Друг Бога и царь мира

Авраам и Мелхиседек

Друг Бога и царь мира

Гололоб Г.А.

Сегодня мы поговорим с Вами, Читатель, о двух необычных персонажах Библии. Первый стал знаменит благодаря своей сильной вере в Божьи обетования, второй — своей приверженностью к идее мира, представляющей собой сущность всякого священнодействия перед Богом. Первый стал «отцом всех верующих», а второй – великим первосвященником. Первый по зову Божьему оставил свой погрязший в идолопоклонстве народ и отправился в ту страну, которую ему указал Бог; родословие же второго нам совершенно не известно. Первый был патриархом израильского народа, а второй — одновременно царем неизвестного нам народа и священником хорошо известного нам Бога (небывалая честь).

Очень интересно сравнить их друг с другом, тем более что они жили рядом и в одно и то же время. Оба были друзьями, но один из них выполнял особую роль в Божьих планах и поэтому заслуживает самого пристального внимания, хотя первый упоминается в двадцати семи книгах Библии, а второй — лишь в трех. Различные недостатки одного вступают в контраст с необычной святостью другого. Тем не менее, каждый из них по-своему готов послужить нам не одним уроком, которые мы можем извлечь из истории их жизни и дружбы. И с Божьей помощью мы попытаемся сделать это на основании изучения библейского материала, повествующего нам о двух этих удивительных людях.

Авраам — друг Бога
Авраам известен тем, что верой в Божье обетование вышел из Ура Халдейского, чтобы унаследовать ту землю, о которой он даже ничего не знал. Вторым подвигом в его жизни была вера в рождение обещанного Богом сына, несмотря на бесплодность его жены. Он ждал исполнения этого обетования двадцать пять лет и получил его в столетнем возрасте, когда его жене было девяносто лет. Третьим подвигом его духовного подвижничества было принесение в жертву своего единственного сына с верой в последующее его воскресение Богом. Однако из всех заслуг Авраама нас заинтересовала лишь одна: богобоязненным царем иудейским Иосафатом он назван «другом Бога» (2 Пар. 20:7). Быть другом Бога значит разделять с Ним самые важные убеждения и состоять с Ним в очень близких отношениях. О них и пойдет речь ниже.

Вера в Господа, а еще лучше вера Ему означает доверие или вручение Божьему руководству всей своей жизни. Это — важное качество, однако оно ничего не говорит о моральной сущности Божьего характера. Скорее всего, Авраам назван «другом Бога» не по этой причине. Тогда по какой? Из всех остальных качеств Авраама наиболее подходящий основному атрибуту Божественной природы — т.е. любви подходит миролюбие Авраама.

Первое, что может подтвердить наше предположение, это союз, заключенный Авраамом с двумя аморейскими князьями: Мамрием, Эшколом и Анером. Эти люди были не врагами, а союзниками патриарха. По этой причине он считал себя связанным с ними особым договором, который тщательно соблюдал. Мы не замечаем никаких ссор или распрей между ним и этими людьми, которые жили в непосредственной близости от него.

Кроме того, что Авраам мог жить в мире со своими союзниками, хотя они и были язычниками, мы видим, что он обладал миролюбивым характером, что видно из его поведения в ситуации ссоры, имевшей место между его пастухами и пастухами его племенника, Лота (Быт. 13:7-11). Обладая правом старшего, он отказывается от него во имя мира со своим племянником. Он предоставляет ему возможность выбрать более удобное место в качестве пастбищ для своих стад. Его реакция на ссору была чисто пацифистской: «Да не будет раздора между мною и тобою… ибо мы родственники (букв. «братья»)» (Быт. 13:8).

Если бы Авраам настоял на своем формальном преимуществе, это могло бы привести к порче его отношений с Лотом, но Авраам не мог допустить этого. Поэтому он даже назвал Лота «братом», а не племянником. Это свидетельствует о том, что, хотя Авраам и был чрезмерно богатым для того времени человеком (см. цену, за которую он купил землю для погребения своей жены), его сердце не было привязано к этому богатству. И это — одно из самых сильных свидетельств в пользу обладания им миролюбивого характера, поскольку люди обычно ссорятся из-за обладания теми или иными благами. Кстати, именно за это его Бог и благословлял богатством (см. Быт. 13:14-17).

