Я тебе не враг

%d0%bd%d0%b5-%d0%b2%d1%80%d0%b0%d0%b3

Я тебе не враг

Гололоб Г.А.

Вступление
В четвертой главе Евангелия от Иоанна мы находим одну из удивительнейших библейских историй, имевшую место в начальной стадии проповеди Иисуса Христа Своему народу. Самыми крупными территориальными единицами Палестины того времени были Иудея, Самария и Галилея, перечисленные здесь по порядку в направлении с юга на север. В Иудее находилось центральное святилище каждого еврея — знаменитый Иерусалимский храм, а в Галилее вырос и вышел на проповедь Иисус Христос. Обычно Он оставлял Галилею, чтобы посетить Иерусалим на общенациональные праздники, но на этот раз Его путь лежал в противоположном направлении и проходил через Самарию. Ни один правоверный еврей никогда не ходил этим путем, поскольку иудеи и самаритяне сильно враждовали между собой. Иисус первым нарушил эту традицию, поскольку обычно ходил в Иерусалим и обратно через Самарию. Ниже нам предстоит узнать, почему Он это делал и, что однажды с Ним случилось в этом враждебном каждому иудею месте.

Обоюдная вражда
Вражда между разными народами — обычное явление, и мы уже свыклись с данным положением, но вражда между братскими народами пока еще трудно вмещается в наше сознание, хотя и остается печальной реальностью. Почему же бывает так легко поссорить между собой родных братьев? На страницах Библии мы находим примеры такой вражды: Иосиф и его братья, Иеффай и его братья, Давид и его братья… Нечто подобное имело место между евреями и самарянами. Раньше обе эти группы людей принадлежали к одному Богом избранному народу — Израилю, но грехи последнего навлекли на него Божью кару в виде нашествия ассирийцев, которые увели в плен северные племена Израиля, а позднее вавилоняне проделали то же с южными племенами. Но в отличие от северных, смешавшихся с чужими народами, южные сохранили свои обычаи, культуру и религию, так что, возвратившись на свою историческую родину, оба эти некогда родственные народа стали чужими.

Банальная история, однако в ней содержится одна деталь, которая часто упускается из виду. Самаряне не были ни полными, ни добровольными идолопоклонниками (4 Цар. 17:33). Изначально они проявили желание служить истинному Богу евреев, но те отвергли это предложение по той причине, что в остальных обрядах самаряне отличались от иудеев. Это означает, что настоящая причина этой розни была однозначно не религиозной, но больше культурной, хотя в то время вся культура была тесно связана с религией. Но разве самаряне не могли уступить свои обычаи чистым евреям? Это можно было сделать, но самым большим камнем преткновения для слияния этих двух народов в один была этническая нечистоплотность, поскольку в кровном отношении самаряне были смешанным с язычниками народом. Вот этого препятствия самаряне преодолеть никак не могли. Это узаконивало вражду, существовавшую между ними и иудеями, навеки.

Попав в безвыходное положение, самаряне решили служить Богу Израиля по-своему, учредив собственные святые места, образов институт священников и даже создав Священное Писание. Последнее представляло собой собственный вариант Пятикнижия, который, по преданию, принес в Сихем Манассия, брат иудейского первосвященника. Ок. 330 г. до н.э. самаряне построили свой храм близ Сихема на горе Гаризим. Именно это место было у них наиболее священным, поскольку, по преданию, его Иаков подарил Иосифу, сыновей которого самаряне считали своими предками. В 128 г. до н.э. хасмонейский правитель Иоанн Гиркан I разрушил этот храм (вместе с самим городом), но самаряне продолжали приходить на это место для совершения своих жертвоприношений и обрядов.

Во время жизни Иисуса Христа четырехсотлетняя вражда между иудеями и самарянами достигла своего апогея. К несчастью, галилеянам приходилось ходить в Иерусалим на поклонение Богу через полуязыческую Самарию, поскольку это был самый короткий путь, который можно было осуществить за три дня. Конечно, они предпочитали обходить ее через Перею (Заиорданье), хотя на это требовалось в два раза больше времени, но, если какой-либо паломник опаздывал попасть вовремя на праздник, то он был вынужден идти в Иерусалим через Самарию. Но это было связано с большими затруднениями. Если в каком-либо самарянском селении появлялся иудей, за ним бежали дети и бросали в ямки от его следов солому, которую тут же поджигали. Таким образом они выражали свое отвращение к иудеям, как бы устраняя сам их запах. Таким же было и отношение иудеев к самарянам.

