесь нет ни православной, ни баптистской церкви, а только Церковь АСД как знамение верности в проповеди трехангельской вести.

VI. Решение Евро-Азиатского дивизиона о военной службе
[Отношение Церкви АСД к вопросу о воинской повинности (современные тезисы)]
Историческая и принципиальная позиция Всемирной Церкви АСД по вопросу о воинской повинности основана на Священном Писании.

Мы исходим из следующих положений:
В Ветхом Завете Церковь отождествлялась с теократическим государством. В Новом Завете функции Церкви и государства разделены, поэтому нельзя механически переносить ветхозаветные принципы священных войн эпохи израильской теократии на современную христианскую Церковь. Государство сегодня видит свою функцию в защите граждан от нападения извне и от насильников и грабителей — изнутри, это его неотъемлемое право и обязанность. Церковь же занимается духовным просвещением людей и приведением их к спасению.

Согласно учению Иисуса Христа, Его Царство — не от мира сего (Матф. 18:36), а также и Церковь Его не от мира сего (Иоан. 17:16). Однако, она оставлена в мире сем для совершения порученного ей служения. Священное Писание (Быт. 9:6; Ис. 33:1; Матф. 26:52; Откр 13 10) определенно осуждает насилие и кровопролитие. В то же время оно также учит, что христиане всегда должны быть лояльными к своему правительству, насколько это не противоречит Слову Божьему (Рим. 13.1-7; 1 Петр. 2:3; Матф. 22 21; Деян. 5.29).

На основании вышеизложенного позиция Церкви АСД по вопросу воинской повинности следующая:
1. Как в мирное, так и в военное время мы уклоняемся от участия в актах насилия и кровопролития.
2. Мы также не рекомендуем нашим членам идти на добровольную военную службу или быть наемниками по контрактам.
3. В случае обязательной воинской повинности, мы должны заявить о своих религиозных принципах и искать возможности прохождения альтернативной службы.
4. Молодых людей, находящихся на действительной военной службе, мы поощряем к сохранению их духовной жизни с Богом, к молитве и соблюдению Его заповедей.
5. Советуем молодым людям, которым предстоит воинская служба, приобретать медицинскую специальность, чтобы иметь возможность служить в медицинских частях.
КОМИТЕТ Евро-Азиатского отделения Всемирной Церкви АСД, 1995 г.

VII. Альтернативная служба
1. Правовые основы альтернативной службы и действительность:
«Впервые в современной России право российских граждан на замену военной службы выполнением альтернативных гражданских обязанностей было провозглашено Декларацией прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года. Статья 15 Декларации предоставляет такое право каждому гражданину России, «убеждениям которого противоречит несение военной службы». Но данный документ имеет декларативный характер, поэтому, рассматривая становление института альтернативной службы в России, необходимо отметить, что первым юридическим закреплением права российских граждан на замену военной службы выполнением альтернативных гражданских обязанностей можно считать Конституцию РСФСР 1978 года в обновленной редакции. Законом от 21 апреля 1992 года в действующую в то время Конституцию было включено право гражданина «на замену военной службы альтернативной гражданской службой по мотивам религиозных убеждений».

Принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года Конституция. РФ также предусматривает альтернативную гражданскую службу. На основании ст. 59, п. 3 Конституции «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой».

Таким образом, право граждан на замену военной службы альтернативной гражданской закреплено как конституционное право российских граждан. Однако это право не имеет механизма реализации» (А.В. Пчелинцев, «Право не стрелять» стр. 57, 58).

2. Как защитить свое конституционное право?
Прежде всего напомним, что вопрос об альтернативной службе следует инициировать в том случае, если медицинская комиссия признала призывника годным к несению военной службы, и он не имеет права на отсрочку по другим основаниям (семейные обстоятельства, продолжение образования и т д.).

О своем желании проходить альтернативную службу призывник должен заявить письменно. Содержание такого заявления может быть следующим:

«В призывную комиссию
Октябрьского района города Борска
Иванова Ивана Петровича,
проживающего по адресу:
г. Борек, Ореховый бульвар, 8, кв. 16

Заявление
Учитывая, что несение военной службы противоречит моим религиозным убеждениям, прошу в соответствии со ст. 59, ч. 3 Конституции Российской Федерации принять в отношении меня решение о замене военной службы альтернативной гражданской службой.
(Дата) (Подпись)».

