Пацифизм Натана Хофши

%d1%81%d0%be%d0%bb%d0%b4%d0%b0%d1%82%d0%ba%d0%b8

Пацифизм Натана Хофши

Алек Д. Эпштейн

Источник: http://online-books.openu.ac.il/russian/democracy-and-national-security/volume2/article18.html

Первое пацифистское движение в подмандатной Палестине/Эрец-Исраэль называлось «Брит шалом» [«Союз мира»] и было основано в 1925 году. Это небольшое объединение никогда не насчитывало более двухсот членов, однако, благодаря вступлению в его ряды многих профессоров открытого в том же году Еврейского университета в Иерусалиме, оно сумело оказать значительное интеллектуальное влияние на формирование общественного мнения. «Союз мира» отрицал широко распространенный лозунг борьбы за «еврейское большинство на Земле Израиля» в качестве основной цели сионизма, так как он выражал стремление к завоеванию одним народом доминантного положения над другим.

Целью «Союза мира» было достижение взаимопонимания между евреями и арабами по поводу совместного проживания на земле Палестины/Эрец-Исраэль на основе полного равенства гражданских прав представителей обеих наций. Ассоциация просуществовала до 1933 года, затем воссоздана в августе 1942 года под другим названием – «Ихуд» [«Единение»].

В 1947 году Натан Хофши [его настоящая фамилия – Каплан; Хофши – выбранный им самим псевдоним, в дословном переводе с иврита – Свободный], в прошлом входивший и в «Брит шалом», и в «Ихуд», вместе со своими товарищами основал объединение пацифистов, которому было дано название «израильское отделение Интернационала противников войны» (War Resisters’ International). Членами объединения были в то время хайфский альтист Йосеф Абилеа, отказавшийся призваться в армию в ходе войны 1948 года, Авраам Лисод, Меир Лисаи, Моше Элимелех, еще несколько человек достаточно зрелого возраста.

Сам Натан Хофши родился в образованной еврейской семье и был активистом сионистского движения в Польше. Он искренне стремился начать новую жизнь в Эрец-Исраэль, куда ему удалось добраться в двадцатилетнем возрасте в 1909 году. Н. Хофши неоднократно говорил о том, что сионизм для него носил преимущественно не политический, а духовный характер, и что на него оказали большое влияние взгляды таких мыслителей как Ахад Ха-ам и А.Д. Гордон.

По словам Н. Хофши, он репатриировался в Эрец-Исраэль, чтобы внести свой вклад в основание еврейской общины, основанной на принципах еврейского труда, ненасилия и возрождения еврейской традиции в духе ветхозаветных пророков (1). Всю свою жизнь он верил в возможность сосуществования двух семитских народов на древней земле Палестины/Эрец-Исраэль. Как написал он сам, «огромные силы требуются тем, кто трудится во имя согласия и мира на основе равноправного сосуществования двух наций на нашей земле и обретения ими обеими национального пристанища путем мира и взаимопонимания». Сионистские взгляды Натана Хофши основывались на принципиальной убежденности в необходимости равноправия между евреями и арабами. Н. Хофши и его последователи продолжили линию, начатую «Союзом мира», и отстаивали идею пристанища для двух народов, которое они смогут обрести в единой и неделимой Палестине/Эрец-Исраэль.

«Когда в 1921 году был основан Интернационал противников войны, центр которого находился в Англии (2), – писал Н. Хофши в начале 1960-х годов – некоторые из нас вступили в него в индивидуальном порядке, без организации местного филиала. Просветительская деятельность, а также проводимые нами акции, ставили перед собой цель добиться самореализации каждого отдельно взятого участника и акцентировали такие способы воздействия на общество, которые согласовывались с идеалами нашего движения. С возрастанием числа активистов несколько человек предложили основать в Израиле официальное отделение Интернационала противников войны.