Еврейский комментатор Раши утверждает, что ссоры между пастухами Авраама и Лота носили преимущественно односторонний характер: пастухи Лота считали своего хозяина законным наследником всего состояния Авраама и поэтому притесняли пастухов последнего. Данное обстоятельство придает еще больше чести Аврааму, поступившему миролюбиво в ответ на откровенное недружелюбие, ведь, хотя он и считал Лота родственником, Лот, по мнению Раши, вел себя далеко неподобающим образом, не считаясь даже с возрастом своего дяди. Получается, что Лот нарушал древние традиции сознательным образом.

Наконец, нам следует отметить дружеские отношения Авраама с Мелхиседеком, царем Салима (т.е. «мира»), хотя нам и известно об этом недостаточно много. Этой части его жизни мы уделим внимание отдельно, когда придет время поговорить о Мелхиседеке. Однако может ли Авраам обладать каким-либо миролюбием, когда возглавил отряд из трехсот восемнадцати человек и в вооруженной битве освободил своего племянника, его семью и множество других людей (Быт. 14)? Конечно, нам следует как-то согласовать эти два очевидно противоречивые образа действия Авраама.

Для начала мы сделаем два предварительных замечания. Во-первых, у Авраама не было слуг, специально обученных военному делу, поскольку написано, что он «вооружил рабов своих, рожденных в доме его» (Быт. 14:14; букв. «воспитанников своих»). Следует полагать, это были хозяйственные орудия, не пригодные к полноценным военным действиям, поскольку в обычных условиях использовались в мирных целях. Во-вторых, слово «поразил» (Быт. 14:15) в оригинале означает не «убил», а «избил». Возможно, враг был напуган самой внезапностью нападения, а не собственно физической расправой. В возникшей суматохе и началось взаимное избиение друг друга, хотя, разумеется, это событие не могло произойти без жертв.

Когда мы вспоминаем, каким было нечестие царей Содома, Гоморры и соседних городов, то понимаем, что не спасать их нужно было Аврааму, а наказывать. Но Авраам никогда не возлагал на себя функцию быть орудием исполнения Божьего наказания для жителей этих городов, почему же он пустился в погоню, чтобы наказать возможно менее грешного царя Кедорлаомера и его союзников? Действительно, в числе восставших против власти этого царя числятся цари самых грешных городов: Содома, Гоморры, Адмы, Севоима и Белы (см. Быт. 14:2). Да и само двенадцатилетнее господство этого царя над ними следовало бы рассматривать не как незаслуженное иго, а как вполне заслуженное наказание Божье.

Конечно, на это можно ответить тем, что Авраам спасал, прежде всего, Лота и его семью, а остальные были спасены лишь за одно, но не в качестве основной цели. Поскольку противник у них был один, избавив от опасности Лота, Авраам избавил от нее также и этих нечестивых царей. Однако данный аргумент не является убедительным в свете того, что последовавшее вскоре после этого события истребление Содома и Гоморры (Быт. 19) также сочеталось с освобождением Лота и его семьи. Однако в этом случае, действовал Сам Бог, не вмешивая в этот вопрос человеческое посредство, как правило, весьма несовершенное и тенденциозное. Если бы Авраам вершил суд над Содомом и Гоморрой, то, возможно, он оставил бы их невредимыми при условии нахождения с ним лишь четырех праведных человек. Но было бы это угодно Господу? Очевидно, нет, поскольку Бог перестал разговаривать с Авраамом, который в своем ходатайстве за судьбу Лота дошел до десяти праведных человек (см. Быт. 18:32-33).

Получается, что Аврааму, вероятно, вообще не следовало вмешиваться в эту историю с пленением Лота, поскольку он должен был в этих обстоятельствах положиться на Божье водительство, а не на собственную плотскую силу, тем более что в числе освобожденных им лиц были и враги Божьи, определенные Им вскоре на погибель (заметим, что в числе освобожденных были не только женщины и дети, но и пленные воины). Если пророк Иеремия призывал иудейского царя сдать Иерусалим Навуходоносору, тогда почему пленение Лота, жившего в развратном городе, не могло быть Божьим наказанием этого не всегда послушного родственника Авраама, предпринятым в целях его вразумления?

