НУ, А ЕСЛИ…

Непротивление

Ну, а если…

Дэвид Берсо

Источник: Берсо У. Д. Царство Мое не от мира сего. Ефрата (США): Типография «Благодать», 2014, с. 83-85, 87-93, 95.

Если Вы такие же, как и большинство христиан, то сама мысль о непротивлении и любви к врагам, вероятно, будет для вас новой. И вы, возможно, скажете: «Да. Ну, а если…» Поэтому давайте рассмотрим некоторые из этих вопросов вроде «ну, а если…» и другие подобные им.

Вопрос: «А если кто-то ворвется в Ваш дом, чтобы причинить зло Вашей жене и детям? Вы же не будете просто стоять и смотреть на то, что творят ворвавшиеся?»
Ответ: Этот вопрос пробуждает сильный защитный рефлекс у мужчин по отношению к своим семьям. Однако ответ на него гражданина Царства должен быть таким же, как и на любой другой относительно нарушения заповедей Иисуса.

Позвольте спросить вас: «А если ваше правительство прикажет вам отречься от Иисуса Христа и принести жертву сатане, в противном случае будут насиловать вашу жену и убьют ваших детей? Как вы поступите?» Для гражданина Божьего царства ответ очевиден. Иисус сказал: если мы любим свою семью больше, чем Его, то мы не можем быть Его учениками.
И еще: «Кто отречется от Меня перед людьми, отрекусь от того и Я перед Отцом Моим Небесным» (Мф. 10:33).

А если вместо отречения от Христа мое правительство прикажет мне убить моего соседа или изнасиловать его жену? И если я этого не сделаю, они убьют моих жену и детей? Будет ли ситуация чем-то отличаться от принесения жертвы сатане? В одном случае я отрекусь от Христа своими устами, в другом — своими делами.

А если правительство моей страны прикажет мне сбросить бомбу на какой-нибудь город в Соединенных Штатах или убить американского президента — в противном случае они убьют мою жену и детей? Как мне поступить в таком случае? Мне кажется, что большинство американцев позволит своим женам и детям пострадать, или даже умереть, но не предадут своей страны.

Итак, почему отношение становится другим, когда речь заходит о верности Иисусу? Его учение о непротивлении изложено достаточно ясно. Это или отречение от Него или от своей семьи. Конечно, это весьма трудный выбор, но лично я уже сделал его, когда посвятил свою жизнь Христу.

Означает ли это, что я не буду защищать свою семью? Конечно, нет. Я уже сделал все, что мог, чтобы обеспечить их безопасность, а именно: отдал свою семью в руки Иисуса. И это не просто наивное доверие. Существуют десятки тысяч других христиан Царства, которые таким же образом перековали свои мечи на орала и вверили безопасность своих семей в руки своего Царя. И хотя Иисус не обещал, что с нашими семьями никогда ничего не случится, я могу сказать следующее: за исключением гонений на веру, семьи христиан Царства весьма редко подвергаются нападениям обыкновенных преступников.

Мне вспоминается одна история о встрече закоренелого преступника Стивена Роя Карра, скрывавшегося от полиции в мае 1988 года, у меннонитской семьи в Пенсильвании. Ранее Карр бежал из Флориды, где разыскивался за крупную кражу. Он скрывался в Аппалачских горах, готовый убить каждого, кто будет посягать на его свободу. Вскоре он столкнулся с двумя женщинами, идущими по туристической тропе, и начал стрелять по ним. Преступник убил одну и тяжело ранил другую.

Скрываясь с места преступления, Карр нашел брошенную бадью для замешивания раствора и спустился в ней по речке к ферме Честера и Эстер Уивер. Будучи консервативными меннонитами, Уиверы не имели ни телевизора, ни радио, поэтому ничего не слышали о сбежавшем преступнике. Карр попросил у Уиверов еду и пристанище, которые они с радостью предоставили ему. Он жил в доме Уиверов пять дней, не причинил им никакого вреда и ничего не украл. Он бы оставался там и дольше, но, в конце концов, его обнаружила полиция (из беседы автора с семьей Уивера и из источника: Mountain Man Arrested // The Sentinel, 1988, РР. 1-2)…

Однажды мои друзья-христиане, Децио и Оливия, остановились в гостинице г. Атланты, в которой произошло несколько вооруженных ограблений и убийств. Во время этих ограблений преступники приказывали своим жертвам лечь на пол лицом вниз, а потом стреляли им в затылок. Поэтому Децио был настороже.

