Средний путь между капитализмом и социализмом Петра Маслова

Петр Маслов

Средний путь между капитализмом и социализмом Петра Маслова

Надежда Фигуровская

Источник: Фигуровская Н.К. Забытый академик (Петр Павлович Маслов) // Проблемы современной экономики, № 4 (40), 2011.

В статье рассматривается жизненный путь и научная деятельность отечественного экономиста П.П. Маслова (1867-1946). Введены в научный оборот новые документальные источники и забытые страницы из истории развития русской и советской экономической науки первой половины ХХ столетия.

В 2011 г. исполняется 65 лет со дня смерти, а в следующем — 2012 г., 145 лет со дня рождения академика АН СССР Петра Павловича Маслова — русского и советского экономиста, историка, публициста, политического деятеля. П.П. Маслов родился 15 июня 1867 г. в деревне Масловка Уйской станицы Оренбургской губернии в казачьей семье. В своей автобиографии он писал: учился сначала у скитниц, а потом в Троицкой гимназии. Гимназистом 14 лет в первый раз привлекался по политическому делу. В 1887 г. студентом 1 курса был выслан из Казани во время студенческих беспорядков. В 1889 г. студентом 2-го курса Ветеринарного института в Харькове был снова арестован по казанскому делу, а потом выслан в Самару1.

Отбывая ссылку в Самаре, П.П. Маслов переписывался с членами марксистского кружка Н.Е. Федосеева. В 1893–1894 гг. сотрудничал в «Самарской газете». В 1895–1896 гг. изучал политическую экономию в Венском университете у профессора политэкономии Филипповича. Затем снова вернулся в Самару и редактировал первую легальную марксистскую газету «Самарский вестник», которая просуществовала недолго и была закрыта.

После этого П.П. Маслов переезжает в Петербург и здесь работает до 1901 г. в первых марксистских журналах «Научное обозрение», «Жизнь», «Начало», где публикует статьи по теоретической политэкономии и аграрным проблемам. По поводу одной из статей П. Маслова (К аграрному вопросу // Жизнь. — 1901. — № 3–4) у В.И. Ленина есть упоминание: «интересная статья», «содержит много верных замечаний». В 1901 г. за участие в демонстрации у Казанского собора против отдачи студентов в солдаты за различные политические выступления П.П. Маслов вместе с рядом литераторов и публицистов был выслан из Петербурга.

Во время трехлетней ссылки в Саратов он руководит земскими исследованиями кустарных промыслов в Саратовской губернии и выпускает «Кустарные промыслы в г. Кузнецке». Это статистическое исследование, как отмечается в «Характеристике научной деятельности П.П. Маслова», хранящейся в его личном фонде, оказало Маслову значительную помощь в его последующих теоретических работах, отличающихся оригинальным сочетанием широких теоретических обобщений с тонким анализом конкретных данных, относящихся ко всем сторонам народного хозяйства вообще и, в первую очередь, сельского хозяйства.

Начало научной деятельности П.П. Маслова было связано с исследованием аграрного вопроса. Эта тема стала магистральной на фоне многих иных его научных интересов.
В 1903 г. в Петербурге П. Маслов выпускает свою первую книгу «Условия развития сельского хозяйства в России. Опыт анализа сельскохозяйственных отношений», посвященную теории развития агарных отношений. Книга включала 17 глав, состояла из двух частей: I-я часть — Общие условия развития сельского хозяйства и II-я часть — Крестьянское хозяйство в России. В последующих изданиях эта книга выходит под названием «Аграрный вопрос в России Т. I». В 1907 г. вышел 2-й том «Аграрный вопрос. Кризис крестьянского хозяйства и крестьянское движение». Книга выдержала 6 изданий, вышла в немецком переводе.

В предисловии автор писал, что экономисты «теоретически слишком мало посвящали внимания земледелию, и кроме теории земельной ренты, еще и теперь спорной, которая излагается «без всякой связи с развитием земледелия» не установлено основных теоретических посылок, освещающих огромный цифровой материал. В вопросах сельскохозяйственной экономии существует так много предрассудков и путаницы, что, прежде всего, необходимо наметить основные законы сельскохозяйственного развития вообще, и законы, определяющие при различных условиях исход борьбы крупного и мелкого хозяйства — в частности» [17, С. 1–11].

Он полагал, что аграрный вопрос в России не сводится к вопросу об общине, развитию капитализма, дифференциации крестьянства, причем эти вопросы «не связывались с общим процессом хозяйственной эволюции страны и рассматривались независимо от него». Он отмечал, что предложенные классификации истории народного хозяйства не отражают специфики развития сельского хозяйства, что при таком огромном значении аграрного вопроса экономическая теория чрезвычайно мало уделяет внимания аграрным отношениям.

В книге изложена теория некапиталистической ренты (продовольственной аренды)2, которая существует при капитали¬стических отношениях наряду с капиталистической рентой3. В случае некапиталистической ренты арендаторы земли ведут хозяйство, чтобы «иметь место для приложения своего труда и, по выплате арендной цены, получить с земли средства, необходимые для существования…, когда продуктов, получаемых с собственных участков земли, недостаточно для сносного существования» [17, С. 135].

В наличии значительного аграрного перенаселения, огромного спроса на земельные участки, нищеты населения, низкой производительности труда он видел причины более высокого уровня некапиталистической арендной платы по сравнению с капиталистической рентой, поскольку в условиях малоземелья «для поддержания существования крестьянин должен арендовать землю во что бы то ни стало и дать большую арендную плату против капиталистической ренты, чтобы землевладелец предпочел сдать землю этому крестьянину, а не вести собственное хозяйство и не сдать в аренду предпринимателю-капиталисту» [17, С. 138].

