Ненасилие в социальном учении Сен-Симона

Пожертвование бедным

Ненасилие в социальном учении Сен-Симона

Вячеслав Волгин

Источник: Волгин В.П. Сен-Симон и сен-симонизм. М.: Академия наук СССР, 1961. Избранные фрагменты.

Историческое христианство – это, согласно общему построению Сен-Симона, теистическая система, в форме которой единобожие восторжествовало над многобожием среди европейских народов. Как таковое оно – пройденная ступень. Но мы знаем, что христианство в то же самое время – моральный принцип. Этот принцип формулируется Сен-Симоном так:  люди должны относиться друг к другу, как братья. В ту эпоху, когда христианство возникало, всеобщее братство людей вследствие их невежества не могло восторжествовать в полной мере.

Конкретным результатом провозглашения христианского принципа была, по мнению Сен-Симона, лишь отмена рабства. Христианство, как мы уже знаем, должно было идти на уступки, приспособляться к состоянию умов. В частности, оно должно было отказаться от подчинения своему моральному принципу светской власти: «кесарево кесарю». Светская власть продолжала основывать свое могущество на праве сильнейшего. Отсюда – феодальная организация.

Сейчас утверждает, Сен-Симон, прогресс позволяет пойти дальше. Христианские народы достаточно подготовлены к полному усвоению христианской морали. Новое христианство должно прийти на смену старому, – новое христианство, которое, в противоположность старому, подчинит себе светскую власть и будет стремиться построить на христианской морали всю систему общественных отношений (Saint-Simon. Oeuvres choisies, III, 321-325. Nouveau Christianisme; 269. Du systeme industriel).

Возможность применения основного принципа христианства к общественным отношениям влияет и на формулировку провозглашаемого им принципа; эта формулировка может быть гораздо более конкретной, чем она была в первоначальном христианстве. В новом виде формула братства людей гласит: религия должна направлять общество к великой цели наискорейшего улучшения участи наибеднейшего класса (Ibid, III, 328. Nouveau Christianisme). В противоположность старому христианству доктрина нового христианства будет видеть в этом морально-социальном повелении самую главную свою составную часть. Это будет возвращение к чистой религии, свободной от теологии (Saint-Simon. Du systeme industriel, 275)…

Однако не следует думать, что Сен-Симон изгоняет из своего нового христианства всякую догму, превращая его в чистую моральную доктрину. Догма должна быть очищена согласно научным данным, она должна быть отодвинута на второй план, но все же догму новое христианство иметь будет (Saint-Simon. Oeuvres choisies, III. Nouveau Christianisme, 328). В своем последнем произведении («Новое христианство») Сен-Симон восстанавливает и личного Бога, и личное бессмертие, которое является наградой за служение великим земным целям (Ibid, 331). Он протестует даже против возможного подозрения в скептическом отношении к божественности основателя христианства ((Ibid, 365)…

Усвоение нового христианства и построение на его основе общественной системы, утверждает Сен-Симон, — единственный выход из кризиса, в котором находятся европейские общества со времени разрушения феодально-крепостной системы. Положение новой Европы аналогично положению Римской империи перед распространением христианства. Человечество было спасено от разложения и поднялось на новую ступень благодаря христианству. Точно так же сейчас оно будет спасено новым христианством.

И поведение первоначальных христиан должно быть образцом для проповедников нового христианства. Единственное средство его распространения – убеждение. «Пусть нас преследуют, как и первых христиан, – говорит Сен-Симон, – нам совершенно возбраняется употребление физической силы» (Saint-Simon. Du systeme industriel, 284-286). Новое христианство, подобно христианству первоначальному, будет поддерживаться и защищаться силой морали и общественного мнения.

Положение таково, что можно ожидать насилий, восстаний со стороны бедных классов. Но насильственные средства годятся только для разрушения, а не для созидания. Необходимо принять все меры, чтобы распространение нового учения «не толкнуло бедный класс к актам насилия против богатых и правительств» (Saint-Simon. Oeuvres choisies, III, 372-373. Nouveau Christianisme). Поэтому-то Сен-Симон и считает нужным обращаться со своей проповедью не к этому наиболее заинтересованному в торжестве нового христианства бедному классу, а к богатым и сильным… Общественное преобразование будет произведено силой нравственного чувства и силой энтузиазма (Saint-Simon. Du systeme industriel, 299-310)…