Теплым октябрьским вечером Децио и Оливия, ожидая друга, на минутку оставили входную дверь ткрытой. Неожиданно на пороге появились два вооруженных молодых человека. Они приказали им лечь на пол. Децио колебался, но затем стал на колени и начал молиться, пытаясь придумать, как спутать планы грабителей.

Его жена Оливия, думая, что это — карнавальная шутка по поводу городского праздника, продолжала сидеть на кровати. Один из преступников направил оружие на нее и приказал ей лечь на пол. Вместо этого она начала громко петь «Любит мой Иисус меня», а затем поднялась и начала медленно приближаться к преступникам. Один из них направил свой пистолет прямо ей в лицо и взвел курок. Увидев, что она продолжает петь и приближаться к нему, он закричал своем подельнику: «Это же сумасшедшие верующие! Уходим отсюда!» С этими словами они исчезли за дверью.

В течение всей своей жизни я слышал и читал много историй о том, как молитва, песня или свидетельство разоружали преступников. Нет никакого смысла петь «Наш Бог — Всемогущий Бог!», если мы на самом деле не верим, что Он действительно такой.

Вопрос: «А как насчет Гитлера?»
Ответ: Вообще-то этот вопрос мне хотелось бы задать христианам, отвергающим непротивление: «А как насчет Гитлера?» Ведь если бы все христиане исполняли то, чему учил Иисус, тогда Гитлер никогда бы не смог сделать то, что он сделал. Почему? Потому что большинство солдат в гитлеровской армии называли себя христианами. Они были или добровольцами, или их призывали в немецкую армию, но они служили своей стране точно так же, как британские и американские солдаты-христиане, которые сражались против них. Если бы христиане верно исполняли заповеди Иисуса, то Гитлер был бы бессилен. У него было бы слишком мало солдат для осуществления своих намерений.

Если бы все христиане исполняли заповеди Христа, тогда, возможно, войн вообще бы не было. И это не пустые слова. Об этом свидетельствует Pax Romana («Пакс Романа» — лат. «Римский мир»). Так светские историки назвали мирный период в истории Римской империи с 27 года до Р.Х. до 180 года по Р.Х. Pax Romana был самым длительным периодом мирного существования в истории средиземноморских государств от начала европейской цивилизации до настоящего времени. За это время на границы империи не было совершено ни единого успешного нападения. Было несколько внутренних междоусобиц, наподобие восстания евреев, но гражданских войн между римлянами не было.

Что благоприятствовало сохранению Pax Romana? Могущество римских армий? Нет, эти могущественные армии существовали в четвертом и пятом столетиях, когда Римская империя уже не имела мира. Именно в четвертом и пятом веках варвары все же вторглись в империю. Был ли Pax Romana результатом умело правления? Конечно, в этот период выделяются Цезарь Август и Марк Аврелий. Но были и чудовищные деспоты как Калигула, Нерон и Домициан. И даже во время правления этих чудовищ в Римской империи был мир.

Чем же тогда на самом деле отличался Pax Romana от других периодов? Светские историки не могут однозначно ответить на этот вопрос. Однако я верю, что мир в Средиземноморье был послан Богом перед тем, как в нем родился Его Сын — Князь мира. Я верю, что Бог даровал этот мир без содействия каких-либо человеческих армий. И я верю, что потом христиане поддерживали этот мир не оружием, а своим непротивлением, миролюбивой жизнью и молитвами.

И это не просто мое личное мнение. Ранние христиане, жившие во время Pax Romana, также были твердо убеждены, что наступивший мир был результатом Божьего вмешательства. Например, Ориген говорил римлянам: «Как могло евангельское учение о мире, не позволявшее людям мстить даже своим врагам, широко распространиться по всей земле, если бы с приходом Иисуса в существующий порядок не был внедрен более кроткий дух» (Ориген. Книга 2, глава 30 // Против Цельса. Из источника: Ante-Nicene Fathers. Том 4, С. 444).