Такое объяснение сложившейся ситуации вполне возможно, тем более при учете того факта, что Авраам нередко совершал просчеты в своем следовании за Господом (вспомним, например, его обман фараона в случае с Саррой или согласие на рождение ребенка от служанки Агари). Вполне возможно, что Авраам поспешил и на этот раз, тем самым проявив не повиновение воле Бога, а ослушавшись ее. Да, и сам Лот, должен был покинуть город как только узнал, что местные цари вышли из подчинения царю Кедорлаомеру и потому война неизбежна. Ни тот, ни другой не испросил у Господа Его воли для данной ситуации. Сказанное означает, что данный случай в жизни Авраама имел исключительный характер, так что его нельзя использовать для доказательства какой-либо причастности патриарха к воинственности и властолюбию.

Мелхиседек – царь мира
Имя Мелхиседек означает «царь правды», однако этот человек царствовал над городом Салимом (по мнению большинства исследователей, будущим Иерусалимом). Название этого города означает «мир», что предоставляет нам основание считать его правителя «царем мира» (см. Евр. 7:2). Сочетание праведности и мира является очень проблемным: хотя мир обещан каждому праведнику, людские несовершенства препятствуют утверждению праведности, а также и следующего за нею мира. Лишь изменение отношений между «праведностью» (по делам) и «оправданием» (по вере), которое осуществила в Новом Завете Жертва Христа, сделало «праведность» другом несовершенному человеку. И здесь мы можем провести первую параллель между верой Авраама и праведностью Мелхиседека.

Тот факт, что происхождение Мелхиседека является тайной не только для нас, но и для автора Послания к евреям, свидетельствует о том, что свое священство он получил не по наследству, а через специальное откровение от Бога, подобное данному Аврааму. И здесь мы обнаруживаем еще одно сходство между двумя этими великими персонажами Библии. Это значит, что Бог разговаривал с ними непосредственным образом. Сказанное должно означать их равенство между собой, поскольку они получали свои откровения из одного и того же боговдохновенного источника — Духа Святого.

Однако было нечто, что отличало Мелхиседека от Авраама. После свершившейся битвы за спасение Лота Мелхиседек вышел навстречу Аврааму и даровал ему свои дары, которые в отличие от даров других лиц, были приняты последним. Раши в своем комментарии свидетельствует о том, что побежденный Кедарлаомер был родственником Мелхиседека, но последний «не держал зла на него (Авраама) за то, что он убил его потомков». Кроме того, Мелхиседек благословил Авраама и принял от него пожертвование в виде десятой части всего его имущества. Победитель приносит дары? Что все это означает? Конечно, благословить другого и принять от него пожертвования мог лишь вышестоящий. Стало быть, патриарх, олицетворявший светскую власть, должен был признать над собой власть более высокую — духовную, наделяемую «священником Бога Всевышнего».

Однако означает ли это то, что Бог намерен осуществлять свою волю посредством политических структур, представляющих собой институт насилия? Для ветхозаветной диспенсации (периода Ветхого Завета) это было так, однако даже в этот период Бог свидетельствовал о необходимости одухотворения светской власти, состоящего в замене ее сущности из насилия на миролюбие. Поэтому мы и видим, что сам царь Салима вместе со своими людьми не был в числе воинов Авраама, погнавшихся за врагами Лота и освободивших его при помощи грубой силы. Но разве не поздравил он патриарха с победой, заявив: «Благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои» (Быт. 14:20)? Этот вопрос требует детального рассмотрения.

Поздравлять с победой при явном уклонении от помощи как-то неловко. Поэтому более вероятной причиной такого поведения Мелхиседека является его священство, не позволявшее участвовать в любых, включая и освободительные, войнах. Действительно, если священник осквернялся одним прикосновением к мертвому телу, тогда его пребывание на войне (даже в качестве капеллана или нонкомбатанта) невозможно. Это объясняет, почему Мелхиседек не присоединился к этой войне ни на стороне своего родственника Кедарлаомера, ни на стороне Авраама.

Наиболее вероятно, что именно по этой причине Мелхиседек назван не только священником Бога Всевышнего, но и царем «мира». Мирный царь — это что-то действительно из разряда «вон выходящего», поскольку все цари обычно воюют, по крайней мере, защищая свою территорию. Но этот царь принципиально не воюет и что самое интересное — продолжает царствовать. Оказывается, в любой напряженной ситуации Мелхиседек занимал позицию нейтралитета, отстаивая возможность решения всех возникающих между государствами споров исключительно мирными средствами. Если эта позиция занимается самым решительным и последовательным образом, в конце концов, с нею вынуждены считаться все противоборствующие стороны. Иначе понять его царствование невозможно.