Я находился среди колеблющихся, в основном, из опасения, что организационно-общественный аппарат в идейном движении настолько личностного характера способен притупить и ослабить значимость внутреннего морального чувства и перевести в его сферу межпартийной политической борьбы. Я чувствовал, что наше движение представляет собой нечто особенное; и все же практические соображения, такие как потребность в поддержке и взаимопомощи в тех тяжелых ситуациях, которые ожидают наших активистов вследствие их открытого и безоговорочного отказа подчиняться Закону о всеобщей воинской обязанности и содействовать, прямо или косвенно, подготовке к войне, в конце концов, одержали верх» (3). В рамках деятельности объединения, в 1951 году, вышел в свет первый выпуск его «Бюллетеня», хотя различные листовки и брошюры распространились его активистами и раньше.

Взгляды Н. Хофши сформировались также под влиянием «народнического пацифизма» Льва Толстого (4). «Отказы от военной службы, – писал Л.Н. Толстой в статье «Приближение конца», – в христианских государствах начались с тех пор, как в христианских государствах появилась военная служба, или, скорее, с тех пор, как государства, власть которых основана на насилии, приняли христианство, не отказавшись от насилия. В сущности, оно и не может быть иначе: христианин, учение которого предписывает ему смирение, непротивление злу, любовь ко всем, даже врагам, не может быть военным, т.е. принадлежать к сословию людей, предназначенных только для убийства себе подобных. И потому истинные христиане всегда отказывались и теперь отказываются от военной службы».

По книгам квакера Джонатана Даймонда (1796–1828) «О войне» и американского философа Адина Балу (1803–1890) «Христианское непротивление» Л.Н. Толстой изучал пацифистские идеи религиозных мыслителей XIX века (5), после чего значительно развил их в своих статьях «Патриотизм или мир?», «Приближение конца», «Письмо к фельдфебелю», «По поводу конгресса о мире», «Не убий», «Солдатская памятка», «Офицерская памятка», «Закон насилия и закон любви» и других.

В отношении насилия Толстой говорил, что оно может быть преодолено только «непротивлением», нравственным самосовершенствованием каждого человека, свободным содружеством людей. Интересны приведенные в докладе для конгресса мира в Стокгольме (1909) рассуждения Л.Н. Толстого о неизбежности победы идей религиозного пацифизма.

«Борьба при таких неравных силах должна представляться безумием, – признавал он, продолжая: – Но если вдуматься в значение тех средств борьбы, которые в руках тех, с кем мы хотим бороться, и тех, которые в наших руках, то удивительным покажется не то, что мы решаемся бороться, но то, что существует еще то, с чем мы хотим бороться. В их руках – миллиарды денег, миллионы покорных войск, в наших руках только одно, но зато могущественнейшее средство в мире – истина. И потому, как ни ничтожны могут показаться наши силы в сравнении с силами наших противников, победа наша так же несомненна, как несомненна победа света восходящего солнца над темнотою ночи.

Победа наша несомненна, но только при одном условии, при том, что, высказывая истину, мы будем высказывать ее всю, без всяких сделок, уступок и смягчений. Истина же эта так проста, так ясна, так очевидна, так обязательна не только для христианства, но для всякого разумного человека, что стоит только высказать ее всю во всем ее значении, чтобы люди уже не могли поступать противно ей. Истина эта во всем ее значении в том, что за тысячи лет до нас сказано в законе, признаваемом нами Божьим, в двух словах: не убий; истина в том, что человек не может и не должен никогда, ни при каких условиях, ни под каким предлогом убивать другого».

«Для людей истинно просвещенных и потому свободных от суеверия военного величия, – утверждал Л.Н. Толстой, – военное дело и звание, несмотря на все усилия скрыть его истинное значение, – есть дело столь же и даже гораздо более постыдное, чем дело и звание палача, так как палач признает себя готовым убивать только людей, признанных вредными и преступниками, военный же человек обещается убивать и всех тех людей, которых только ему велят убивать, хотя бы это были и самые близкие ему и самые лучшие люди» (6).

