Религиозная политика советского государства в послевоенный период

Религиозная политика советского государства в послевоенный период

Михаил Мицель

Источник: Мицель М. Общины иудейского вероисповедания в Украине (Киев, Львов: 1945-1981). — К., 1998. Глава 2. Государственная политика по отношению к общинам иудейского вероисповедания в Украине в послевоенный период.

Глава подана в сокращении.

19 мая 1944 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление № 572 об организации при Совнаркоме СССР Совета по делам религиозных культов, возложив на него задачу осуществления связи между Правительством СССР и руководителями религиозных объединений, в том числе иудейского, «по вопросам этих вероисповеданий, требующим разрешения Правительства СССР». Совет по делам религиозных культов при СНК СССР имел уполномоченных в союзных и автономных республиках, краях и областях.

Вопросами связи с руководителями религиозных объединений в Украине ведал Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по УССР. В феврале 1945 года в должность Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по УССР вступил П.А. Вильховый, а к весне этого же года был создан аппарат Совета в УССР. Петр Вильховый получил образование в учительской семинарии (1920 г.), с 1926 г. корреспондент газеты «Колгоспне село», в 1935-1940 гг. редактор Гослитиздата в Киеве, в 1941 г. заместитель главного редактора «Літературної газети» (орган ССП Украины), заведующий литературной частью Киевского оперного театра, секретарь партбюро театра. В эвакуации, в Ташкенте, секретарь партбюро ССП Узбекистана, с июля 1944 г. председатель Киевского областного радиокомитета, с февраля 1945 г. по июль 1959 г. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров УССР по УССР свою первую книгу издал в 1927 г. (тематика: успехи колхозов в Украине в 2030-х гг. и строительство каналов в Узбекистане). На пенсии вернулся к творческой работе, венцом которой стал опубликованный в 1972 г. роман «На берегах двох рік».

По решению СНК УССР для размещения аппарата Уполномоченного Совета был предоставлен особняк на ул.Кирова, 14 /бывший дом «Декабристов», как его называл П. Вильховый. Постановлением Киевского горисполкома были выделены средства на ремонт особняка.

С 1946 года в связи с преобразованием СНК СССР в Совет Министров СССР Уполномоченный Совета стал именоваться: «Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по УССР». Формально Уполномоченный Совета по делам религиозных культов:
1) осуществлял контроль за правильным применением и соблюдением законодательства о культах местными религиозными организациями и служителями культа, а также местными советскими органами, должностными лицами, всеми гражданами;
2) давал заключения Совету, а также республиканским и местным советским органам и другим организациям республики и областей по вопросам, касающимся религий;
3) информировал Совет о деятельности религиозных организаций, обо всех случаях нарушения законодательства о культах на территории республики и областей и о мероприятиях, связанных с той или иной религией и проводимых или намечаемых местными советскими органами, а также обо всех решениях, принимаемых ими по этим вопросам. Реально же основной задачей Уполномоченного было сдерживание развития религиозных объединений, создание препятствий для их нормального функционирования и проведение курса на их постепенную ликвидацию.

Приоритетной обязанностью Уполномоченного было информирование партийно-государственных структур. Приводим типовой список адресатов Уполномоченного, перечисленных в его информационном отчете за третий квартал 1953 г. (в экстренных случаях иерархичность адресатов могла нарушаться):
отпечатано 8 экз.
экз.1 Совет по делам религиозных культов при Совете Министров СССР тов. Полянскому И.В.
экз.2 ЦК КП Украины тов. Кириченко Д.И.
экз.3 Совет Министров УССР тов. Коротченко Д.С.
экз.4 ЦК КП Украины тов. Назаренко И.Д.
экз.5 Зам. Пред. Совета Министров УССР тов. Корнейчуку А.Е.
экз.6 Зав. отделом пропаганды и агитации ЦК КП Украины тов.Червоненко А.Е.
экз.7 Министру Внутренних Дел УССР тов. Строкач Т.А.
экз.8 в дело

Сравнительный анализ условий деятельности разных конфессий в Украине за годы советской власти мог бы обнаружить общие закономерности в дискриминации каждой из вероисповедальных групп: иудеев, православных, католиков, протестантов, сектантов и сторонников нерегистрируемых церквей. Многие ограничения и хронология гонений в целом совпадали. Но моноэтничность иудаизма в сочетании с обвинениями его в нелояльности государству и отсутствии патриотизма ставила синагогу в исключительное положение. Только духовенству и прихожанам римско-католической церкви предъявлялись аналогичные, по сути, обвинения связь с Польшей и Ватиканом.

В декабре 1965 г. аппарат Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по УССР прекратил свою деятельность в связи с объединением компетенций Советов по делам религиозных культов и Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР и созданием на Украине аппарата Уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по УССР (постановление ЦК КП Украины и Совета Министров УССР от 25 января 1966 г., № 112, п.3).
Аппарат Уполномоченного Совета по делам религиозных культов долгое время не имел структурных подразделений. В 1973 году Совет по делам религий состоял из двух отделов:
1. Отдел по делам РПЦ;
2. Отдел по делам католической, протестантской, иудейской религий и сект.

Постановлением Совета Министров УССР от 6 ноября 1974 года за № 517 аппарат Уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по УССР был преобразован в Совет по делам религий при Совете Министров УССР.
Правовое пространство, в котором действовал институт Уполномоченного, было крайне неразвитым. О новелизации законов, принятых еще в 20-е годы, не было и речи: культовая фраза «ленинский закон об отделении церкви от государства» означала легитимность запретительного характера действий и вполне устраивала все ветви власти. 25 апреля 1972 года Председатель Совета по делам религий при Совете Министров СССР В.А. Куроедов, выступая на Всесоюзном совещании Уполномоченных, заметил в адрес работников, говоривших о необходимости перемен: «Некоторые говорят, что у нас, мол, устарели законы о религиозных культах. Это неверно. Их основа, принципиальные положения, изложенные прежде всего в ленинском декрете «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», в постановлении ВЦИК и СНК от 8 апреля 1929 г., остаются незыблемыми. И нет никакой нужды разрабатывать какое-то особое, новое законодательство о религиозных культах. Это ничем не вызывается».[1]
Общесоюзного закона о религиозных культах не было. Только Сталинская Конституция СССР, действовавшая до 1977 года, в статье 124 утверждала отделение церкви от государства и школы от церкви и устанавливала права граждан на свободное отправление ими религиозных обрядов и на свободу вести антирелигиозную пропаганду. Ни в одной из союзных республик не было законов о религиозных культах, которые были бы приняты законодательными органами Верховными Советами этих республик. Но во всех союзных республиках действовали нормативные акты Постановления СНК и Совета Министров СССР, касавшиеся религиозных культов:
Постановление СНК СССР от 19 мая 1944 г. № 572 «Об организации Совета по делам религиозных культов при СНК СССР»;
Постановление СНК СССР от 29 мая 1944 г. № 628 «Об утверждении Положения о Совете по делам религиозных культов при СНК СССР»;
Постановление СНК от 19 ноября 1944 г. № 1603 «О порядке открытия молитвенных домов религиозных культов»;
Постановление СНК от 28 января 1946 г. № 232101 «О молитвенных домах религиозных обществ»;

Постановление Совета Министров СССР от 17 февраля 1955 г. № 259 «Об изменении порядка открытия молитвенных домов религиозных культов». Украинской ССР вопросы, связанные с вероисповеданиями, определяли статьи 104 Конституции УССР 1937 г. и 50 Конституции УССР 1978 года. В последней говорилось: Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается». Продолжал действовать Декрет временного Рабоче-крестьянского Правительства Украины от 21 января 1919 г. «Про відділення церкви від держави і школи від церкви», Административный Кодекс УССР 1927 г.; Инструкция Секретариата Президиума ВУЦИК от 23 июня 1932 г. «Про порядок організації, діяльності, звітності і ліквідації релігійних об’єднань і системи обліку їх і служителів культу». Документы не переиздавались и не были доступны верующим.