Как же Сам Иисус относился к данной вражде на кровной основе? Фактически, Он не только игнорировал сугубо биологический показатель принадлежности кого-либо к Божьему народу, но и считал его вредным для выражения истинной святости перед Богом. Например, для Него святым действием было не владение формальным статусом «Божьего народа» (см. Ин. 8:30-47; ср. Мф. 3:7-10) и, тем более, не вкушение кошерной пищи, а исполнение воли Божьей в нравственном смысле. Соблюдение ритуальных предписаний и формальную принадлежность к израильскому народу Он не считал обязательными для угождения Богу. Для Него нуждающийся в Боге мытарь и блудница были ближе к Богу, чем фарисеи и книжники, соблюдавшие кучу мелочных, но бесполезных обрядовых предписаний. Соответственно, Он относился к самарянам и даже к язычникам, ищущим Бога. Лишь один раз Он воспрепятствовал Своим ученикам идти к язычникам и к самарянам (см. Мф. 10:5), однако этот запрет был временным явлением: Его учение должно было вначале укорениться в Галилее, и только после этого ему можно было двигаться дальше.

Кстати, медицина свидетельствует о том, что каждая этнически чистая нация стремится к своему биологическому вырождению (в современном Израиле данные о статистике унаследованных неблагоприятных признаков засекречены). Мнение о том, что людей одной нации нужно беречь от смешения с другими, подобно тому как разводят породистых лошадей, собак или кошек, весьма ошибочно. Законы наследственности сами регулируют этот вопрос, оставляя определенный процент породистых животных, который не может исчезнуть навсегда. Но и самые породистые животные всегда дают приплод, содержащий довольно большой процент «отбраковки» в смысле полного соответствия требованиям конкретной породистости. Вероятно, Бог создал человечество во всем этническом многообразии (включая и расовое), желая тем самым защитить его от стремления к господству одного народа над другими. Впрочем, вопрос упирается отнюдь не в «чистоту» какой бы то ни было «расы», поскольку нравственные качества не наследуются биологическим путем.

Встреча двух врагов у колодца
Встреча двух врагов произошла в удивительном месте — недалеко от древнего Сихема, бывшего святым местом у самарян. Это место хранило в себе память о свершении большого количества выдающихся событий древности. Здесь Авраам поставил свой первый жертвенник (Быт. 12:6-7). Здесь Иаков купил у сынов Еммора часть поля (Быт. 33:19), где затем высек в известняке свой колодец, имевший в глубину 30 метров. Здесь был похоронен Иосиф (Нав. 24:32). Здесь Иисус Навин заключил с Израилем завет между двумя горами — Гевалом и Гаризимом (Нав. 8:30-33). Здесь была учреждена первая столица Северного Израильского царства, когда над десятью племенами Израиля воцарился Иеровоам (3 Цар. 12:25). Здесь, в конце концов, был построен храм самарян. Хотя в данное время он уже не существовал, это место свято почиталось самарянами, так что на нем по праздникам продолжали совершаться жертвоприношения.

Иисус остановился на окраине селения Сихарь, вблизи которого находились остатки знаменитого в древности города Сихем. Удивительно, но древними жителями Сихема были евеи (см. Быт. 34:2), которые хитростью вошли в состав Божьего народа через  гаваонитян. Поскольку евеи (вероятно, это было племя, входившее в состав более крупного племени под названием хорреи) жили в нескольких городах (Гаваон, Кефира, Беероф и Кириаф-Иарим), клятва Иисуса Навина, гарантировавшая сохранность жизни гаваонитянам, распространилась и на них, хотя все они были превращены в работников, которые «рубили дрова и черпали воду для всего общества» (Нав. 9:3-27; 11:19). Евеи сохраняли свое влияние во времена Гедеона (Суд. 9:28), их города были известны во времена Давида (2 Цар. 24:7), а при Соломоне они стали оброчными работниками (3 Цар. 9:20-21). Поскольку этот народ так и не был истреблен израильтянами, можно считать его прообразом новозаветного спасения всего самарийского племени. Ниже мы узнаем, как это случилось.