Итак, согласно высшей воле Божьей, участие священника в боевых действиях любого рода являлось грехом, а поскольку в новозаветной диспенсации священниками Богу являются все верующие люди, это правило распространяется на них всех. Это приводит нас к тому, что Авраам, оправившись в погоню, тем самым совершал не высшую или окончательную, а лишь низшую или предварительную волю Бога, которой со временем предстояло быть замененной на высшую в силу наступления диспенсации Нового Завета. Поэтому Мелхиседек и является прообразом Сына Божьего, предвещающим наступление новой эры в отношениях Бога с людьми, в которой мы, Читатель, живем с Вами сегодня.

Выше мы отмечали, что данную победу Авраама вовсе и не стоило праздновать, однако Мелхиседек благословил Бога, Предавшего врагов Авраама в его руки, поскольку тот мог проиграть эту битву без Божественного содействия. В любом случае, это было благословением Бога, Который в сложившихся обстоятельствах должен был выступить на стороне Авраама, но не патриарха, своим своеволием спровоцировавшего это выступление. Действительно, очень часто наше непослушание вынуждает Бога делать то, что Им не планировалось. Но, поскольку Он остается верен нашему желанию служить Ему, Он вступается за нас даже там, где мы оказываемся неправыми. Разве в воле Божьей было разрушить Иерусалимский храм и увести в плен Свой народ? Конечно, нет. Все это было Его действиями, вынужденными непослушанием Его народа.

Следовательно, благословение Мелхиседеком Бога за эту победу было неравнозначно поздравлению с нею самого Авраама. Священник своим выходом на встречу Авраама не одобрял его поведения, а прославил Бога, Который правит над миром посредством самых непредвиденных обстоятельств, включая и наши ошибки. Об этом свидетельствуют сами дары Мелхиседека. Хлеб и вино в древние времена означали самые элементарные продукты питания, которые поддерживали жизнь бедняков (вино, разумеется, представляло собой разбавленный водой перебродивший виноградный сок, который использовался не по праздникам, а в качестве ежедневного напитка, утоляющего жажду и защищающего от болезнетворных бактерий одновременно). Очень странный подарок с точки зрения военных обычаев того времени! Скорее всего, он имел какое-то духовное значение.

Конечно, столь простые дары могли свидетельствовать о том, что царь Салима вел умеренный образ жизни, и преподнес своему другу Аврааму то, что только имел сам — то, что употреблялось при жертвоприношениях Богу. Тем не менее, даже для самого скромного царя эти дары были очень незначительными. Наиболее вероятным нам видится символический смысл этого подношения. Принесением этих даров Мелхиседек хотел напомнить Аврааму о том, что его счастье зависит от простых вещей в этом мире, за которые он должен уметь благодарить Бога, а не хвастаться своими заслугами. Это вполне согласуется с неестественным поведением Авраама, когда он отверг более богатые дары царей Содома и Гоморры. Скорее всего, именно этот символический дар Мелхиседека и подвигнул его поступить с остальными дарами таким образом. Иначе, как объяснить столь странное приветствие победителя, да еще инициированное священником Всевышнего Бога и мирным царем.

Тогда что означает ответное принесение Авраамом десятой части от своей добычи? Конечно, слово «добыча» здесь не упоминается. Раши в связи с этим отмечает: «Авраам дал ему десятину от всего, что у него (т.е. из своего имущества, а не из военной добычи), потому что он (Малки-Цедек) был служителем Всевышнего». Получается, что Мелхиседек не мог принять дары в виде военной добычи, добытой ценой пролития чьей-то крови, поскольку это его приносило ему ритуальное (и не только) осквернение. Поэтому здесь речь идет не о воинских трофеях, а об обычном имуществе Авраама. Только такой дар мог принять от него «царь праведности и мира», Мелхиседек.

