Образ Вавилонской блудницы в Апокалипсисе

Маммона

Образ Вавилонской блудницы в Апокалипсисе

Николай Сомин

Источник: http://www.chri-soc.narod.ru/ti_ne_mojesh_bolee_upravlat.htm

«Великая любодеица»

1.  Вавилонская блудница
«И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим» (Откр.17,3-6).

В таких выражениях описывает Откровение Иоанна Богослова  один из самых  своих омерзительных персонажей – «Вавилон великий», «вавилонскую блудницу». Кто же она? Конечно, образы Апокалипсиса с огромным трудом поддаются непротиворечивой интерпретации. И все же рискнем высказать одно суждение. Вавилонская блудница – это современная рыночная экономика. Да, та самая наша общая знакомая, с которой мы все познакомились лет двадцать назад. И, казалось бы, должны были к девушке приглядеться. Но вот беда: никак не можем признать в ней не просто даму легкого поведения, но ту самую «великую блудницу», суд над которой развертывает перед нами Откровение в виде, пожалуй, своей самой красочной картины.

Разумеется, Откровение – не аналитический отчет, оно дает нам  метафизический образ современной экономики. И то, что этот образ оказывается столь отвратителен, должно самым серьезным образом заставить задуматься христиан над тем, что происходящее в этом земном мире напрямую влияет на наши судьбы в вечности.

2. Законы рынка
Собственно, все достаточно очевидно. Однако без рассуждений о рыночных механизмах не обойтись, ибо только отсюда  становится понятным, почему казалось бы такая невинная вещь как рынок превращается в «великую любодеицу».

Рынок управляется  законами, которые тайны не составляют. Каждый участник рынка стремится к максимизации своей прибыли. Это – железный закон рынка. А иначе зачем вообще стараться? Да и иная стратегия, помимо чисто эгоистической, просто невозможна:  на рынке все разобщены, все не имеют полной информации о поведении других. Там если и возникает солидарность, то это «солидарность» волчьей стаи, чтобы уничтожить конкурента.

Ради достижения своих целей каждому участнику рынка разрешено пользоваться своей «экономической силой». «Экономическая сила» – это растяжимое понятие, включающее всякое легитимное использование своего капитала ради максимизации прибыли. Она включает в себя как меры по увеличению количества и улучшению качества продукции, так и все способы давления на конкурентов, дабы оказаться (пусть временно) в роли монополиста и получить куш. Разумеется, сколь либо полно описать все это невозможно –  в этом и состоит великое «искусство бизнеса».

Однако, какова бы ни была подоплека получения прибыли, формально она выражается «цивилизованно» – в виде выгодной цены. Отличие подлинного рынка от его имитаций состоит в том, что настоящий рынок сам формирует цену на товар. Если же цена спускается сверху, то это уже не рынок, а некий способ распределения, пусть и внешне на рынок похожий. Это обстоятельство путает многих, даже квалифицированных, экономистов. Именно такое «рыночнообразное», но не рыночное распределение благ имело место в СССР. На само же деле там существовала «раздаточная экономика» /3/, в основе которой была тарифная сетка зарплат. Но ради удовлетворения номенклатуры раздачи вводился псевдорынок с его «ценами», устанавливаемыми Госкомцен.

3. «Великая трансформация»

Надо сказать, что рынок существовал всегда – и при рабовладельческом строе, и при феодализме, и в обществах более примитивных.   Но в том-то и особенность капитализма, что в нем рынок приобретает тотальный характер: все участвуют в нем в качестве либо продавцов, либо покупателей. Исключений нет. Причем буквально все необходимое мы не производим сами, а покупаем на рынке. Такова современная жизнь. И не удивительно – ведь главные способы повышения производительности труда – специализация производства и высокие технологии. Отсюда и полная невозможность производить все нужное самим.

Раньше было не так. Крестьянское хозяйство фактически было самодостаточным миром, в котором производились все основные, необходимые для выживания ресурсы. Крестьянин лишь продавал излишки и покупал то, чего сделать не мог. Но жизнь усложнялась, и постепенно он вынуждался большую часть своей продукции продавать, а на вырученные деньги покупать необходимое. Но тут он не мог конкурировать с ориентированными на рынок крупными профессиональными хозяйствами, с большим капиталом и современной технической базой.

В результате крестьянский мир разрушался, земледельцы бежали в города и нанимались на фабрики, где они выполняли одну примитивную операцию, и естественно для жизни все должны были покупать на рынке. Появился рынок рабочей силы и мир разделился на предпринимателей и наемных рабочих. Вот и наступил неизбежный момент, когда рынок стал тотальным, обнимающим все и вся.

Весь процесс тотализации  рынка прекрасно описан у Карла Поланьи в его работе «Великая трансформация» /1/. Правда, это описание не явилось откровением для социологов – задолго до него все это было запечатлено в марксистской школе, хотя и  в несколько других терминах.

Во избежание недоразумений подчеркнем, что  результате «трансформации» произошла не только тотализация рынка, но изменилась его суть. До трансформации рынок в основном служил для обмена излишков товаров между собственниками натуральных хозяйств с целью приобрести недостающие товары. «Профессионалы» рынка, производившие исключительно на продажу (ремесленники), тоже были,  но они погоды не делали, и их скромные прибыли позволяли им лишь сводить концы с концами.

Тут еще маммона не властвует. Теперь же, после трансформации, рынок «профессионалы»-капиталисты вытесняют всех остальных производителей, а их главным делом становится получение прибыли. Это и есть капиталистический рынок, его господство и знаменует наступление эпоха капитализма. Именно такой, «хрематический» по выражению Аристотеля, рынок мы и будем называть просто «рынком», и именно на нем основанная экономика предстает как «вавилонская блудница».