Отношения, связанные с продовольственной (некапиталистической) рентой Маслов считал преобладающими в сельском хозяйстве России. Маслов разъяснил то социальное явление, которое впоследствии экономисты организационно-производственной школы рассматривали как подтверждение особых преимуществ мелкого потребительского крестьянского производства по сравнению с крупным, поскольку мелкое хозяйство уплачивает более высокую арендную плату по сравнению с капиталистическим.

П.П. Маслов раскрывает и механизм формирования продовольственной ренты, который определяется не капиталистической категорией прибыли и не разницей между издержками производства и рыночной ценой, поскольку крестьянин нуждается в хлебе не для продажи и получения барышей, а для пропитания, «maximum ее определяется разницей между суммой необходимых для существования населения продуктов и суммою продуктов, которую производят арендаторы и на своей, и на арендованной, земле» [17, С. 140]. Ее факторами, в противоположность капиталистической ренте, которая возрастает при росте неземледельческого населения, росте цен, техническом прогрессе, расширении местного рынка, являются избыточность земледельческого населения, малоземелье, падение цен, технический застой.

П.П. Маслов выдвигает положение о борьбе между этими двумя формами хозяйства и показывает географическое распределение капиталистической и некапиталистической аренды. Преобладание того или другого типа хозяйств он связывает с преобладанием того или иного фактора в развитии экономики — роста производительности труда или тенденции к рассеянию земледелия (термин, введенный Масловым, означающий перераспределение производительных сил в пользу промышленности, рост производства земледельческих продуктов в странах редконаселенных, располагающих новыми землями и ведущих более экстенсивное хозяйство, и его относительное сокращение в странах промышленных и густонаселенных) [17, С. 153].

Основным фактором хозяйственного развития П. Маслов считал состояние и развитие производительных сил, которое влияет на формы хозяйства. В тех регионах России (главным образом на юге и юго-востоке), где происходит рост производительности земледельческого труда, растет капиталистическая земельная рента, что ведет к преобладанию крупного капиталистического производства, вытеснению потребительного земледельческого хозяйства. В тех же районах (прежде всего центр европейской России), где производительность падает, «капиталистическое хозяйство уступает мелкому продовольственному хозяйству, которое повышением некапиталистической ренты вытесняет первое», «падение производительности труда более благоприятно для существования мелких хозяйств» [17, С. 179, 348]. Процесс развития крупного производства Маслов связывал с развитием производительных сил. При падении производительных сил может происходить обратный процесс — образование мелких хозяйств из крупных.

В развитии сельского хозяйства ученым были установлены два фактора развития — технический уровень и культура земли (производительность труда и урожайность), что по его мысли имело первостепенное значение для понимания условий развития хозяйства, давало ключ к объяснению многих хозяйственных явлений, в частности объясняло, «почему сельское хозяйство экстенсивных стран побеждает в конкуренции страны с интенсивным хозяйством, пользующиеся самой высокой техникой», почему «мы находим при одинаковых технических условиях совершенно различную культуру земли…» [6, С. 385].

Монография П.П. Маслова вызвала значительный отклик в литературе. В обобщающем документе, посвященном характеристике научной деятельности П.П. Маслова, отмечается, что монография ученого обратила на себя всеобщее внимание и сыграла огромную роль в исследовании сельского хозяйства России. «Труд Маслова представлял огромный прогресс в решении спора о тенденциях развития сельского хозяйства России» [5].

В том же 1903 г. П.П. Масловым был написан проект аграрной программы социал-демократической партии. С 90-х гг. прошлого века он принимал участие в социал-демократическом движении. После II съезда РСДРП Маслов примкнул к меньшевикам и оставался в их рядах до 1917 г., после революции он полностью отошел от политической деятельности. В 1906 г. на IV съезде партии Маслов (Джон) был докладчиком по аграрному вопросу.

Аграрные проблемы нельзя назвать сильной стороной марксистской теории. Классовый подход с позиции интересов пролетариата, социалистической революции и последующего социалистического строительства определял отношение к крестьянству, которое трактовалось как мелкобуржуазное по своей природе. В.И. Ленин так и формулировал задачу: «определить, что требуют на почве этих реальных экономических перемен интересы развития производительных сил и интересы классовой борьбы пролетариата» [4, т. 16. С. 235]. Аграрные отношения в России были чрезвычайно сложны. Принятая до этого аграрная программа с требованием возвращения крестьянам «отрезков», т.е. земель, отрезанных у крестьян при проведении реформы 1861 г., показала свою полную несостоятельность.

Предложенный Масловым проект аграрной программы РСДРП был принят на IV-м съезде РСДРП. Программа, которая вошла в историю как программа муниципализации земли, предполагала сочетание различных форм собственности на землю: частную собственность крестьян и мелких землевладельцев на принадлежавшую им землю, общественную собственность на конфискуемые земли в форме национализации (леса, воды, переселенческий фонд) и муниципализацию частновладельческих земель — передачу их в распоряжение местных органов самоуправления (в случае неблагоприятных условий развития революции — раздел помещичьих земель в частную собственность крестьян).

Объясняя свою позицию по отношению к крестьянству, Маслов подчеркивал, что «защита мелкой собственности требуется нам не в видах упрочения мелкой собственности4, а в интересах развития производительных сил страны и в видах освобождения мелких собственников от чрезмерной эксплуатации и от пережитков феодализма». Он исходил из того, что пролетариат заинтересован в демократизации земельной собственности и доходов от земли, поэтому «задачей социал-демократии и при каких бы то ни было формах капиталистического строя остается требование от органов областного демократического управления защиты интересов трудящихся масс».