Н. Хофши цитировал фрагменты из сочинений Л.Н. Толстого еще в своей брошюре, опубликованной в 1934 году. «Война прекратится только тогда, когда люди перестанут принимать участие в насилии, несмотря на все тяготы, которое принесет им это неучастие. Это единственное средство искоренения войны», – настаивал Н. Хофши (7). Он выражал мнение, что армии существуют почти исключительно для того, чтобы поддерживать тиранию правительств над подвластными им народами, тогда как защита от внешнего врага является не более чем предлогом. Каждая власть нуждается в армии для осуществления контроля над основной массой собственного населения, пугая при этом народ коварными замыслами, якобы вынашиваемыми другими народами. «Но нет такого народа, который хотел бы войны со своими соседями; все народы стремятся жить в мире, и страшатся войны больше, чем любой другой напасти, – настаивал Н. Хофши, вторя Л. Толстому. – Войны есть неизбежное следствие существования армий и в значительной степени необходимы для того, чтобы оправдать их существование, тогда как армии необходимы правящим кругам для поддержания собственной власти».

Л.Н. Толстой и его последователи пошли еще дальше и задались вопросом, кем являются те солдаты, которые призываются в вооруженные силы. Ответ, данный ими, гласил: солдаты являются теми самыми гражданами, которых угнетают существующие режимы и при этом обязывают их призываться в армию якобы для того, чтобы защищать свою родину, а на самом деле – чтобы обеспечить неприкосновенность собственной власти. Всеми доступными им средствами власти стараются убедить солдат в том, что они обязаны подчиняться приказам. Однако толстовцы убеждены, что массовый отказ от военной службы приведет к тому, что система угнетения рухнет, и это – единственный способ достижения универсального мира и прекращения человеческих страданий, вызванных войнами и кровопролитием.

Н. Хофши вполне разделял эту систему взглядов, и потому отказ сотрудничать с армейской системой и борьба против милитаризации и в самом деле являлись основополагающими принципами его деятельности. Он призывал к демилитаризации системы образования и отмене подготовительных курсов для допризывников в школах, к отмене военных парадов (которые, впрочем, и так проходили крайне редко), к прекращению военной пропаганды, осуществляемой государственными органами, к отмене призыва в армию женского населения, к сокращению срока службы и к отмене резервистской службы как таковой. Н. Хофши выражал свою крайнюю тревогу по поводу высказывания второго главы Генерального штаба ЦАХАЛа Игаля Ядина, заявившего, что «резервистская служба в Израиле делает любого гражданина солдатом, находящимся в увольнительной на протяжении одиннадцати месяцев в году» (8).

Естественным образом, основное внимание в своей деятельности израильское отделение Интернационала противников войны уделяло проблеме освобождения пацифистов от службы в армии, а также непрекращающимся попыткам реализовать свою готовность к альтернативной гражданской службе, которая бы вносила вклад в дело еврейско-арабского сотрудничества.

В апреле 1959 года Н. Хофши отмечал: «Когда нам приходится заниматься делами молодых активистов нашего движения, отказывающихся служить в армии по соображениям совести или вероисповедания, основная трудность, с которой мы сталкиваемся, заключается в крайней неопределенности ситуации с точки зрения каких бы то ни было законов и порядков.

Еще десять лет тому назад [речь идет о 1949 г.] в ходе обсуждения Закона о всеобщей воинской обязанности Кнессет подчинился требованию тогдашнего министра обороны Бен-Гуриона не учреждать закон, относящийся к освобождению людей от военной службы в особых ситуациях, и оставить все в ведении министра обороны, который обладает полномочиями освободить, частично или полностью, от воинской повинности, или же отклонить просьбу о таком освобождении по своему собственному усмотрению.