В 1956 г. появилось новое издание Административного Кодекса УССР, утвержденного Постановлением ЦИК УССР 1927 года, в котором раздел «Правила о культах» был опущен, что руководители местных советов и органов МВД восприняли как его отмену.
Материалы о религиозных культах нормативные документы или их изложение издавались только для внутреннего пользования ограниченным тиражом, с грифом «секретно» или «не для печати». Так, в сентябре 1961 г. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при СМ УССР К. Полонник обратился с письмом к Председателю Совета А. Пузину:
«При сем представляю на Ваше утверждение доклад «Знать и соблюдать законодательство о культах», написанный мною для выступлений на инструктивных совещаниях работников партийного и советского аппарата и для издания в помощь лекторам-атеистам Обществом по распространению политических и научных знаний УССР с грифом «не для печати». Издание будет осуществлено на спринторе [? — М.М.] ограниченным тиражом, с указанием не фамилии автора, а псевдонима». [2]

Никакого законодательного регулирования тех или иных вопросов, связанных с религиозной практикой и традициями, не существовало… Настоящее издание не предполагает выдвигать обвинения советской власти в нарушении ее же собственных законов. Что касается правового аспекта исследуемой области, то он вообще не поддается описанию. В борьбе с синагогой, в частности, власти ни с чем не считались. Политика по отношению к общинам иудейского вероисповедания основывалась на принципах юдофобии, необходимости борьбы с проникновением «идей сионизма» в его «народном» варианте, а позже с эмигрантскими настроениями. В качестве инструментария использовались тотальная ложь, манипулирование действиями еврейских функционеров, изощренная механика ликвидации синагог.

В информационном отчете за май-июнь 1945 г. П. Вильховый сообщал, что на Украине «выявлено и учтено 60 религиозных общин иудейского вероисповедания, служителей культа (раввинов) 37, треть всех закрытых молитвенных зданий (782) составляли синагоги 262» [4].
По состоянию на 1 октября 1945 г. в Украине было взято на учет 59 действующих синагог. Из них только 5 было открыто по решению Совета по делам религиозных культов. Остальные были открыты до создания института Уполномоченных Совета во второй половине 1944 года и в начале 1945 года по мере массового возвращения евреев из эвакуации.

Ко второй половине 1945 года наблюдается значительная активизация общин иудейского вероисповедания. Чаще всего верующие обращаются к Уполномоченным Совета с просьбами открыть новые синагоги. В документах отмечалась «характерная особенность этого культа в определенно выраженном стремлении придать ему значение и формы не столько религиозной, сколько социальнополитической организации, являющейся носителем и выразителем национальных интересов еврейского народа» [5].

В контексте многочисленных идеологических кампаний 1940-1950 гг., носящих явно антисемитскую подоплеку, власти рассматривали иудаизм как наиболее реакционное верование, исповедуемое «некоренным, торгашеско спекулятивным элементом».
Особенно ожесточенная борьба шла с миньянами (в документах они называются «религиозным подпольем»), которые создавали верующие параллельно с существующими синагогами во многих городах Украины Киеве, Одессе, Харькове, Полтаве и др. Самым распространенным методом борьбы с владельцами домов и квартир, где собирались миньяны, были административные взыскания в виде штрафа и подписки об ответственности. Привлекать организаторов миньянов к 30 суткам принудительных работ не представлялось возможным, поскольку все они были преклонного возраста и нетрудоспособными…

Как свидетельство издевательства властей над верующими, как правило, старыми людьми, приведем письмо прихожан каменецподольской общины к главным партийным функционерам советской Украины, написанное в июле 1948 г. Текст поступил в архивную опись еще в 50х годах с грифом «в читальный зал не выдавать»:

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ
ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
тов. ШВЕРНИКУ
копии:
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СМ УССР,
СЕКРЕТАРЮ ЦК КП(б)У
тов. ХРУЩЕВУ Н.С.
НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА
ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ
ЦК ВКП(б)
НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА
ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ
ЦК КП(б)У

ЖАЛОБА
Горсточка оставшихся в живых счастливой случайностью евреев, в количестве 100 семейств в гор. Каменец-Подольском, после того, как наши отцы, матери и маленькие дети были немецкими варварами заживо закопаны в землю, и в течение трех дней земля содрогалась от предсмертных судорог безвинных жертв, сейчас с большой болью в душе, выражая чувство всех преданных нашему государству седых стариков, обращается к Вам, как руководителям самого передового и прогрессивного государства мира.

Гор. Каменец-Подольск до нашествия немецких варваров насчитывал свыше 35 синагог. В результате фашистской оккупации города все молитвенные дома с большой жестокостью и неслыханным садизмом были варварски разрушены. Благодаря счастливой случайности от бандитских рук осталась невредимой одна синагога по ул. Лагреная, дом 35, принадлежавшая ныне покойному Вайсману Гдалию Мошковичу, в которой в настоящее время проживают три жильца.

Оставшиеся в живых вернувшиеся с реэвакуации старики, мужчины и женщины, в честь освобождения нашего города Советскими войсками, в честь Великой мудрости обратились с молитвами к Господу Богу за здравие и благополучие человека, чье имя озарило во тьме свет и дало возможность всему измученному от немецкого ига, всему прогрессивному человечеству вновь строить свое счастье и благополучие, это имя ВЕЛИКИЙ СТАЛИН.

Наши разбитые старческие сердца стремились молиться за своих детей, сыновей, замученных немцами и погибших на фронтах за освобождение нашей Родины. 25 тысяч безвинных жертв мужчин, женщин и детей, оставшихся случайно в гор. Каменец-Подольске были замучены с неслыханной в истории жестокостью. Наши неоднократные просьбы к местным властям и лично председателю горсовета о возврате нам синагоги, предусмотренные законом Великой Сталинской конституции, по сей день остаются неудовлетворенными.

В 1946 году, в день, когда мы все просили председателя горсовета дать нам возможность отметить трагически траурный день, когда наши матери, отцы и безвинные дети были в массовом порядке расстреляны и замучены, нам в этой просьбе сотен евреев отказали. В течение трех с лишним лет мы проходим по улицам города и топчем надгробные памятники наших предков с еврейскими надписями, которыми были замощены во время немецкой оккупации тротуары города, и когда мы обратились с просьбой об изъятии этих памятников с заменой их другими камнями, мы получили отказ и на эту просьбу.