В этих целях и предполагалась передача частновладельческих земель (крупное землевладение) самоуправляющимся крупным областным организациям. Он считал, что «идея областного правления конфискованной землей близка населению». Это сделает возможным «экспроприировать или земли, или доходы, вытекающие из монопольного владения ею, как противоречащего интересам всех других классов, кроме монопольных владельцев» [12, С. 58].

П. Маслов считал, что попытка национализировать крестьянские земли повела бы к контрреволюционному движению, к всеобщему восстанию крестьян: «мы имели бы не одну Вандею» [19, С. 40]. Национализацию земли он считал безнадежно утопичной [9, С. 20].

История рассудила этот спор. «Гвоздь вопроса» по В.И. Ленину состоял в том, «почему крестьяне не боятся национализации своих земель». Ответ заключался в общих условиях всего мелкого крестьянского землевладения, задавленного крепостническими латифундиями, в том, что крестьяне не стали действительными собственниками, а были номинальными владельцами своих надельных земель, «они инстинктивно поняли необходимость уничтожения всей средневековой поземельной собственности» [4, т. 17. С. 241–248]. Но нельзя обойти вниманием попытку П. Маслова в программных документах учитывать интересы крестьянства.

Аграрные дискуссии в начале ХХ века приняли ожесточенный и всеохватывающий характер. В них принимали участие все политические партии. В 1907 г. Маслов признает, что «все народнические группы (народные социалисты, социалисты-революционеры) высказываются за национализацию земли в той или иной форме».

При издании книги «Аграрный вопрос в России» (издание 6-е, дополненное) в 1926 г. автор исключил страницы, посвященные спорам об аграрной программе социал-демократии (спор о муниципализации); исключена была также глава, посвященная полемике автора по вопросу об абсолютной ренте, что в свое время подвергалось резкой критике В.И. Лениным, обосновывающим верность позиции К. Маркса. Именно в отрицании категории абсолютной ренты Ленин видел причину недооценки Масловым значения национализации земли [4, т. 17. С. 260].

Идея муниципализации земли, инициатором которой был П.П. Маслов, вызвала широкое обсуждение и нашла отражение в периодической печати и научной литературе. В.И. Ленин считал, что в капиталистическом государстве частная собственность на землю и национализация не могут существовать параллельно. Одна из них должна взять верх. Дело рабочей партии отстаивать более высокую систему [4, т. 17. С. 166].

Проблема земельной собственности, до сих пор остающаяся насущной проблемой экономического развития, не получила еще своего окончательного решения.
Аграрный биметаллизм, предлагаемый П. Масловым в начале ХХ века, — сочетание частной и общественной форм собственности на землю, не нашедший в то время воплощения, в настоящее время встречается в экономическом устройстве земельных отношений ряда стран. Однако, он не получил своего окончательного разрешения в мировой практике и опыте отдельных стран. Проблема муниципализации земли была тесно связана с экономической базой местного самоуправления, соотношением местной и центральной властей, федерализмом.

В 1905 г. Маслов переехал в Москву, где редактировал газету «Правда», «Московскую газету». За редактирование последней был осужден к заключению в крепости на 2 года (1906 г.). В первом номере «Правды» за 1906 г. была опубликована статья П. Маслова «Русская революция и народное хозяйство». Маслов писал об общем промышленном и финансовом кризисе, охватившем экономику, вызвавшем обеднение страны и хищническое хозяйничанье, об огромных суммах, высасываемых из населения в виде прямых и косвенных налогов, затрачиваемых во вред этому населению на жалованье угнетателей, начиная с высших представителей администрации… или расхищаемых бесконтрольно представителями администрации».

За «предприимчивость правительства в займах иностранных капиталов страна вывозит чуть ли не половину необходимых продуктов…, снабжая Европу продуктами, которые вырываются из рук голодного населения, торговля в 1903 г. из-за границы дает менее 2/3 стоимости вывоза, а в 1904 — немного больше 1/2» [2]. Первый и наиболее сильный толчок для хозяйственного развития, считал он, даст изменение хозяйственных и правовых условий в деревне, расширение крестьянского землепользования, сокращение платежей крестьян и переход в их пользование помещичьих земель.

В начале 1908 г. П.П.Маслов эмигрировал за границу и оставался там до середины 1913 г.
Дальнейшее исследование закономерностей развития народного хозяйства России и стран Западной Европы, уже не связанное напрямую с острейшими и сложнейшими проблемами идейной борьбы вокруг вопросов грядущей революции в России, становится важнейшим направлением научной деятельности П.П. Маслова. В изучении этой проблемы он оставил, несомненно, значительный научный след, может быть до сих пор не оцененный.
Находясь в эмиграции, он написал книгу «Теория развития народного хозяйства. Введение в социологию и политэкономию» (СПб., 1910).

В этой давно задуманной книге, поскольку и такой вопрос, как аграрный, может быть исследован, когда есть «ясное представление об общем процессе развития народного хозяйства», П. Маслов выдвинул положение, что «теория развития общественного (народного) хозяйства должна служить основанием для построения политической экономии и социологии, и является необходимым введением в эти науки» [16, С. 5]. Политическая экономия, считал он, должна «теоретически охватить все народное хозяйство. Все формы современного хозяйства развились последовательно из других уже отживших или отживающих хозяйственных форм. Поскольку лишь проследивши весь процесс хозяйственного развития общества, мы можем изучить и понять весь механизм современного экономического строя» [16, С. 5, 9].

