Внутренняя эмиграция и пассивное сопротивление

Внутренняя эмиграция и пассивное сопротивление

Александр Геннадьевич Рыжов

В советское время (когда из-за проблем с пропиской трудно осуществима была миграция внутренняя и практически невозможна миграция внешняя) некоторые интеллигенты уходили во внутреннюю эмиграцию, оказывая тем самым пассивное сопротивление режиму. Например, люди с высшим философским образованием устраивались дворниками, истопниками (как раз сегодня читал у Нерлера про такую семейную пару, да и раньше встречал в литературе упоминания о подобных историях). Инженер получал 140 рублей, дворник – 90. За эти 40 рублей разницы дворник-философ обретал некоторую условную дополнительную свободу: за ним не было особого присмотра, он мог больше думать, читать, общаться. Его особо неоткуда было увольнять.

Сегодня такое бывает в церкви. Когда кто-то, недовольный положением дел в общине, не желает ругаться по этим вопросам, наживать себе личных врагов (в том числе в лице служителей), навлекать немилость власть предержащих к своей семье и т.п. Либо он пробовал что-то изменить и реформировать, но убедился в безрезультатности таких попыток. Внутренняя эмиграция – это когда человек есть на богослужении, но взгляд у него отсутствующий. Внутренняя жизнь у него идет, но она мало соприкасается с жизнью общины, по крайней мере, с самой видимой частью общинной жизни.

В положении внутреннего эмигранта, пассивного сопротивленца, самоограничившегося молчуна (он же кухонный говорун, но есть подвиды, которые молчат и на кухне), апатичного мыслителя и созерцателя есть свои опасности – и прежде всего опасность выключенности из реальной жизни, ухода в мир идей из мира действий, а эти миры не должны рассоединяться.

Возвратить его «на родину» из этой эмиграции самоуглубления непросто – тут нужны такт, умение слушать и понимать, подбирать точно взвешенные слова, встать на нынешнее место другого, найти его оптимальное завтрашнее место, проложить маршрут из топкого нынешнего в светлое завтра, помочь пройти этот путь… Словом, нужно то, что в Библии называется мудростью. Духовные всезнайки с готовыми ответами на все вопросы, топчущиеся по душам кирзовыми сапогами, лишь убеждают эмигрантов в правильности сделанного ими выбора.

Перед тем, как Давид ушел во внешнюю миграцию в период царствования Саула (1Цар.19-27), он провел некоторое время в эмиграции внутренней. Мы не видим, чтобы у него было духовное или вообще просто человечное общение с Саулом, хотя они и породнились. В действиях Саула по отношению к удачливому зятю видны только политический расчет и зависть, причем зависть эта не белая (1Цар.18). И это отец народа. Точнее, «отец». «У вас … не много отцов» (1Кор. 4:15) – констатирует Павел. А наставников и старших братьев – тысячи.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s