4. «Не можете служить Богу и маммоне»
Ну а как оценить все это нам, христианам? Очевидно, главным стимулом, заводной пружиной всего рыночного механизма является стремление к наживе, максимизация прибыли. Без этого никто ни продавать, ни покупать не будет. Причем, этот принцип настолько главенствует и определяет лицо рынка, что иначе как служением маммоне его назвать нельзя.  Правда, из-за того, что в рынок вовлечены все, для многих и многих «максимизация прибыли» сводится к простому выживанию.

В результате все (одни как  сеньоры, другие – как вассалы или рабы) служат одному Большому Хозяину – маммоне, который превращается в верховное божество. Можно много говорить о том, насколько культ маммоны прочно внедрен в жизнь современного человека. Можно живописать красочные картины «шопинга» с барами, кино и даже скалодромом, можно рассказывать о тайнах банковской деятельности и их удивительном умении делать деньги из воздуха. Только наша задача состоит в другом – посмотреть на явление «рынок» с христианских позиций.

И определяющим для нас должно стать очень жесткое речение Господа Иисуса Христа: «Не можете служить Богу и маммоне» (Мф.6,24). Бог определил человеку «в поте лица» добывать хлеб свой. Это означает, что создание материальных вещей, необходимых для жизни в этом мире себя самого и других – не только обязанность человека, но порученное ему Божие дело. Но рынок производит подмену ценностей: целью является  не изготовление нужного другим, а получение прибыли для себя любимого. Вдумайтесь – это разные вещи, до противоположности. И на такую подмену целей Бог категорически не согласен. Ибо созидаемая вещь – ради Бога и человека, а нажива – по ведомству маммоны, антипод Бога.

Соотношение между Церковью и рынком давно Господом высказано: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф.6,24). Это означает, что рынок воцерковлен быть не может. Церковь может подчиниться ему, сотрудничать с его адептами, или наоборот – отвергнуть его, стараться не иметь с ним никакого дела. Но вместить в себя, христианизировать она не может – столь противоположны  метафизические истоки этих социальных институтов. Ибо Церковь – Божия, а рынок  – порождение сатаны.

5. «Мать блудницам и мерзостям земным»
Собственно, голая эгоистичность рынка не вызывает сомнений и у его апологетов. Однако они считают, что тут эгоизм служит на пользу обществу, выполняя функции производства и распределения. Так сказать, ради побочного эффекта производства можно терпеть и подмену целей. В результате человечество движется вперед, происходит экономическое развитие. Относительно последнего необходимо разобраться.

Дело в том, что добиться реализации цели – получения максимальной прибыли за счет вменения выгодной цены товара – можно разными способами. Первый и самый очевидный: выдавливать прибыль из слабых, выкручивая им руки, занижая им плату. Сначала капитализм пошел по этому пути. Историки капитализма описывают заводы, где скапливались тысячи людей, ужасные условия труда, однообразие операций, двенадцатичасовой рабочий день – и мизерная зарплата. Естественно все это вызвало ответную реакцию в виде не только профсоюзного, но и революционного движения.  И реакцию столь мощную, что капитализму пришлось несколько скорректировать курс.

И действительно, на фоне успехов социалистической системы, откровенная эксплуатация уже стала невозможной. Да и зачем выдавливать из людей горчицу – ведь они же могут пригодиться как потенциальные покупатели. Не лучше ли будет сделать так, чтобы все члены общества стали рьяными приобретателями? Тогда отпадает головная боль классовой борьбы. Но даже не это главное. Как известно именно платежеспособный спрос есть необходимое условие функционирования капиталистической экономики. Свертывание производства смерти подобно, ибо бизнес всегда финансируется в кредит. А за него надо расплачиваться, причем, с процентами, что возможно только при расширении производства. А для этого надо, чтобы продукцию покупали и покупали. Иначе говоря, надо создать общество потребления.

Но как заставить людей покупать? Естественно, предлагая им то, за что они готовы   выложить деньги. Но что хочет падший человек, к чему он тянется?  Увы, ко греху. Иначе говоря, грех оказывается экономически выгоден. Значит, его можно и нужно эксплуатировать. Его надо стимулировать, культивировать, распалять. А для стесняющихся и совестливых – надо черное сделать белым, легализовав в глазах общества самые выгодные страсти: блуд, стремление к роскоши, наркоманию.

В общем, надо изменить «структуру потребностей», сделать ее ориентированной на грех.  А для этого необходимо, чтобы товаром могло быть все, абсолютно все без исключения. Об этом очень точно пророчествовал еще Ап. Павел: «А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу;  ибо корень всех зол есть сребролюбие» (1 Тим.6,9-10). Тут открывается широкий и заманчивый путь для выведения новой разновидности человека «гомо-хамартикус» – человека  греховного, видящего в разврате не отклонение, а образ жизни.

Теперь служат маммоне ради Астарты. И такая нацеленность – оружие массового поражения. Если оно не убило духовно вас, то может поразить ваших детей. Если детей вы сумели уберечь, то оно развратит ваших родственников, друзей, знакомых. При этом государство тоже является субъектом рынка, и государственная собственность не помогает – она живет по тем же законам. Капитализм даже идет на реализацию социальной защищенности – лишь бы покупали грех.

Хрестоматийный пример – Швеция. Сколько хвалебных слов о ней написано. И в самом деле, за счет высоких налогов с бизнеса, причем по прогрессивной шкале, шведам удалось построить пусть не социальный рай, но общество, где люди могут смотреть на будущее с оптимизмом. И тем не менее Швеция – одна из самых развратных стран. Одна «шведская семья» чего стоит! Плюс чуть ли не самый высокий в мире уровень суицида. К тому же «шведский социализм» постепенно сдувается – «доить корову капитализма» оказывается все сложнее.