Книга была издана одновременно на русском и немецком языках, затем переведена на французский. По возвращении из эмиграции Маслов работал сначала в Петербурге, но был выслан оттуда. Затем работал в Москве.

Методология П.П. Маслова в исследовании развития народнохозяйственных процессов строилась по принципу выделения «одной руководящей идеи». В развитии производительных сил он находит ту «основную нить, которая тянет общество по пути хозяйственного развития», выступает как решающий фактор хозяйственной эволюции. Он считал, что развитие производительных сил ведет к реорганизации производства, технический прогресс влияет на формы и системы производства, на формы и организацию хозяйства.

Маслов дал определение понятиям «формы и типы хозяйства», провел разграничение между «системою хозяйства, определяемой экстенсивным и интенсивным приложением труда» и понятием «организация хозяйства», определяемым размерами общественной организации производительных сил (например, общинное хозяйство, национальное хозяйство, мировое хозяйство). Он считал, что производственные отношения тесно связаны с формами производства и организацией народного хозяйства. Развитие форм производства и организации народного хозяйства является, вместе с тем и развитием производственных отношений, на которых базируются как организация производства, так и его формы [10, С. 14].

Он соглашался с мнением В. Зомбарта, что в классификации, предложенной К. Бюхером (домашнее производство, работа по заказу, ремесло, производство на скупщика и фабрика), произошло смешение формы производства и организация хозяйства. И своим историческим анализом Бюхер захватывает только часть народного хозяйства — индустрию. Земледелие исчезает в этой классификации.

Исследование истории народного хозяйства — вторая крупная научная проблема, которой посвящено творчество П.П. Маслова — осуществлялось и в рамках многотомного труда «Общественное движение в России в начале ХХ века» (тт. I–IV. СПб. 1909–1914 гг.), который вышел под редакцией Л. Мартова, П. Маслова и А. Потресова. Это издание отражало идеологию меньшевизма особого исторического периода, наступившего после первой буржуазно-демократической революции в России, его основные программные и тактически идеи.

В статье «Развитие народного хозяйства и влияние его на борьбу классов в XIX веке» П.П. Маслов выступает против оценки буржуазии как «безнадежно реакционного класса», отмечает, что «сила и значение буржуазии не только недооценивались, но и историческая роль этого класса рассматривалась вне исторической перспективы». В итоге он делал вывод о том, что лозунг диктатуры пролетариата и крестьянства противоречил бы «всему ходу хозяйственного развития»5 [13, С. 643–662].

В этом же русле исследования закономерностей экономического развития им были написаны две книги: «Капитализм». Ч. 1 «Наемный труд и заработная плата» (СПб., 1914) и «Общедоступный курс истории народного хозяйства с первобытных времен до ХХ столетия» (СПб., 1914). Перед выходом 6-го издания этой книги в печати появилась такая оценка: «Книга проф. Маслова в рекомендации не нуждается. Со времени ее выхода в свет первым изданием у нас не появилось ничего такого, что можно было бы поставить наряду с этой книгой… Книга проф. Маслова является, в чисто исторической своей части, прекрасным учебником по эволюции народного хозяйства» [3].

Цикл работ по исследованию экономических предпосылок и итогов первой мировой войны завершался статьей «Экономические перспективы и экономическая наука». Обрушавшаяся на человечество мировая катастрофа приводит Маслова к выводу, что «экономическая наука, занятая обслуживанием существующего экономического строя, не только ничего не предвидела, не только никого не предостерегала, а толкала на этот путь» [18, С. 15]. Экономическая наука, разделившись на ряд прикладных наук и достигнув в специальных отраслях значительных успехов, в целом не попыталась встать выше частнопредпринимательской точки зрения.

В то же время мировая война выявила, по мнению Маслова, необходимость «перестройки социально-экономических отношений в рамках существующего капитали¬стического строя» — национализации предприятий в некоторых отраслях, установления и контроля рабочих над частными предприятиями, перераспределения национального дохода, организации общественных и государственных работ (чтобы ослабить бедствия безработицы), высокого обложения непроизводительного потребления и высоких доходов, сокращения количества паразитарных элементов общества. Все эти меры не подсказаны теоретической мыслью. Этим путем постепенно шла практика жизни. К этому «толкали» и широко понимаемые интересы развития народного хозяйства.

В этой связи Маслов обращается к положению, выдвинутому в его «Теории развития народного хозяйства», о том, что главными факторами развития производительных сил являются расширение производства предметов народного потребления, расширение массового потребления и развитие внутреннего рынка. Конкретизируя применительно к ситуации в России (в силу ее экономической отсталости) меры экономической политики, Маслов особо подчеркивает необходимость расширения производительного использования труда (которое выходит за рамки «тейлоризации» труда, т.е. использования только наиболее производительного труда), сокращения непроизводительного потребления. К специфическим мерам он относит временное преобладание ввоза (в основном средств производства, особенно сельскохозяйственных орудий) над вывозом, полный отказ от вывоза необработанного сырья.

Рассматривая в аспекте вставших народнохозяйственных задач установки русской буржуазии, он отмечает отсутствие у нее способности предвидеть последствия кризиса, «близорукость русских промышленников», сосредоточивших «все свое внимание на том, чтобы урвать побольше прибылей»[18, С. 4].

