ОТКУДА БЕРУТСЯ ВРАГИ?

%d0%b4%d1%83%d0%bb%d0%be-%d1%80%d0%b5%d0%b2%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%b2%d0%b5%d1%80%d0%b0

Откуда берутся враги?

Гололоб Г.А.

Недавно моя дочь поделилась с нами, своими родителями, необычной новостью: ей в школе дали задание составить проект о порохе. Ее пытались убедить в большой пользе пороха, без которого якобы нашей стране нельзя себя защитить. Очевидно, что это задание представляет собой пропаганду не патриотизма, а милитаризма в нашей стране. Почему наши дети должны относиться к пороху как к величайшему достижению человеческой цивилизации, а не как к самому величайшему злодеянию и самой позорной ее странице? Не понимая, зачем нам нужна такая защита, я задался вопросом: «Откуда берутся враги, что нам все время приходится от кого-то обороняться?» Своими размышлениями на этот счет я и хотел поделиться со своими читателями в данной статье.

Причины враждебности в Библии
Первым врагом в Библии следует признать сатану, который восстал против Бога, желая занять его место (ср. Быт. 3:15). Откуда он взялся, и как это случилось? Это был один из архангелов Божьих, который в какой-то момент своей (разумеется, небесной) жизни восстал против Бога и сделался Его противником (Ис. 14:12-16; Иез. 28:11-19). Оправданных причин отпадения у сатаны не было, поскольку в «материальном» отношении он был всем обеспечен, имел огромную власть и положение в ангельском мире. Его погубила лишь собственная гордость (1 Тим. 3:6), удовлетворить которую было невозможно даже при помощи получения статуса Божественности. Не подсказывает ли нам эта история, откуда вообще берутся враги? Я думаю, что подсказывает. И вот почему?

У сатаны не было неблагополучного окружения, личных врагов или неблагоприятных внешних обстоятельств, из-за чего на земле постоянно ведутся войны. У него не было никаких объективных причин для высказывания недовольства по поводу своего положения. У него было только неуемное желание иметь больше, чем это было ему положено по статусу. Конечно, всем созданиям Божьим свойственно искать лучшего положения, однако если оно уже имеется, надобность в еще лучшем отпадает. Зачем что-либо отнимать у другого, когда у тебя все есть? Очевидно, враждебность имеет психологические, а не социальные причины. Но можно ли это доказать на библейском материале? Давайте попробуем это выяснить.

Первым убийцей другого, причем собственного брата, стал Каин. Разве ему чего-то не хватало? Разве чем-то объективным было задето его достоинство? Он обиделся на то, что Бог не обратил Своего внимания на его дар (Быт. 4:3-5). Однако он не задумался, почему Бог это сделал. Мало того, свой гнев на Бога он выместил на своем брате, что только доказывает истинную причину его убийства — ненависть к самой идее праведности, запрещающей иметь незаслуженное или достигать чего-либо неправедным путем. Сам Бог указал на эту причину словами: «Грех лежит у порога сердца твоего. Не впусти его вовнутрь». Но Каин впустил и стал врагом своему брату. Авель же даже перед угрозой смерти не воспротивился преступному действию своего брата. Итак, первое преступление и вражда также произошли по субъективным причинам. У Каина не было врагов, он их создал себе сам, поэтому и напал на своего брата первым.

Еще одну вражду мы видим между братьями Иосифа и им самим. Кто же был здесь кому врагом? Очевидно, Иосиф не враждовал со своими братьями. Текст Быт. 37:4 гласит: «И увидели братья его, что отец их любит его более всех братьев его; и возненавидели его, и не могли говорить с ним дружелюбно». Но разве был Иосиф виноват в том, что отец любил его больше остальных своих сыновей? Конечно, нет, однако братья возненавидели не отца, а Иосифа. Кстати, в греческом переводе Ветхого Завета (Септуагинте) текст Быт. 37:2 выглядит иначе, чем в масоретском тексте: «И доносили они отцу их худые слухи об Иосифе». Текстологами доведено, что этот перевод был сделан с более лучшей рукописи библейского текста, чем та, которой располагали масореты.

Где еще мы встречаем в Библии вымышленных врагов? Мы не будем касаться здесь вопроса врагов Божьих (см. напр. Числ. 25:17), которые в Новом Завете были отменены (см. Еф. 2:15; «сила вражья» из Лк. 10:19 относится исключительно к сатане и его слугам), а также ошибочных представлений некоторых праведников о том, что Бог враждует с ними (см. напр. Иов 13:24; 16:9; 30:21). Что касается самих израильтян, то Бог через Моисея ясно повелел: «Не враждуй на брата твоего в сердце твоем», даже при обличении (Лев. 19:17; ср. Числ. 35:22-23). Однако сколько врагов было у каждого израильтянина из собственного народа! Но разве все они были виноваты перед ним? Нет, большей частью вина других представляла собой лишь повод для пресловутой «мести», осуществляемой предварительно одержимыми злостью людьми. Напротив, если на месте их «врага» оказался бы их близкий родственник, они быстро бы нашли способ примириться с ним.