Если раньше, в XIX веке главной язвой капитализма была эксплуатация, то в XX веке, оставаясь несправедливым,  он стал все более поить мерзостью все народы. Разврат как основа экономики – вот то новое, что придумал капитализм в веке XX и перенес в XXI век. О разврате как самой характерной черте «великой любодиецы» нам постоянно напоминает Откровение: «И на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным» (Откр.17,5); «сделался (Вавилон) жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице» (Откр.18,2); «яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы,  3 и цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее» (Откр.18,2-3); «пал, пал Вавилон, город великий, потому что он яростным вином блуда своего напоил все народы» (Откр.14,8); «что Он осудил ту великую любодейцу, которая растлила землю любодейством своим» (Откр.19,2). Именно в этом – «вине блудодеяния» – «тайна» капиталистической глобализации, покуда обеспечивающая ей успех.

Кстати, недаром великая любодеица именуется Вавилоном. Древний исторический Вавилон, в пору своего могущества, прославился как место самого разнузданного разврата – сексуального, морального, культурного, финансового /2/. А потому само имя  «Вавилон» стало синонимом  самой непристойной аморальности.

6. Препятствия «развратизации»
Но все не так просто. Есть силы, которые этому проекту мешают. Прежде всего, это остатки традиционного общества, еще бытующие у нас (по нашей темноте, конечно). Например, семья. В хорошей семье заботятся друг о друге, любят детей и хотят вырастить их нормальными людьми. И поэтому проникновение туда разврата затруднено. Значит, надо разрушить семью. А для этого – пропагандировать блуд, неверность, свободную любовь. Или еще безобразнее – насаждать гомосексуализм. Или, уже совсем чудовищно, – легализовать аборты. А для тех, которые эти соблазны преодолели – ввести ювенальную юстицию. Надо, чтобы человек не имел никаких обязанностей перед другими. Тогда он будет один на один с витринами, где соблазны выставлены во всей красе.

Есть и другие барьеры – скажем, национальная культура. Конечно, ее можно тоже коммерциализировать и получать прибыли. Но многого достичь трудно: традиционная культура как правило целомудренна, она ориентирована на полезное и практичное, и вместе с тем скромно-красивое. Разврату она противится. Так значит, долой национальную культуру, долой вообще понятие национальности и национального государства. Капиталистическая глобализация сметает все эти барьеры. Правда, пока еще национальные государства остаются, но они уже при последнем издыхании. У них отбирается своя культура, своя валюта, своя независимость. Транснациональные корпорации давно уже властвуют в мире, презирая национальные границы.

Но есть еще душа, личность, индивидуальность. Это тоже барьер. На беду глобалистам Господь дал людям свободу – вещь загадочную, неуправляемую. И зачастую, сколько ни втемяшивай человеку, что глобализация ему же и выгодна, он все равно нос воротит, а иногда и начинает активно с ней бороться. Правда, хвала человеку, что он пал, что стал удобопреклоняем ко греху, что его можно  сделать зомби, восторженными глазенками смотрящего на прилавки и пускающего слюни. Но для этого надо попотеть – нужно еще много чего. Чтобы вовсю действовала реклама. Чтобы мозги прочищало телевидение. Чтобы гламурные журналы завлекали телесами и улыбками. Чтобы образование давало только поверхностные, начетнические  знания. Чтобы ночи напролет все играли в «стрелялки», «догонялки» и прочие  компьютерные игры. А главное, чтобы у человека не  могло сформироваться само понятие греха. Повторяем – это хлопотно, и не для всякого проходит. Но все же в целом безусловно игра стоит свеч. И грандиозный проект «развратизации» человечества упорно реализуется на наших глазах.

7. «Быть богатым можно, но нельзя служить богатству»
Тут мы заострим внимание. Ведь именно против греха, за души людей борется и Церковь, не позволяя маммоне так уж просто взять их в плен. Так что церковь, христианство неизбежно становится на пути рыночной глобализации. История Церкви изобилует такими эпизодами. Причем усилия Церкви распределяются по двум направлениям. Первый: Церковь пытается сделать нравы рынка более щадящими. Сюда относятся  призывы вести бизнес честно, исправно платить налоги и пр.

В этом русле у нас в 2004 г. принят «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании» – как бы «десять заповедей» предпринимателей. Его цель – улучшить нравственный климат рынка, не подвергая сомнению саму его необходимость. Думается, что этот путь – ложный. Сделать рынок «белым и пушистым», «православным» нельзя. Увы, в нашем мире есть социальные явления, которые в принципе не поддаются воцерковлению. Например, проституция. Тоже самое и с рынком. Нигде в евангелии не сказано, что рынок – от Бога. Он всегда будет местом служения маммоне, и нам остается лишь повторить: «не можете служить Богу и маммоне».

Но Церковь всегда противодействовала рынку и другим способом: предлагая и развивая нерыночные отношения, сочетая их с авторитетным моральным запретом на наиболее одиозные проявления рынка. Святой Иоанн Златоуст умолял богатых отдавать свое имение бедным – а это совсем не рыночная мера. И во все века Церковь превозносила милостыню, а вовсе не рынок. Святые отцы жили в условиях, когда рынок не был тотальным.

Однако многие из них –  Киприан Карфагенский, Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов, Амвросий Медиоланский –  видели в собственности огромный соблазн, а Златоуст в качестве идеала предлагал общность имуществ, а вовсе не частную собственность. Более того, в католичестве общность имуществ вплоть до XIII в. официально считалась  естественным законом, т.е. законом от Бога. Под влиянием Церкви правители  придерживали, «замораживали» рыночные отношения – так было в Византии и средневековой Европе.