Для П. Маслова была очевидной неизбежность перемен и невозможность экономического возрождения без включения новых факторов в хозяйственное развитие и изменения характера использования национального дохода, переход к широко понимаемым интересам развития народного хозяйства, преодолевающим частнопредпринимательский подход, постановку проблемы «непроизводительного потребления» и в целом проблемы потребления как важнейшего раздела политической экономии.

Впоследствии в монографии «Мировая социальная проблема» (Чита. 1921. С. 18, 20, 180, 230 и др.) он напишет: «Война, вызванная капиталистическим строем, и все бедствия ее, показывают, что в капитализме и психологии, с ним связанной, существуют элементы, опасные для самого существования человечества, но решение самой проблемы гораздо сложнее, чем это представляется социальным реформаторам-революционерам или эволюционистам». Социалистическое мировоззрение могло ожидать блестящее будущее, если бы оно избежало опасности превратиться в «мировоззрение, основанное на вере, а не на опытах и знании»: «социализм ставил в основу своей практической политики проблему распределения национального дохода без постановки рядом проблемы развития производства, развития производительных сил», проблемы накопления национального капитала и его рационального использования, использования «тех могучих средств, которыми пользуется капитализм для увеличения продукции» [2].

В 1917 г. П.П. Маслов входит в Распорядительный комитет межпартийной Лиги аграрных реформ наряду с другими известными экономистами — А.В. Чаяновым, М.Н. Туган-Барановским, С.Л. Масловым, Б.Д. Бруцкусом и др. Лига аграрных реформ, просуществовавшая до 1918 г., была задумана как научная организация для обсуждения основных проблем аграрной реформы в России. П.П. Маслов являлся членом редакционного комитета, готовившего издание статистических справочников, сборников по аграрному законодательству и других материалов по аграрному вопросу. С его предисловием вышел сборник «Аграрные программы социалистических партий в Западной Европе и России», 5 изданий выдержала в 1917 г. его брошюра «Политические партии и земельный вопрос».

С Октябрьской революцией завершается его активная политическая деятельность. Его практическая и научная деятельность становится многограннее. В 1918 г. П.П. Маслов читает курс лекций по истории народного хозяйства в Омском сельскохозяйственном институте, в 1919–1920 гг. он возглавляет кафедру политической экономии в Иркутском университете; в 1921–1922 гг. Маслов был деканом Читинского института народного образования.

В эти годы П.П. Маслов сотрудничает с Всероссийским Центральным Союзом потребительских обществ и пишет ряд работ, посвященных кооперации и ее проблемам. Маслов видит в кооперации наряду с частным капиталом один из источников для решения острейшей народнохозяйственной проблемы — накопления национального капитала. В государственных и муниципальных структурах расходы всегда превышают доходы. Причем в рамках кооперации накопление капитала осуществляется в общественных формах, «наиболее полезных и предпочтительных в интересах широких масс населения».

Признав кооперацию возможным существенным фактором народнохозяйственного и социального развития общества, Маслов ставит задачу научного изучения кооперации как хозяйственного предприятия, поскольку отсутствие исследований экономических проблем кооперации болезненно сказывалось на ее развитии, приводило к тому, что масса усилий и начинаний в этой области пропадали бесследно, кооперация разрушалась. В условиях, когда кооперация может выступить «крупным фактором общественно-хозяйственной жизни», крайне недостаточны эмпирические решения в хозяйственной практике, необходимо формирование обоснованной экономической политики, направленной на образование крупных кооперативных объединений, и накопление капитала.

Вопрос об образовании крупных кооперативных объединений с быстро накопляющимся капиталом и его наиболее производительном использовании он определил как «вопрос вообще о существовании кооперации как сколько-нибудь значительного фактора хозяйственной жизни страны», как единственный путь, ставящий кооперацию «на твердую почву» и дающий возможность выдержать конкуренцию с крупным капиталом, учитывая, что частный крупный предприниматель обладает максимальной возможностью накопления и не «подвергается такой опасности самоуничтожения, потому что он и не ставит себе каких-либо культурных заданий и не имеет в виду улучшения положения трудящихся» [15, С. 16–18], то есть, те цели, которые присущи кооперации.

Констатируя огромные преимущества частного капитала в экономической борьбе, П. Маслов в этой связи по-новому освещает проблему экономического поведения кооперации. Кооперация должна не только планомерно и лишь пропорционально увеличению производительных трат осуществлять «непроизводительные» траты (повышение материального благосостояния своих членов и их культурного уровня), но и опереться в экономической борьбе на свои преимущества, а именно: на обеспеченность широкого рынка.

По условиям сбыта товаров — решающего элемента функционирования предприятия в рыночной экономике — кооперативные объединения находятся в привилегированном положении, поскольку сразу могут иметь «точно установленный широкий рынок» — рынок обеспеченный системой местных кооперативов, совокупностью потребителей, входящих в объединение и являющихся его пайщиками. В связи с этим и кооператоров следует готовить не только в смысле усвоения идеологии кооперации, но и в хозяйственном отношении, ибо, как замечает Маслов, хозяйственно-практическая сторона кооперации и является «фундаментом для тех идеологических цветов кооперативного дела, которые его украшают» [8, С. 18–19].

Дальнейшее кооперативное развитие, считал П. Маслов, должно идти по пути, проложенному в народном хозяйстве частным капиталом, и не должно ограничиться сферой обмена, а охватить и производство. Причем и в этой области, помимо преимуществ сформированного рынка, кооперация может опираться на широкую массу потребителей, «к которой она может легче частного предпринимателя подойти через мелкие кооперативы», а местные кооперативы предстают как готовый аппарат собирания исходного материала для обработки и сбыта готовых изделий. Маслов коснулся и общих перспектив кооперации, которые он связывал с международным кооперативным союзом, который в числе прочих задач может выполнять и функции «международной кооперативной биржи, центра экономических международных взаимоотношений между кооперативами» [8, С.28]. Касаясь частных задач, он предсказал большую будущность жилищной кооперации.