Устав от пути (указание на долгий путь означает, что «шесть часов» означало полдень, поскольку измерялось по еврейскому, а не римскому счету времени), Иисус сел у знаменитого колодца. В это время пришла за водой самарянская женщина. Почему именно сюда, и почему в это время, и почему одна? Как мы узнаем позже, эта женщина считалась даже в глазах своего народа грешницей, поэтому она не могла брать воду в одно время со всеми женщинами и даже в том же месте, где ее брали они. И все же колодцев поблизости было много, но она выбрала именно этот, расположенный на священном месте. Поскольку сердце ее изнывало под бременем греха, именно здесь она ожидала появления Мессии, с которым связывала избавление от всех тяжелых последствий своего прошлого.

При подобных обстоятельствах обычно между иудеями и самарянами не велось никаких разговоров, но каждый молча выполнял свое дело и как можно быстрее оставлял другого. Однако Иисус неожиданно обращается к женщине с просьбой напоить Его. Немыслимое дело! Иудей просит пить у самарянки! Это же предел наглости! Женщина опешила: «Что я слышу? Разве ты не знаешь, что иудеи с самарянами не общаются? Почему же ты просишь у меня напиться?» В оригинале говорится так: «Как ты, будучи истинным иудеем, просишь воды у меня — истинной самарянки?» Как можно что-либо просить у своего врага?

Разумеется, эта просьба очень удивила самарянку, поскольку о взаимной вражде между иудеями и самарянами знали даже маленькие дети. Об этом знали даже иностранцы, т.е. совершенно посторонние люди, но ведь Этот странник был иудеем? Как Он не мог знать, что в глазах всех евреев было нечистым даже прикосновение к самарянскому кувшину. Наконец, почему Он вообще обращается к одинокой женщине, ведь это может быть воспринято ею как обыкновенный флирт? Но этого с нее хватит. Не на ту напал. А может быть Он неполноценный в умственном отношении? В любом случае, зачем Ему нарушать целый свод общепризнанных табу? А, может быть, Он действительно нуждается в посторонней помощи, ведь посреди такой жары легко получить и солнечный удар?

Бедная женщина не знала, как поступить, поскольку в данной ситуации вековая вражда столкнулась с необходимостью проявления милосердия. Очень интересно, что Иисус построил Свой разговор с этой женщиной именно таким, а не каким-либо иным образом. Он выступил в роли нуждающегося в ее помощи человека, хотя в действительности она сама нуждалась в Его помощи в другом отношении. По всему было видно, что Он устал и  сильно хотел пить, хотя к еде, которую позже доставили Ему Его ученики, даже не дотронулся. В Его руках не было ни мехов, ни кувшина, ни другой посуды, которой можно было бы почерпнуть воду из глубокого колодца. Он был одинок и находился в полной зависимости от этой женщины. В лучшем случае только с чувством сожаления смотрела она на Него, а могла даже показать Ему свое чувство превосходства над Ним. Наконец-то один из этих мерзких иудеев унизился до такого состояния, чтобы завопить о помощи! Не дождется!

Какое же было ее удивление, когда неожиданно Он Сам предложил ей напиться, причем водой такого же хорошего качества, как и это! Под «живой водой», подумала она, Он, вероятно, имеет в виду не застойную, а проточную воду, берущую свое начало в горах. Колодец Иакова питался как раз такой горной водой, текущей по подземным каналам, тогда как другого рода водоемы были устроены как накопители влаги, выпадающей лишь в период дождей. Во втором случае вода в них не всегда была пригодна для питья, но обычно использовалась для стирки или мытья рук. Однако Иисус умышленно заговорил с женщиной о воде духовной — животворном влиянии Духа Божьего, возрождающем грешную душу. По этой причине эта история напоминает собой историю о ночной беседе Иисуса с Никодимом.

Неожиданно их роли поменялись местами: теперь Он уже не просил, а предлагал ей «воду живую», но откуда Ему было ее взять? С чисто женской толерантностью самарянка делает аккуратное замечание этому невесть откуда взявшемуся незнакомцу: «Разве ты больше отца нашего Иакова…?» Вопрос этот указывает на то, что женщина начала сомневаться в заурядности этого странного путника. Уж больно Он не похож на обычного иудея и тем более на врага самарян. В выражении Его лица, в стиле речи и в манере поведении нет так свойственных иудеям осуждения и превосходства. Именно по этой причине она не прекратила с Ним своего разговора, поспешив удалиться.

