Роль христиан в преодолении проблемы рабства

Черное и белое

Роль христиан в преодолении проблемы рабства

Джонатан Сарфати

Источник: http://www.origins.org.ua/page.php?id_story=1367

Оригинальное название статьи: Уильям Уилберфорс: борец за отмену рабства и подвижник христианской веры

В этом году мы отмечаем историческое двухсотлетие: 25 марта 1807 года длительная борьба Уильяма Уилберфорса против рабства завершилась высочайшим одобрением Закона об отмене работорговли, упразднившего торговлю «живым товаром» по всей Британской империи. Победа наступила после двадцати лет неустанных усилий и многократных неудачных попыток добиться парламентского запрета рабства.

Отметить это эпохальное событие даже решил обычно антихристански настроенный Голливуд – фильмом «Изумительная благодать» (Amazing Grace). Точнее, картину выпустила компания Walden Media, известная своими фильмами по «Хроникам Нарнии». Известный по телесериалу «Хорнблауэр» уэльский актер Йоан Гриффит исполнил роль Уилберфорса, а роль бывшего работорговца, а затем аболициониста Джона Ньютона, написавшего знаменитый гимн «О, благодать! Спасен тобой» (Amazing Grace), сыграл Альберт Финни.

На фоне гор антихристианской литературы юбилей этого события – своевременное напоминание миру о том, какое великое благо принесли истинные последователи христианской веры. Рабство в этом смысле – один из показательных примеров: это вездесущее зло изобретено отнюдь не западной христианской цивилизацией, однако именно христианский запад его отменил (см. также статью Sublimus Dei – «О порабощении и обращении в христианство индейцев Нового Света»). Как отмечает Старк, «проблема не в том, что церковь молчала, а в том, что к ней никто не прислушивался».

Противостояние Уилберфорсу
Сегодня нам есть чему поучиться у Уилберфорса – его недруги пользовались почти той же тактикой, что и современные противники христианства (ибо «нет ничего нового под солнцем» Еккл. 1:9). Их доводы:

Антибиблейское мировоззрение
Как отмечает книга «Христианство под судом» (см. рецензию в статье «Противостояние христофобии»), языческие философы, например Аристотель, считали некоторых людей «рабами от природы», а философы эпохи Просвещения, в частности богоборцы Юм и Вольтер были убеждены в неполноценности темнокожих. На то, чтобы разобраться в природном равенстве, о котором говорит Библия, у них не было времени.

«Религии нет места в политике»
Пожалуй, это наиболее распространенная ловушка, в которую могут попасться христиане сегодня. Но с такими же возражениями приходилось сталкиваться и Уилберфорсу. Например, Уильям Лэм, лорд Мельбурн (1779–1848), будущий премьер-министр Соединенного Королевства и наставник королевы Виктории, в честь которого назван второй крупнейший город Австралии, обронил однажды следующее замечание: «Стоит только позволить религии вмешаться в общественную жизнь, как дела тут же начинают принимать скверный оборот». А Уиллоби Берти, четвертый граф Абингтонский, разразился таким афоризмом: «Гуманность – это сугубо личное чувство, а не общественный принцип».

Поэтому политики, защищающие аборты, с их заявлениями типа «Прочь от наших яичников с вашими молитвенничками», ничего нового не изобрели. Но при этом их легковесные лозунги вроде «Не нравятся аборты? Так не делайте!» так же аморальны, как и «Не нравится работорговля? Так не покупайте!»

Обвинения в лицемерии
Сегодня, увы, это общепринятая тактика – «обстоятельственный» (1) вариант так называемой аргументации ad hominem («переход на личности»). Этим приемом оппозиционеры пытаются не столько доказать несостоятельность той или иной позиции, сколько дискредитировать ее сторонников и тем самым бросить тень на их дело.
Уилберфорсу приходилось иметь дело с такими обвинениями, хотя все упреки были совершенно безосновательны (разумеется, у него не было рабов!).

Адмирал лорд Нельсон (1758–1805), хотя и был прославленным флотоводцем, способностями к логике не отличался. В письмах с флагманского корабля «Виктория» он громил «ненавистные теории Уилберфорса и его двоедушных союзников». Герцог Кларенсский заявил в Палате лордов, что «пропагандисты отмены рабства либо мошенники, либо лицемеры». Георг III тоже назвал Уилберфорса и его союзников лицемерами, которым нельзя доверять (см. «Уильям Уилберфорс и освобождение пленников» (William Wilberforce – Setting the Captives Free).

Христиан и сегодня часто обвиняют в лицемерии, как справедливо, так и незаслуженно. Что ж, «лицемерие – это комплимент, которым зло отвечает добру» – см. «Трагедия Хаггарда: христианство – просто выдумка, потому что в церкви полно лицемеров!» (Remembering a Hero):

Твое противно зубоскальство,
Самодовольство и бахвальство.
Прочь, недостойный сын державы,
Пигмей, не заслуживший славы!

Провокационные выпады позволяют себе и современные богоненавистники, в особенности наш старый знакомый Ричард Докинс. Левая британская газета «Гардиан» опубликовала статью Тобиаса Джонса «Светские фундаменталисты или новые тоталитаристы: воинствующие секуляристы вместе с Докинсом не могут простить верующим нежелание оставаться в тени», в которой он пишет:

«Верующих постоянно высмеивают за недалекость, сравнивая их с суперинтелектуальными атеистами. Взять, к примеру, слова Ричарда Докинса о Наде Эвейде, служащей «Британских авиалиний», которая отказалась снять с себя крест [и была отстранена от работы]: «Тупее лица, чем у нее, я не видел». Мило» (2).