В период судей мы обнаруживаем как умелое предотвращение враждебности, так и провокацию ее. В обоих случаях действующими лицами были ефремляне, которые постоянно оказывались на поле боя не вовремя. Вначале они опоздали помочь Гедеону, но после перелома в битве явились к нему и сказали: «Зачем ты это сделал, что не позвал нас, когда шел воевать с мадианитянами?» И сильно ссорились с ним» (Суд. 8:1). Очевидно, объективных причин для ссоры не было, но они продолжали донимать Гедеона прямо на пустом месте.

Окажись другие на его месте и очередной войне не миновать, но Гедеон поступил мудрее: «Сделал ли я что такое, как вы ныне? Не счастливее ли Ефрем добирал виноград, нежели Авиезер обирал? В ваши руки предал Бог князей мадиамских Орива и Зива, и что мог сделать я такое, как вы?» Тогда успокоился дух их против него, когда сказал он им такие слова» (Суд. 8:2-3). Очевидно, правильно сказанные слова (кстати, имевшие отнюдь неправильное содержание, поскольку битву выиграл все же Гедеон) остановили ссору. Оказывается, кроткий ответ способен усмирить даже самые взвинченные чувства. «Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость» (Притч. 15:1). Почему же мы не используем эту закономерность в борьбе с современной враждой?

Но в похожем случае с Иеффаем исход столкновения был другим. Так же само ефремляне пришли к нему уже после боя и сказали: «Для чего ты ходил воевать с аммонитянами, а нас не позвал с собою? Мы сожжем дом твой огнем и с тобою вместе» (Суд. 12:1). Однако, в отличие от Гедеона, Иеффай начал отстаивать справедливость, и дело закончилось тем, что одних только ефремлян погибло из-за этого сорок две тысячи. Многие из нас не понимают того, что правда обычно ссорит между собой людей, и только одна любовь примиряет. Неспособность унизиться и потерпеть чаще всего является причиной современных войн. Почему? Потому что унижение свидетельствует о дружелюбии, а гордость о враждебности. Поэтому, хотя и бывают случаи злоупотребления миролюбием, чаще всего на него отвечают взаимностью. Оправдание же всегда расценивается как скрытая враждебность.

Поставление царя в Израиле также не обошлось без враждебности. Текст 1 Цар. 18:28-29 говорит: «И увидел Саул и узнал, что Господь с Давидом… И стал Саул еще больше бояться Давида и сделался врагом его на всю жизнь». Вот где мы услышали эту фразу «сделался врагом». Оказывается, врагами делаются люди сами, без посторонней помощи. Здесь стоит вспомнить, как Саул легко делал врагами любого, кто не следовал его ходу мысли. Однажды, сидя в Гиве под дубом на горе с копьем в своей руке, он обратился к слугам: «Что вы все сговорились против меня, и никто не открыл мне, когда сын мой вступил  в дружбу с сыном Иессея?» (1 Цар. 22:8). Саулу было мало объявить своим врагом невинного Давида (см. 1 Цар. 20:30-33), поэтому он решил надавить на своих слуг, рассчитывая сделать из них доносчиков. И один из них тут же отозвался. В результате этой угрозы были преданы смерти восемьдесят пять священников! Вот что стоит сказать правду тому, кто ищет себе врагов! Очевидно, что эти священники никогда не были врагами Саулу, и их смерть никому не была нужна.

Много рукотворных врагов мы видим и в жизни Давида. Был ли Давид таким уж плохим человеком, что с ним стоило враждовать? Разумеется, нет. Напротив, он был одним из немногих героев Ветхого Завета, кто умел не воздавать злом за зло. И между тем, он был вынужден вопиять к Богу: «За любовь мою они враждуют на меня» (Пс. 108:4), причем «неправедно» или «без причины» (Пс.34:19; см. также Пс. 7:5; 24:19; 30:12; 37:21; 54:4, 22; 70:13; 118:157 и др.). И снова эта вражда не находится никаких объективных оснований, на которых обычно ее оправдывают. Даже претензия на трон не была достаточной причиной для вражды с ним, почему Давид и не брал объявленную ему свыше власть в свои руки. Правда, Давид желал мести врагам своим, хотя и не всегда от своей руки (напр. Пс. 3:8; 17:41; 43:8; 58:2;107:14; 142:9).