В 1947 году еврейская община, не имея помещения для молитвы, за собранные средства купила у частного домовладельца две комнаты по ул. Ленинградская 40 и, несмотря на то, что мы, старики, никому не мешали, нам и здесь отказали и запретили вовсе молиться, причем нам угрожали, что в случае обнаружения какого-либо сборища стариков, нас примут за подпольную организацию, выступающую якобы против Советской власти.

В 1948 году наши представители общины были вызваны в город Проскуров к инструктору культа при облисполкоме тов. Резниченко. Последний дал прочесть документ и предложил расписаться, что они, представители общины, якобы поставлены в известность, что синагогу они не имеют права открывать, и когда эти представители отказались от такой подписи, им угрожали арестом и милицией. Эти факты явно говорят о том, что некоторые лица, используя свое служебное положение, грубо нарушают Законы Сталинской Конституции.

Неоднократные просьбы дать возможность скромно упорядочить братские могилы, где похоронены наши отцы и где заживо закопаны десятки тысяч наших родителей, братьев, сестер и детей, где земля содрогалась от ужаса и страха, пройдет еще год и нельзя будет узнать место, ямы зарастают бурьяном и травой, постепенно исчезает след и память, данный вопрос остался по сей день неразрешенным.

Именем всех невинных жертв, павших на фронтах Великой Отечественной Войны, именем наших отцов, матерей, братьев и сестер, замученных и растерзанных немецкими палачами, мы старики и женщины, с большой болью в душе, со слезами на глазах, обращаем свой голос к Вам к символу справедливости, дать возможность и разрешить нам, старикам, возносить молитвы Господу Богу за спасителя еврейского народа ВЕЛИКОГО СТАЛИНА.
ОБЩИНА
г. Каменец-Подольск.
31.7.48 г. [10]

Создание в 1948 г. государства Израиль послужило основанием для обвинения актива некоторых синагог в проявлениях национализма. В первом квартале 1949 г., во время пребывания в Харькове, П. Вильховый принял две делегации представителей еврейской религиозной общины, обратившихся с просьбой об открытии синагоги. Ходатайства были отклонены. Закрытие харьковской синагоги (здание ее по решению местных властей было отдано драмтеатру) вызвало стихийные акции протеста моления на улице и на балконе синагоги.

В том же квартале были отмечены нарушения советского законодательства о культах в жизни еврейской религиозной общины Винницы. В синагоге города действовал кружок по изучению Талмуда, в который входило 20 человек, собиравшихся в дни, когда в синагоге не было богослужений. Там же длительное время существовало погребальное братство. В январе 1949 г. община без разрешения уполномоченного Совета пригласила из Москвы кантора Белова, который использовал молитвенное собрание для оглашения «обращения к евреям государства Израиль». В феврале вновь без разрешения община пригласила кантора Левитаса из Овруча. При синагоге существовал Комитет помощи бедным, который возглавлял Шойхет. «На основании вскрытых фактов» синагога в Виннице была закрыта.

Очень интересное, по мнению уполномоченных, явление наблюдалось ими в синагогах во время празднования Пасхи и Судного дня. Стало известно, «что в этот день в конце богослужения произносится молитва, заканчивающаяся такими словами: «Лешану абу беришулайм», т.е. «чтобы в будущем году мы все были в Иерусалиме». До организации буржуазнонационалистического государства Израиль эта молитва воспринималась именно как молитва, а в данное время она всемерно используется националистическим и сионистским элементом в своих целях» [11].

Уполномоченные при активном участии лояльно настроенных функционеров изменили ритуал. Так, по заявлению раввина киевской религиозной общины Шехтмана, он сделал необходимые указания кантору, чтобы эти слова молитвы не произносились, и уже с 1947 года они были исключены из богослужения. П. Вильховый посчитал необходимым изъять из синагог книгу с этой молитвой.

С 1 апреля по 1 октября 1950 г. на Украине было снято с регистрации и закрыто с санкции Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР 3 молитвенных дома иудейского вероисповедания, а также была оформлена документация на закрытие 4 молитвенных домов. Власти бесцеремонно вмешивались в жизнь общин, распуская в случае неподчинения их исполнительные органы. Так, осенью 1950 г. последовал запрет на празднование Хануки в Николаеве, поскольку в дни осенних еврейских религиозных праздников руководство общины допустило целый ряд грубейших нарушений:

«а) обход представителями религиозной общины еврейских семей по квартирам с целью привлечения их к обязательному посещению синагоги и сбор денег для больных и бедных евреев в канун «судного дня».
б) допуск к служению в синагоге канторов без согласия Уполномоченного Совета. Зарегистрировано 2, а приняло участие в службе 5.
в) чтение молитв и совершение поминок под открытым небом и др. [12].
Новое руководство общины было предупреждено, что в случае несоблюдения рекомендаций уполномоченного Совета община будет снята с регистрации, а синагога закрыта…

В последний год жизни Сталина религиозное еврейство Украины стало испытывать особенно сильное давление со стороны властей. Так, в декабре 1952 г. Управление МГБ Закарпатской области выявило, что «в г. Мукачево руководство синагоги для проведения богослужений допускало в качестве канторов буржуазных националистов, которые использовали амвон в синагоге для проведения враждебной работы». 25 декабря 1952 г. Исполком Закарпатского Областного Совета депутатов трудящихся принял решение о закрытии синагоги в г. Мукачево.

Уполномоченный Совета по Закарпатской области Распутько М.Ф. в своем отчете за 4 квартал 1952 года сообщает данные о руководстве синагоги в Ужгороде:
«…Как выяснилось в последнее время, бывший бухгалтер и секретарь Ужгородской общины Бергида, будучи в 1948 году в Москве, по вопросу закрытия их синагоги, находящейся на площади им. Хрущева, он связался с разведкой буржуазного государства и проводил работу, стараясь нанести вред Советскому Союзу; Бергида разоблачен и арестован. Возглавлявший эту общину в последнее время Ландау недавно тоже арестован…» [17].
Утверждая, что руководство религиозной общины иудейского вероисповедания в г.Ужгороде длительное время проводило антисоветскую работу и политически себя скомпрометировало, П.Вильховый счел целесообразным поставить перед руководством Закарпатской области вопрос о закрытии синагоги в Ужгороде.

Стремительные события 1953 года («дело врачей», смерть Сталина и освобождение арестованных врачей) вызвали неоднозначную реакцию в еврейской среде. С одной стороны эмоциональный подъем в апреле 1953 г., когда было опубликовано сообщение МВД СССР о реабилитации врачей; в эти дни многие евреи говорили о новом чудесном избавлении в дни Пурима. С другой стороны, после смерти Сталина, в траурные дни, в общинах проходило по 34 специальных богослужения (большинство верующих на молитвенных собраниях плакало), произносились проповеди патриотического содержания, общины посылали телеграммы и письма в Москву с выражением скорби в связи с кончиной вождя, многие носили на рукаве траурные повязки. «В траурные дни на молитвенных собраниях еврейской общины в проповедях сообщалось о постигшем горе… Молились за Правительство, партию, за главу правительства Г.М. Маленкова».