Но что значит Его предложение? Обычное мужское заигрывание? Как это ей уже надоело! Впрочем, Он слишком серьезен для банального ухаживания. Скорее, Он чем-то озабочен. Может быть, Он действительно хочет таким образом отблагодарить ее за оказанную Ему услугу? Может быть, Ему известен какой-то другой источник воды, наподобие этого? Хотя вода в этом колодце хорошего качества, так что ее вполне можно назвать «живой», но доставать ее из такой глубины является утомительным делом даже для мужчин. «Я бы с удовольствием воспользовалась Его помощью, – подумала она. — По всему видно, что Он вовсе не враг мне. По крайней мере, я вижу в Нем друга, а не критика, или насмешника. Он не осуждает меня, а проявляет понимание к моим нуждам. Но где Ему найти здесь колодец, когда все известные мне не подходят для меня? В любом случае, попытаться стоит».

Услуга на услугу
В ответ на просьбу самарянки указать ей более удобный для пользования источник питьевой воды Иисус вдруг говорит: «Приведи мужа своего». «О, нет. Только не это», — мелькнуло у нее в голове. Но делать было нечего, и она решила признаться незнакомцу: «У меня нет мужа». Каково же было ее изумление, когда она услышала слова, объяснить которые простым стечением обстоятельств было невозможно: «Ты сказала правду. У тебя их было пятеро, но и тот, которого сейчас имеешь, не муж тебе». Оказывается, эта женщина имела несколько сожителей, что считалось как у иудеев, так и у самарян греховным поведением. И все же она не была обычной блудницей, а лишь пыталась найти свое счастье путем проб и ошибок.

После этих слов самарянка окончательно убедилась в том, что имеет дело с Божьим пророком. Вот, оказывается, почему Он вел Себя не так, как все иудеи! А коль так, нужно успеть спросить Его о главном — о месте поклонения Богу: «Где должно поклоняться Богу: здесь или в Иерусалиме?» Очень показательно, что самарянка интересовалась столь сложным богословским вопросом. Очевидно, что для нее было весьма важно услышать надежный ответ на него, поскольку поклонение Богу – это было единственное, чем она могла загладить собственные грехи. Но как это можно было сделать, когда сами книжники до сих пор спорят между собой, каким должно быть поклонение Богу, акцентируя внимание то на одну, то на другую формальности.

И здесь неожиданно она слышит следующее: «Главное для Бога не место или способ поклонения, а сердечное отношение к Нему». «Неужели? Тогда зачем мы спорим с иудеями? Все это оказывается не нужно?» — мгновенно проносится у нее в голове, а из уст вырываются такие слова: «Может быть это и так, но, в конце концов, что так, а что нет — может знать лишь один Мессия». Действительно, не слишком ли много берет на себя этот Пророк, когда подходит к толкованию Писания с духовной точки зрения? Некоторые книжники этому учат, но у людей нет уверенности в том, что именно так следует толковать Писание.

И здесь неожиданно новоявленный Пророк обращается к ней с невообразимыми словами: «Это Я и есть». Невероятно! Что она слышит? Он – не просто пророк! Неужели она дождалась своего Мессию? Неужели она теперь знает, как нужно правильно поклоняться Богу? Неужели теперь пришел конец людской вражде и ненависти? Значит, все-таки Бог услышал ее молитвы! Значит не напрасны были ее слезные переживания и тягостные думы! Бог исполнил Свое обещание и послал Своему народу долгожданного Мессию! Но принадлежит ли она к этому народу? Иудеи говорят, что нет, но Мессия принес эту весть именно ей — самарянке, к тому же еще и великой грешнице! Значит, Он любит всех людей! Значит, теперь придет конец страданиям всего человечества! Теперь для всех людей, а не только для одних иудеев, начнется новая жизнь! Теперь и она — всеми отвергнутая женщина — наконец-то обретет свое счастье!