И все же Давид умел контролировать свои чувства, когда дело доходило до критической точки. Однажды он встретил вооруженный отряд и хотел выяснить, чего эти люди хотят. Но важно обратить внимание, каким образом он задал свой вопрос. «Давид вышел навстречу им и сказал им: если с миром пришли вы ко мне, чтобы помогать мне, то да будет у меня с вами одно сердце; а если для того, чтобы коварно предать меня врагам моим, тогда как нет порока на руках моих, то да видит Бог отцов наших и рассудит» (1 Пар. 12:17). Заметьте: «Если вы пришли сделать мне зло, то да видит Бог отцов наших и рассудит». Давид был готов призвать имя Господа в ответ на нападение! Неудивительно, что ответ оказался благоприятным. «И объял дух Амасая, главу тридцати, и сказал он: мир тебе Давид, и с тобою, сын Иессеев; мир тебе, и мир помощникам твоим; ибо помогает тебе Бог твой. Тогда принял их Давид и поставил их во главе войска» (1 Пар. 12:18). А здесь мы имеем перед собой поразительный пример создания дружбы: доверие в ответ на доверие («и поставил их во главе войска»).

Разделенное царство стало вершиной внутриизраильской вражды. Недавние друзья из-за борьбы за власть быстро становились свирепыми врагами. Когда два войска сошлись для войны, их предводители выставили вперед с каждой стороны по двенадцать молодых воинов для поединка, и все они погибли от рук друг друга. И только когда войско израильтян побежало от людей Давида, Авенир задался вопросом: «Вечно ли будет пожирать меч? Или ты не знаешь, что последствия будут горестные? И доколе ты не скажешь людям, чтобы они перестали преследовать братьев своих?» (2 Цар. 2:27). Ему ответил Иоав соответственно: «Жив Бог! Если бы ты не говорил иначе, то еще утром перестали бы люди преследовать братьев своих» (2 Цар. 2:28). Авенир понял, что все спорные вопросы лучше решать другим путем, но слишком поздно.

Обычно врагами люди не рождаются, а становятся по собственной нужде, по той причине, что не умеют управлять своими чувствами и словами. Если бы при начале конфликта были бы использованы другие слова, он никогда бы превратился в настоящую войну. Оказывается, у основания многих войн и вражды находится только несколько слов с неправильным смылом. Не было бы их, не было бы большого множества никому не нужных смертей.
В книге Судей мы уже видели у основания как вражды, так и дружбы соответствующие слова. Нам нужно научиться быть примирителями. Это большой урок всем нам!

Впрочем, как погиб Авенир? Он доверился лестным слова Иоава, который, воспользовавшись неосторожностью, убил его. Разве в тот момент Авенир был врагом Иоаву? Нет, на тот момент он был уже ему другом. Тогда почему Иоав убил своего друга? Потому что не мог простить ему невольную вину за смерть его родного брата, Асаила. Получается, среди причин людской враждебности числится не только зависть, но и непростительство, которое для бессмертной души человека также опасно, как и сделанное зло. Иоав знал, как погиб его брат, поскольку свидетели этого события донесли ему ту же информацию, что и Давиду. Однако Давид воспринял ее по-другому, хотя погибший от рук Авенира Асаил также был ему родственником (2 Цар. 3:33). Но два эти человека восприняли один и тот факт с противоположных сторон, поскольку имели два разных мышления. Разве при таком подходе к жизни можно утверждать, что враждебность имеет объективные основания или является вынужденной внешними обстоятельствами? Нет, конечно. Это значит, что враждующим между собой людям нужно менять не внешние условия, а собственное мышление. Если же враждуют оба, то оба же и являются провокаторами этой враждебности.

Дальше мы встречаем еще одного «врага» — пророка Илию. На этот раз его врагом сделал израильский царь Ахав, не желавший покориться Господу. Первому, кто осмелился указывать царю на его грехи, он объявлял войну. Когда Ахав преступным образом овладел виноградником Навуфея, Бог послал ему на встречу Своего пророка со словами обличения. Увидев Илию, царь воскликнул: «Нашел ты меня, враг мой» (3 Цар. 21:20). Но снова-таки был ли Илия врагом Ахаву? Нет, не был. Это доказывается тем, что царь не только выслушал обличение этого пророка, но и смирился перед Богом, раскаявшись в содеянном (3 Цар. 21:27-29). Получается, что он считал Илию своим врагом напрасно, зная в своей душе, что он — Божий пророк.

Еще один пророк Божий сделал своим врагом целый народ. Вы правильно подумали. Это был пророк Иона. Он настолько возненавидел ниневитян, захвативших его родину, что не желал им покаяния даже в то самое время, когда был вынужден их вразумлять. И он не остановился даже после того, как стал свидетелем этого самого покаяния, которого не желал своим обидчикам. Оказывается, враги проявили послушание Божьему призыву, а Божий слуга — не проявил. Он повторил то же, что и на корабле: язычники убоялись неведомого Бога, а Божий слуга удовлетворился только формальным статусом: «Я — еврей. Чту Господа Бога небес, сотворившего море и сушу» (Иона 1:9). В точности как братья Иосифа: «Мы люди честные…» (Быт. 42:11).