Уполномоченные рассматривали синагоги как «очаг концентрации и группирования почти всего еврейского населения данной местности». Когда «дело врачей» всколыхнуло наиболее дремучие, средневековые предрассудки, кураторы синагог сообщали, что «за плечами или спинами зарегистрированных еврейских общин и их синагог скрываются какие-то темные силы, а возможно и националистические элементы, использующие религиозное движение иудейского вероисповедания, как ширму в своих определенных целях, на что, полагаю, обратят внимание специальные наши органы» [18].

Так, в отчете А. Олейникова, уполномоченного по Киеву и Киевской области, отмечалось, что «религиозность по иудейскому культу в Киевской области и городе Киеве не снизилась, а притихла чисто по ряду объективных причин, в том числе: разрыв дипломатических отношений между СССР и Израилем, разоблачение врагов народа в Киеве и Москве»…

С весны 1954 г. визиты израильтян и американских евреев в Украину участились. Частыми гостями синагоги в Киеве были члены различных делегаций, дипломаты, студенты, журналисты. Некоторые визиты выходили за рамки рядового посещения. В июле 1956 г. в Украину впервые прибыла представительная делегация еврейских религиозных деятелей из США. Приведем несколько характерных вопросов, заданных раввинами П. Вильховому: «Нам сказали, что в г. Киеве много евреев. Почему же в Киеве только одна синагога? Почему в г. Харькове нет синагоги? Почему не разрешают иметь школы для подготовки раввинов?».
Знал П. Вильховый и то, что говорили раввины при встрече в синагоге: «Будучи в Москве, Ленинграде и Киеве мы видим, что в СССР нет еврейских театров, литературы и еврейских писателей, еврейских школ для детей, верующие евреи почти не имеют синагог».

От информаторов П.Вильховому стало известно, что гости, «располагая собранными сведениями и никого не предупредив из руководства Киевской синагоги, в воскресенье (15 июля) сами осматривали и фотографировали «Бабий яр», бывшие здания синагог по ул. Васильковской, вели беседы с еврейским населением, записывали их адреса, принимали письма для родственников, проживающих в Америке» [23].

Визиты иностранцев в СССР и их непосредственные контакты с евреями Украины, с одной стороны, проламывали бреши в зашоренном сознании советских граждан, а с другой стороны, способствовали созданию на Западе объективной картины того, что происходило в советской стране. Не случайно после того, как группа раввинов США посетила несколько городов Украины и пообщалась с верующими, увеличился поток заявлений о возвращении культовых зданий, открытии синагог, а в Черновцах даже требовали организовать иешиву.

Начиная с 1957 г., после кратковременного затишья в 1954-1956 гг., в Украине вновь начинается массированное наступление на синагогу. Во многих городах и крупных населенных пунктах, особенно в районах самой большой концентрации еврейского населения (Черновцы, Ужгород, Чернигов, Сталино, Ровно, Коростень), синагоги были закрыты. Участились запреты миньянов. Молитвенные собрания и проведение религиозных служб в частных домах запрещались. В Харькове в сентябре 1958 г. были разогнаны двадцать миньянов. В июле 1959 г. «Київська правда» в статье «Таємниці міньяну» издевательски писала о религиозной молодежи, собиравшейся в Киеве, на Батыевой улице, и о миньяне в Богуславе. В числе лиц, читавших в миньянах лекции по иудаизму, были названы И.Бабич, М.Становский, Н.Гомберг, И.Дучинский. В Киеве миньяны, собравшиеся для молитвы перед осенними праздниками 1959 г., были разогнаны.

В конце 50-х гг. уполномоченные сообщали о попытках создания подпольных хедеров, прежде всего в Закарпатье: в Ужгороде, Берегово, с. Середне Водяне Раховского района, в ряде других мест. Власти жестоко боролись с этим. Так, «за преподавание малолетним и несовершеннолетним религиозных вероучений» Закарпатский облсуд в ноябре 1958 г. осудил на год исправительно-трудовых работ А.Миллера, который организовал школу для еврейских детей в Хусте.

С 1957 г. центральная и региональная пресса начала проводить широкую кампанию антиеврейской пропаганды, в которой переплетались три главные темы: евреи, иудаизм, Израиль. В течение второй половины 50-х годов они постоянно повторялись в многочисленных статьях, письмах, «научных» анализах, фельетонах. Достаточно только перечислить некоторые заголовки: «Служители бога Иеговы» «Прикарпатська правда» (24 сентября 1958 г.), «Реакционная сущность иудейской религии» «Львовская правда» (14 декабря 1958 г.), «Реакционные идеи иудаизма» «Бугская заря» (13 октября 1959 г.), «Правда о еврейской религии» «Радянська Буковина» (23 декабря 1959 г.).

Печатная антиеврейская пропаганда под видом «борьбы с религиозными предрассудками» велась в советском социуме, и так насыщенном антисемитскими предрассудками. Хотя евреи составляли немногим больше одного процента населения УССР, общественности навязывалась мысль, что евреи многочисленны и особенно склонны к опасному антисоциальному поведению, проявляющемуся в самых разнообразных формах, и поэтому представляют угрозу общественной безопасности. Неудивительно, что в результате такой пропаганды происходили такие, отнюдь не единичные, инциденты, как распространение антисемитских листовок в Харькове, Киеве и Виннице, осквернение в 1958 г., накануне Судного дня, еврейского кладбища в Киеве, когда 39 могил было разрушено, а на некоторых из них оставлены надписи: «Мы начинаем с мертвых, но кончим живыми».
Синагоги время от времени подвергались нападениям. В Одессе, например, в апреле 1958 г. группа хулиганов бросала камни в окна синагоги, выкрикивая «Бей жидов!»

Теоретическое обоснование пропаганды против иудаизма содержалось в появившейся осенью 1957 г. брошюре Т. Кичко «Иудейская религия. Ее происхождение и сущность», изданной Украинским обществом по распространению научных и политических знаний. Ей была посвящена заметная и благожелательная рецензия в республиканской газете «Правда Украины». Средства массовой информации Запада вскоре отметили, что атака на иудейскую религию не случайно была начата в Украине: здесь проживало тогда более половины евреев СССР…

На Песах 1958 г. киевскую и черновицкую синагоги посетили сотрудники посольства Израиля в СССР. В их числе были первый, второй и третий секретари посольства. В беседе с верующими они интересовались, сколько евреев проживают в этих городах, сколько синагог в них действуют, обеспечиваются ли верующие мацой, каково количество смешанных браков, имеется ли миква в синагогах, сколько людей присутствует на богослужениях, каков график богослужений, состав руководства синагог, сколько в синагогах раввинов и канторов. В Черновцах они посещали верующих на дому, фотографировали синагоги, памятники на кладбище и делали подарки религиозную литературу, мацу и вино [28].

Уполномоченный Совета отмечал, что «подобные инспекционные (под видом совершения молитвы) разъезды представителей иностранного государства по синагогам страны должны быть, наконец, прекращены. Эти поездки преследуют политическую цель с одной стороны еще раз продемонстрировать общность на религиозной основе евреев СССР и Израиля, подчеркнуть внимание к евреям СССР со стороны официальных представителей Израиля, а с другой произвести разведку настроений и положения на местах» [29].