Подобное положение вещей приводит к тому, что в каждом случае отказа от военной службы мы вынуждены начинать все заново и метаться от одних армейских инстанций к другим, а между тем все зависит от сиюминутного настроения того или иного представителя власти, действия которого не соотносятся ни с каким законом. В нескольких случаях нам удалось найти общий язык с призывными инстанциями, и все утряслось, тогда как в других случаях мы столкнулись с серьезными трудностями при полном отсутствии логики, понимания и участия со стороны представителей армии, и лишь стойкость наших товарищей перед лицом тех лишений, через которые им пришлось пройти, заставила вершителей человеческих судеб, пекущихся о “безопасности” государства, отступить» (9).

Попытки Н. Хофши прийти к взаимопониманию с армейскими органами не принесли конкретных результатов, и все же военные власти заявили о своей готовности подходить со всей серьезностью к обращениям каждого, кто заявляет о своем отказе служить в армии по соображениям совести.

Статья 11 Закона о всеобщей воинской обязанности, принятого в 1949 году, гласила: «Женщина, которая представляет соответствующим инстанциям и согласно имеющимся установлениям доказательства того, что соображения совести не позволяют ей проходить военную службу, освобождается от воинской повинности» (10). Согласно закону, моральные соображения являются достаточной причиной для освобождения женщин от службы в армии, и при этом им нет необходимости доказывать, что они ведут религиозный образ жизни (11).

Во время принятия этого закона в Кнессете было выдвинуто предложение включить в него дополнительный пункт, предоставляющий освобождение от воинской повинности также и мужчинам. Это предложение поддержали представители разных партий, однако тогдашний председатель Комиссии по иностранным делам и обороне депутат Залман Аран (Аронович) аргументировал свое несогласие с ним тем, что предложенный законопроект якобы уже и так позволял принять во внимание просьбы призывников об освобождении от призыва по соображениям совести: «В Государстве Израиль допускается освобождение мужчин от военной службы по соображениям совести, но в исключительно редких случаях. Нет надобности создавать подобную категорию “соображений совести” посредством упоминания в законе в виде особого пункта» (12).

Кнессет отверг представленные депутатами поправки и принял закон в том виде, в котором он был предложен комиссией. По этому поводу Н. Хофши утверждал, что речь идет о ярко выраженной дискриминации по гендерному признаку, и требовал уровнять в правах мужчин и женщин, которые отказываются служить в армии по морально-нравственным соображениям.

Первым пацифистом из всех активистов израильского отделения Интернационала противников войны, дело которого получило широкую огласку, был Амнон Зихрони, ныне – один из самых известных адвокатов в стране (13), призванный в армию 20 июля 1953 года и потребовавший освободить его от военной службы по соображениям совести. Его просьба была отвергнута. Будучи в армии, он все больше и больше проникался пацифистским мировоззрением, начиная с 10 ноября отказывался брать в руки оружие, а 23 апреля 1954 года был арестован и помещен на три недели в военную тюрьму в связи с отказом чистить оружие, согласно приказу вышестоящего офицера (14).

После этого началась длинная эпопея повторяющихся один за другим арестов и голодовок. 28 мая 1954 года А. Зихрони объявил голодовку, которую держал двадцать два дня, что едва не привело к его смерти. На четвертый день этой голодовки А. Зихрони предстал перед военным судом, где против него было выдвинуто обвинение в различного рода проступках и в нарушениях армейской дисциплины, за которые он был приговорен к семи месяцам тюрьмы. На этом суде обвиняемого защищал известный адвокат Мордехай Штейн (дети которого тоже отказались служить в армии), однако ему не удалось добиться вызова в суд свидетелей защиты, в результате чего А. Зихрони в одиночку излагал судьям военного суда основы пацифистской идеологии. На обратном пути из суда А. Зихрони потерял сознание, упал и получил травму, после чего был доставлен в больницу.