В абсолютном большинстве случаев такое ходатайство остается без удовлетворения. Поэтому следующим шагом можно рекомендовать обратиться с письменным заявлением к Президенту Российской Федерации за защитой своего конституционного права. Это обращение направляется заказным письмом и может иметь следующее содержание:

Президенту Российской Федерации
(фамилия, имя, отчество)
Москва, Кремль,
от Иванова Ивана Петровича,
проживающего по адресу:
г. Борек, Ореховый бульвар, 8, кв. 16

Уважаемый (имя и отчество)!
Обращаюсь к Вам как к гаранту прав человека и Конституции Российской Федерации для защиты своего права на альтернативную гражданскую службу, предусмотренную ст. 59 ч. 3 Конституции РФ. Согласно религиозным убеждениям, я не могу брать в руки оружие и служить в вооруженных силах и военизированных формированиях. Убедительно прошу защитить это мое право.
(Дата) (Подпись)».

Из аппарата Президента РФ это письмо, скорее всего, будет направлено в Министерство обороны, а оттуда в областной военкомат. Из областного военкомата письменно ответят, что поскольку закона об альтернативной службе нет, то Вы обязаны пройти военную службу. Получив такой ответ, Вы должны настаивать на альтернативной службе. Вам могут угрожать уголовной ответственностью за уклонение от военной службы, на Вас будет оказано сильное моральное давление. Однако если Вы действительно искренни в своих убеждениях, то необходимо проявлять последовательность и настойчивость.

В большинстве подобных случаев призыв в армию откладывается до очередного призыва, либо до принятия закона об альтернативной службе. Не исключено, что дело могут передать в районную (городскую) прокуратуру, однако оно, как правило, прекращается на стадии проверки» (А.В. Пчелинцев, «Право не стрелять», стр. 80-82).

3. Пример из судебной практики: «На нет и суда нет».
«Студенты Заокской академии служить в армии не будут. В мае сего года (1997) в зале суда Центрального района г. Тулы проходил судебный процесс над 16 студентами Заокской духовной академии АСД. Студенты были призваны на срочную военную службу. По своим убеждениям они отказались от службы в армии и просили предоставить им возможность альтернативной службы, право на которую гарантируется Конституцией Российской Федерации. Закон об альтернативной службе до сих пор не принят, и поэтому призывная комиссия приняла решение послать их в нестроевые войска. Студенты, не удовлетворенные этим решением, подали в суд.

Судебный процесс длился два дня. Права студентов на альтернативную службу отстаивали известные юристы В. Ряховский (пятидесятник) и А. Пчелинцев (баптист). В результате суд признал, что призывной комиссией нарушен Основной Закон РФ. Суд обязал комиссию пересмотреть свое решение и дать студентам отсрочку от службы в армии, пока не выйдет Закон об альтернативной службе и не определится соответствующее место для прохождения такой службы. «Думается, что данный прецедент поможет в дальнейшем отстаивать свои гражданские права не только членам адвентистской церкви, но и верующим всех конфессий», — сказал Антон Петрищев, один из студентов-отказников». («Теперь время», № 5 1997 г. стр. 5).

Выводы
Итак, на территории бывшего Советского Союза нет больше причин для отдельного существования Реформационных движений, поскольку основной вопрос, служивший причиной их разделения — военный вопрос — в настоящее время уже исчерпал себя при введении в большинстве стран СНГ альтернативной службы. Братья и сестры в Реформационных движениях начинают понимать это, и мы надеемся, что, ближе познакомившись со всеми информационными материалами по военному вопросу в прошлом и настоящем, мы скорее воссоединимся.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Адвентисты Седьмого дня в России и военный вопрос»

  1. Адвентисты Седьмого дня показали пример того, как нужно относиться к ошибкам прошлого своего братства. Теперь очередь за евангельскими христианами-баптистами, которые также должны выразить четко выраженную официальную позицию по военному вопросу и осудить решения соответствующих своих съездов 1922 и 1923 годов. Это будет честно по отношению к памяти тех пацифистов, которые пострадали от этих решений. Мало того, все существующие союзы нашего братства должны создать проект сбора свидетельств пацифистов, чтобы отдать должное их историческому подвигу. Эти страницы из нашей истории не должны кануть в лету без оглашения, анализа и увековечивания в нашей памяти.
    Желаем всем друзьям обильных Божьих благословений!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s