Признание закономерности необходимости политической борьбы отнюдь не противоречит представлению Сен-Симона о мирном характере грядущей победы нового христианства. Образование партии промышленников произойдет, полагает он, мирным путем. Средства насилия здесь совершенно не нужны, потому что у существующих правительств не может быть никаких оснований противодействовать ее образованию. Это будет партия мирная и моральная. Она будет стремиться действовать при посредстве общественного мнения, а никакое правительство не может помешать образованию общественного мнения…

Каковы же, по мнению сен-симонистов, законы исторического развития? Во всяком обществе они констатируют две основные формы человеческих взаимоотношений: антагонизм и ассоциацию. Исторический закон в своем наиболее общем виде должен определить движение этих форм в историческом процессе. Этот закон таков – исторический процесс есть процесс убывания антагонизма и роста ассоциации.
Первоначальная задача возникающих обществ – война; их конечная цель – слияние в мировую всеобщую ассоциацию. На своем пути общество проходит ряд промежуточных этапов, на которых ассоциация приобретает все более и более широкое значение: от первичной, элементарной ассоциации – семьи – через касту, город и нацию – к человечеству, к всемирной ассоциации трудящихся. Прогресс – рост и расширение ассоциации.

Одно из проявлений антагонизма – война. На антагонизм имеет место не только в отношениях между обществами, но и во внутриобщественных отношениях. Этот внутренний антагонизм есть по существу классовый антагонизм, ибо основу его составляет эксплуатация человека человеком. С этой точки зрения прогресс есть процесс постепенного ослабления эксплуатации. Начало эксплуатации – в войне, первая ее форма – рабство, установление которого связано с переходом в области религиозной от фетишизма к политеизму. Далее формы эксплуатации смягчаются. Смена политеизма христианством сопровождается заменой рабства крепостничеством. Сейчас нет уже и крепостного права, но эксплуатация все еще существует: эксплуатируемый, который назывался рабом, затем крепостным, теперь называется рабочим… «Вся масса трудящихся эксплуатируется людьми, собственность которых она утилизирует… при таком положении вещей рабочий является прямым потомком раба и крепостного» (Doctrine de Saint-Simon, P. 229)…

Резко критикуя существующий строй с моральной точки зрения, сен-симонисты находят ему, однако, историческое оправдание: он исторически необходим в целях ликвидации старых, потерявших свое положительное значение общественных иерархий. Но его значение – временное, и уже чувствуется приближение нового органического периода. Настала пора с этим невыносимым положением покончить, настала пора созидания. «Ввиду этого страшного кризиса – заявляют сен-симонисты – мы призываем человечество к новой жизни, мы спрашиваем у этих разобщенных обособленных, борющихся между собой людей – не наступило ли время открыть новые узы любви, учения и деятельности, которые должны объединить их, заставить их шествовать мирно, в порядке, любовно к общей судьбе» (Doctrine de Saint-Simon, P. 91)…

Сен-симонисты знают, что в прошлом не только разрушение старого, но и созидание нового порядка шло всегда насильственным путем. Но причина этого, по их мнению, в том, что человечество было тогда недостаточно сознательно, что оно совершало перевороты, полагаясь на инстинкт и не проверяя его рассуждением. Проникнутое энтузиазмом к новому, человечество бросалось в переворот, не достаточно его подготовив и недостаточно ясно представляя себе его ход. Отсюда неизбежные конфликты и насилия.

Теперь – дело иное. Закон развития человечества открыт. Переход к новой форме общества будет постепенным и мирным, ибо он  будет «задуман и подготовлен только с совместными действиями воображения и доказательства, энтузиазма и рассуждения» (Doctrine de Saint-Simon, PР. 280-281). Новое христианство, возвещенное Сен-Симоном, подобно старому христианству, войдет в жизнь мирным путем. Убеждение сен-симонистов в возможности совершить общественное преобразование, опираясь на религиозный энтузиазм и на силу разумных доказательств, приводит их к полному отрицанию политической борьбы…

«Всемирная ассоциация – вот наше будущее. Каждому по его способностям, каждой способности по ее делам – вот новое право, которое заменит собою право завоевания и право рождения, человек не будет более эксплуатировать человека, но человек, вступивший в товарищество с человеком, будет эксплуатировать мир, отданный во власть ему». Может ли человечество, истомившееся в пустыне современной анархии, не внять голосу этого светлого откровения? Люди умели подчиняться приказам, идти вперед с энтузиазмом во имя целей войны, кровопролития, грабежа, смерти. Тем более они должны пойти за призывом к жизни…