Итоговыми работами П.П. Маслова в области истории народного хозяйства, синтезирующими предыдущие исследования, являются монография «Наука о народном хозяйстве», выдержавшая два издания — в 1920-м и 1923-м гг.; «Курс истории народного хозяйства», выдержавший 6 изданий (6-е издание: М.–Л. 1925 г.); «История хозяйственного быта Западной Европы и России» (2-е издание — Омск. 1920 г.). «Наука о народном хозяйстве», по замыслу автора, в этом цикле исследований выступала в качестве теоретического объяснения явлений эволюции народного хозяйства, раскрывала экономические законы, ее определяющие, две другие книги были посвящены изложению исторического процесса хозяйственного развития.

Исследования Маслова были направлены на раскрытие закономерностей развития организации современного сложного народного хозяйства из самых простых примитивных его форм. Опираясь на труды К. Бюхера, В. Зомбарта, Г. Шмоллера, полемизируя с ними, автор выдвигает собственную оригинальную классификацию ступеней хозяйственного развития:

1. Изолированное хозяйство;
2. Общинное;
3. Районное (по терминологии Бюхера — городское), которое не получило достаточного развития в России, что определило существенное различие между европейским и русским строем города, подвижность ремесла и торговли, особую роль купечества в России, сохранение экономической связи между территориями и в условиях политической раздробленности;
4. Национальное;
5. Мировое.

Ступени хозяйственного развития выделяются в соответствии с характером экономической связи между отдельными хозяйствами, развитием организации общественных производительных сил.

Маслов дал свое толкование таким понятиям, как формы и типы хозяйств, и их связи с организацией хозяйства, производственными отношениями; установил влияние развития производительных сил на разные формы и типы хозяйств, на перераспределение производительных сил между разными отраслями экономики; провел разграничение между системами хозяйства, определяемыми экстенсивным или интенсивным характером приложения труда и организацией хозяйства, определяемой масштабами общественной организации производительных сил.

Круг вопросов, анализируемых автором, чрезвычайно широк, постановки и решения ряда проблем сохраняют и на современном уровне развития науки не только познавательное, но и методологическое значение. Исследования Маслова по истории народного хозяйства, истории экономического быта актуальны своими сравнительными характеристиками Европы и России, выявлением особенностей хозяйственного развития России.

С 1923 г. П.П.Маслов ведет научную работу в Москве в Институте народного хозяйства им. Г.В. Плеханова. В 1923–1925 гг. Маслов был профессором Московского университета, в 1926–1929 гг. он — председатель теоретической секции Экономического института, сотрудник Наркомата финансов.

Цикл взаимосвязанных исследований составили такие монографии П.П. Маслова, как «Мировая социальная проблема» (Чита, 1921 г.), «Теория кооперации» (Чита, 1922 г.), «Проблема продукции (еще раз о социальной проблеме)» (М.-Пг., 1923 г.) и завершающая книга «Основы экономической политики» (М.-Л., 1926 г.), в которых рассматривается разработка новой теории для анализа социалистической экономики. Центральной основой ее должен стать народнохозяйственный (государственно-хозяйственный) подход, приходящий на смену частнохозяйственному подходу, являющемуся базой построения политической экономии капитализма, в том числе и в марксистском ее варианте.

Маслов подчеркивал, что социалисты не исследовали многие насущные вопросы, которые стали предельно необходимы, в частности, реальные пути решения социальных проблем, тесно связанных с проблемой накопления, развитием производительных сил в новом обществе, принципами распределения национального дохода, производительным и непроизводительным потреблением, а также изучение закономерностей и путей развития мирового хозяйства и другие.

Накануне XV съезда партии в ходе подготовки коллективизации в связи с созданием Комиссии Политбюро ЦК под председательством В.М. Молотова для выработки тезисов о работе в деревне с просьбой высказаться о положении в сельском хозяйстве обратились к ряду видных экономистов-аграрников — А.В. Чаянову, Н.Д. Кондратьеву, П.П. Маслову. В записке П.П. Маслова «Развитие сельского хозяйства до и после революции»6 содержался анализ общих и региональных тенденций развития сельского хозяйства, которые нашли отражение в превращении крестьянского хозяйства к концу восстановительного периода из товарного в продовольственное (потребительское). [14, С. 234].

На основе обширных статистических материалов Маслов установил, что товарная часть сельскохозяйственной продукции «далеко еще не остановлена», значительная часть сельскохозяйственной продукции поглощалась непосредственно в самих крестьянских хозяйствах, в связи с ростом потребления сельскохозяйственного населения, и в виде кормов, что привело к сокращению товарных культур и увеличению продовольственных хлебов. В падении зерновой продукции, особенно товарной ее части, Маслов видит наиболее острое проявление кризиса сельского хозяйства.

Проведенный П.П. Масловым анализ показывал, что восстановительный процесс в сельском хозяйстве происходит за счет экстенсивных факторов — за счет увеличения затрат живого труда, расширения землепользования. Поскольку эти ресурсы уже исчерпаны «дальнейшее повышение благосостояния крестьянства» (а жизненный уровень его, как показал Маслов, существенно отстает от «города»), «натолкнется на ограниченность эксплуатируемой территории», поскольку частновладельческие угодья «почти везде… использованы» [14, С. 194–214].