Кстати, Раши утверждает, что отвержение Авраамом даров царя Содомского было мотивировано отказом патриарха иметь у себя не просто чужое богатство, а богатство, добытое путем насилия и нечестия. Если это замечание является уместным, тогда мы можем полагать, что сам Авраам мог относиться к этой битве как к вынужденной мере, требующей очищения (см. требование покаяния от воинов, выраженное в каноне Василия Великого). Поэтому дары Мелхеседека могли преследовать также и цель очищения его совести, что является единственной оправдывающей причиной присутствия капелланов на войне в современное время. Впрочем, это служение могло иметь такого рода оправдание лишь для ветхозаветной диспенсации, тогда как священническое служение Мелхиседека является вечным, а значит и причастным к богословию Нового Завета.

Все это свидетельствует о том, что под десятой частью имущества патриарха следует видеть не прообраз десятины, утвержденной Моисеем, но обыкновенный дар, подобный акту жертвоприношению или благотворительности. Хотя обычно Бог принимал дары в виде кровавых жертв или хлебного приношения, в данном случае речь идет о даре имущественном. Что это означало? Это означало, что этим действием Авраам показал всем присутствующим, что связывает свое счастье не с материальным благополучием, а с жертвой Господу своего состояния, которое обычные люди не раздают, а копят. Такое поведение Авраама делает его реакцию на символические дары Мелхиседека вполне адекватной. Он прекрасно понял значение столь простого приношения своего друга, поднесенного ему в эту торжественную минуту.

Итак, миролюбивый характер священства Мелхиседека проявился в следующем: он высоко ценил простой образ жизни человека, полностью отвергая возможность упования на земное богатство и благополучие. Именно эту мысль он решил внушить Аврааму, преисполненному радости от совершения им земной победы, сулившей ему плотские преимущества. Патриарх мгновенно отреагировал на это подношение соответствующим образом и присоединился к прославлению Бога вместо выпячивания своего подвига. Как часто мы приписываем «себе родимым» свои маленькие и великие победы! Поэтому нам полезно прислушаться к этому великому совету, который дал Аврааму Мелхиседек.

Смысл самого понятия «святой» или «священный» состоит в отделении чего-то для Бога. В Ветхом Завете это были материальные дары, в Новом — духовные. Это значит, что вся наша жизнь должна быть отдана в Божье распоряжение, включая наши деньги, время и душевные и телесные силы. Таков духовный смысл любого священнодействия перед Богом, в Новом Завете распространенном на каждого верующего. Это объясняет то, почему священство Мелхиседека объявлено в Послании к евреям вечным и постоянным (Евр. 7:23-25). В этом же смысле Мелхиседек «уподобился Сыну Божьему» (Евр. 7:3), отдав Свою жизнь ради спасения всех людей, включая и врагов.

Правда, благословение Мелхиседека коснулось также и Авраама. Первыми словами этого «благословения» были буквально такие: «Благословен Авраам от Бога Всевышнего, владеющего всем миром». Здесь говорится не о том, что Аврааму Бог даровал право владения всем миром, но о том, что победы и поражения в войнах осуществляются либо с позволения, либо с причинения Бога. Разумеется, все доброе Бог причиняет активным образом, а все злое допускает пассивным. Иногда Его пассивность при допущении зла выступает в роли наказания, которым является беспрепятственное перенесение наказуемым всех последствий совершенного им зла.

Это очень важное заявление: «Бог тебя наделил победой, поскольку в реальности только Он управляет этим миром. Хозяин этого  мира — не ты, а Всевышний». Очевидно, что человек, признающий над собой владычество Божье, не будет гордиться никакими своими победами. Это является справедливым еще в большей мере, если признать, что данная победа, совершенная столь маленькими силами и над столь могущественным врагом (см. поражение им рефаимов), не могла обойтись без Божественного чуда. В Библии есть немало примеров таких побед, чудесность которых лишает победителей права на какую-либо похвальбу.

Стало быть, Мелхиседек убедил своего друга в том, что хвалиться ему следует только Богом, не претендуя на обладание мирской властью или славой. И если бы последнее действительно было нужно Аврааму, он бы с легкостью стал одним из великих князей содомских. Но произошло другое: «верою он обитал на земле обетованной, как на чужой» (Евр. 11:9), «ибо он ожидал города, имеющего (духовное) основание, которого художник и строитель Бог» (Евр. 11:10). Поэтому, несмотря на свое богатство, Авраам продолжал кочевую жизнь странника и пришельца. Сам же Мелхиседек жил соответственно своим убеждениям: не участвовал в войнах и остерегался ослабляющего его святость действия земного благополучия. Оба они несут нам достойный пример.