Вера этой женщины оказалась настолько сильной, что она бросает свои мехи и со всего духу мчится в свое селение, жители которого никогда не были заинтересованы в том, чтобы ее когда-либо выслушать. Это ее не волнует, поскольку она желает поделиться с ними той радостной вестью, свидетелем которой она удосужилась стать сама. Что она им говорила, нам неизвестно, но ее искренность сотворила чудо: нашлись те люди, которые ей поверили. Успех ее проповеди своим односельчанам был настолько велик, что люди толпой отправились убедиться в том, что Мессия уже пришел. И они действительно смогли увидеть Иисуса, задать Ему интересующие их вопросы и лично убедиться в том, что ее свидетельство о Нем было истинным. Целых два дня Он учил их и, когда оставил это селение, в нем появилась первая христианская община Его свидетелей (ср. Деян. 8:14, 25; 9:31). Кто мог подумать, что чуду этого великого обращения содействовало свидетельство одной единственной женщины, имеющей к тому же плохую репутацию в обществе. Ничего лучшего и нельзя было ожидать от этого свидетельства.

Когда я сегодня думаю над тем, почему наше свидетельство миру так слабо, что христиане теряют свою духовную репутацию в обществе, мне приходится констатировать факт слабой искренности нашей веры. Порой мы ведем себя так, как будто нам нужно просить извинения у этого мира за то, что мы несем ему весть спасения. Она предлагается нами столь осторожно и лояльно, что у наших слушателей создается впечатление о том, что мы сами с трудом в нее верим. Все чаще и чаще мы опускаем силу своего свидетельства до уровня и состава принятых в этом мире критериев истинности или доказательств чего-либо. Отсюда наша проповедь звучит не убедительно, в ней нет должных чувств, она не способна затронуть струны человеческого сердца, особенно страдающего духовно. В итоге наше свидетельство о Христе похоже больше на шутки Лота, чем на воодушевление этой простой женщины. В действительности она принесла своим землякам не голую информацию о приходе Мессии, а личное свидетельство о своем духовном преображении, произошедшем под влиянием веры в истинность этой информации.

Конечно, личная судьба этой женщины не сложилась. Всю свою жизнь она искала родственную душу, с которой могла бы поделиться своими радостями и бедами, но так ее и не нашла. В отчаянии она обратилась к Богу, ища спасения от своих грехов, поскольку не сразу смогла понять подлинную причину своих неудач. А когда поняла, исправить положение было уже слишком поздно. Что ей оставалось делать? Создавшейся безысходностью она была доведена до крайне отчаянного положения. Ее душа мучительно искала выхода, но нигде его не было видно. Мы просто не знаем, что могло бы с нею случиться, если бы Господь вовремя не вышел ей на встречу.

Как много современных молодых людей решают вопрос своей семейной жизни легкомысленно. И это происходит большей частью именно с теми людьми, которые от своего рождения обладают внешней привлекательностью. Но счастье, оказывается, не зависит от красоты, поскольку ошибаются также и красивые, и умные, и добрые. И когда они наконец-то после целой череды неудач обращаются с воплем о помиловании к Богу, Он спешит к ним на помощь, посылая им на встречу Своих с виду странных посланников. И они получают просимое посредством проявления личной веры в Божью способность создать из разбитой вазы нечто, не менее восхитительное, чем было прежнее.

Не трудно догадаться, что вся уникальность Личности Иисуса Христа состоит не столько в Его правоте, сколько в Его доброте. Понять это — значит понять суть Евангелия. Уильям Баркли в своем комментарии на текст Ин. 4:22-26 описывает данное положение при помощи следующей иллюстрации: «Один священник большого города организовал сбор подписей в защиту человека, приговоренного к смерти за какое-то преступление. Он считал, что в данном случае нужно проявить христианское милосердие. Зазвонил телефон и женский голос сказал в трубке: «Меня удивляет, что вы, священник, ставите свою подпись об этом прошении о помиловании». «Почему это Вас удивляет?» — спросил он в ответ. «Я полагаю, что Вы знаете Вашу Библию?»  «Я полагаю тоже». «Тогда, — сказал голос, – разве Вы не знаете, что в Библии сказано «око за око и зуб за зуб»?» Эта женщина взяла из Библии то, что ей подходило, но «забыла» великое учение Иисуса о милосердии». Воистину, мы сами делаем других своими либо врагами, либо друзьями.