Эпилог: равноправие в Америке
В США рабство было запрещено только в 1865 году после Гражданской войны. Было бы упрощением свести суть конфликта между Севером и Югом к борьбе против рабства. Скорее причиной послужила неспособность принять положение Декларации независимости: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами…»

С самого начала рабовладение в Америке было почти повсеместным. Но дело даже не в этом – как отмечают Кэрролл и Шифлетт в книге «Христианство под судом», вывод, который следует из утверждения апостола Павла в Гал. 3:28 (см. выше), был бы с таким же успехом высмеян и во времена язычников. Освобождение рабов Линкольн провозгласил, движимый идеями Декларации, которую он процитировал в своей Геттисбергской речи.

Рабовладельцы тоже понимали, что рабство противоречит Декларации, поэтому прибегали к разнообразным уловкам, пытаясь доказать, что темнокожие рабы не могут считаться полноценными людьми. В Америке скорее расизм стал следствием рабства, чем наоборот.

Американские рабы часто работали на сборе хлопка. В сущности, Конституционный конвент 1787 года при определении решающего представительства в Палате представителей Конгресса действительно расценивал раба как 3/5 человека. На эту уступку пришлось пойти, чтобы ограничить право голоса рабовладельческих штатов, иначе те могли бы спокойно учитывать рабов при подсчете голосов, а потом при помощи того же рычага голосования принимать решения не в их пользу – что было бы потрясающей наглостью! Но после запрета рабства Тринадцатая поправка к Конституции США (1865) привела все в норму, так что Четырнадцатая поправка (1868) уже рассматривала каждого человека как полноценную личность – независимо от расы.

Но во времена, когда рабство процветало, некоторые его поборники выискивали в Библии поводы для оправдания расизма. В частности, до появления дарвинизма широко распространенным оправданием расизма служила ересь преадамитов. Другие оправдывали расизм «проклятием Хама», якобы приведшим к потемнению кожи. Библия же предельно ясно говорит, что проклятие пало даже не на Хама, а на его сына Ханаана и, соответственно, только на потомков по его линии. В Писании нет ни прямых указаний, ни косвенных намеков на то, что Ханаан или его потомки были темнокожими – не говоря уж о том, чтобы черный цвет кожи являлся результатом проклятия (см. книгу Кена Хэма «От одной крови. Библейский подход к расизму»).

Вместе с тем в Америке было великое множество христиан, выступавших против рабства (ссылки на десятки статей верующих аболиционистов можно найти на веб-странице «Отношение христиан к рабству на заре американской истории» (сам Дарвин признавал научную обоснованность его рецензии на «Происхождение видов», опубликованной в «Куотерли ревью»).

Сэм Уилберфорс всем сердцем поддерживал аболиционистскую компанию отца. В 1841 году он произвел настолько сильное впечатление на участников одного аболиционистского собрания, что вскоре даже был назначен личным духовником принца Альберта. В этом Уилберфорс являлся полной противоположностью своему оппоненту, который вслед за своим учителем, предпочел отстаивать превосходство белой расы (хотя оба они, и Дарвин, и Гексли, были противниками рабства). В своем эссе «Освобождение: белые и черные» (1865) Гексли утверждал:

«Может, и верно, что некоторые негры лучше некоторых белых; но ни один разумный и ознакомленный с фактами человек не станет считать среднего негра равноценным среднему белому, не говоря уже о превосходстве. А раз так, то просто немыслимо предположить, что если нашего снабженного выдающимися челюстями сородича поставить в справедливые условия, без каких бы то ни было ограничений в правах и без притеснения, то он с успехом мог бы состязаться с соперником, у которого челюсти поменьше, а мозг покрупнее, в соревнованиях, где надлежит думать, а не кусаться. Самые высокие места в цивилизованной иерархии безусловно находятся вне досягаемости наших смуглых кузенов; впрочем, отводить им место в самом низу тоже несправедливо».

Как ни удивительно, эти слова цитирует Ричард Докинс в своей книге «Иллюзия бога». С напыщенностью, присущей любителям пересматривать историю, Докинс приводит Гексли в качестве примера необыкновенно просвещенного для своего времени человека, чтобы показать, насколько выросли наши представления о нравственности: «Волна не перестает катиться дальше, и даже авангард мыслителей прежнего века (среди которых первым на память приходит Т. Г. Гексли) все равно оказывается в хвосте у самых отстающих века нынешнего».

В действительности же рассуждения Гексли были шагом назад в сравнении с предшествовавшей им борьбой Уильяма Уилберфорса за расовое равноправие, и даже писались они как возражение против представлений о равноправии, распространившихся в Америке на закате Гражданской войны.

Это прекрасная иллюстрация к замечанию известного марксиста-эволюциониста Стивена Джея Гулда (1941–2005), отметившего, что «когда эволюционная теория стала общепризнанной, доводы расистов возросли сразу на несколько порядков». А семьдесят лет спустя эти идеи – прямое порождение теории эволюции – достигли своей чудовищной кульминации в Германии.

Ссылки и примечания:
1.    Т.е. критике подвергаются обстоятельства жизни человека, в то время как при «оскорбительном» варианте нападки обрушиваются на его характер и т.д.
2.    К слову о лицемерии противников христианства: «Британские авиалинии» расценили крошечный крестик госпожи Эвейда, как «оскорбление» чувств неверующих, игнорируя бросающиеся в глаза религиозные наряды сикхов и мусульман. А ведь Наде Эвейда, которая принадлежит к коптской церкви, крест важен как напоминание о религиозных преследованиях на родине ее предков.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s