На протяжении всего периода голодовки А. Зихрони Н. Хофши обращался к президенту государства, главе правительства, министру обороны, председателю Кнессета, а также к президенту Индии (в котором он видел духовного наследника М. Ганди – одного из столпов философии ненасилия) и к всемирно известному профессору Альберту Эйнштейну с просьбой содействовать освобождению А. Зихрони как от тюремного заключения, так и от военной службы. Профессора Хуго Берман, Мартин Бубер и Акива Эрнст Симон подписали петицию, в которой требовали освободить А. Зихрони. 20 июня 1954 года он получил уведомление о том, что срок его заключения сокращен до одного месяца (который к тому времени уже прошел), и что он может отправляться выздоравливать к себе домой. По истечении отпуска А. Зихрони отслужил около пяти месяцев в отряде гражданской обороны, без униформы и не получая воинских выплат, и в конце концов был освобожден из армии окончательно.

В конце 1950-х годов несколько пацифистов, среди которых – Бениамин Гот, Иешаяху Келлер, Адриан Нислович и другие, вели схожую борьбу, однако в отличие от «дела Зихрони», перипетии их борьбы не стали достоянием широкой общественности.
В 1958 году профессиональный актер Иешаяху Келлер прибыл, согласно полученной повестке, на призывной пункт, где заявил о том, что он отказывается служить в армии по соображениям совести. Вместе с тем он выразил готовность выполнять любую гражданскую работу, такую, к примеру, как организация культурных мероприятий для новых репатриантов, работа в каком-либо хозяйстве в пустыне Негев или в любом другом месте, где он мог бы принести пользу обществу.

Натан Хофши с грустью, переходящей в сарказм, отмечал: «То обращение, которому он подвергся, резко отличалось от более или менее гуманного обращения, которого удостаивались молодые призывники, еще не ставшие солдатами. Его тут же арестовали и направили в военную тюрьму, где он подвергся жестоким издевательствам, как явствует из его открытого письма в израильские газеты, которое было опубликовано только в одной из них – в газете «Нер» (15), по-видимому, от избытка демократии….» (16).

В ответ на резкое письмо Н. Хофши, отправленное им министру обороны и министру юстиции, было сообщено, что «с Иешаяху Келлером обращались согласно установленным правилам, однако, поскольку он страдает шизофренией и манией преследования, он выдумал пытки и издевательства, которых не было и в помине». В следующем письме, направленном министрам обороны и юстиции, Н. Хофши возмущался тем, что всем арестованным из-за своего отказа служить в армии пацифистам немедленно приписываются душевные болезни, и в частности – мания преследования.

Н. Хофши также выразил свое возмущение методом, взятым на вооружение властями: сообщать в письменном виде о том, что предъявленные обвинения в издевательствах являются всего лишь выдумками сумасшедшего, без каких бы то ни было попыток устроить очную ставку или перекрестный допрос. В конце концов И. Келлер был освобожден от военной службы.

Еще в 1950-е годы бывали случаи, когда солдаты, уже призванные и успевшие отслужить часть положенного срока, отказывались продолжать военную службу. Эти люди утверждали, что пришли к своим пацифистским убеждениям в ходе военной службы, вследствие связанных с нею перипетий. Одним из первых был Шалом Замир, который в 1949 году в возрасте двадцати семи лет отказался служить в армии, после того как прошел военную службу в Еврейском батальоне британской армии и в «Хагане» (17).

В 1957 году предстал перед судом и был приговорен к тюремному заключению солдат десантного подразделения Бениамин Гот, заявивший о своем решительном отказе продолжать военную службу в боевых частях. В конце концов, его освободили из армии.

По прошествии года похожая история произошла с солдатом бронетанковых войск Адрианом Нисловичем. Борьба А. Нисловича оказалось особенно изнурительной: после того, как он был приговорен к тюремному заключению, он объявил голодовку и подвергся принудительному кормлению. Его близким были запрещены свидания с ним, за исключением членов семьи, и только спустя три недели после ареста. На протяжении месяца после освобождения из тюрьмы А. Нисловичу было запрещено покидать военную базу, однако он отказался носить униформу и принимать участие в боевых тренировках. Адриан Нислович требовал назначить его гражданским фельдшером, пусть даже и на военной базе. Его просьба официально не была удовлетворена, хотя де-факто ему было разрешено в случае необходимости брать на себя эту функцию. После освобождения из армии А. Нислович продолжил пацифистскую деятельность в рамках израильского отделения Интернационала противников войны.