Арнобий, еще один раннехристианский автор, писал: «Нетрудно доказать, что (после провозглашения имени Христа в этом мире) войны не умножались. На самом деле их стало значительно меньше, благодаря укрощению гневных чувств… В результате неблагодарный мир наслаждается не только сегодня, но уже долгое время преимуществом, принесенным Христом, ибо, благодаря Ему, была смягчена дикая ярость людей, и они начали удерживать свои враждебные намерения от пролития крови своих собратьев. Фактически, если бы все люди без исключения… на некоторое время прислушались к Его благотворным и мирным правилам… весь мир жил бы в полном мире и спокойствии. Люди стали бы использовать сталь в мирных целях стала в мирных целях и объединились бы в блаженной гармонии, сохраняя верность соглашений и договоров» (Арнобий. Книга 1, абзац 6 // Против язычников. Из источника: Ante-Nicene Fathers. Том 6. С. 415).

Вопрос: «Можно ли защищать свою страну путем непротивления?»
Ответ: Сегодня многие так называемые христиане критикуют христиан Божьего царства за то, что те не защищают свою страну с оружием в руках. Интересно, что точно так же язычники обвиняли ранних христиан, которые отказывались защищать Римскую империю мечом. В ответ на это Ориген писал:

«Наши молитвы побеждают всех демонов, возбуждающих войны. Эти демоны также подстрекают людей преступать свои клятвы и нарушать мир. Следовательно, мы намного полезнее царям, чем те, кто выходит на поле, чтобы сражаться за них. И мы принимаем участие в общественном благополучии, когда присоединяем к нашим праведным молитвам и размышлениям самоотречение, которое учит нас презирать удовольствия, а не увлекаться ими. Поэтому никто не сражается за царя лучше, чем мы. Правда, мы не сражаемся под его властью, даже если он нам прикажет, но мы сражаемся за его интересы, образуя особую армию — армию благочестия — вознося наши молитвы к Богу.

И если он захочет, чтобы мы «повели войска на защиту нашей страны», пусть знает, что и мы делаем это. Но мы не делаем это с тем, чтобы нас заметили люди или ради тщеславия. Ибо втайне в наших сердцах наши молитвы, как от священников, возносятся за наших собратьев. Поэтому христиане приносят своей стране больше пользы, чем кто-либо» (Ориген. Книга 8, глава 73 // Против Цельса. Из источника: Ante-Nicene Fathers. Том 4, С. 667-668).

Полное упование на Бога имеет несомненные результаты! Оно привело к самому длительному миру в Средиземноморье, который когда-либо существовал от начала появления цивилизации. Если оно могло противостоять всем воинственным народам Средиземноморья, то оно могло бы остановить и Гитлера. Более того, как мы уже говорили, он никогда не пришел бы к власти.

Но кто-то мог бы возразить: «Разве вы не слышали, что для преуспевания зла достаточно, чтобы хорошие люди ничего не делали?» Ах, в этом и суть всей проблемы! Не взирая на все наши набожные слова о вере и доверии, большинство христиан рассматривают молитву как «бездействие». Признают ли они это или нет, но, тем не менее, считают, что если мы не возьмем в руки оружие, чтобы остановить зло, то ничто другое его не остановит.

Но что если бы все люди, называющие себя христианами, сегодня жили по закону непротивления и любили своих врагов? Что, если бы вся церковь искренно уповала на Бога как Защитника человечества и глубоко верила в силу молитвы? Вся церковь делала это в течение первых трех столетий, и в результате этого царил мир! Я не сомневаюсь, что у нас и сегодня были бы новые Пакс Европа или Пакс Америка, если бы современная церковь последовала их примеру.

Зло невозможно победить злом, как и ошибку — исправить ошибкой. Сатана не может быть изгнан сатанинскими методами. Сатана  не может быть изгнан сатанинскими методами. Эффективно противодействовать злу можно, лишь соблюдая учение Христа о непротивлении.

Вопрос: «Но разве слова Иисуса не относятся только к личной жизни, а не к действиям, совершенным по приказу государства?»
Ответ: Некоторые христиане считают: если мы воздаем злом за зло единолично, тогда это грех. Однако если делаем это по приказу государства, то это не нарушает учения Иисуса. Этот аргумент напоминаем мне о брошюре Адина Баллу под названием «Сколько людей необходимо, чтобы превратить преступление в добродетель?» В ней он спрашивает:

«Сколько необходимо людей, чтобы отменить Божьи заповеди, сделав законным то, что Он запретил? Сколько необходимо людей, чтобы нечестие превратилось в праведность? Один человек не должен убивать. Если он убивает, он — убийца. Два, десять, сто человек, действующих по своей воле, не должны убивать. Если они убивают, то это все равно еще убийство. Но государство или народ могут убивать сколько им угодно, и это уже не будет убийством. Это справедливо, необходимо, похвально и правильно. Только выберите необходимое число согласных на это лиц, и уничтожение несметного количества людей не будет преступлением. Но сколько же людей необходимо для этого? Вот в чем вопрос.