Одновременно Маслов показывает процесс снижения интенсивности сельскохозяйственного производства, проявляющийся в замедлении роста или прямого сокращения поголовья крупного рогатого скота, свиней, в снижении удельного веса сельскохозяйственной продукции, идущей на переработку.

На макроуровне ситуацию, сложившуюся в сельском хозяйстве, Маслов связывает с перераспределением национального дохода в пользу города, промышленности, что проявлялось в неблагоприятном и все более усугубляющемся для сельского хозяйства соотношении цен, что в частности ведет к более быстрому, чем рост потребности промышленности в рабочих руках, передвижению населения из деревни в город. Это грозит безработицей при сохранении и в деревне «значительной резервной безработной армии».

Но в рамках общей, сложившейся не в пользу сельского хозяйства, конъюнктуры Маслов выделяет особо неблагоприятное соотношение цен, сформировавшееся для тех продуктов, которые производятся для рынка, для товарной части сельскохозяйственной продукции [14, С. 202–214]. Сложившаяся конъюнктура цен толкает мелкое крестьянское хозяйство к производству продуктов для собственного потребления, а не для продажи, поскольку индекс цен всех производимых сельскохозяйственных товаров был выше, чем индекс цен отчуждаемых товаров. При этом Маслов особо подчеркивал, что начинает сокращаться производство сельскохозяйственного сырья — «исключительно товарная продукция, поступающая в перерабатывающую промышленность».

Учитывая производственные условия, сложившиеся в промышленности, и социальные ограничения, Маслов признает невозможность сведения соотношения индексов цен на промышленные и сельскохозяйственные товары к необходимому (довоенному) уровню. Но поскольку абсолютной необходимостью становится «чтобы избежать кризиса», более быстрый темп развития сельского хозяйства, он считал, что в отличие от капиталистического общества у государства есть возможно¬сти, и это будет «выгодно для народного хозяйства», если минеральные удобрения будут продаваться ниже себестоимости, а предприятия, занятые производством удобрений, будут работать со значительным убытком. Такие экономические отношения с частнохозяйственной точки зрения крайне нерациональны и невыгодны для развития производительных сил страны. В условиях советской экономики эти потери могут быть компенсированы («с избытком покроются») увеличением сельскохозяйст¬венной продукции.

Как главный путь он выдвигает задачу индустриализации сельского хозяйства. В тот период под этим термином понималось развитие промышленности, перерабатывающей сельскохозяйственную продукцию. Индустриализация сельского хозяйства должна была содействовать интенсификации сельского хозяйства, решить проблему аграрного перенаселения.

В 1929 г. П.П. Маслов был избран действительным членом Академии наук СССР. В рамках Академии наук он занимался многими вопросами. В 1930 г. Президиум АН СССР просит Маслова принять участие в работах Комиссии экспедиционных исследований Академии наук и взять на себя общее руководство экономическим обоснованием выводов по результатам экономических исследований Академии наук. Летом 1930 г. он выезжает в Павлодар для изучения экономики Прииртышского соледобывающего района; принимает участие в конференциях по изучению производительных сил отдельных республик.
В связи с поставленной на июньском Пленуме (1931 г.) проблемой организации социалистических городов было поручено разработать эти вопросы академикам Н.И. Бухарину, П.П. Маслову, С.Г. Струмилину.

В 1933 г. Маслов выступает с докладом на тему: «Методология изучения реликтовых форм промышленности в изучении этнографами и историками». В прениях выступили Н.И. Бухарин, Н.Я. Марр, В.В. Афинский, С.Г. Тосминский.

В 30-е годы работы П.П. Маслова не печатаются и не переиздаются. Последние годы П.П. Маслов работал в Институте экономики АН СССР. Он занимается конкретными вопросами экономики сельского хозяйства: исследованием работы зерновых и мясомолочных совхозов, статистическим анализом работы МТС, пишет работу «Методология изучения совхозов и анализ работы совхозов». Последней работой П.П. Маслова стала книга, вышедшая посмертно: «Опыт изучения работы машинно-тракторных станций» (М. 1947 г.).

П.П. Маслов опубликовал свыше 200 книг, брошюр, статей. Он был энциклопедически образованным человеком, разносторонним ученым, трудившимся во многих областях экономической науки. В характеристике его научной деятельности отмечалось: «научно-исследовательская работа Маслова отличается широким обобщающим характером, органическим единством мысли и, несмотря на ряд спорных положений, оригинальностью и смелостью теоретических положений. Работы П.П. Маслова значительно обогатили экономическую науку, благодаря постановке и разработке целого ряда новых и мало исследованных теоретических вопросов» [5].