Что касается Натана Хофши и его товарищей, их борьба носила не только пацифистский, но и отчетливо антимилитаристский характер. Н. Хофши был убежден, что война является не только преступлением против человечности – и поэтому в ней ни в коем случае нельзя участвовать, ни прямо, ни косвенно, но и благоприятной почвой для создания полицейского государства. Вместе с тем, следует заметить, что Н. Хофши никогда не придерживался анархистских убеждений, и его высказывание от 1955 года служит однозначным тому свидетельством: «Несмотря на наличие в наших рядах активистов, принципиальная позиция которых по отношению к государству как таковому является однозначно отрицательной, мы далеки от какого бы то ни было сотрудничества с теми, кто борется против Израиля, к какому бы политическому течению они не принадлежали. Это не наш путь, и нам следует постоянно подчеркивать ту огромную разницу, которая существует между истинным сионизмом в духе наших пророков и теми извращениями сионистской идеи, которые мы наблюдаем в современном Израиле» (18).

Мечтой Натана Хофши было двунациональное еврейско-арабское государство в неделимой Палестине/Эрец-Исраэль, где два народа трудятся вместе на благо общей родины и пользуются равными гражданскими правами. Он поощрял тех, кто отказывался служить в армии, вносить посильный вклад в развитие общества, и поэтому одним из наиболее важных пунктов его деятельности была борьба за введение в Израиле альтернативной службы.

Мудрость Натана Хофши проявлялась также и в том, что он, в отличие от многих интеллектуалов той эпохи, избежал фальшивого очарования коммунистической пропаганды. В 1953 году Н. Хофши получил предложение от группы журналистов и общественных деятелей участвовать в создании в Израиле так называемой «Антимилитаристской лиги», которая была призвана объединить «людей различной политической ориентации для общественной и пропагандистской борьбы против тенденций милитаризации, как в образовании, так и в других областях жизни» (19).

К приглашению прилагался список участников учредительного собрания лиги. Большинство в списке составляли представители социалистической партии МАПАМ и Коммунистической партии (МАКИ). Этот факт заставил Натана Хофши ответить отказом на призыв к участию в предполагаемой организации: «Как активисту пацифистского движения мне чрезвычайно близки эти идеи, – написал Н. Хофши в ответ на приглашение, – однако я не верю в искренность антимилитаристских заявлений представителей МАПАМ и МАКИ. Они отвергают милитаризм Америки и западноевропейских стран, тогда как воинственность Коминформа (20), по их мнению, вполне приемлема и даже желательна. На мой взгляд, и то и другое полностью порочно. Я не понимаю, каким образом почитатели ПАЛЬМАХа (21) и Красной армии будут бороться против милитаризма». Н. Хофши оставался Дон Кихотом – борцом за мир мирными средствами.