Точно так же и с воровством, ограблениями и другими преступлениями. Похищение людей является великим преступлением для одного человека и для нескольких. Но если это совершает целый народ, то эти поступки становятся не только приемлемыми, но и высокочтимыми. Итак, весь народ может красть в больших масштабах и грабить целый город с применением военной силы, не совершая при этом преступления. Все это они могут делать безнаказанно, призывая религиозных служителей помолиться за них. Поистине количество может творить чудеса! Оказывается, что толпа может отменить законы Всемогущего, по крайней мере — в своем тщеславном воображении. Но сколько людей необходимо для этого?» (Баллу А. How Many Does It Take. Электронный ресурс: www:adinballou.org/HowMany.shtml).

Если государство прикажет мне поклоняться идолам, разве этот приказ оправдает мое поклонение? Иными словами, греховно поклоняться идолам лично, но если я буду делать это по приказу государства, то это вполне приемлемо? Мне нельзя заниматься гаданием лично, но это будет приемлемо по приказу государства? Мне нельзя прелюбодействовать лично, но это не будет грехом по приказу государства? Мне нельзя разводиться лично, но если государство дает мне законное право разводиться с моим мужем/женой, это будет одобрено Богом?

Или, предположим, христианин живет в стране, где правительство предписывает женщинам делать аборты ради блага страны. Возможно, страна перенаселена, и правительство считает, что лучший способ решить эту проблему — снизить рождаемость. В таком случае, допустимо ли пред Господом для христианина убить своего ребенка? Если нет, то в чем же тогда разница, если то же правительство приказывает своим гражданам убивать других на войне?

Когда Иисус давал Свои заповеди о непротивлении и любви к врагам, проводил ли Он какую-либо грань между поступками, совершаемыми по личной инициативе и совершаемыми по приказу государства? Нет, и еще раз нет! На самом деле Его учение заменяло ветхозаветный закон, который относился именно к делам государственного масштаба, а не к отдельной личности.

Как вы помните, Иисус начал Свою проповедь так: «Вы слышали, что сказано: Око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому» (Мф. 5:38-39). Где Его слушатели могли услышать выражение «око за око и зуб за зуб»? Конечно же — в законе Моисеевом, в котором эти слова встречаются три раза (Исх. 21:22-24; Лев. 24:16-23; Втор. 19:16-21). Обратите, пожалуйста, внимание на присутствие посредников; это не являлось личным мщением…

Вопрос: «Не можем ли мы сидеть на двух стульях? Когда я одет в армейскую форму, то это уже не я как личность совершаю убийство. Его совершает государство, которому я служу. И, согласно Посланию к римлянам 13, меч государству был вверен Богом».
Ответ: Этот аргумент кажется благовидным лишь потому, что большинство христиан все еще не способны думать о Божьем царстве как о реально существующем правительстве…

Несколько лет назад Соединенные Штаты воевали с талибанским режимом в Афганистане. Однажды в плен к американцам попал американский гражданин Джон Уокер Линд, воевавший в рядах талибанской армии. Теперь предположим, что он на суде сказал в свою защиту: «Я, Джон Уокер Линд, как отдельный гражданин Соединенных Штатов, никогда бы не причинил вреда другому американцу. Да, я вступил в талибанскую армию, однако тогда талибы еще не воевали с Соединенными Штатами. Все мои действия после зачисления меня в армию были совершены не мной, а талибанским правительством. Я не сражался против Соединенных Штатов как отдельная личность. Я сражался как единица талибанской армии. Поэтому я неповинен». Вы думаете, американские присяжные прислушаются к подобной защите? Я тоже думаю, что нет.

Христиане, отвергающие непротивление, в сущности, хотят, чтобы Иисус подчинился кесарю, т.е. признал, что Его законы можно нарушать по желанию кесаря. Но согласится ли кесарь на обратное? Позволить ли он нарушить его закон, если этого потребует Иисус?…

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s