Если бы общественным идеалом для Бога была исключительно идея справедливого воздаяния, а значит и таких же по своей природе войн, мы не смогли бы встретить на страницах Священного Писания таких Авраамов, которые отказываются от упования на богатство и от своих воинских заслуг, и таких Мелхиседеков, побуждающих их к такому образу поведения. Тогда мы увидели бы в нем вместо любви, милосердия и терпимости (пусть и представленных не всегда в совершенном виде) лишь проявления чистого правосудия, со всей безжалостностью карающего виновных, в роли которых оказались бы совершенно все люди на земле. Судить же и миловать одновременно одно и то же лицо за один и тот же проступок невозможно.

Все вышесказанное означает, что Божье правосудие играло в истории человечества лишь временную (воспитательную) роль, которая с принесением Искупительной Жертвы Христа подчинилось требованиям Его любви, поскольку явило миру это свойство Его характера как самое главное и выражающее саму Его сущность. С этого времени старые представления о мести (даже самой справедливой) должны быть отложены в сторону и нашим идеалом должен стать образ жизни, примиряющий друг с другом людей и устраняющий ненависть и вражду, существующие между ними. Христиане должны осознать свою ответственность за этот мир не только в виде благовестия, социальной работы и утверждения справедливого мирового порядка (последнее действительно является недостижимым идеалом), но и в виде совершения «служения примирения», имеющего социальное лицо и вышедшего на международный уровень.

Опыт ходатайства Авраама перед Богом за своего племянника (Быт. 18:23-33) показывает нам прямую зависимость благополучного состояния секулярного общества от «числа» живущих в нем праведников. Если в нем имеется достаточное влияние со стороны Божьих свидетелей, осуществляющих «служение примирения» и словом и делом, это общество не будет истреблено даже при наличии тяжелейших грехов. Однако если в каком-либо государстве разразилась война и начали погибать люди, это свидетельствует о духовной несостоятельности местной церкви, оказавшейся неспособной «закислять», «осолять» и «освещать» его Божественным миролюбием и примером собственной святости.

Заключение
Наше изучение особенностей характеров двух этих важных персонажей Библии показало, что оба они служили Единому Богу, причем «служением примирения» насколько позволяли им условия ветхозаветной диспенсации. Авраам стойко выдерживал все несправедливые притязания его племянника, поскольку не полагал своего упования на «богатство неправедное», к которому так привязаны люди «мира этого». Его наставником в этом отношении и близким другом был священник и правитель города Салима, Мелхиседек. Этот человек представлял собой предвестника миролюбивого царства Мессии, которому было суждено прийти в этот мир в определенное Богом время. В течение этого (подготовительного) времени Бог воспитывал у Своего народа миролюбие, постепенным образом приближая его к принятию новозаветного идеала.

Урок, преподнесенный Мелхиседеком Аврааму, очень важен для нашего бурного времени: миром правит миролюбивый Бог, а не т.н. воинственные победители. Наличие в истории человечества неисчислимых войн только доказывает джентльменский характер Бога, не желающего поступать с восставшими против Него людьми по правилам справедливого воздания (истребление семи ханаанских народов — единственная освященная Богом дань ветхозаветной диспенсации и показательный пример того, каким мог бы быть Творец этого мира). В воспитательных целях и лишь на некоторое время Бог допустил существование диспенсации закона, но конечная Его цель была другой — милостивой и благодатной. Вместо справедливого воздаяния Он протянул грешному человечеству руку примирения, продолжая вразумлять эту мятежную планету, и до сих пор еще ждет возвращения Своих «блудных сыновей» в родной дом. Такова подлинная и единственная теодицея Бога, Щадящего этот порочный мир во имя Своей бескорыстной любви к нему!

Христиане приписали себе великие привилегии, возомнив себя (подобно древним евреям) единственными правителями всего мира. Однако несмотря на это избранничество всякий раз они вынуждены встречаться с Божественной истиной, провозглашаемой не только ими. То тут, то там Бог посылает им на встречу Своих «Мелхиседеков», обладающих еще большими правами, однако миролюбивый характер их свидетельства побуждает христиан не вступить с ним в борьбу за первенство, а воспринять их как своих друзей и наставников. Поступая так, христианская церковь будет способна «заквасить» своим миром все секулярное общество, являясь в нем очагом миролюбия, а не раздоров и взаимной враждебности.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s