Но последующие пророки предостерегали от вражды, хотя в то время они осуждали ее лишь за ее неоправданный характер: «Враждуйте, народы, но трепещите, и внимайте, все отдаленные земли! Вооружайтесь, но трепещите. Вооружайтесь, но трепещите!» (Ис. 8:9; ср. Ис. 41:12). Пророк Осия предсказал суд Божий на Израиля за его враждебность (Ос. 9:7). Пророк Исаия предвозвестил прекращение вражды между Ефремом и Иудой: «И прекратится зависть Ефрема, и враждующие против Иуды будут истреблены. Ефрем не будет завидовать Иуде, и Иуда не будет притеснять Ефрема» (Ис. 11:13). Мало того, мирное время предсказано и для языческих народов, так что «устыдятся все, враждовавшие против Него» (Ис. 45:24).

Пророку Захарии принадлежат следующие знаменитые слова о прекращении вражды: «Ибо прежде дней тех не было возмездия для человека, ни возмездия за труд животных; ни уходящему, ни приходящему не было покоя от врага; и попускал Я всякого человека враждовать против другого. А ныне для остатка этого народа Я не такой, как в прежние дни, говорит Господь Саваоф» (Зах. 8:10-11). И добавляет: «Вот дела, которые вы должны делать: говорите истину друг другу; по истине и миролюбно судите у ворот ваших. Никто из вас да не мыслит в сердце своем зла против ближнего своего, и ложной клятвы не любите, ибо все это Я ненавижу, говорит Господь. (Зах. 8:16-17). «По истине и миролюбно судите» — это уже преддверие Нового Завета.

В Новом Завете Бог никого не преследует как Своего врага, но люди сами делают себя Его врагами (см. Рим. 8:7; Флп. 3:18). Поэтому в нем звучит Божественный призыв: «Любите врагов ваших» (Мф. 5:44; Лк. 6:27, 35). Хотя апостол Иаков и говорит о врагах Божьих (Иак. 4:4), он использует здесь уже ветхозаветный образ (см. также Лк. 1:71, 74; 19:27). В Новом Завете мы видим многих христиан, которые помимо своей воли становились врагами другим, а некоторые из них за это и пострадали вплоть до мученичества (Стефан, Иаков Зеведеев, Иаков, брат Господен). В условиях гонений врагами человеку становились даже домашние его (Мф. 10:36).

Апостол Павел вопрошал галатийцев, решивших вернуться в иудаизм: «Итак, неужели я сделался врагом вашим?» (Гал. 4:16). Очевидно, он желал иудеям только добра, и даже сам хотел «быть отлученным от Христа за своих братьев» (Рим. 9:3), но они продолжали враждовать против него. Они не могли простить ему того, что он учил о временном, а не вечном значении закона Божьего, тогда как об этом засвидетельствовал Сам Иисус (напр. Ин. 1:16-18; 4:23-24). Равным образом, Иисус обличал обрядовое понимание этого закона, предпочитая ему нравственное (напр. Мф. 22:36-40; 23:27-28). В результате отвержения учения своего Мессии евреи утратили право называться «народом Божьим» (напр. Мф. 21:43; Лк. 14:24). Поэтому Иисус предрек наказание Своему народу: «Ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лк. 19:43-44).

Данный факт указывает на то, что некоторая враждебность может быть вызвана не только борьбой за политическую власть, но и религиозными (идейными) спорами. И, пожалуй, эта форма враждебности по своей силе превосходит все остальные. Однако, снова-таки нам видится странным, почему евреи не могли истолковать закон Божий как переходную и прообразную ступень Божественного Откровения, когда об этом учили их собственные пророки (напр. Втор. 18:18-19; Иер. 31:31-34). Они не захотели признать радикальный характер грядущего царства Мессии (напр. Пс. 117:22-23; Ис. 52:15). Это лишний раз свидетельствует нам о том, что поведение людей определяется не столько требованиями разума, возвышенностью идей или добротой чувств, сколько фанатичным упрямством, идущим вопреки и фактам, и рациональным доводам, и добрым чувствам вместе взятым. А это свидетельствует о наличии у таких людей духовных проблем, исцеляемых только Богом в ответ на осознание этими людьми своей нужды в Нем.

Итак, подводя итоги описанию причин враждебности, представленной в Библии, мы усматриваем значительную долю их в субъективном поведении людей, не зависящем от внешних обстоятельств. Люди просто не ставят перед собой правильных целей и не имеют правильных жизненных приоритетов, а некоторые из них и вообще какого-либо смысла в своей жизни. Это значит, что враждебность (см. Иак. 4:2; Гал. 5:20) возникает и растет на почве духовного невежества и нежелания следовать Божьим заповедям любви и мира (напр. Гал. 5:22; Еф. 2:14-15; Евр. 12:14). Никакими реформами в социальной, экономической или политической сферах жизни остановить ее невозможно. Единственным выходом остается мораль, основанная хотя бы на естественном Богооткровении (Рим. 1:19-20; 2:14-15), если не целиком на Библии. Оба эти вида Божественного Откровения нельзя противопоставлять друг другу, поскольку они имеют один источник, хотя очевидно, что первое ниже второго по своим возможностям.