Вопреки справедливости Иисус начал разговор с вдвойне падшей женщиной: с одной стороны, она была полуязычницей по своему происхождению, с другой — грешницей по образу жизни. Однако Он не только вступил с нею в беседу, но проявил к ней уважение, с одной стороны, обратившись за помощью, с другой — предложив ей Свою помощь. Во время беседы с нею Он не допустил в Своей речи ничего осуждающего ее образ поведения, а лишь указал на средство исцеления от ее духовного недуга. Как много мы любим осуждать других людей, не предлагая им настоящего выхода из сложившегося положения. Как много мы ставим диагнозы, причем там, где они и без нас известны людям, и как мало лечим в действительности. Почему мы это делаем? Потому что не понимаем следующего: весь ветхозаветный закон был призван поставить духовный диагноз всему человечеству, а вся новозаветная благодать была призвана эту болезнь излечить. Таково истинное отношение справедливости и любви во всем Священном Писании.

Заключение
Чему же учит эта история? Иисус Христос в ней одним разом осуждает три предубеждения того времени: межнациональную вражду, внешнее богопочитание и пренебрежение достоинством и правами женщин. Особенно поражает Его дружеское отношение к самарянам, которых Он считал равными иудеям. Проповедь Иисуса в Самарии, а также двухдневную ночевку, подразумевающую вкушение самарянской (некошерной) пищи, можно приблизительно сравнить с отрицанием сегрегации негров в 1950-е годы в США или апартеида в Южной Африке в 1980-е годы. Все это говорит о том, что Бог принимает в Свое общение не только людей разных национальностей, не только почитающих Его различным образом и в различных местах, но и тех, кто, согрешив против Него, ищет у Него прощения. Он любит и таковых!

Обращает на себя внимание тот способ, который использовал Иисус для того, чтобы начать Свою беседу с самарянкой, видевшей в Нем своего врага. Он не вступил с нею в дискуссию, не стал ее осуждать или превозноситься над нею, а предпочел унизиться, попросив у Своего «врага» помощи, а затем предложив ему Свою. Для нас это — большой урок: мы также должны научиться просить помощи у наших врагов и предлагать им свою. Если бы Господь Иисус сегодня оказался в Донецке и пожелал войти с его жителями в дружелюбный диалог, Он непременно бы попросил, хотя и на чистом украинском языке, у местной буфетчицы чего-либо попить. Мы не знаем, что бы Он услышал в ответ на Свою просьбу, но то, что Он никогда не только не взялся бы за оружие, но и даже не оскорбил бы никого из дончан — в этом сомневаться нам не приходится.

Почему же мы — Его слуги – не способны сегодня последовать Его примеру? Почему мы так мало изучаем Его отношение к людской вражде и ненависти? Почему не перенимаем у Него Его опыт борьбы с этими недостатками нашей жизни и всего светского общества? Почему не способны порицать эти пороки, а, напротив, лишь поддаемся их заразному влиянию? Почему позабыли о том, что прежде чем приобрести свою жизнь, нам нужно с нею расстаться? Вероятно, это происходит по той причине, что мы упустили из виду понимание того, что основным признаком каждого христианина является его надломленность духа, передающего полноту власти над собою в исключительное ведение Бога. Эта духовная надломленность подразумевает уникальную и неповторимую способность христианина унижаться, быть скромным и уступчивым. Она делает его решительным и настойчивым не в доказательстве своей правоты, а в проявлении жертвенной любви ко всем людям, по крайней мере в своей бессмертной душе тяготящимся греховным бременем. Только сокрушенный в своей гордости человек способен осуществить подвиг примирения с другими людьми!

Сегодня, когда наша планета снова втянута в непримиримое противоборство между США и Россией за мировое господство — я спрашиваю вас, христиане: «Где вы? Что вы сделали для того, чтобы остановить эту военную вакханалию? В чем выражается ваша соль и свет для мира? Где ваша ответственность за спасение тел и душ людских, огромное количество которых уносит сатана из этой жизни прямо в ад? С чем вы предстанете перед Богом, Который заповедал вам быть миротворцами?» Действительно, нам давно уж пора активизировать миротворческую деятельность, а не позволять правительствам обманывать своих граждан красивыми лозунгами борьбы за демократию и борьбы с терроризмом. Подлинные причины нагнетания между целыми народами и отдельными людьми взаимной ненависти и злобы далеки как от интересов подлинной демократии, так и от борьбы за людскую безопасность. Напротив, мы живем в двухэтажном мире: на первом этаже простых людей учат общечеловеческой нравственности и высоким духовным идеалам, а на втором — все эти идеалы самым циничным образом нарушаются власть имущими людьми во имя торжества материальной маммоны.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s