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. См. Личный фонд П.П. Маслова. Архив Российской Академии Наук. В течение 2-х лет «лишенный письменных принадлежностей, но, получая книги по экономике, я писал свои теоретические соображения металлической гребенкой на книгах, выдавливая буквы зубцами гребенки, и раз в неделю заполнял своими теоретическими соображениями листы бумаги, выдававшиеся для писем к родным. По выходе из узилища меня постигло первое разочарование. Все мои записи гребенкой на книгах в сыром цейхгаузе тюрьмы сгладились и от моей двухлетней работы ничего не осталось. Осталась лишь моя рукопись «Критика теории Маркса… В начале девяностых годов я послал ее в Петербург группе марксистов, в которой были Струве, Потресов и Ульянов (Ленин). По приезде в Петербург получил от этой группы предложение принять участие в первом предполагавшемся тогда к изданию марксистском сборнике» (П. Маслов. Проблема продукции (Еще раз о социальной проблеме). — М.-Пг., 1923. — С. 27-28.
2. Ленин считал этот термин неудачным, заменял его термином «кабально-крепостническая аренда».
3. В последующих изданиях П. Маслов определял ренту «некапиталистической», поскольку она формировалась в условиях, когда «не сложились капиталистические отношения в сельском хозяйстве».
4. Маслов писал в аграрной программе: «в интересах защиты мелкой собственности (а не развития мелкой собственности) для уничтожения крепостнических кабальных отношений, мешающих свободному развитию демократического строя».
5. Этот вывод, как и вся концепция, положенная в основу данного издания, вызвал резкую критику В.И. Ленина (См. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 19. С. 45, 63-64, 66, 136-137, 138 и др.).
6. В сопроводительном письме П.П. Маслов писал: «Краткость назначенного Вами срока (Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) была создана 1.Х.1927 г., записка П.П. Маслова датирована 10.Х.1927 г.) не позволяет мне дать более обстоятельную записку — счетного аппарата у меня в распоряжении нет. Поэтому ограничиваюсь освещением тех материалов, которые у меня имеются».

Основные научные труды академика П.П. Маслова:
Условия развития сельского хозяйства в России. Опыт анализа сельскохозяйственных отношений. — СПб. 1903.
Аграрный вопрос в России. Т. 1. Условия развития крестьянского хозяйства в России. 4-е доп. издание; Т. 2. Кризис крестьянского хозяйства и крестьянское движение. — СПб., 1908.
Критика аграрных программ и проект программы. — М., 1905.
Русская революция и народное хозяйство. — СПб., 1906.
Теория развития народного хозяйства. Введение в социологию и политическую экономию. — СПб., 1910.
Капитализм. Ч. 1. Наемный труд и заработная плата. — СПб., 1914.
Общедоступный курс истории народного хозяйства с первобытных времен до ХХ столетия. — СПб., 1914.
Экономические причины мировой войны. — М., 1915. (2-е изд. — 1917 г.)
Аграрные программы социалистических партий в Западной Европе и России. – Одесса, 1917.
Итоги войны и революции. — М., 1918.
История хозяйственного быта Западной Европы и России. — Изд. 2-е. — Омск, 1920.
Мировая социальная проблема. — Чита, 1921.
Значение бюджетных исследований для науки о частном и народном хозяйстве. — Чита, 1922.
Теория кооперации. — Чита, 1922.
Проблема продукции. Еще раз о социальной проблеме. — М.-Пг., 1923.
Наука о народном хозяйстве. 2-е издание. — М.-Пг., 1923.
Курс истории народного хозяйства. От первобытных времен до ХХ столетия. — Изд. 6-е. — М.-Л., 1925.
Основы кооперации и условия накопления кооперативного капитала. — Изд. 2-е испр. и доп. — М.-Л., 1925.
Влияние расстояния на распределение производительных сил. Доклад и прения. РАНИОН. — М., 1926.
Влияние естественных и социальных условий на производительность труда. — М., 1926.
Основы экономической политики. — М.-Л., 1926.

Литература
1. Маслов П.П. Война и демократия. — М., 1916.
2. Маслов П.П. Экономические перспективы и экономическая наука // Итоги войны и революции. — М., 1918.
3. Рутгайзер С. «Аграрный вопрос. Кризис крестьянского хозяйства и крестьянское движение». Рецензия на книгу П.П.Маслова // Книгоноша. — 1925. — № 17.
4. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — тт. 5, 16, 17, 19.
5. Личный фонд П.П. Маслова. Архив РАН. Оп. 1. Д. 14. Л. 3-14.
6. Маслов П.П. Аграрный вопрос в России. 6-е изд. — М., 1926.
7. Маслов П.П. Мировая социальная проблема. — Чита, 1921.
8. Маслов П.П. Кооперация и народное хозяйство. — Омск, 1919.
9. Маслов П.П. Критика аграрных программ. — М., 1905.
10. Маслов Петр. Курс истории народного хозяйства. — М., 1925.
11. Маслов П.П. Основы кооперации и условия накопления кооперативного капитала. Изд. 2-е испр. и доп. — М.-Л., 1925.
12. Маслов П.П. Предисловие // Аграрная программа социалистических партий в Западной Европе и России. — СПб., 1905.
13. Маслов П.П. Развитие народного хозяйства и его влияние на борьбу классов в XIX веке // Общественное движение в России в начале ХХ века / Под ред. Л. Мартова, П. Маслова и А. Потресова. — Т. I. Предвестники и основные причины движения. СПб. 1909.
14. Маслов П.П. Развитие сельского хозяйства до и после революции. Из архива партии. // Известия ЦК КПСС. — 1989. — № 10.
15. Маслов П.П. Теория кооперации. — Чита, 1922.
16. Маслов П.П. Теория развития народного хозяйства. Введение в социологию и политическую экономию. — СПб., 1910.
17. Маслов П.П. Условия развития сельского хозяйства в России. — СПб., 1903.
18. Маслов П. Экономические перспективы и экономическая наука // Экономическое обозрение // Сб. статей по экономике, статистике и социальной политике / Под ред. П.П. Маслова. — Пг., 1917.
19. Протоколы Объединительного съезда РСДРП (Стокгольм, 1906). — М., 1907.
20. Справочник стоимости привоза товаров из всех уездов СССР до Москвы и ближайшего морского порта. Всероссийский Центральный Союз потребительских обществ / Под ред. П.П.Маслова. — М. 1925.
21. Экономические причины мировой войны.: Сб. статей. — М., 1915.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s