Причины враждебности в истории христианства.
Разумеется, проанализировать весь исторический материал на предмет причин враждебности мы не в состоянии, однако для того, чтобы узнать, что море мокрое, не обязательно делать многочисленные пробы. Вся человеческая история однородна в том плане, что человеческие пороки, такие как алчность, зависть и властолюбие, заставляют людей делать безумные вещи, такие как грабежи, убийства и войны. Для того, чтобы это понять, совершенно не требуется приводить несчетное количество доказательств, хотя при желании и возможности можно привести этих доказательств вполне достаточное число. Наша задача будет состоять лишь в приведении отдельных примеров, наиболее ярко демонстрирующих наши выводы.

Конечно, первые триста лет сами христиане считались врагами римскому государству, поскольку не желали поклоняться статуям римского императора и приносить в честь его жертвоприношения (фимиам). Здесь трудно было понять римское правосудие с его веротерпимостью. Началась борьба вооруженных до зубов римлян с непокорными, но безоружными христианами, в которой, в конце концов, победили последние. В числе церковных лидеров и христианских апологетов, верных идее непротивления, числятся Поликарп Смирнский, Иустин Мученик, Тертуллиан, Ориген, Киприан Карфагенский, Лактанций и другие.

Промучившись несколько столетий, римские императоры признали совершенно бессмысленным саму идею искоренения религиозных убеждений при помощи насилия. А если бы первые христиане плели против римского правительства различные интриги, устраивали заговоры и организовывали перевороты? Смогли бы они тогда рассчитывать на такой исход данного противоборства? Ни в коем случае. Скорее они тем самым заработали бы себе стойкое название «бунтовщиков», либо хитрых «заговорщиков», как это было в случае с евреями, официально заявлявшими о своей лояльности властям, но неофициально добивавшихся своего.

Итак, христианство смогло защитить себя без помощи меча, хотя, когда ему предложили статус «государственной религии», оно не сразу поняло, что попало в силки. Получение политической власти сделало из христиан то, что не смогли сделать триста лет жестоких гонений. Они сами превратились во врагов человечества, поскольку стали на путь т.н. «священного насилия». Очень скоро полетели головы не только с языческих идолов, но и с человеческих плеч. В 529 году была закрыта Афинская академия, в Александрии по научению христианского епископа была сожжена разъяренной толпой библиотека редчайших книг. Началось торжество отступившего от первоначального идеала непротивления христианства! К чему это привело, все мы хорошо знаем: христианство утратило свою первоначальную сущность, основанную на идее непротивления, дружелюбия и миротворчества.

Нам всем известны бессмысленные крестовые походы средневековых христиан, однако даже в среде представителей этого безудержного стремления нажиться под благовидным предлогом находились истинные миротворцы, доказавшие то, что достижение мира возможно даже посреди войны. Речь идет об одном путешествии в Египет, предпринятом в 1219 году Франциском Ассизским (ок.1181-1226) и его другом. Зная то, что за голову каждого христианина мусульмане щедро платят, эти монахи дерзнули отправиться в ставку самого главного «врага» христианства — султана. Цель их «крестового похода» была чисто христианской – попытавшись обратить его в истинную веру, прекратить бессмысленность крестовых походов. Оба эти человека вели себя так, что султан не распознал в них своих врагов или лазутчиков, но напротив предложил им приличную должность при своем дворе, но они отказались и были с миром отпущены домой.

Эта история о встрече «врагов» посреди войны похожа на фантастическую, но она доказывает нам то, что, по крайней мере, на индивидуальном уровне пацифизм «работает». Конечно, султан не стал христианином, но он и не стал врагом Франциску, поскольку и тот никогда не был таковым кому-либо. Почему же им удалось разойтись мирным образом? Потому что оба эти монахи не скрывали ни целей своего посещения, ни мирных методов своего благовестия, а также не раболепствовали перед султаном, тем самым показывая ему то, что интересы их миссии были для них важнее собственного благополучия и даже самой жизни. Кроме того, они лишь предлагали султану сменить веру, а не требовали или принуждали его к этому. Если бы Франциск начал угрожать султану Божьими карами, никакого перемирия между ними не произошло, а сами они пали бы жертвами своего неразумия. Идее они противопоставили идею, и султан не рискнул применить в этом споре меч. Правда, они хотели прибегнуть к совершению чуда, но султан оказался более благоразумным в этом вопросе и отказался от такого способа ведения дискуссии.