Однако борьбе Церкви против рынка сильно мешало одно обстоятельство:  Церковь любит собственность. Она во все века активно боролась за приобретение собственности и крайне болезненно реагировала на попытки секуляризации ее владений. Нет, тут не следует обвинять клириков в сребролюбии – если это и бывает, то, конечно же, это отклонение, грех. Но церковь хочет иметь устойчивость в этом мире, а это обеспечивает собственность. Церковь хочет совершать свое служение по спасению душ человеческих – и это без собственности затруднительно. Так что цели приобретения собственности, казалось бы, благие. Но вот что получается.

Приобретая собственность, Церковь, естественно, не может не признавать ее за легитимный и вполне совместимый с христианством социальный институт. Но частная собственность – основа рынка. А значит, надо признать, что и сам рынок ¬– необходимая и вполне христианская вещь, а вот с вредными следствиями его функционирования надо бороться. Каким же образом?

Впрочем, богословы нашли выход – они взяли на вооружение «умеренную» доктрину Климента Александрийского, разработанную еще в начале третьего века. Она гласит, что иметь собственность, даже большую, непредосудительно, но вот привязываться к ней сердцем – грех. Такая позиция имела определенное положительное значение, оказывая влияние на благочестивых людей. И все же она оказалась недостаточной, поскольку оставляла в полной силе действие всех имущественных соблазнов. И потому рынок наступал и наступал, а Церковь отступала и отступала. Сначала католики признали  легитимным процент с ссуды, затем – ренту, и в конце концов – весь новый мировой экономический порядок. А о протестантах и говорить нечего – они с самого своего возникновения видели в богатых предпринимателях не просто добрых христиан, но благодетелей человечества, производящих все необходимое и предоставляющих рабочие места.

8. А что же РПЦ?
Ныне рынок подошел с ножом к горлу и к нашей Церкви.  Впрочем, не только с ножом, но и с пряником – в виде реституции собственности. По сути дела предлагается сделка: «мы вам отдаем всю собственность, отнятую большевиками, а вы благословляете нынешний экономический порядок, или, по крайней мере, не мешаете нам превращать Россию в служанку Запада. А иначе мы не договоримся, и не видать вам недвижимости как своих ушей». И что же мы видим? Еще десять лет назад в «Основах социальной концепции РПЦ» Церковь мудро не предрешала вопроса о предпочтительности того или иного вида собственности.

Но позже, видимо, и давление многократно усилилось, и победа глобализаторов стала вырисовываться более определенно. А потому на церковном уровне было выпущено несколько документов, расставляющих точки над i. Об одном ¬– «Своде нравственных принципов…» мы уже говорили. Позднее, в марте 2007 г. было опубликовано «Соборное слово XI Всемирного Русского Народного Собора», посвященного проблеме богатства и бедности. Оба документа уже исходят из того, что глобалистский рынок является реальностью в России. Документы лишь призывают слегка подкорректировать его в нравственном и административном отношении. Ни о чем другом Церковь уже не помышляет.

Сейчас процесс встраивания нашей Церкви в новый мировой порядок идет полным ходом. Хотя церковным руководством и делаются мягкие упреки капитализму, но в то же время демонстрируется полная лояльность основным принципам нового мирового порядка. Как следствие, экуменические контакты умножаются, нападки на советский период усиливаются, а либеральное крыло Церкви становится наиболее влиятельным.

Естественно, за хорошее поведение Церковь ожидает реституции собственности. И процесс, как мы видим, идет. Церковь собирается надолго обосноваться в рыночном обществе, видимо, желая делом подтвердить евангельское «и врата ада не одолеют ее».
Правда, несколько странно, что она собирается этого достичь не исповеданием  правды Христовой, а с помощью собственнического поплавка. Впрочем, процесс встраивания в глобализующий порядок зашел так далеко, что сейчас ставится вопрос о православном аналоге «Банка Ватикана». А если быть точнее – о «эндаумент-фондах», на процентах с которых хочет теперь жить наша Патриархия /4/.

Но не только церковное руководство, но и батюшки, среднее звено,  тоже по горло увязло в рынке. Недаром протестанты говорят, что наша Церковь «дорогая». И в самом деле, ремонт храма стоит  огромных денег. А внутренне убранство? А клирос? А дорогие облачения? А священнические трапезы? А воскресная школа? И на все нужны деньги. Откуда их взять? Свечной ящик ныне много не дает. Значит, нужны спонсоры, государственные и частные. И вот батюшка идет на поклон к бизнесу, «окормляет», сажает их на первые места. Как тут критиковать капитализм как миропорядок?  Только отдельные очень смелые и очень честные батюшки отваживаются на это. А остальные,  если и толкуют об имущественных проблемах, то только в плане личного сребролюбия.

Но и низший уровень, миряне –  и они уже без рынка не могут и не хотят. Времена, когда верующие составляли самый бедный слой населения проходят. Сейчас  можно увидеть в церкви очень богатых людей, с охраной, тех самых спонсоров, с которыми батюшки почтительно разговаривают. Да зачастую и мы, православные,  по воскресеньям, после службы, мчимся на «шопинг», везем по супермаркету тележку, набитую всяким хламом.
Еще раз повторим, что дело тут не в личном сребролюбии. Нет, среди православных  есть масса бессребреников, готовых Вам помочь и даже отдать самим нужное. Дело в том, что маммона создал СИСТЕМУ, изощренную систему духовного убийства множества людей, и мы, даже если не служим маммоне на уровне примитивной жадности, все равно служим ему тем, что благосклонно принимаем, а значит и укрепляем эту систему. И это второе служение маммоне еще горше первого.