Примечания
1. См. автобиографию Натана Хофши в книге: M. Blatt, U. Davis and P. Kleinbaum (eds.), Dissent and Ideology in Israel: Resistance to Draft, 1948–1973 (London: Ithaca Press, 1975), pp. 22–34.
2. Там он находится и в настоящее время по адресу: 5 Caledonian Road, London N1 9DX, Britain. Адрес Интернет-сайта Интернационала противников войны: http://wri-irg.org
3. Н. Хофши, «Наше движение в прошлом и настоящем» // Бюллетень израильского отделения Интернационала противников войны (ноябрь 1963 г.), стр. 11–13 [на иврите].
4. См. в этой связи статью А. Гусейнова «Учение Л.Н.Толстого о непротивлении злу насилием» // Свободная мысль, №6 (1994), стр. 68–81.
5. См.: П.Ч. Бори, «Развитие идеи ненасилия: “непротивление” у Льва Толстого», в книге Долгий путь российского пацифизма под ред. Т.А. Павловой (Москва: Институт всеобщей истории РАН, 1997), стр. 88–96.
6. Л.Н. Толстой. Доклад, приготовленный для конгресса о мире в Стокгольме, 4 августа 1909 г.
7. Брошюра «Коль ха’мацпен» [«Голос совести»], под ред. Н. Хофши (Тель-Авив, 1934), стр. 23 [на иврите].
8. Бюллетень израильского отделения Интернационала противников войны, №4 (весна 1953 г.), стр. 13 [на иврите].
9. Н. Хофши «В нашем движении в Израиле» // Бюллетень израильского отделения Интернационала противников войны, №8 (апрель 1959 г.), стр. 2 [на иврите].
10. В 1959 г. была принята новая редакция Закона о всеобщей воинской обязанности, вступившая в силу вместо прежней. В 1986 г. была принята новая исправленная версия этого правового акта, действующая до сих пор. Статья 39 (3) последней версии данного закона практически тождественна статье 11 закона в редакции от 1949 г.
11. См.: Л. Шелеф, «Неподчинение закону по соображениям совести», в сборнике Права человека в Израиле. Сборник статей в честь судьи Хаима Коэна, под ред. Рут Габизон (Иерусалим: Ассоциация по защите гражданских прав, 1982), стр.117–151 [на иврите].
12. Цит. по: М. Хофнунг, Безопасность страны и власть закона (Иерусалим: издательство «Небо», 1991), стр. 250 [на иврите].
13. См. его биографию: Michael Keren, Zichroni v. State of Israel. The Biography of a Civil Rights Lawyer (Lanham: Lexington Books, 2002). Подробности борьбы А. Зихрони за право на освобождение от военной службы изложены в третьей главе книги, стр. 31–53.
14. См. там же, стр. 35–36.
15. «Нер» [«Свеча»] – выходивший ограниченным тиражом бюллетень миротворческого движения «Ихуд».
16. Н. Хофши, «В нашем движении в Израиле», стр. 3 [на иврите].
17. «Хагана» – подпольные вооруженные силы, созданные еврейской общиной в подмандатной Палестине в 1920 г., ставшие с образованием еврейского государства основой Армии обороны Израиля.
18. Н. Хофши, «Собрание Тель-Авивского филиала 18–19 ноября 1955 г. – подробный отчет» // Бюллетень израильского отделения Интернационала противников войны, №6 (апрель 1956 г.), стр. 4 [на иврите].
19. Бюллетень израильского отделения Интернационала противников войны, №4 (весна, 1953), стр. 17 [на иврите].
20. Коминформ – Коммунистическое информационное бюро – просоветский блок европейских леворадикальных партий, созданный по инициативе И.В. Сталина после обнародования «плана Маршалла» в 1947 году с целью ускоренной советизации стран, попавших под контроль СССР после Второй мировой войны, а также во имя борьбы с американской гегемонией в международной политике, прежде всего – на европейском континенте [см.: Л.Я. Гибианский, «Формирование советской блоковой политики», в книге Холодная война, 1945–1963 гг. Историческая ретроспектива, под ред. Н.И. Егоровой и А.О. Чубарьяна (Москва: «Олма-пресс» и Институт всеобщей истории РАН, 2003), стр. 156 и далее]. Основанный вместо ликвидированного в 1943 г. Коммунистического интернационала, Коминформ просуществовал до 1956 г., после чего его место постепенно заняли созданная в 1955 г. Организация стран Варшавского договора (в политической и военной сферах) и возникший в 1949 г. СЭВ (в экономической сфере). Местом пребывания органов Коминформа изначально был определен Белград, однако после разрыва отношений между И.В. Сталиным и И.Б. Тито в 1948 г. компартия Югославии была исключена из Коминформа.
21. ПАЛЬМАХ – ударные боевые отряды еврейского ишува, созданные в догосударственный период при активной поддержке социалистической партии МАПАМ.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s