Мы восхищаемся этим подвигом, но плохо представляем себе ту эпоху, на фоне которой он состоялся. Франциск Ассизский жил посреди христиан, которые считали своим долгом решать все спорные вопросы лишь при помощи грубой силы. По этой причине католики пошли войной на мусульман, желая отобрать у них Иерусалим. И даже когда император Фридрих II в 1229 году путем дипломатических переговоров добился перемирия с мусульманами на вполне приемлемых для папства условиях, папа Григорий IX наложил интердикт на Иерусалим и запретил посещать «святые места». Оказывается, ему нужен был полный политический контроль над Иерусалимом, а не свобода вероисповеданий на Святой Земле. Что же оставалось делать мусульманам, узнавшим о таком решении? Конечно, только продолжать бороться с той властью, которая проявляла интерес не к праву, а к силе. Ничем иным как провокацией такое поведение римского папы назвать невозможно.

Мало того, что папство призвало народ и князей к тому, чтобы освободить Святую землю от вымышленных врагов, которыми лишь из фанатичных соображений были объявлены мусульмане, но этими врагами оно стало объявлять любую оппозицию в собственной среде. Например, на юге Франции были преданы смерти шесть тысяч крестьян, отказавшихся платить десятину Католической церкви. При этом духовенство не поинтересовалось причинами такого отказа, а призвало князей искоренить непокорных крестьян мечом. В специально изданной в 1233 году булле папы Григория IX прозвучало священное оправдание применения меча против новых врагов, названных «еретиками»: «Кто может не разъяриться гневом от всех этих гнусностей? Где рвение Моисея, который в один день истребил 20 000 язычников? Где усердие первосвященника Финееса, который одним копьем поразил иудеев и моавитян? Где усердие Илии, который мечом уничтожил 450 служителей Валаама? Где рвение Матфея, истреблявшего иудеев? Воистину, если бы земля, звезды и все существующее поднялось против подобных людей и, невзирая на возраст и пол, их целиком истребили, то и это не было бы для них достойной карой» (цит. по: Лозинский С.Г. История папства. М., 1986, с. 132).

Как же поступил папа римский с францисканцами, избравшими другой путь служения Богу? Уже Иннокентий III, позволивший их деятельность и узаконивший создание специального монашеского ордена, попытался их приручить, предоставив им во владение церковные здания и материальные средства, которые они отказывались использовать в целях личного или коллективного обогащения. Тем не менее, по этому вопросу в их среде постепенно возникли две противоборствующие фракции, и, конечно же, в борьбе за формальную власть над орденом победила та часть, которая пошла на уступки папству. Не желая расколоть общину, ее руководство поддалось папскому влиянию и сдало все движение «нищенствующих» на волю римского папы.

В итоге, первоначальная суть этого движения оказалось выхолощена и стало обслуживать интересы папства. Столь печальная судьба всего наследия Франциска Ассизского указывает нам на опасность властных отношений, проникших в церковное руководство. Церковь Христова в своей деятельности должна руководствоваться Духом Святым, действующим через всю общину, а не только через ее формально избранных лидеров. Решающий голос в поместной церкви должен быть коллективным, а не индивидуальным. Папство же узурпировало всю власть над Католической церковью. И все же идея мирного христианства не исчезла совсем, поскольку принцип непротивления признавали не только вальденсы и францисканцы, но и различные группы верующих, преследуемые Католической церковью в разные времена (донатисты, новациане, альбигойцы, чешские братья и др.).

Теперь нам следует взглянуть на Реформацию. В одном отношении это был шаг вперед, поскольку из-под власти папства вышла часть верующих, создав собственную (протестантскую) церковь. Однако лишь реформатам удалось придать этой новой церкви более общинные черты в области ее руководства, но в принципе использования насилия новая церковь ничем не отличалась от старой. «Из трудов Лютера и Цвингли следует, что в начале своей реформаторской деятельности они выступали за добровольное членство в церкви, за церковную дисциплину, за отделение церкви от государства и за соблюдение учения о непротивлении. Однако, стремясь привлечь как можно больше сторонников и избежать гонений, они пошли на компромисс со своими убеждениями и, благодаря этому, получили поддержку правительства» (Рохрер М. Следуя за Христом. Изучение библейской доктрины непротивления. Книга 4. Международное Господнее служение. Б.г., с. 43).

В итоге, от первых реформаторов отделилась группа верующих, не признающих принцип насилия и отстаивающих церковь, состоящую лишь из обращенных христиан по их личной вере. По этим двум причинам они выступили против такого понятия, как «государственная церковь». Первоначально их называли «анабаптистами» («перекрещенцами»), хотя их лучше было бы назвать «мирными братьями». Прошло много лет, пока эту церковь признали равноправной с остальными протестантскими церквами, а до этого времени она подвергались таким же жестоким преследованиям, как и христиане первых трех веков.