А Россия – что ж, она, гибнет в завлекающих объятьях вавилонской блудницы и наглом насилии зверя багряного. Отчаянность ее положения усугубляет то, что ее убивает не только  Запад, но и Восток. Но подлинный ужас в другом: в том, что наша Патриархия как бы и не замечает этого – она занята своими проблемами выстраивания  отношений с новыми хозяевами страны. Закрадывается мысль: уж не является ли невнимание к судьбе России дальновидной церковной политикой? Ведь существует же Константинопольский патриархат в исламском Стамбуле, Александрийский Патриархат – в исламской Александрии, Антиохийский патриархат –¬ в исламском Дамаске, а Иерусалимский патриархат – в иудаистском Иерусалиме. И ничего – живут и здравствуют, и даже прихожане есть. Вот и РПЦ может остаться уже не в России, а в «Раше», хотя и сохранит название Московского Патриархата. Правда, кем Москва будет вперед оккупирована – войсками НАТО, китайцами или кавказскими мигрантами – сказать трудно. Всякое может быть…

Надо ясно сознавать, что любая церковная политика, вольно или невольно способствующая разрушению России, есть в то же время политика против Церкви. Ибо такая церковь потеряет доверие и народа и Бога. Ведь солидаризироваться с великой блудницей – значит отказываться от благодати, подаваемой Богом Церкви. «Не можете служить Богу и маммоне». И наоборот.  Государственная политика, идущая в разрез с церковными интересами, ¬ губительна для самой власти. Ибо такую власть в России Господь долго терпеть не будет. Для русского человека обе ценности – и Россия и Церковь – высшие, и ни одной из них он поступиться не может. И только так он может и должен жить.

Мы подошли к самому удивительному – суду Божьему над Вавилоном великим. Но это уже сюжет второй части статьи.

30.12.10.

Литература

1. К. Поланьи. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени – СПб.: Алетейя, 2002. – 320 с.
2.      В. Макарцев. Глава из очерка «Тайны  апокалипсического Вавилона». I.  Вавилон исторический http://www.chri-soc.narod.ru/mak_vavilon.htm
3.    Бессонова О.Э. Раздаточная экономика России: Эволюция через трансформации. – М.: РОССПЭН, 2006. – 144 с.
4.    http://www.gzt.ru/topnews/politics/-pereiti-na-novuyu-tserkovnuyu-ekonomiku-rpts-/340357.html?from=copiedlin

«Выйди от нее, народ Мой»

Николай Сомин
Источник: http://www.chri-soc.narod.ru/viydi_ot_nee_narod_moi.htm

1. Зверь из бездны и лжепророк
В первой части своего исследования мы предположили, что известный персонаж Откровения Иоанна Богослова  – «великая блудница», «Вавилон великий» – есть метафизический образ рыночной экономики, образ омерзительный: «мать блудницам и мерзостям земным» (Отк.17,5), «и вином ее блудодеяния упивались живущие на земле» (Откр.17,2).

Чтобы лучше разобраться в сложных проблемах толкования символических образов Откровения, необходимо вспомнить весь апокалипсический контекст, в котором появляется великая блудница. Да, она восседает на «звере багряном», имеющем «семь голов и десять рогов». Что это за «зверь»? Еще раз подчеркнем, что образы Апокалипсиса для нас, христиан, пока остаются крепким орешком, и относительно их интерпретации можно делать лишь предположения, более или менее правдоподобные, но являющиеся лишь частным богословским мнением.

Собственно, и святые отцы придерживались такой же точки зрения, в том числе и св. Андрей Кесарийский, автор знаменитого «Толкования на Апокалипсис» /6/. И неспроста – они предвидели, что время будет уточнять их толкования. Например, древняя интерпретация  «зверя багряного» как Римской империи (а так толковали многие святые отцы) явно ушла в прошлое и не подтвердилась. И предлагаемое нами толкование – лишь наметки, которые легко могут быть временем отредактированы.

Думается, что только сейчас, через почти две тысячи лет, образ «зверя багряного» начинает проявляться более отчетливо. Это – Западная цивилизация, выходящая, по всем законам геополитики, «из моря» (Отк.13,1). Примерно так трактует «зверя багряного» свящ. Андрей Горбунов в его известных толкованиях Откровения /1/ . Нет необходимости сейчас заниматься подробным толкованием «семи голов и десяти рогов» зверя – ибо времена еще не исполнились, и какого правителя или страну каждый рог означает, будет явлено в будущем. Но одно требует объяснения уже сейчас: «И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела» (Откр.13,3).

Это фарисействующее еврейство, которому подвиг Христа нанес убийственное поражение, но сейчас « эта смертельная рана исцелела». Кстати, в Откровении именно эта голова отождествляется со всем зверем: «удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится» (Откр.17,8). Именно талмудическое еврейство, управляя банковской сферой, являет одну из совершенно необходимых для западной цивилизации «голов» зверя.

Фактически надо вести речь о иудейско-западной цивилизации, объединенной рыночной экономикой, которая «сидит» на «звере багряном». Это об этой цивилизации Откровение говорит: «И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним? И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца. И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе» (Откр.13,3-6).

Метаоптическое совмещение «зверя багряного» с антихристом мешает нам разглядеть, что хронологически зверь уже вышел из моря и шествует по земле, завоевывая ее в глобализационном процессе, и мы являемся свидетелями, как все мы «поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?»

Поднимется, но уже «из земли», еще один зверь – с двумя рогами – лжепророк. Вячеслав Макарцев очень основательно его трактует как современные СМИ /2,4/, расчищающие путь зверю из бездны и сидящей на нем блуднице. И именно стараниями лжепророка будет накладываться на желающих «печать зверя» – пропуск в новый мировой порядок. Попытки расшифровать само «число зверя» предпринимались неоднократно. Но представляется, что его смысл раскрыт еще в 3-ей Книге Царств: таков был годовой доход Израиля при Соломоне: «весу было шестьсот шестьдесят шесть талантов золотых» (3 Цар.10,14). Иначе говоря, «число зверя» – символ богатства, которое наилучшим образом подходит в качестве идентификатора  и «зверя» и «великой блудницы».