Ассоциация не только кладет конец эксплуатации; она представляет выход из господствующей в области производства анархии. Сен-симонисты считают существующий строй совершенно нелепым с точки зрения экономической целесообразности. Главным пороком строя, в основе которого лежит частная собственность, является его неорганизованность. Мы уже знаем, что распределение средств производства, покоящееся на праве наследования, случайно и произвольно. Но и тогда, когда собственник – человек действительно способный, он стремится не к общественному благу, а к своему частному обогащению: он пользуется своими правами исключительно в целях эксплуатации неимущих.

Между тем назначение предпринимателя, с общественной точки зрения, состоит в том, чтобы организовать удовлетворение общественных потребностей известным родом продуктов, чтобы правильно распределять с этой целью орудия труда (Doctrine de Saint-Simon, P. 258 et suiv). В интересах человечества эта функция должны быть урегулирована. Анархическая система частного производства должна быть заменена централизованной системой производства общественного. Будущий хозяйственный строй должен создать организацию промышленности, какую до сих пор человечество знало только в области промышленности военной.

Ни в одной из социалистических систем начала XIX века эта идея централистической организации производства не выражена с такой отчетливостью, как у сен-симонистов. Их экономический идеал в этом отношении диаметрально противоположен мечтам Фурье и Оуэна, призывающих человечество вернуться к небольшим самодовлеющим хозяйственным группам. Сен-симонисты стремятся не к сужению размаха хозяйственной жизни, а к ее расширению, они целиком принимают то, что сделано в этом направлении
Капитализмом, и хотя лишь внести в хаос, каким представляется хозяйство капиталистической эпохи, целесообразность и планомерность.

Если в хозяйственной жизни столько порядка, то происходит это не от того, что хозяйственные связи слишком широки и сложны, а от «того, что распределение орудий труда производится обособленными индивидами, не знающими ни нужд промышленности,  ни людей и средств, пригодных для их удовлетворения» (Doctrine de Saint-Simon, РP. 258-259). Чтобы прекратить беспорядок и чтобы отнять почву у кризисов, необходимо покончить с этим индивидуализмом, отнюдь не разрушая его приобретений…

Эпоха всемирной ассоциации трудящихся не есть только одна из органических эпох, подобная предшествующим. При ней общество будет организовано непосредственно в целях прогресса. Всемирная ассоциация – полное торжество принципа ассоциации над антагонизмом; как форма общественной организации она максимально совершенна и потому не способна к дальнейшему совершенствованию. Если в ней не будет места антагонизму, то не будет оснований и для смены будущей органической эпохи новой критической эпохой. Будущая органическая эпоха будет окончательной (Doctrine de Saint-Simon, Р. 222). Человечество идет к конечному состоянию – к такому порядку, при котором дальнейший прогресс сможет осуществляться без перерывов, без кризисов, постоянно, правильно и во всякий момент (Doctrine de Saint-Simon, Р. 200).

1830-1831 годы – годы очень интенсивной сен-симоновской пропаганды как устной, так и литературной. Важнейшими источниками для ознакомления с содержанием этой пропаганды являются так называемые «Проповеди» («Predications») и журнал «Le Globe», с октября 1830 года ставший органом сен-симонизма. В течение этого периода сен-симонисты в вопросах социальной политики остаются в основном верны тем принципам, которые были сформулированы  в «Изложении учения»…

В характеристике существующих общественных отношений пропаганда сен-симонистов под влиянием роста капиталистического производства и обострения свойственных капитализму общественных противоречий отводит в этот период значительно больше места антагонизму между буржуазией и пролетариатом, как противоречию основному для современного общества, постепенно отходя от старой сен-симоновской формулы, выдвигавшей на первый план антагонизм между бездельниками и трудящимися.

В одной из проповедей Лоран вносит некоторые новые черты в сен-симонистское понимание социальной роли буржуазии после победы революции 1830 года. Революция, говорит Лоран, закончила борьбу между дворянством и буржуазией, и буржуазия, овладев добычей, принялась ревностно оберегать порядок, обеспечивающий ей плоды победы, свободу жить в праздности среди изобилия земных благ, пользуясь чужим трудом.