Первоначальными лидерами этого движения, получившего название Радикальной Реформации в отличие от Реформации Магистратной (государственной), был Конрад Гребель и его друзья. Правда, в среде первых анабаптистов не сразу сформировалось понимание непротивления, что объясняет, почему Валтасар Губмайер не был непротивленцем, однако со времени Менно Симонса в этом вопросе был наведен порядок, и все движение получило название «меннонитства», хотя оно и подверглось жесточайшим со времен апостолов преследованиям. Большинство меннонитов были вынуждены покинуть свою родину и переселиться в разные страны, в том числе в Россию, Канаду и США.

О том, что ведущие лидеры раннего анабаптизма были непротивленцами, свидетельствуют следующие цитаты: «Истинно верующие христиане подобны овцам среди волков… Не сражаясь с плотскими врагами мечом, а побеждая духовных врагов, они проходят через огненные испытания и достигают отчизны вечного покоя. Они не используют земной меч и не участвуют в войнах. Они не будут лишать жизни человека, ибо уже живут по по Ветхом Завету» (Конрад Гребель); «Христианин не пользуется мечом и не противится злу» (Феликс Манц); «Народ Господа вооружен не плотским оружием… но оружием Божьим – оружием праведности в обеих руках» (Дирк Филлипс); «Христиане должны любить каждого человека. Не только своих друзей и дорогих им людей, но и своих врагов. И, как ясно говорится в Мф. 5, они не должны отвечать злом на зло. Им не следует использовать против людей, в том числе и врагов, плотское оружие, так как они отказались от всяких мирских конфликтов и войн» (Пилграм Марпек); «Вместо того, чтобы воздать нашему злейшему врагу взмахом руки, тем более копьем, мечом или алебардой, как это делают мирские люди, мы готовы жертвовать своей жизнью» (Якоб Гуттер) (цит. по: там же, с. 44-45).

Показательно, что анабаптистов мирного крыла преследовали как католики, так и протестанты. Были ли они врагами своим преследователям? Конечно, не были, но их сделали таковыми по причине религиозных разномыслий, решавшихся неправильным образом. Католикам, лютеранам и реформатам было неудобно, что рядом с ними находятся те люди, которые осмеливаются жить по другим стандартам, даже не претендуя принудить к ним всех остальных. Несмотря на то, что вначале мирные анабаптисты, а потом и меннониты не причиняли никому никаких проблем, их все равно преследовали. Но и сами преследования показали, что эти верующие люди остались верны своим убеждениям даже в условиях гонений, тем самым уподобляясь первым христианам.

Когда же гонения прошли, меннониты отказались иметь какое-либо дело с политикой, отмежевавшись от большинства протестантских церквей. Они не повторили ошибок Ранней церкви времен Константина Великого и средневекового движения «нищенствующих», сохранив собственное лицо. Через сто с лишним лет подобные им христиане — их называли квакерами или друзьями Бога – появились в Англии. Позже они переселились в США и добились веротерпимости в этой стране.

Однако до начала двадцатого столетия верующие-отказники не имели возможности несения альтернативной гражданской службы вместо военной. Поэтому когда США вступили и в Первую мировую (1914-1918), военным трибуналом были осуждены и приговорены к тюремному заключению 361 отказника. 142 человека получили сроки от года до пожизненного заключения, а 17 человек были приговорены к смертной казни (правда, ни один из этих страшных приговоров не был приведен в исполнение). И все же вершить такое «правосудие» было верхом цинизма, поскольку отказники от оружия по религиозным соображениям никому ничем не угрожали. Снова-таки их сделали «врагами» своего отечества помимо их воли. Прошло много времени, пока альтернативная служба не стала доступной для всех представителей мирных церквей.

Вторая Мировая война была еще одним тяжелым испытанием для христианских пацифистов. Советские меннониты были вывезены за Урал и лишены избирательных прав из-за их немецкого происхождения. В начале многих отказников расстреливали, но затем остановились, поскольку союзники потребовали послабления религиозной политики. Поэтому они решили испытать их на верность своих убеждений и оставить в живых. Последнее подтверждается аудиозаписью Петра Загоруйка — сына одного из таких верующих, который рассказал со слов своего отца об одном из многих таких случаев. Во время войны при отступлении власти вывозили заключенных, обычно на расстрел. Его отца с другими верующими, заключенными за отказ от оружия, вывозили из г. Юзовки (старое название г. Донецка).

Поезд остановился в одном месте и всех верующих вывели из строя. Их было 15 человек. Их отвели в какой-то парк. Комиссар им и говорит: «Так вы отказались от участия в войне? Вот сегодня я узнаю, есть ли среди вас умные или нет? Выходи, кто возьмет оружие. Остальные будут расстреляны». Но никто не тронулся с места. Тогда был отдан приказ «копать себе ямы». Когда были вырыты ямы, комиссар снова спросил: «Ну, вы поняли, что я не шучу? Подойдите посмотрите на дно ямы. Там ваша смерть. Даю вам последний шанс». После этих слов возле ям осталось стоять только пятеро. Остальные отошли в сторону. Комиссар заулыбался, а потом говорит отошедшим: «Вот, это лучше. Однако я вас проверю. Вы что думаете, что будете на фронте по воробьям стрелять? Теперь те, кто остался, кто они вам? Они ваши враги. Поэтому берите винтовки и стреляйте в них». Как было ужасно — стрелять в своих братьев, но предыдущее решение лишило отступников силы.