2. РПЦЗ
Надо сказать, что, как и всегда, поле толкований Апокалипсиса являет арену борьбы разных идеологий. И неудивительно, что чуждые России силы  интерпретируют образы этой великой книги в своем духе. Речь идет об Русской Православной Церковью заграницей (далее РПЦЗ). Наши западные коллеги и вовсе сплошь ориентированы на капитализм. РПЦЗ давно уже встроилась в него и вполне довольна. К тому же  она люто ненавидит советский период России. Недаром даже после «воссоединения» Синод РПЦЗ принял заявление о предателе Власове, прославляя его как мужественного борца с большевизмом, и тем самым солидаризируясь с самыми отпетыми врагами России.

Так какое же толкование великой блудницы принято в РПЦЗ? Не поверите! Оказывается, это наша Церковь, РПЦ, с которой РПЦЗ недавно соединилась! Она сидит на «звере багряном», большевистском государстве, и подчинилась ему, стала «сергианской». Теперь такое толкование наши западные коллеги стараются не выпячивать. Но именно на это намекали теоретики РПЦЗ до «воссоединения» /3/, и именно так трактуют его не «воссоединившиеся» части РПЦЗ /7/.

Только толкование это совершенно абсурдно. Конечно, советскому строю можно предъявлять много обвинений – и за масштабные гонения на Церковь, и за атеизм, и за практику тоталитарного насилия. Но вот разврата не было. Точнее, был, но его уровень был значительно ниже, чем сейчас, при владычестве вавилонской блудницы. Ибо для выживания социализма разврат не нужен. Наоборот, социализм поддерживается лучшими, наиболее целомудренными сторонами человеческой натуры. А тем более, никакого разврата не было в нашей Церкви советского периода – Церкви мучеников и старцев. А вот РПЦЗ, принявшую и освятившую весь современный развратный капитализм, иначе как пособницей разврата не назовешь.

3. «Пал, пал Вавилон»
Кажется, что власть маммоны столь сильна, что уже ничто и никто не сможет ему противиться. И тем удивительнее и радостнее для нас дальнейшее видение Откровения: «После сего я увидел иного Ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую; земля осветилась от славы его. И воскликнул он сильно, громким голосом говоря: пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице» (Откр.18; 1-2).

Пал глобальный рынок! Обвалилась экономика разврата! Освобождено человечество от жуткой, соблазняющей и развращающей экономики великой блудницы! Вот смысл поразительной вести. И далее: «И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее» (Откр.18,4).

«Выйди от нее народ Мой» – это эквивалент хорошо известному, но не выполняемому «не можете служить Богу и маммоне». Христианство и рыночная экономика несовместимы. И только по плененности (и материальной и, увы, духовной) мы, православные, участвуем в ней. А многие и восхваляют, считая ее подлинно христианской.

Но вот незадача: «пал, пал Вавилон». А мы-то уже свыклись с «шопингом». Мы и Россию-то сдаем именно за него. Да, уже сдали, даже и не заметили как и когда. «Выйди от нее народ Мой» – это призыв хотя бы в последние, апокалиптические времена одуматься, понять, что нельзя называть себя христианином и спокойно поддерживать строй, на котором расцветают мерзости земные. Бог долготерпелив, но и Его терпение не бесконечно. Тогда вступает в силу Божия справедливость и начинаются суды Божии: «ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее» (Откр.18,5).

Суд Божий неотвратим. Но он совершается, как это ни парадоксально, по земным законам. Так почему же рухнет рыночная экономика? Да очень просто – ведь жадность человеческая ненасытима, и она перешагивает все разумные барьеры, которые могли бы продлить ей жизнь. Короче говоря, современная рыночная экономика построена по принципу финансовой пирамиды. Как пресловутый МММ. И потому ее крах рано или поздно неизбежен. Американцы печатают зеленоватые фантики, и за них получают реальные ценности. Кто же от такой лафы откажется? Никто и никогда. А тут еще банкиры долговые бумаги возвели в ранг денег и навыпускали такое количество, что оно с семикратным запасом превышает стоимость всех товаров. А ведь и их тоже можно, при известной сноровке, выменять на нечто реальное. Кто же от такой халявы откажется? Никто и никогда.

Вот и выстраивается всемирная пирамида. И обваливать ее пока никому не выгодно – ни США, ни Китаю, ни Европе, ни нашим правителям. Это как сейчас можно к безнадежно больному человеку подключить систему жизнеобеспечения и поддерживать жизнь десятилетиями. Но не бесконечно – когда-нибудь человек все равно умрет. Вот и нынешняя рыночная экономика – такой живой труп, уже неизлечимый. Но постоянно работает реанимация, «финансовые пузыри» сдуваются, курс доллара искусственно поддерживается, и даже кажется, что раз это нужно сильным мира сего, то все это может продолжаться бесконечно. Но нет, как мгновенно из человека исходит дух, так и в одночасье, и уже окончательно, погибнет великая блудница – «За то в один день придут на нее казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь Бог, судящий ее» (Откр. 18,8);  «с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его» (Откр.18,21).

А клиенты великой любодеицы будут в шоке: «И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею, когда увидят дым от пожара ее, стоя издали от страха мучений ее и говоря: горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой» (Откр.18,8-10). Да, «цари» наши «восплачут и возрыдают», ибо хранили свои миллиарды в западных банках, и вот в одночасье все сгорело.

«И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает» (Откр.18,11). А уж сколько «дел», «фирм», «холдингов», «банков», «консорциумов», «ООО» и «ОАО»  и пр. полетят вверх тормашками – и представить себе нельзя. Ах, бедняги-бизнесмены, жаль их: «И посыпали пеплом головы свои, и вопили, плача и рыдая: горе, горе тебе, город великий, драгоценностями которого обогатились все, имеющие корабли на море, ибо опустел в один час!» (Откр.18,19).