У иудаизма в УССР не было перспектив на будущее, коль скоро в сентябре 1959 г. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по УССР П.Вильховый писал в ЦК КПУ: «Треба домогтися, щоб з нам вигідним тлумаченням біблії в радянській пресі виступила група поважних представників єврейських релігійних громад. Треба всіма можливими засобами підсікати іудаїзм, вносити відмінності в релігійні відправи віруючих євреїв СРСР і Ізраїля, ламати їх однаковість і тим самим ламати спільність євреїв на релігійній основі, що викличе неприязнь і ворожнечу равінату Ізраїля до віруючих євреїв СРСР. Насамперед треба, щоб якась ініціативна група віруючих євреїв виступила в радянській пресі з пропозицією переглянути молитовники і викинути звідти молитви про Ізраїль, «обітовану землю кожного єврея», радянським євреям ця обітована земля не потрібна, бо вони повноправні громадяни СРСР» [30].

В этой обстановке традиционного для Советского Союза «тоталитарного хаоса», где никаких внятных указаний вышестоящие инстанции не давали, но их желание подсекать иудаизм ощущалось всеми участниками очередной антиеврейской кампании, в общем хоре представителей партийных, советских, административных органов голос КГБ никогда явно не выделялся. Однако в 1959 г. группа сотрудников Комитета госбезопасности при Совмине УССР, изучила 16 (sic!) изданий из области иудаизма. В результате был подготовлен текст «Выводов» для отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС, содержавший многие постулаты советской антиеврейской пропаганды 60-80 гг. Написанный спустя 15 лет после Катастрофы европейского еврейства документ вполне корреспондирует с другими классическими текстами охранных отделений (см. «Протоколы сионских мудрецов») здесь все тот же набор обвинений: еврейский биологический и политический расизм, еврейский национализм, связь с мировым еврейством, ненависть к неевреям и т.д. Анонимные авторы «Выводов» не приводят ни одной цитаты из целой библиотеки источников по иудаизму, якобы прочитанной ими на древнееврейском языке. Из всего перечня литературы только молитвенник «Мир», изданный в Москве в 1956 г., удостоился цитирования, скорее всего потому, что он содержал русский перевод молитв, что и обеспечило его открытость для «специалистов» и отдельный абзац о нем в «Выводах» [31].

Органы госбезопасности бесцеремонно вмешивались в жизнь иудейских общин, ограничивали любые попытки международных контактов. В июне 1959 г. Председатель КГБ при Совете Министров УССР В.Ф. Никитченко передал в ЦК КП Украины письмо председателя Всемирного еврейского конгресса Н.Гольдмана, в котором представители иудейских религиозных общин Киева, Львова и Одессы приглашались принять участие в работе конгресса. Естественно, что в июле 1959 г. руководство иудейских общин Киева, Львова и Одессы уведомило Всемирный еврейский Конгресс о своем отказе принять какое-либо участие в работе конгресса [32].

Осенью 1959 г. стараниями сослуживцев, в первую очередь киевского уполномоченного А. Олейникова, был отправлен на пенсию П. Вильховый. Совет возглавил К. Полонник, в прошлом руководящий работник Главного Управления по охране государственных тайн в печати при Совете Министров УССР (Главлит УССР). В Центральном государственном архиве общественных объединений Украины его личное дело не представлено, так как он был номенклатурным работником КГБ. В одном из своих первых писем в ЦК КПУ Полонник писал: «По нашему указанию областные Уполномоченные Совета проинструктировали руководителей иудейских общин по вопросам приема интуристов. Подарки уже, как правило, к верующим не попадают, а принимаются руководством общин, и судьба подарков решается с участием наших Уполномоченных. Поступившие в адрес общин праздничные посылки из-за рубежа большей частью возвращались отправителям, в одних случаях по причине отсутствия адресата, в других ввиду отказа получателей принять ненужную им посылку…» [33].

В 1960 г. еврейские религиозные организации СССР, по рекомендации Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР, выступили с обращениями: «К верующим евреям всего мира» (о прекращении испытаний ядерного оружия) и «К евреям всех стран» (о полном и всеобщем разоружении). Партийные и советские органы УССР в начале 60х гг. широко развернули «атеистическую работу» среди верующих евреев, вследствие чего был искусственно инициирован процесс затухания деятельности иудейских религиозных общин. В 1959 г. в Украине действовала 41 иудейская община, а по состоянию на 10 ноября 1962 г. 15, причем только 13 из них имели молитвенные помещения (синагоги). За несколько лет прекратили свою деятельность 28 синагог из 41, состоявших на регистрации в 1959 г. Иными словами, иудейская религиозная сеть в Украине за 1959-1962 гг. сократилась на 70% [34]. На Буковине осталась всего одна действующая синагога (в 1945 г. их было 25), на Львовщине ни одной. Предполагалось, что опыт Львова должны использовать партийные и советские органы Киева и Одессы.

К Судному дню 1962 г. от К. Полонника поступило указание областным Уполномоченным принять меры к тому, чтобы руководители иудейских религиозных общин не оказывали никаких почестей единоверцам иностранного происхождения, отказывались от предлагаемых иностранцами подачек, а также к тому чтобы праздничные богослужения проходили без «особой пышности», поэтому не следует радиофицировать их, приглашать на них квалифицированных певцовканторов и раввинов из других городов.

К. Полонник считал, что поскольку его рекомендации безусловны для исполнения руководителями религиозных общин, это должно отрицательно сказаться на посещаемости синагог в дни осенних праздников. Однако действительность внесла свои коррективы. Ситуация вокруг киевской синагоги неожиданно вышла из-под контроля. На Судный день 1962 г., во время визита израильского посла Гекоа, из толпы, собравшейся у синагоги на улице, послышались возгласы о том, что советская власть не дает евреям свободы, ущемляет их права на труд и образование. Собравшиеся стали требовать, чтобы дипломатические представители Израиля активно защищали права евреев.

Это демонстративное проявление недовольства действиями властей сопровождалось традиционными для послевоенного времени репликами, что одной синагоги недостаточно для еврейского населения Киева и необходимо ставить перед органами власти вопрос об открытии еще двух. Многие из участников стихийной манифестации говорили израильтянам о своем желании эмигрировать, возмущались отношением советских органов к проблеме Бабьего Яра. Поскольку уполномоченный Совета по делам религиозных культов по г. Киеву Шарандак А.Е. полагал, что массовое недовольство евреев Киева, высказанное перед израильтянами, может привести к нежелательным для властей последствиям, он поставил вопрос о закрытии синагоги [35].

Хотя к 1963 г. резко сократилось количество религиозных общин, доходы оставшихся, полученные от выполнения религиозных обрядов и пожертвований верующих, увеличились. Так, доходы киевской синагоги в 1962 г. составляли 8.721 руб., в 1963 г. они увеличились до 10.364 руб. Аналогичная ситуация была в днепропетровской, симферопольской и черновицкой синагогах. Это продолжалось и в дальнейшем. По данным 7 областей, доходы синагог составляли: в 1963 г. 69741 руб., а в 1964 г. 77700 руб. В два с лишним раза увеличились доходы житомирской синагоги: в 1963 г. они составляли 4660 руб., а в 1964 г. верующие пожертвовали на религиозные нужды 10174 руб. [36].