Аристократия денег заменила аристократию титулов, и новая аристократия вооружилась принципом свободы, невмешательства в отношения между трудом и капиталом. «Спросите, – восклицает проповедник, – у бесчисленных париев, окружающих вас, что такое свобода, лишающая их социальной поддержки, предоставляющая своим собственным силам людей, которых случайность рождения лишила всяких сил, свобода, принуждающая их под страхом смерти к работе, по большей части ненавистной им, не соответствующей их способностям, к работе, плоды которой достанутся господам».

Эта свобода дает им право на все только затем, чтобы глубже почувствовать, что они не имеют возможности переступить границ, положенных их наследственно нищетой. Они свободны все читать и писать, но они не умеют и не могут ни того, ни другого. Во имя свободы конституция отказывается вмешиваться в упорядочение интересов рабочих, но та же свобода не мешает поклонникам конституции поручать национальной гвардии и линейных войскам внушать рабочим идею законного режима, лишь только рабочие вздумают сообща позаботиться о своих интересах…

Сен-симонисты понимают, что обществу угрожает революция. Они предупреждают о возможности появления нового Спартака. Но путь Спартака – не их путь. Они хотят, чтобы низшие классы отказались от ненависти к богатым, а высшим классам они проповедуют любовь к бедным. Проповедуемое им общественное преобразование должно быть осуществлено мирным путем, а не путем мятежа. По поводу лионского восстания рабочих 1831 года они выражают надежду, что привилегированные пойдут на встречу интересам рабочих, поняв ту опасность, которой угрожает им ненависть рабочих…

Обращаясь со своим призывом ко всем классам, сен-симонисты на раз пытались привлечь к себе рабочих. Несмотря на глубокий внутренний кризис, переживавшийся сен-симонизмом в 1831 году, особенно этот год отмечен усилением сен-симонистской пропаганды среди рабочих. По-видимому, сен-симонисты испытывали некоторое разочарование: их обращения к высшим классам не давали ожидаемых результатов. «Буржуа и ученые ушли от меня, – говорил Анфантен, – мы – пролетарии».

Идя на встречу интересам аудитории, сен-симонисты, выступая перед рабочими, выдвигали на первый план социальные тенденции своей системы. Так как большинство новых адептов нуждалось не только в духовной пище (среди них было немало безработных), то у сен-симонистов возникла мысль об оказании материальной помощи. Эта попытка материальной помощи, выразившаяся в организации потребительских коммун, кооперативных мастерских и т.п., представлялась, вероятно, сен-симонистами в то же время попыткой реализации той части их социальной доктрины, которая могла быть реализована при существующих условиях…

С большим энтузиазмом относился к делу организации рабочих Фурнель, который являлся директором Degre des ouvriers. По его подсчетам в октябре 1831 года в его Degre состояло 330 «верных» и 1500 «ассистентов», по большей части ремесленных рабочих. Число желающих попасть в сен-симонистские рабочие организации было значительно больше, чем они были в состоянии принять.

Но эти успехи были непрочны. Рабочие относились очень подозрительно к религиозной стороне сен-симонистского учения. Кое-где склонны были видеть в сен-симонистской религии «новый маневр иезуитов». Отталкивал также рабочих сен-симонистские идеи иерархии и теократии, антидемократизм и авториторизм сен-симонистской организации. Рабочие чувствовали себя неполноправными в сен-симонистской «церкви» и требовали установления в организации равенства. Они открыто выражали сомнения в разумности такого порядка, при котором «избранные» определяли положение в обществе всех остальных граждан, рабочие организации сен-симонистов не обладали, таким образом, внутренней устойчивостью.

Бессилие сен-симонистов привлечь к себе широкие народные массы обнаружилось очень скоро. Это бессилие, обусловленное самим существом теории, неизбежно должно было привести в дальнейшем к разложению сен-симонизма, в вырождению школы Сен-Симона в маловлиятельную секту… Но историческое значение сен-симонистской школы этим, конечно, не умаляется. В лучшие годы своей деятельности она сумела создать продуманную, логически цельную социальную систему, занимающую в истории социалистической мысли весьма значительное место. Своей пропагандой она, несомненно, содействовала распространению социалистических идей во Франции. Среди социальных мыслителей следующего периода мало людей, не испытавших на себе в той или иной степени влияние сен-симонизма.

Advertisements
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s