Но совсем иначе отнесутся к гибели Вавилона подлинные христиане: «Веселись о сем, небо и святые Апостолы и пророки; ибо совершил Бог суд ваш над ним» (Откр.18,20).

4. «И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле»
Еще видя живую любодеицу, автор Откровения был озадачен зрелищем:
«Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим» (Откр.17,6). Это «удивление великое» смущало многих комментаторов Апокалипсиса и породило массу гипотез. Но о тайных убийствах Вавилона есть еще: «И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле» (Откр.18,24). «Он осудил ту великую любодейцу, которая растлила землю любодейством своим, и взыскал кровь рабов Своих от руки ее» (Откр.19, 2)

Впрочем, кровь «всех убитых на земле» еще можно объяснить, если иметь в виду последнее время: сейчас в подавляющем большинстве убивают из-за собственности. Но убийство «пророков и святых» кажется преувеличением. Действительно, когда это такой невинный «цивилизованный» рынок убивал их в массовом порядке? Но об этом говорится настойчиво, трижды, и потому объяснение одно: все это еще будет. И даже можно представить как.

Далеко не вся Церковь подчинится маммоне и будет исповедовать глобализм. Очень многие православные, может быть большинство, разберутся, где подлинный враг Христа. Думается, что такое разделение неизбежно: в Церкви всегда, даже в самые искусительные моменты, оставались люди, верные истине. Сейчас пока мы видим очень эсхатологически настроенных отвергателей ИНН, ищущих три шестерки в штрих-кодах. С богословской точки зрения их позиции шаткие, ибо «печать зверя» будут ставить в последние времена, а пока они еще не наступили. Да и в ИНН уж точно никаких «шестерок» нет.

Но с точки зрения борьбы с надвигающимся рыночным глобализмом они правы: надо с чего-то начинать. Но кто знает, какова будет судьба их последователей, сильнее ощутивших  растлевающую сущность нового мирового порядка? Не исключено, что их объявят еретиками, бунтовщиками, «революционерами», и на них будет возведено гонение, как со стороны официальной Церкви, так и олигархического государства. Можно только предполагать, сколь тяжело будет этим христианам, выброшенным из общества и преданным своими. Не о них ли  сказано: «И дано было ему (зверю) вести войну со святыми и победить их» (Откр.13,7)?

Кстати, многие святые предсказывали, уже после большевистских, новые изощренные гонения. Например, св. Серафим Вырицкий: «Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества, — говорил батюшка, — с одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями. Гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер. Страшно будет дожить до этих времен». Вот имена этих «пророков и святых» и будут прославлены после катастрофического обрушения «великой блудницы».

5. Алилуия и антихристовы времена
Осуждение Господом любодеицы вызвало всеобщее ликование ангельских сил: «После сего я услышал на небе громкий голос как бы многочисленного народа, который говорил: аллилуия! спасение и слава, и честь и сила Господу нашему! Ибо истинны и праведны суды Его: потому что Он осудил ту великую любодейцу, которая растлила землю любодейством своим, и взыскал кровь рабов Своих от руки ее. И вторично сказали: аллилуия! И дым ее восходил во веки веков» (Откр.19,1-3).

Но эта громогласная алилуия будет на небе. А что же произойдет на земле? Блудница развращала, духовно убивала, но все же материально питала народы. А теперь? Можно ожидать, что после падения глобального рынка вся финансово-производственная сфера будет разрушена чуть ли не до основания, и человечество впадет в очень жестокий  криминальный экономический режим, когда люди будут бороться за физическое выживание. Это и будут беспрецедентные по тяжести «антихристовы времена», о которых сказано: «ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть» (Мф.24,21-22).

Но «зверь багряный», талмудоизированный Запад, еще устоит – стараниями лжепророка он соединится, ополчится на Христа и Церковь и пойдет войной. Однако век его будет недолог – он будет вместе со своим войском повержен и брошен Христом в «озеро огненное, горящее серой» (Откр.19,20).

Таким образом, Откровение пророчествует нам о гибели всей западной цивилизации вместе с ее лидером – антихристом. Отметим, что антихрист, будущий царь западного мира – безусловно, историческая фигура, который, как сказано в Откровении, будет править 42 месяца. О нем пророчествуют и ап. Павел, и сам Иоанн Богослов во Втором своем послании. Но его часто отождествляют со зверем багряным, и в результате получается несуразица: огромная (западная) цивилизация приравнивается к его последнему правителю.

6. Тысячелетнее царство
А после… После будет суд над самим сатаной, «красным драконом», подлинным вдохновителем и «куратором» обоих «зверей»:
«И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Откр.20,1-3).

Оказывается, его сила на земле была заключена в «вавилонской блуднице» и поддерживающем ее «звере багряном». Но вот их не стало – и ангел легко справился с ним, сковав «на тысячу лет». А верные Христу, не поклонившиеся «печати зверя», будут удостоены «первого воскресенья»: «И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет. Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет. Это — первое воскресение» (Откр.20,4-5).

Это та самая 20-я «хилиастическая» глава Апокалипсиса, о которой идет спор  в Церкви уже полторы тысячи лет. Именно спор, ибо на Втором вселенском Соборе 381 г. был осужден иудейский хилиазм Керинфа, подлинный же христианский милленаризм никогда осужден не был. Что же касается прибавки к символу веры «Его же царствию не будет конца», то она введена против савеллианина Маркелла Анкирского, неправо учившего о личности Господа Иисуса Христа /8:612/. Не осуждены и мнения святых отцов, исповедовавших христианский хилиазм: св. Иринея Лионского, св. Ипполита Римского, св. Мефодия Патарского, св. Иустина Философа и других учителей ранней Церкви. Ибо никакого умаления Царства Христова у них нет – воскресшие лишь «воцарились», т.е. примкнули к вечному Царству Христа, которому действительно «несть конца».