Отец Петра Загоруйка был среди оставшихся и поэтому приготовился к самому худшему. Но когда прозвучала команда «Пли», щелкнули курки, но выстрелов не последовало. Оказывается, винтовки не были заряжены. Власти хотели лишь проверить истинно верующих, а от остальных избавиться. Поняв, к чему все это было сделано, отступившие упали на колени и начали просить своих братьев простить их. А комиссар стоял и смеялся: «Теперь вы никому не нужны, ни Богу, ни дьяволу». Их расстреляли и отец Петра Загоруйка с четырьмя другими братьями закапывал бывших своих братьев, не устоявших в вере до конца. Мы познакомились лишь с одним из многих примеров из жизни христиан-непротивленцев в бывшем Советском Союзе. Остальное мы узнаем в вечности. Теперь же спросим себя еще раз — откуда и как появляются враги? Врагами или друзьями мы делаем других сами, потому что только от нас самих зависит разжечь или предотвратить назревающий конфликт.

Сегодня верующие в большинстве стран мира имеют возможность отстаивать свои убеждения без принесения таких жертв, поскольку государство устраивают наемные армии и поскольку для отказников существует альтернативная гражданская служба. Но совсем недавно наши отцы и деды отдавали за эти свои убеждения жизнь. И они считали, что это стоило делать, поскольку только таким образом может быть прославлено моральное учение Иисуса Христа, без которого наше христианство остается только формальной обязанностью. Исповедание этого учения является не просто истинным, а необходимым по той простой причине, что никакого действительно заслуживающего доверия способа борьбы со злом просто не существует. Зло невозможно уничтожить при помощи зла, поэтому ему остается противопоставить лишь принцип непротивления. И даже если он и не сможет решить абсолютно всех проблем человечества, он способен их значительным образом уменьшить, и сделает это он намного лучше, чем идея т.н. «справедливых войн».

Работает ли пацифизм в мире невозрожденные людей? Конечно, поскольку даже неверующие люди располагают долей Божественной благодати (напр. Ин. 1:9; Рим. 2:4). Разве Бог уже перестал управлять этим миром? Нет, поскольку Его суды проявляются именно в войнах. Почему Япония пострадала от США? Потому что именно Япония первой разорвала свои отношения с Лигой наций. Потому что в сентябре 1931 года японские войска вторглись в Маньчжурию. Расплата пришла позже, но все же пришла. Почему евреи пострадали от Гитлера? Потому что присвоили себе право экономическими средствами управлять миром. Расправа также была тяжелой. Почему сама Германия дважды терпела поражение? Потому что со времен Бисмарка стала на путь милитаризации и позволила ей довести себя до такого состояния. Почему рухнул Советский Союз, несмотря на прекрасные идеи? Потому что преследовал христиан и также стремился к мировому господству. Люди думают, что решают свои вопросы самостоятельно, но в действительности это Бог решает через них Свои вопросы. В мире продолжает действовать закон сеяния и жатвы, и люди должны знать об этом.

Заключение
Выше мы смогли убедиться в том, что причины зла (убийства, насилие, грабежи и войны) не имеют рациональной основы и не зависят от внешних условий человеческой жизни. Это значит, что причины враждебности скрыты в наших собственных головах и зависят от неправильных целей или отсутствия смысла в жизни. И библейский, и современный наш опыт показывают, что врагами люди не рождаются, а становятся, причем обычно помимо своей воли. Гордые, властолюбивые и алчные к наживе люди провоцируют других людей на месть, чтобы сделать их своими врагами. Без этих провокаций ни один разумный человек не пожелал бы бороться со злом при помощи насилия, но попытался бы решить все проблемные вопросы с другими людьми мирным путем. Неспособность же или неумение ответить на провокацию миролюбием создает все условия для возникновения войн.

Сказанное позволяет нам ответить на выставленный в заголовок вопрос: враги возникают по причине провокаций и неправильной реакции на нее, т.е. неумения заблаговременно предотвратить конфликт. Удар в лицо — это провокация, которую нужно просто проигнорировать, чтобы предотвратить начало долговременной ссоры. Если мы будем достаточно честно вести себя с фактами, то сможем признать истинность следующего утверждения: подавляющее большинство насилий, убийств и других созданных людьми трагедий, имевших место в человеческой истории, явились результатом провокаций и ответных действий на них. Если нам удастся убедить человечество в необходимости непротивления, то, по крайней мере, половина существующего ныне зла на нашей планете исчезнет сама собой. Это намного лучше, чем продолжать поддерживать действие бесконечной кармы, состоящей из причинно-следственной цепи мести.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s