В 1963 г. прекратились заявления об открытии синагог и регистрации общин, что свидетельствовало об определенной апатии и неверии в возможность чего-нибудь добиться.
Продолжается антиеврейская кампания в прессе. Второе издание книжки Т. Кичко под названием «Иудаизм без прикрас» появилось в 1963 г. с благословения ЦК КП Украины в издательстве АН УССР. Брошюра была «улучшена» двадцатью юдофобскими рисунками в стиле «Штюрмера» (художник М. Савченко). Уже в апреле 1964 г. МИД УССР информировал Первого секретаря ЦК КПУ П. Шелеста о реакции на книжку в США и ООН, в частности в комиссии по правам человека.

Американские газеты охарактеризовали эти карикатуры как антисемитские, а книжку как очередное проявление юдофобии в УССР. Так, в частности, газета «НьюЙорк Таймс» писала 27 февраля и 14 марта 1964 г. о том, что на Украине издана книжка с карикатурами «нацистского типа». Конгрессмен Холперн в палате представителей США назвал эту книжку «зловещей» в общей политике антисемитизма в СССР» и подчеркнул, что она не могла быть напечатана без согласия властей. Израильское представительство при ООН разослало миссиям всех государств-членов ООН фотокопии некоторых карикатур из книжки с текстами к ним на украинском и английском языках и подчеркнуло, что брошюра увидела свет в Киеве под эгидой Академии Наук.

С 1963 по 1979 гг. Совет по делам религий возглавлял К.З. Литвин, в прошлом секретарь ЦК КП(б)У по идеологии, министр культуры УССР, Председатель Украинского общества дружбы и культурной связи с зарубежными странами… В августе 1968 г. секретарь ЦК КПУ Ф. Овчаренко получил от Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР четырехстраничную «Справку об итогах пребывании в США делегации иудейской религии в СССР». С 17 июня по 3 июля 1968 г. в США впервые за годы советской власти находились с официальным визитом представители иудейской религии в СССР раввин московской синагоги Левин Л.И. и кантор лениградской синагоги Стискин Д.М. Инициатором приглашения делегации в США явился Американский совет иудаизма. Л. Левин и Д. Стискин в качестве доказательства отсутствия преследования иудейской религии в СССР использовали факты издания в Советском Союзе молитвенника и религиозного календаря на еврейском языке, выпечку мацы и т.д…

К концу 60х гг. относятся первые попытки аппарата пропаганды КПУ разобраться с евреями Украины и международным сионизмом при помощи «партийно-научного» анализа. В апреле 1969 г. силами отдела агитации и пропаганды ЦК КПУ был подготовлен 96-страничный машинописный труд «О так называемом еврейском вопросе в УССР». Его текст был представлен для ознакомления членам и кандидатам в члены Политбюро ЦК КПУ. Об уровне справки говорят следующие циничные размышления (ни слова о Катастрофе!), касающиеся малочисленности еврейского населения в отдельных областях Западной Украины:

«Відомо, що внаслідок здійснення у післявоєнні роки угод про репатріацію поляків та чехів з СРСР, тільки до Польщі в період з 1944 р. до 1948 р. було репатрійовано понад 1 млн. 526 тис. чол., причому з УРСР більше половини 784.700 чол. Можна припустити, що серед репатрійованого населення було багато євреїв, які, називаючи себе поляками і чехами, виїжджали з СРСР до Польщі і Чехословаччини з метою більш легкого виїзду з цих країн до Палестини, де в той час точилася боротьба за утворення єврейської держави /офіційно Ізраїль був утворений 14 травня 1948 р./.

Можливо, цим пояснюється, наприклад, те, що зараз у Волинській, ІваноФранківській, Ровенській і Тернопільській областях республіки єврейського населення майже не існує, а в Хмельницькій області воно становить лише 1,1% /19.000/. В той же час матеріали двох польських переписів 1921 і 1931 рр. про віросповідання свідчать, що іудаїсти становили в цей період у Волинському воєводстві 11,6% 11% ; у Станіславському воєводстві 10,5% 9,4% і у Тернопільському воєводстві 9,0 8,4%» [39].

Столь же лихо для своих спецчитателей, многие из которых принимали активное участие в гонениях на синагоги в областях, отдел пропаганды и агитации повествует о счастливой жизни верующих иудеев в УССР:

«В нашій країні державними установами не ведеться облік релігійності населення. Це пояснюється тим, що церква відокремлена від держави. В зв’язку з цим немає точних даних про кількість віруючих тієї чи іншої релігії, зокрема іудаїстів. В 1968 році на Україні функціонує 12 синагог і 52 незареєстрованих міньянів /нелегальних релігійних об’єднань/. Синагоги існують в Києві, Одесі, Дніпропетровську, Чернівцях та інших крупних містах республіки, де є компактна маса віруючих. Там, де віруючих небагато, вони прагнуть релігійні обряди здійснювати в міньянах.

Іудейські общини і групи в СРСР і, зокрема, на Україні, не мають свого духовного центру і не намагаються створити його. Кожна община і група /а за радянськими законами іудейська община може бути створена і зареєстрована лише при наявності не менш 20 чоловік/ існує і зареєстрована на автономних началах, має свій керівний орган, служителя культу /рабина/, півчих /канторів/, резників і групу осіб, яка займається захороненням померлих. Право вирішення усіх питань, що мають відношення до життя релігійної общини або групи належить самим віруючим. Наприклад, виготовлення маци це справа самих віруючих. Ніякої заборони на її виготовлення не існує, і її випікають індивідуально або колективно в самих общинах. Обряди при народженні, хрещені [так в тексте М.М.] тощо здійснюються також згідно до релігійної догматики в общинах. Держава до цього немає ніякого відношення.

Відкриття або закриття синагог це також питання самих релігійних общин. Усі синагоги, за виключенням Вінницької і Житомирської, знаходяться в республіці в спеціально побудованих для цього приміщеннях, переданих державою в безкоштовне користування віруючих. Їх ремонт, реконструкція, додержання в них порядку теж знаходиться повністю в компетенції релігійних общин. Що стосується спеціальних єврейських кладовищ, то в Радянському Союзі законодавством передбачені лише загальноцивільні кладовища без розподілення їх за релігійним принципом. Проте, в ряді таких міст, як Київ, Львів, Одеса та інші, де існують або існували старі традиційні єврейські кладовища, релігійного принципу можна було додержуватись.