Учение о «тысячелетнем царстве» – тайна, которую пока не вместила наша Церковь. Мнение бл. Августина, что «тысячелетнее царство» есть период жизни Церкви на земле,  эту тайну лишь отодвигает, но не раскрывает. Ибо уж слишком определенно и ясно, без всяких недомолвок, говорится об удивительных метафизических событиях:
сатана будет скован на тысячу лет; мученики будущих времен оживут и воцарятся со Христом за Земле на тысячу лет; и лишь после этого периода сатана на короткое время выйдет на свободу, соберет народы Гога и Магога на брань со святыми, но огонь с неба пожрет их, а сатана будет ввержен в озеро серное, где уже находятся зверь и лжепророк (Откр.20,7-10); а далее – уже Страшный Суд Господень и для оправданных это будет жизнь будущего века, где «времени уже не будет», а для осужденных это будет окончательная «смерть вторая» (Откр.20,14).

И если мы хоть немного верим Писанию, то должны признать, что все это будет. Христианский хилиазм живет и в современной Церкви. Есть удивительная книга о. Бориса Кирьянова /5/, есть толкование тысячелетнего царства иг. Варсонофия (Хайбулина), очень интересно о «православной гравитации» пишет Вячеслав Макарцев /4/. Согласно их представлениям  «тысячелетнее царство» будет периодом полной победы Церкви Христовой и ее учения над силами зла, ее субботства и мирной жизни. Христианство выйдет из храмов и будет исповедано везде, в том числе – и в устроении земной экономики. И тогда воплотятся мечты многих христиан о «православном социализме», который в полноте своей будет реализован лишь в тысячелетнем царстве /4/.
Наше повествование может добавить к этому совсем немного.

7. Антиудерживающий
Хорошо известно высказывание ап. Павла: «Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения» (2 Фес.2,7-10).

Тут речь идет об антихристе, приходу которого мешает «удерживающий». В святоотеческих толкованиях об «удерживающем» нет единства. Есть мнение, что удерживающий – Дух Святый, присутствующий в нашей Церкви и не дающий воцариться антихристу. Большинство же святых отец, в частности св. Иоанн Златоуст, считают, что «удерживающий» – христианское государство, империя, не позволяющая прийти беззаконию и «беззаконнику». Но премудрость Божия этой скорбной стороне будущих времен противоставит и сторону радостную. Это «тысячелетнее царство», являющееся смыслом и целью земной истории. И не удивительно, что наступлению этого чаемого христианами события мешает свой удерживающий, которого лучше назвать «антиудерживающим», поскольку он, происходя от темных сил, играет ту же обольщающую и подменяющую роль, что и антихрист.

Кто же это? Да это же опять-таки наша старая знакомая – «великая любодеица»! Это о ней писано: «воды, которые ты видел, где сидит блудница, суть люди и народы, и племена и языки» (Откр.17,15). Это она подмяла под себя все народы, взяла их в плен и, обольщая и растлевая их, не позволяет прийти тысячелетнему царству. И как антихрист будет пытаться играть роль Христа, так и антиудерживающий, Вавилон великий, будет пытаться подменить подлинного удерживающего – христианское государство. Но в том-то и дело, что законная власть – от Бога, и Христианская Империя – тоже от Бога. А вот рыночная экономика, вавилонская блудница – от сатаны, хотя и силится она играть роль благодетеля человечества.

И действительно, изо всех сил нас стараются уверить, что век наций, народов и государств прошел, что наступила эра «транснациональных корпораций», которые будут истинными центрами «гражданского общества». Таким ловким ходом власть Бога и Его законных помазанников подменяется властью блудницы.

Но знает, знает сатана, что приход антихриста будет уже актом отчаяния с его стороны, что недолго править антихристу, что будет он брошен в «озеро огненное», что за этим и самому сатане будут связаны руки на тысячу лет. Потому и воссела блудница на «племена и языки», чтобы как можно дольше обольщать народы, чтобы отдалить приход Тысячелетнего царства. Но жатва зреет, подходят времена и сроки. И кто знает, может быть и мы доживем до возгласа «пал, пал Вавилон!». И будет этот возглас к наступлению череды эпохальных событий, которые изменят лик земной жизни.
«Эй гряди, Господи Иисусе!».

Литература
1. Андрей Горбунов.  Тайна зверя. Опыт раскрытия пророчеств Апокалипсиса. http://pravosl.narod.ru/library/tayna.htm
2. В. Макарцев. Глава из очерка «Тайны  апокалипсического Вавилона».
III. Вавилонская блудница. http://www.chri-soc.narod.ru/mak_vavilonskaya_bludnica.htm
3. Архиепископ Димитрий (Вознесенский). Апокалипсис в перспективе ХХ века. –М.: ПСТГУ, 2009. – 408 с.
4.В.Макарцев. Тысячелетнее царство: сермяжная правда.  http://www.chri-soc.narod.ru/mak_tisacheletnee_czarstvo.htm
5. о. Борис Кирьянов. «Полное изложение истины о Тысячелетнем царстве Господа на Земле» http://www.rspp.su/pravoslavie/texts/1000/annotation.htm
6. Св. Андрей Кесарийский. Толкование на апокалипсис. – М. 1901.
7. Архиепископ Виктор (Пивоваров). «Начало и конец». О третьей темной силе – блуднице. http://www.eshatologia.org/component/content/article/426-o-tretiey-temnoy-sile-bludnitse.html
8. Проф. А. Спасский. История догматических движений в эпоху вселенских соборов. – Сергиев Посад. 1914.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s