Щороку на кошти віруючих євреїв у Москві видається релігійний календар та молитовні книги. Усякі розмови про закриття синагог та про заборону іудейської релігії в СРСР, які дуже часто піднімаються на сторінках буржуазної преси та по радіоканалах різних західних «голосів», є не чим іншим, як злісною антирадянською вигадкою і наклепом. На Україні іудейські общини і синагоги значно скомпрометували себе як канали для ізраїльськосіоністської пропаганди серед єврейського населення. Всупереч неодноразовим попередженням відповідних органів не порушувати встановленого у синагогах порядку і не роздавати віруючим молитовників, календарів і т.ін., співробітники ізраїльського посольства активно відвідували синагоги в різних містах нашої країни, зокрема України, роздавали там віруючим не тільки «святі дари», а й літературу далеко не релігійного характеру» [40]…

К началу 70х гг. уже невозможно говорить о синагоге в УССР как о религиозном институте в полном смысле этого слова. Степень деформированности достигает наивысшей точки: престарелые верующие по первому призыву встают на защиту арабского народа, проклинают Израиль, осуждают США, сионизм, подписывают письма, подготовленные для них уполномоченными. Так, уполномоченный Совета по делам религий по Житомирской области И. Таращенко 5 февраля 1971 г. сообщал своему руководству:

«В соответствии Ваших указаний нами проведены определенные мероприятия с руководством религиозных обществ иудейского культа в области по вопросу выражения их отношения к антисоветским провокациям сионистских кругов за рубежом.
В результате этой работы руководство и актив общин в городе Житомире и Бердичеве обратились в редакцию областной газеты с письмами, в которых осуждаются провокации сионистов за рубежом. 29 января с.г. письма были опубликованы в газете «Радянська Житомирщина». В порядке информации направляю Вам вырезку с указанными статьями. Одновременно сообщаю, что руководство иудейского религиозного общества в городе Бердичеве еще раньше обращалось в письменным протестом по этому вопросу в американское посольство г. Москва»[43].

В марте 1971 г. отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС провел несколько широко разрекламированных мероприятий, которые, по мысли организаторов, должны были показать высокий уровень достижений евреев СССР, их неприятие политики Израиля и идей сионизма. 4 марта состоялась пресс-конференция видных деятелей советской науки и культуры евреев, осудивших политику Израиля.

В то же время житейский опыт многих простых евреев, далеких от высокой политики, позволял высказывать трезвые суждения по поводу очередной пропагандистской кампании. Так, житель Хмельницкого Ванчевский Е.М., 60 лет, пенсионер, 6 марта с.г., сказал: «…в 1937 году заставляли евреев выступать с чужими мыслями и сейчас пытаются делать то же самое».
Важная роль в мартовской кампании отводилась синагогам. 10 марта 1971 г. в газете «Известия» было опубликовано заявление ряда религиозных деятелей иудейского культа, осуждающее агрессию государства Израиль против арабских стран. Не могли остаться в стороне и синагоги, дислоцированные на Украине. Исполнительные органы и верующие иудейских религиозных обществ в Житомире и Бердичеве, тоже выступили со своими заявлениями, которые были идентичны известинским. Осуждая столь нелюбимую в СССР Голду Меир и господ сионистов, авторы так описывают жизнь евреев в СССР: «Мы, евреи, пользуемся всеми правами граждан Советского Союза, в том числе и правом исповедывать свою религию, поэтому посеять рознь между народами нашей страны никому не удастся».

В свою очередь, ЦК КП Украины 16 марта 1971 г. принял постановление «Про заходи щодо посилення пропагандистської роботи по викриттю антирадянської і антикомуністичної діяльності міжнародного сіонізму», в котором предписывалось: «Уповноваженому Ради в справах релігій при Раді Міністрів СРСР по Українській РСР систематично вести роботу серед іудейських священнослужителів з метою активізації їх роботи по осудженню і викриттю антирадянської діяльності міжнародного сіонізму». Через год, 6 марта 1972 г., принимается новое постановление Политбюро ЦК КПУ «Про заходи щодо посилення боротьби проти антирадянської, антикомуністичної діяльності міжнародного сіонізму».

Оба документа представляют собой украинские реплики постановлений Политбюро ЦК КПСС. Появление подобных постановлений-близнецов за столь короткий срок было обусловлено ростом алии и поиском новой долгосрочной концепции аппарата по отношению к еврейскому вопросу. В постановлении 1972 г., в пункте 9, читаем четкие установки: «Організувати виступи керівників та віруючих іудейських общин з заявами і листами про засудження анексії Ізраїлем Єрусалима, а також агресивної політики, яку проводять сіоністські правлячі кола Ізраїлю по відношенню до арабських країн»…

21 сентября 1971 г. было принято постановление Совета по делам религий при Совете Министров СССР «Об усилении контроля за деятельностью иудейского культа», а также подготовлена справка отдела Совета о негативной деятельности некоторых религиозных объединений иудейского культа и мерах по их ликвидации. На местах документы тщательно изучали, совместно с сотрудниками КГБ, работники обкомов, горкомов, райкомов партии и исполкома Советов депутатов трудящихся тех районов, где действовали синагоги.

С сотрудниками КГБ и отдельно с членами «комиссии содействия по контролю за соблюдением Законодательства о религиозных культах» проводились специальные совещания с изучением этих документов. Об абсолютной подконтрольности выборных органов синагоги «нашим соседям» и Совету свидетельствует фрагмент из письма на имя Председателя Совета по делам религий при Совете Министров СССР В.А. Куроедова от уполномоченного Совета по Днепропетровской области М. Зубца, датированного 12 ноября 1971 г.:

«Во второй половине октября с.г. нами пересмотрен состав членов правления синагоги. На должность председателя правления синагоги избран более лояльный человек РУЗИН Абрам Эммануилович. В состав правления синагоги введен также ФАЛЬКОВИЧ Зусим Пейсохович, который положительно зарекомендовал себя будучи участником Московской конференции религиозных еврейских обществ. Более лояльным лицом заменен пост председателя ревизионной комиссии синагоги. В числе исполнительных органов синагоги нет лиц с антисоветским, сионистским и явно националистическим настроением. Установлен квалифицированный контроль за деятельностью и содержанием проповедей кантора.

Новый состав правления синагоги хорошо осуществляет учет религиозных треб, финансовых средств. По всем финансово-хозяйственным вопросам они советуются с местными органами и дают нужную информацию и данные райисполкому и нам по вопросам проведения религиозных праздников. Представители гор и райисполкомов, общественности и другие заинтересованные лица теперь стали чаще бывать в синагоге на богослужении, интересоваться содержанием проповедей, проводить там нужную работу по разъяснению и контролю законодательства о религиозных культах.

С целью постепенного формирования в этой категории людей чувств ответственности за честь и достоинство нашей Родины, ее международного авторитета, за формирование истинных взглядов на состояние религии в стране и повышение их роли за пресечение сионистских и националистических взглядов, в случае их возникновения, проводится и другая работа. По нашим данным и данным соседей в этом году мы не имели пока фактов серьезных нарушений общественного порядка или антисоветской, сионистской деятельности со стороны руководства синагоги и отдельных верующих еврейской национальности»[45].

Рост алии в 70х гг. определял новые тенденции в жизни синагог, которым уже не могли противостоять лояльные функционеры. Изменение самосознания евреев, особенно молодежи, приводило их к синагогам Украины. События, происходившие в синагогах, не всегда соотносились с религиозной традицией, но свидетельствовали об интересе нового поколения к вере предков: так, в 1971 г., 11 октября вечером накануне праздника Симхат Тора у здания одесской синагоги собралось до ста человек еврейской молодежи и «провели там хороводы, танцы, пели еврейские песни»…

В эпоху «развитого социализма» самой большой «угрозой делу мира и прогресса» стали «эмиграционные настроения лиц еврейской национальности». Иудаизм в иерархии явлений, враждебных режиму, отходит на второй план, хотя в Украине конца 70х-гг. находилось место и для его «разоблачений». 19 марта 1979 г. было принято постановление Секретариата ЦК Компартии Украины «Об организации выполнения постановления ЦК КПСС «О мероприятиях по дальнейшему разоблачению реакционной сущности международного сионизма и антисоветской сионистской пропаганды», где в разделе «Мероприятия», пункт 6, читаем:

«Для усиления разоблачения реакционной идеологии иудаизма, его связей с сионизмом изучить проповедническую деятельность служителей синагог, их влияние на эмиграционные настроения верующих. Решительно пресекать возможные контакты служителей культа с сионистскими эмиссарами.
Совет по делам религий при Совете Министров УССР,
МВД УССР, Киевский филиал Института научного атеизма
АОН при ЦК КПСС, общество «Знание» УССР».

Количество постановлений по борьбе с сионизмом (читай эмиграцией), принимаемых с маниакальной периодичностью, нисколько не влияло на настроения евреев, решившихся покинуть УССР. 14 февраля 1983 г. принимается постановление Политбюро ЦК Компартии Украины «О мероприятиях по усилению противодействия подрывной антисоветской деятельности зарубежных сионистских центров и антиобщественных элементов из числа просионистски настроенных лиц». При сравнении с предыдущим постановлением бросается в глаза разница в подборе организаций, опекающих синагогу. Вероятно, в этом проявлялись новые тенденции, связанные с именем Ю.В.Андропова, нового Генерального секретаря ЦК КПСС. Вместо аморфных общества «Знание» и Института научного атеизма были указаны весомые КГБ и МВД. Пункт 12 мероприятий гласит:
«Усилить контроль за соблюдением законодательства о религиозных культах в синагогах; не допускать использования религиозных объединений антиобщественными элементами из числа просионистски настроенных лиц.
Совет по делам религий при Совете Министров УССР,
КГБ УССР, МВД УССР
Постоянно»

К концу советской эпохи характер отслеживания религиозной жизни становится бесцветным. Время многостраничных квартальных отчетов осталось в прошлом. Информация Совета по делам религий содержит только необходимый статистический минимум:
О РЕЛИГИОЗНОЙ ОБСТАНОВКЕ
(по состоянию на 1.01.1989 года)
иудаистские объединения 15
зарегистрированных 14
вне регистрации 1
[49]

Аппаратные работники для оправдания своей многотрудной деятельности и в силу инерции вписывали синагогу и ее актив в разные антисионистские документы. В 1984 г. зав. отделом пропаганды и агитации ЦК КПУ Л. Кравчук в ориентировке «О тенденциях в подрывной антисоветской пропаганде зарубежных сионистских центров и мерах по противодействию ей» отмечал: «В арсенале сионизма имеется ряд направлений, которые определяются особенностями его идеологии. Это просионистская обработка еврейского населения, разжигание национальной розни и вражды между евреями и неевреями, провоцирование эмиграционных настроений, продвижение пресловутой «культурно-национальной автономии», насаждение иудейской религии». Несколько ниже читаем: «Верующие евреи имеют все возможности для удовлетворения религиозных потребностей» [50].

К середине 80-х годов власти рассматривали синагогу только как место, где «сионистская пропаганда из-за границы стремиться разжечь религиозно-националистические, эмигрантские настроения среди верующих, толкает их на нарушение советских законов». «Перестройка» не только усилила эмиграционные процессы, ставшие доминантными в еврейской среде, но и вызвала деловой интерес агонизирующего строя к религиозным еврейским организациям. Пришло время Совету по делам религий не отваживать иностранцев от синагоги, а показывать им ее…

К концу рассматриваемого периода руководители религиозных общин полностью утратили влияние на молодежь, которая не находила с ними общего языка. В то же время с ростом эмиграционных и сионистских настроений синагога как символ, а затем и как религиозное учреждение становилась центром, к которому тянулись евреи верующие и неверующие, люди среднего возраста, пожилые и молодежь, стремясь найти контакты с новыми, заслуживающими большого доверия молодыми, динамичными религиозными деятелями, приехавшими из-за границы на рубеже 90-х гг. Но это выходит за пределы темы нашего исследования.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. ЦГАООУ, 1/25/663/18
2. ЦГАВОУ, 4648/2/321/92
3. ЦГАВОУ, 4648/2/273/1113
4. ЦГАООУ, 1/23/1610/17
5. ЦГАООУ, 1/23/4556/129
6. ЦГАООУ, 1/23/4556/130
7. ЦГАООУ, 1/23/5069/9
8. ЦГАООУ, 1/23/4556/327
9. ЦГАООУ, 1/23/5069/68
10. ЦГАООУ, 1/70/1172/13
11. ЦГАООУ,1/24/713/20
12. ЦГАООУ, 1/24/783/92
13. ЦГАООУ, 1/24/783/222
14. ЦГАООУ, 1/24/783/226
15. ЦГАООУ, 1/24/783/227
16. ЦГАООУ, 1/24/2741/174
17. ЦГАООУ, 1/24/274/169
18. ГАКО, 5/5/1590/39
19. ЦГАООУ, 1/24/274/34
20. ЦГАООУ, 1/24/4038/240
21. ЦГАООУ, 1/24/4038/241
22. ЦГАООУ, 1/24/4030/24
23. ЦГАООУ, 1/24/4339/4549
24. ЦГАООУ, 1/24/4494/220
25. ЦГАООУ, 1/24/4494/330
26. ЦГАООУ, 1/24/4704/97
27. ЦГАООУ, 1/24/4704/103
28. ЦГАООУ, 1/24/4704/102
29. ЦГАООУ, 1/24/5028/284
30. ЦГАООУ, 1/24/4927/262
31. ЦГАООУ, 1/24/4927/206212
32. ЦГАООУ, 1/24/4927/89, 110116
33. ЦГАООУ, 1/24/5297/84
34. ЦГАООУ, 1/24/5488/231
35. ЦГАООУ, 1/24/5488/232234
36. ЦГАООУ, 1/24/5907/77
37. ЦГАВОУ, 4648/2/425/8
38. ЦГАООУ, 1/25/42/4447
39. ЦГАООУ, 1/25/186/33
40. ЦГАООУ, 1/25/186/6468
41. ЦГАООУ, 1/25/642/128
42. ЦГАООУ, 1/25/185/4548
43. ЦГАВОУ, 4648/5/237/31
44. ЦГАВОУ, 4648/5/249/1,9
45. ЦГАВОУ, 4648/5/238/8586
46. ЦГАООУ, 1/25/641/105106
47. ЦГАООУ, 1/25/663/17
48. ЦГАООУ, /1/25/1960/2
49. ЦГАООУ, 1/32/2556/12
50. ЦГАООУ, 1/25/2720/3032
51. ЦГАООУ, 1/32/2572/137

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s